Heimun Rebenus бета
Пэйринг и персонажи:
Размер:
3 страницы, 1 часть
Описание:
Примечания:
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора / переводчика
Поделиться:
Награды от читателей:
422 Нравится 18 Отзывы 109 В сборник Скачать

...

Настройки текста
Примечания:
      Клопе помнит, как замер, увидев Кейла Хенитьюза впервые.              Тогда он только прошёл вторую линьку, и обновлённая серебристо-белая чешуя рода Секка характерно сверкала на Солнце, вызывая гордость. Отец взял его с собой в свиту вождя племени Паэрун, пришедшего на переговоры с племенем Роан. Правители с наследниками и доверенными рыцарями закрылись в переговорном зале на самой северной территории, принадлежащей роду Хенитьюз, отпустив остальных, так что будущий Хранитель Севера решил отправиться на разведку. Про само поселение он уже знал достаточно со слов отца, но вот территория вокруг была неизведанной. Незамерзающие земли вызывали искреннее восхищение и зависть. Было бы глупо упускать шанс осмотреться.       Белый змей смело скользил по траве, рассматривал незнакомый лес и непривычную зелень, в которой так сложно спрятаться представителям северных племён с их светлой чешуёй, когда услышал детский смех. Он замедлился и принюхался. Пахло кошками. Клопе чуть поморщился, но двинулся на запах, стараясь максимально скрыть своё присутствие.       И, достигнув края близлежащей поляны, застыл.       На траве резвились два детёныша кошачьего племени, непонятно что забывшие на территории змей, и молодой наг, по виду только приближающийся к первой линьке. Мальчишка был тонким, хрупким и болезненно-бледным, такие, если и вступали в бой, рассчитывали на скорость и ловкость, а не силу. Явно из высших аристократов племени Роан, вероятно, из рода Хенитьюз, судя по горделивой осанке и сложной серебряной вышивке на лёгкой белой рубашке, но не наследник — не было ни одного украшения, которое символизировало бы положение.       Однако замереть будущего Хранителя Севера заставило не само присутствие этого юнца.       Чешуя незнакомца искрила самой чистой белизной, которой даже у правителей Севера не увидеть, и ярко контрастировала с собранными в короткий низкий хвост багряно-алыми волосами. Красно-карие глаза сверкали радостью, довольством и нежностью, направленной на детей.        У белого змея перехватило дыхание. Мальчишка, с мягкой улыбкой наблюдающий за котятами, выглядел как милосердный Бог из легенд, которыми зачитывался белый змей.       Секка понимал, что это лишь промежуточный цвет, настоящий окрас появляется после первой линьки, узоры — после второй. Поэтому то, что сейчас юный змей выглядит так — ничего не значит. Всего через несколько лет кипенно-белая чешуя наверняка изменится на привычные для племени Роан лесные цвета. Точнее, на коричневый, если предположение о принадлежности молодого аристократа к роду Хенитьюз верно.       Но он всё равно не мог перестать смотреть, впитывая в себя этот образ, тёплый от Солнца и улыбки, божественно прекрасный. Сердце трепетало и горело. Хотелось прямо сейчас подойти и обхватить тонкое тело своими руками, заявить права. А потом, когда вторая линька будет пройдена, свить гнездо и сплести хвосты.       Клопе дал себе обещание, что, когда альянс северных племён начнёт захват незамерзающих земель, первой целью станет Роан, и он лично возглавит атаку, а в качестве награды возьмёт себе этого юного Бога, в какой бы цвет ни окрасилась его чешуя.       

***

      Клопе помнит, как почти задохнулся, увидев Кейла Хенитьюза семь лет спустя.              Хрупкий на вид юноша, едва прошедший вторую линьку, возглавлял оборону территории Хенитьюз племени Роан. Он спокойно осматривал надвигающееся войско со стены крепости, расслабленно сидя на кольцах собственного хвоста столь редкого и, казалось, вовсе исчезнувшего цвета — кроваво-алый с серебристым узором. Отросшие до лопаток волосы красной вуалью падали на плотную ткань чёрного с серебряной вышивкой плаща, а тонкие руки от запястий до локтей обхватывали серебряные гравированные наручи.       Багряный змей был главнокомандующим.       Клопе почти забыл дышать, узнав мальчишку, которого встретил в землях Роана несколько лет назад. Как он мог не узнать того, на ком так отчаянно запечатлелся? Как можно было не узнать собственное наваждение, что столь часто являлось во снах?       Только там, в этих горячечных образах, навеянных тоскующим сознанием, чешуя превратившегося в юношу мальчишки то искрилась, как свежевыпавший снег, то приобретала древесные оттенки, а красно-карие глаза смотрели тепло и нежно, темнея от желания.       В реальности же Кейл Хенитьюз, молодой мужчина, царственно сидел на алых кольцах хвоста, смотрел спокойно и холодно, немного насмешливо и с налётом раздражения, как на врагов. Захватчиков. Тех, кого нужно уничтожить.       Руки белого змея, сжимавшие меч, дрогнули. Он понимал, что так и должно быть, что это было ожидаемо, ведь северные племена действительно захватчики. Он понимал, что это прекрасное воинственное Божество его не знает, но всё равно надеялся на что-то неизвестное.       Глубоко вдохнув, Секка двинулся вперёд, ведя за собой своих лучших воинов. Нужно быстрее закончить здесь, ведь его Бог до боли очевидно не был создан для битв. Кто вообще додумался поставить его, такого хрупкого, пусть и обладающего древней силой защиты, во главе войны? Хранитель Севера уверенно продвигался ближе к крепости, ведомый жаждой самолично разорвать и сожрать тех, кто посмел поставить Бога в такое опасное положение.       Он был уверен, что всё получится, ровно до тех пор, пока из-за спины Хенитьюза не выскочил вспышкой тьмы другой змей, легко прорезая ряды северных воинов. Чёрная чешуя переливалась, будто отшлифованный обсидиан, чёрный плащ взметался от каждого движения, уносившего чужие жизни.       Клопе гневно прищурился. То, что он принимал за тень своего Божества, было другим мужчиной, что смел так близко находиться к его избраннику. Он, не задумываясь и послав к чёрту план, ринулся наперерез чёрному змею.       Только для того, чтобы проиграть.       

***

      Клопе помнит, как улыбался, увидев Кейла Хенитьюза после битвы.              Он с вывернутыми руками висел на цепях в пропахшей кровью и нечистотами пыточной. Хвост пробили штырём насквозь, закрепив на стене, а всё тело исполосовали кнутом и кинжалом. Белый змей испытывал лишь ещё большее восхищение к своему Богу, удерживающему в своих хрупких ладонях монстров. Два нага с неприметными серыми хвостами, никогда не привлекавшие лишнего внимания, оказались мастером пыток и профессиональным убийцей. За спиной Кейла стояли мастер меча с обсидиановой чешуёй и неизвестный повелитель мёртвых, и от чего-то мужчина был уверен, что это ещё не все, кто скрываются в тени багряного змея.       Палачи пытались разговорить его, что-то узнать, но Секка молчал. Он не собирался тратить слова ни на кого, кроме своего Божества. Он знал, что рано или поздно юноша придёт, поэтому ждал и улыбался, сплёвывая кровь.       Терпение оправдалось, когда дверь в пыточную тихо скрипнула. Алая чешуя с едва слышным шелестом скользнула по камням. Бог остановился перед Хранителем Севера, уютно подтягивая к себе хвост.       — Посмотри на меня, Клопе Секка. Ты ведь за этим пришёл в наши земли? — обманчиво-мягкий голос вливался в уши калёным железом, касался холодной ладонью самого сердца, ледяным обручем сжимал лёгкие, не позволял ослушаться.       Белый змей покорно поднял полный обожания и восхищения взгляд, демонстрируя окровавленную улыбку. Юноша улыбнулся в ответ, смотрел нежно и тепло, именно так, как мечталось. Прохладной ладонью аккуратно коснулся распухшей от ударов щеки, принося облегчение.       — Наконец-то ты пришёл ко мне, Клопе, — произнёс его Бог, гладя покрасневшие от крови волосы, и белый змей почтительно склонил голову.       — Прошу прощения, что так долго шёл, господин Кейл, — тихо ответил он и прикрыл глаза, не видя, как изменилась улыбка юноши.       

***

      Клопе не помнит, как именно работает запечатление, когда смотрит на Кейла Хенитьюза.              Но сам Кейл ещё из новеллы помнит, насколько оно опасно.        Очень схоже с мифами о соулмейтах из его первой жизни, но более коварно.       Оно всегда обоюдно и ощущается обоими партнёрами.       Связь, вспыхнув один раз, не угаснет никогда.       Ментально более слабый партнёр будет погребён под ней, полностью порабощён более сильным.       Именно это и произошло с белым змеем.       Хенитьюз этого не планировал, в то время он даже почти не думал о грядущем сюжете. Но раз уж Хранитель Севера сам попал к нему в руки, то отказываться не собирается.
Отношение автора к критике
Приветствую критику в любой форме, укажите все недостатки моих работ.
Права на все произведения, опубликованные на сайте, принадлежат авторам произведений. Администрация не несет ответственности за содержание работ.