Рубикон и дождливые прогнозы

Слэш
PG-13
Завершён
28
Пэйринг и персонажи:
Размер:
7 страниц, 1 часть
Метки:
Описание:
Примечания:
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
28 Нравится 6 Отзывы 3 В сборник Скачать

загораются звёзды

Настройки текста
Примечания:
Итэра чуть ли не сбивает проезжающая мимо машина, уносящаяся вместе с эхом сигнала. Но тот не придаёт этому особого значения, лишь рассеяно отходит на шаг влево и поправляет всё время сползающее плечико бежевого кардигана. На его тонких пальцах болтается праздничный торт в белоснежной коробке, перевязанной голубой шелковой лентой. Он маленький, сделанный на заказ (Итэр постарался), наверху аккуратно располагались кусочки спелой клубники, которая обрамляла круг торта, по бокам — витиеватые глазурные узоры. А на ленточке маленькая открытка — внутри «С праздником, любимый». На небе ни облачка, поэтому воздух на улице получается душным. Хорошо, что день подходит к концу, думает Итер. Ему осталось только добежать остаток пути до дома, чмокнуть в щёку Ли и сесть за стол, ведь все праздничные блюда тот приготовил заранее, осталось только вынуть из холодильника. Он вбегает в подъезд, тот чистый и светлый. Повсюду стоят зелёные растения, которые создают ещё больший уют. Мимо проходит соседка по имени Миюн. Это была обычная старушка, хотя добрая и гостеприимная до ужаса. В её квартире всегда были какие-то ребятишки, Итэр уже стал их узнавать в лицо, скорее всего, внучки и внуки. А на её лице часто селилась улыбка, радостная и заразительная. — Здравствуете, госпожа Юн. — Хо-хо, Итэр, сынок, здравствуй. Та проверяла почту, и, обернувшись, поздоровалась с парнем. Увидев на полу два мешка, тот озабоченно спросил: — Вам помочь донести? Госпожа Миюн наклонила голову вниз, будто продукты в пакете были вовсе и не ее. Затем посмотрела на запыхавшегося Итэра и наигранно-недовольно воскликнула: — Да куда же! Я ещё не такая старая, чтобы самой не смочь дотащить пакеты до своего этажа. Не на десятом же живу, боже правый, — закрывая ящик почты ключом, она вдруг остановилась и взглянула на Итэра, в её глазах будто зажжегся лукавый огонёк, а губы растянулись в улыбке, — Если мне не изменяет моя память, то сегодня День Рождения у твоего друга, да? Помню-помню, он очень хороший. Мы с ним дружим. Я ему кое-что припасла. — Да что Вы, не нужно… Но в его руки уже впихнули незамысловатый мешочек с чем-то твёрдым и квадратным внутри, в нем будто что-то плескалось. — Мы с ним много разговаривали об Инадзуме, моей родине. Я нахваливала одно блюдо, суп одзони, которое тогда, когда я ещё там жила, было очень популярным. Хотя… Возможно, кто-то сыщет и сейчас. Хе-хе. Ведь тот, кто ищет — тот всегда найдёт. Итэру стало неловко. Он не хотел обижать старушку, поэтому отговаривать не стал и принял подарок, бережно обхватывая руками, на которых все ещё висел торт. Хоть бы не упал, мельком пронеслось в мыслях. — Спасибо большое, госпожа Миюн. Я обязательно передам всё. Ещё раз спасибо. Чуть кланяясь, Итэр направился на свою площадку, убегая от озорного и всезнающего взгляда. — Итэр? Его вдруг окликнули. — Да? — он чуть шагнул назад, выглядывая из-за лестниц. — Сегодня вечером передают грозу, так что опасно выходить на улицу, посидите дома. Он увидел мягкую улыбку, от которой на лице старушки образовались глаза-щелочки. Итэра тронула такая её забота, поэтому он совершенно искренне улыбнулся в ответ. — Конечно, мы будем дома, госпожа Миюн.

***

— Их нигде нет. Пряди из его косы уже давно выбились. Да Итэру было и плевать на них с высокой колокольни, потому что. Нигде не было ни спичек, ни зажигалки, чтобы зажечь свечи на торте. Они с Ли уже давно поели, пустые тарелки смирно лежали в раковине, ожидая своего звёздного часа, а его обеспокоенный парень сидел за столом и только и успевал как мотать головой, следя за бегающим туда-сюда Итэром. — Малыш, ты уверен, что нет на той верхней полке? Да, Итэр полностью уверен. Та проклятая полка была вылизана им от и до, нет на ней никаких спичек. Господи, он всё испортил. — Господи, я всё испортил. — Что? Нет! — Ли положил свои руки поверх итэровских, который все же присел после безрезультативных поисков, — я же уже не маленький, вон, двадцать один год стукнул, могу обойтись без задувания свечей. Итэр взглянул на него. Чистый искренний взор направлен прямо на него, тепло от рук согревает и его самого. Он думает. — Но я все же быстро сбегаю в магазин. Туда и обратно. Я ненадолго. Итэр не хотел бы сбиваться с плана, который он составлял вчера. Просто неожиданно допустил оплошность. Обычная неточность, забывчивость или что ещё бывает на свете. Вставая, положил руку на чужую макушку, чуть растрепывая волосы. Ли всё понимает, поэтому мешать не будет. — Только правда быстро. Туда и обратно. Я могу и заскучать. — Туда и обратно, все верно. Наклонившись, прикасается к чужим тёплым, но чуть сухим губам и уже бежит за своим кардиганом. Завязывая шнурки на белых конверсах, тот поправляет снова съехавшее плечико. — И заскучать не успеешь! Обещает. И дверь захлопывается.

***

Духота куда-то спала, приводя за собой неприятную морось. Итэр ёжится, натягивает мягкую ткань на пальцы сильнее. Местный магазинчик находился не то, чтобы далеко, но и не близко — в двадцати минутах пешком точно. Вообще, несмотря на мелкие капельки дождя, на улице свежо. Окружающий мир будто бы играет другими красками — зелёный цвет деревьев и травы становится сочнее, а небо — шире. Всё ещё сетуя на свою сегодняшнюю оплошность, Итэр не заметил, как дождь становится сильнее. Как назло и зонт забыл, и забыл то, что на вечер обещали сильные осадки. Но ничего страшного, думает парень. Можно укрыться под ближайшим навесом и переждать, а пока спасаться только натянутой на голову тканью кардигана. Увидя вдали небольшое домишко с широкими выступами крыши, тот побежал туда. Парк напротив он знает, но гуляет в нем редко, поэтому ориентироваться сложнее. И людей, кстати, не видно, ни одной души. Дождь же, все сидят в своих тёплых комнатах. Почувствовав наконец себя в безопасности от воды, Итэр расправил накидку и набросил на плечи. Ему пришлось это сделать, хотя было и довольно холодно от трения мокрой ткани о горячую кожу. Он попытался обхватить себя руками, переводя дыхание и в последний раз вздохнув особо глубоко. — Вы в порядке? Голос со стороны прозвучал настолько неожиданно, что Итэр насильно подавил в себе желание громко вскрикнуть. Зато его сильно передернуло, он даже чуть не выронил ключ от своей квартиры. Перед ним стоял парень. Невысокий, светлый. — Оу, извините, не хотел напугать. Причём светлый в прямом смысле слова. Его бледная кожа словно была фарфоровой, прозрачной. То ли от того, что пасмурная погода так оттеняла её, то ли такой вид был от природы. Глаза — кристально голубые, смотрели в самую душу, но смотрели как будто пусто и равнодушно. Возможно, из-за того, что цвет глаз сам по себе не отличался насыщенностью. И вдобавок ко всему перечисленному, природа, кажется, сомневаясь в том, достаточно точно ли она восполнила ангельский лик, добавила светлые, блондинистые волосы, но цвет был такой, будто их коснулось зимнее пепельное солнце. Итэр невольно стал молчать больше положенного, всё вглядываясь в глаза незнакомца. Какие интересные глаза, подумал парень, словно разбитое зеркало, и зрачок совсем узкий. Через несколько секунд шум дождя снова пробился сквозь пелену, наплывшую на разум. А он разве заканчивался? — А… Нет, всё нормально, со мной все в порядке. Поспешно уводя взгляд в ближайшую лужу, Итэр мысленно бил себя по голове. И чего он так уставился на незнакомого человека, это попросту неприлично. Заметив сбоку движение, парень снова испуганно вздрогнул. Незнакомец придерживал мокрую ткань в руках. Это снова было то плечико, которое вечно спадывает, но теперь уже по другой причине — Итэр неконтролируемо дрожит, сам того не замечая. С тихим «ой» он перехватил вечно уползающую ткань, нечаянно касаясь чужих пальцев, оказавшихся ледяными. Но будто ошпарившись, тот поспешно руку убирает. Вновь раздался голос, на этот раз более обеспокоенный. — Я не думаю, что всё и правда в порядке, ведь так можно подцепить простуду или чего похуже. Могу я предложить вам чай? — махнув на здание сзади себя, незнакомец продолжает, — место, в котором я временно живу. По совместительству и книжный магазин. Здание и правда походило на книжный, Итэр просто не приглядывался. Над деревянной дверью с цветными мозаичными окнами, висела на двух цепях дощечка. «Книги» на английском языке читалось на ней. Совершенно, совершенно глупо было на это соглашаться. Итэр не хрустальный, а магазинчик, являющийся целью для парня, всего в минутах семи от него. Но. Но, повернув голову к лицу незнакомца, Итэр увидел легкую уверенную улыбку. Ему показалось, что даже его тело перестало дрожать. А обещанный чай окажется не обычным чаем, а волшебным. — Я…Можно. Только ненадолго.

***

Уют. Книги, самые разные, стоящие на полках, пыльный, кое-где потрёпанный столик, на котором стояли чернильница и разбросанные листы бумаги, стеклянные шкафы с разной всячиной внутри. Язык даже не повернётся назвать это все безделушками, у вещей будто бы была своя аура, свой временной континуум. Спина, за которой он шёл по пятам, боясь заблудиться, выглядела отдаленно знакомой, но этого не могло быть априори — они никогда не встречались. Повернувшись, спутник одарил нового гостя тёплым взглядом и улыбкой. Итэр чувствовал себя Алисой в норе Белого кролика, идущей на чаепитие. Растерянно оглядываясь по сторонам, в его голову приходили какие-то смутные воспоминания, но они были настолько смутные, что сквозь ту пелену мало чего можно было разглядеть. — Ох, только не обращайте внимание на беспорядок в моем кабинете. Я…совсем не ждал гостей. Странно, в кабинете не виделось никакого беспорядка. Так, лишь разбросаны листы бумаги на рабочем месте, да кружки две на подоконнике. Незнакомец указывает ладонью на низенький двухместный диванчик перед столом, а сам подходит к тумбочке с небольшим чайничком. Итэра прошибает мурашки — он даже не заметил, как так сильно замёрз. — Давайте вашу кофту, я повешу её, может быть она хотя бы немного просушится. — А…Хорошо. И можно, пожалуйста, на ты. Незнакомец мягко улыбнулся, это было понятно по тихому мягкому «хм». Не успело пройти и пары секунд, как на его плечи опустилось воздушное покрывало, сразу обволакивая кожу теплом. Последние противные мурашки пробежались вдоль рук и спины, будто играя заключительный аккорд в outro. Обернувшись, тот благодарно улыбнулся. — Хотелось бы извинится за такое вторжение, мне совсем немного времени нужно на погреться, скоро… — Не стоит, я же сам пригласил войти внутрь, правильно? Итэр ничего не ответил, также расслабленно обводя глазами комнату по периметру. — Вау, ты увлекаешься рисованием? Парень удивился нескольким вещам сразу: первое, как он не увидал сразу два просто огромных мольберта и один более маленький, а второе, после того, как отметил первое, мольберты стоят в углу комнаты, будто бы специально спрятанные в тени. Будто они сами, испугавшись хозяина, оказались в темноте. Со стуком поставив железный чайник на подставку, незнакомец взял деревянный поднос с двумя кружками ароматного чая и блюдца с с каким-то аппетитно выглядящим пирожным. Он вздохнул. — Ох, ну… Я, можно сказать, и правда рисованием только увлекаюсь. Я не очень хорош в словах, но мои чувства, на мой взгляд, хорошо ложатся на холст. Но я никогда не думал об этом более…глобально. Сделав свободный жест рукой, он присел на диван рядом с Итэром, на достаточно далеком расстоянии. Однако Итэру всё равно казалось это очень близко. Незнакомец повернул голову в его сторону с совершенно нечитаемым выражением умиротворенности и спокойствия на гладком фарфоровом лице, подчеркнувшее его полуулыбку. «Покажешь свои рисунки?» все крутилось и крутилось в голове. Губы уже сами чуть разомкнулись, чтобы промолвить это, как парень потянул за ручку одного из ящиков в столе перед диваном, доставая небольшую папку. Она была исчерчена, исписана отдельными фразами, символами, но Итэр не успел прочитать хоть что-либо, потому что на папку легли белые листы. Ну как белые. С набросками. Это был не карандаш, а скорее что-то объемнее, уголь? Или тушь? Рисунки напоминали самого создателя: осторожные, внимательные, они выстраивали сначала форму, потом несколькими штрихами доводили до конца. У каждого наброска внизу была написана дата. Незнакомец выборочно предлагал рассмотреть кое-какие листы. Чтобы было удобнее, Итэр придвинулся ближе, с интересом заглядывая то в одну стопку, то, через чужое плечо, в другую. — Хм. Я знаю это место, — это не должно было звучать вопросом в мыслях Итэра, но это был как будто он. Обводя пальцем рисунок большого-большого дуба и лавочки под ней, Итэр отвлеченно подумал, что у него было больше прорисованных деталей, чем у других. Каменный фонарь рядом с железными прутьями скамейки, чуть отколовшийся от бордюра камень рядом, каждый листок дуба словно дышал на тебя. Итэр понял — место возле его дома. Незнакомец наклонился к заинтересовавшему собеседника рисунку и так светло-светло улыбнулся. Итэр ничего не мог поделать, рассматривая выбившиеся чужие прядки практически перед носом. Он сделал незаметный вдох, уловил что-то свеже-цветочное. — Одна из любимых работ, нарисованная одним из тёплых летних вечеров, — парень не поворачивался к нему, рассматривая дерево, и за это Итэр был безумно благодарен, — я почему-то люблю рисовать деревья, прорисовывать каждый листочек, — он дотронулся кончиком пальца руки Итэра, повторяя пути линий, — и люблю наблюдать за людьми, которые гуляют и наслаждаются жизнью теплыми летними вечерами. А ты? Их носы находятся друг от друга в непростительных десяти сантиметрах, которые Итэр готов уничтожить собственными руками, забывая не то, чтобы причину того, что он тут делает, а обратную дорогу домой. Сердце колотится в бешеном ритме, отдавая глухой пульсацией в уши, дыхание спирает и застревает где-то в горле… Блестящие и холодные, как Антарктический океан, глаза только ясно и чётко видны в этом омуте ощущений. В нежелании смотреть на своё падение, Итэр закрывает глаза, чувствуя чужое лёгкое прикосновение. Мурашки рикошетом ударяют по линии позвоночника. Снова на бис? Ресницы дрожат, касаясь не своей щеки. Лёгкое прикосновение ощущается перышком на перьевой подушке, через пару секунд становясь более реальным, более ощутимым. Прорисовывается контур чужих губ, опечатывается на внешней собственной их стороне. Так хочется открыться, прильнуть ближе, впустить в себя морозно-цветущее наваждение, на периферии сознания Итэр понимает, что всё пропало. И он пропал. Когда он оказался так близко? Когда его рука легла на прохладную шею, отправляясь в путешествие по мягким светлым локонам затылка, словно искусная исследовательница? Почему чужой язык так чувствительно и сладко проводит по внутренней стороне губ, сначала патокой ложась на верхнюю, потом на нижнюю? «Вкусно, вкусно» — набатом стучит в ушах, превращаясь в кардиограмму его сердцебиения. Уже заранее боится, что будет, если эти пальцы до него дотронуться. Легонько, просто поверхностно отлаживая кожу, вызывая тысячи мурашек. «Я не могу» — и рванный вдох — кислорода оказалось недостаточно. Приоткрыв глаза, он видит чужие блестящие губы и думает, почему они на вкус такие сладкие. Возможно ли такое, что у человека вместо слюны выделяется сок? Виноградный, например. Он любит виноградный. Не удержавшись, он легонько захватывает чужую нижнюю, которая, по чувствам, растягивается в улыбке. — Одолжишь зонт? И только выходя в тьму улицы, он понимает, что они не знают даже имён друг друга.

***

Пересечение Рубикона. В тот день Итэр словно во сне дошёл до магазинчика, потом до дома. Его парень спрашивал об его самочувствии, а он даже не знал как ответить. «Послушай, меня околдовали». Ну не ребячество ли. И было бы смешно, если бы это не было похоже на правду. На волшебной тропинке ему повстречался колдун.

***

Ровно на второй день он возвращается к этому переулку, неся с собой тот желтый зонт, который ему дали. Перебирая в голове варианты как правильно зайти в магазин, что сказать, как лучше отдать зонт, Итэр не замечает лужи под ногой. Тихо ругнувшись, он чувствует как холодная вода доходит до кожи ступни. Как все и обещали, дождь и правда в тот день был сильным, осадки были высокими, почти все сидели по домам. Дверь, табличка Закрыто и «книги» на английском. Да, в тот день и правда был сильный дождь.
Примечания:
Права на все произведения, опубликованные на сайте, принадлежат авторам произведений. Администрация не несет ответственности за содержание работ.