Death is not a hindrance.

Слэш
PG-13
Завершён
45
автор
Размер:
2 страницы, 1 часть
Описание:
Посвящение:
Примечания:
Публикация на других ресурсах:
Разрешено копирование текста с указанием автора/переводчика и ссылки на исходную публикацию
Награды от читателей:
45 Нравится 0 Отзывы 5 В сборник Скачать

Часть 1

Настройки текста
      Слепой знает, как выглядит его напарник. Знает со слов окружающих, что Суэхиро темноволосый, высокий, почти не улыбается, постоянно пребывает в какой-то прострации, на руках у него бинты, выполняющие роль напульсников. Под глазом три родимых пятна, которых нет у других людей. Идентичные могут существовать только у его соулмейта. У родственной души, с которой Тэтте счастливо должен будет прожить остаток своих дней, если следовать канонам.       Судьба, кажется, любит смеяться над ними. Вся жизнь выглядит сплошной комедией. Вот только актерам самую малость не смешно.       Сайгику никогда не расстраивался из-за отсутствия родимых пятен на своем теле. Напротив, это даже казалось приятным бонусом к его существованию: не надо думать о том, что где-то тут, на этой планете, среди нескольких миллиардов людей есть та самая, с которой тебе нужно встретиться и жить в браке друг с другом, а потом умереть в один день. Никаких тебе соулмейтов, никаких родственных душ, никакой ответственности за чужую жизнь. Никаких волнений. Одни плюсы. И подобное всегда устраивало.       Пару месяцев назад устраивать перестало, но кому нужно знать об этом, верно?       Тэтте действительно высокий. Чтобы положить ладонь на его макушку, Сайгику придется полностью вытянуть руку вверх. Как оказалось, у Тэтте лохматые волосы. Мягкие, в отличие от жестковатых прядей напарника. Дзено довольно скоро отметил для себя, что зарываться в эти пушистые патлы всей пятерней достаточно приятно, а брюнет и не возмущается.       У Суэхиро гладкая кожа и ровный нос. Ресницы длинные, но не такие пушистые, как у слепого. Губы на ощупь такие… Нежные, но какие-то неровные. Шершавые. Обветренные и обкусанные. Но в этом ничего удивительного, многие люди имеют привычку кусать губы в процессе размышления о проблемах мирового масштаба.       У Дзено восхитительная память, но он об этом не говорит своему напарнику. Его напарник, вообще-то, сам прекрасно это знает. Но все равно позволяет мужчине касаться своего лица кончиками пальцев, гладить, щупать, исследовать. Воссоздавать в голове портрет этого темноволосого столба.       Сайгику, справедливости ради стоит заметить, тоже позволял напарнику какие-то вольности. Например, мог спокойно открыть глаза, когда они лежали на диване в гостиной теплыми летними вечерами. Дзено водит подушечками холодных пальцев по чужой руке, гладит костяшки пальцев, аккуратно очерчивает каждую родинку на запястье, слегка царапает ощутимые рубцы шрамов на плече, наверняка побелевших со временем; Суэхиро же, лениво обняв свободной рукой шею мужчины, молча разглядывает светлые, тусклые глаза. Радужка словно потеряла свой цвет, но видно, что раньше глаза явно были голубыми. Хрусталик кажется более четким, он сер и бледен, но все-таки заметен. Белоснежные ресницы обрамляют глаза пушистым веером.       Глаза — зеркало души.       Тэтте не видит своего отражения в этих глазах.       Удивительным кажется даже не тот факт, что слепой умеет готовить. Больше поражает скорость и ловкость, с которой незрячий промывает рис или разбивает яйца в миску, собираясь делать омлет. Суэхиро он почему-то к плите предпочитал не пускать, хоть и знал, что мужчина может приготовить что-нибудь вполне сносное и съедобное. Тэтте даже и не думал возникать. Раз нравится, пусть сам возится. А у него есть возможность наблюдать за тем, как друг скользит по небольшой кухне от шкафа к шкафу, химичит с продуктами и колдует над кастрюлькой. Весь из себя такой грациозный и самостоятельный.       Дзено часто с ухмылкой интересовался, когда же Суэхиро займется поисками своей ненаглядной, судьбой ему предназначенной. Тэтте с недоумением выгибал бровь и в ответ спрашивал, зачем ему искать кого-то, если они со слепым прекрасно уживаются вместе. И привычная усмешка в ответ. Было во всем этом что-то такое… Странное. Что не давало наслаждаться присутствием другого в полной мере. Есть ли какая-то такая часть мозга, отвечающая за желание быть рядом со своей родственной душой? Если есть, то надо бы её вырезать. А вместе с ней и эти мысли о всяком там единстве душ. Совершенно бесполезная и непонятная штука.       Суэхиро не интересовался, сильно ли это беспокоит его напарника. Не видел смысла спрашивать такое. Но было что-то приятное в том, чтобы придерживать подбородок светловолосого пальцами одной руки, второй рисуя под закрытым глазом три небольших пятнышка темной тушью.       Сайгику на это лишь раздраженно замечал, что напарник дурью мается. Тэтте оставалось только пожимать плечами, пусть светловолосый и не видел этого. Зато Тэтте много чего видел. Например, как Дзено поджимал губы, пальцами легко проводя по длинной пряди у лица, когда Суэхиро по утрам наваливался сзади, сжимая коллегу в «медвежьих» объятиях. Иногда чуть жмурился. Мог наморщить нос, когда мужчина внезапно перехватывал руку и касался губами тыльной стороны ладони или прикусывал косточку на запястье. И понятно ведь всегда было, что не выражение неудовольствия или отвращения, ибо Сайгику не тот человек, который станет молча терпеть неудобства. Нет, это явно не злость или презрение, это что-то другое. Что-то такое, чего раньше Дзено либо не испытывал, либо не демонстрировал столь открыто.       Тэтте сам не знает, что это такое, но знает, что ему это чертовски нравится.
Примечания:
Отношение автора к критике
Приветствую критику в любой форме, укажите все недостатки моих работ.
Права на все произведения, опубликованные на сайте, принадлежат авторам произведений. Администрация не несет ответственности за содержание работ.