Free fall

Слэш
NC-17
Завершён
13
автор
Пэйринг и персонажи:
Размер:
17 страниц, 1 часть
Описание:
Посвящение:
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
13 Нравится 4 Отзывы 1 В сборник Скачать

...

Настройки текста
Возвращаться домой не было никакого желания. Широ с тоской оглядел пустынное шоссе, текущее сквозь горы и леса, солнце, спешащее укрыться за грядами скал, и подумал о том, что неплохо было бы остановиться где-то на ночь. Если без остановок – то уже завтра к полудню он достиг бы мегаполиса и своей холодной квартиры, но этот момент как раз хотелось оттянуть подальше. Там нечего было делать, только раскладывать свои вещи после переезда и рассылать многочисленные резюме, пока глаза не заболят от созерцания экрана ноутбука. И вообще, жизнь после увольнения из военной авиации ожидаемо стала катастрофически скучной. Среди этих серых дней свадьба бывшего оказалась едва ли не единственным интересным событием. Несмотря на то, что Широ просидел над приглашением полдня, решая, стоит ли ему ехать в соседний штат, чтобы посмотреть, как его бывший парень ведет под алтарь другого. В конце концов, он все же отозвался на разукрашенную сердечками и золотыми ангелочками карточку. Потому что – а почему бы и нет. С тем парнем они остались в хороших отношениях, расстались обоюдным решением, да и хотелось слегка разнообразить будни. Только вот все это не помогло спокойно слушать торжественную музыку и смотреть на облитых шампанским и счастьем ребят. У самого Широ в квартире было холодно, и абсолютно нечего было делать. Именно поэтому, покинув лоно любви еще до того, как внесли торт, мужчина вел машину по вихляющему среди холмов шоссе и думал о том, насколько ему не хотелось возвращаться в свою квартиру. Он даже не успел переодеться, только снял пиджак и распустил галстук-бабочку. И надеялся, что бывший не примет на свой счет его столь быстрый побег. Дело было не в остаточных чувствах, а скорее в общей картине. Полжизни Широ потратил на карьеру в военной авиации, а теперь, уволившись, абсолютно не знал, что ему делать, и ощущал одиночество гораздо острее, чем раньше. И чем больше он думал о вещах в коробках, о двуспальной кровати, где простыня смята только с одной стороны, и о море пивных бутылок и подсохшем куске пиццы, которые он забыл выкинуть перед отъездом, тем больше крепла его уверенность в том, что стоило остаться на ночь в каком-нибудь мотеле ближайшего городка. Солнце уже закатилось, когда машина Широ достигла хоть какого-то населенного пункта. Это был небольшой сонный городишко, которых полно в этих местах, затерянных среди гор, каньонов и густых лесов. Мотелей мужчина не видел, зато обнаружил бар, сияющий теплом в окнах и поминутно гаснущей неоновый вывеской. В целом, можно было и промочить горло, раз уж Широ собирался здесь переночевать. Узнать что-то о городе и о гостинице, в которой можно было остаться. Настроение плескалось где-то на уровне плинтуса, и пара бокалов виски однозначно не помешали бы. Пиликнув сигналкой, Широ оглядел сумеречную парковку и решительно шагнул к низенькому строению, из которого доносились звуки музыки. Внутри было тепло, довольно уютно – здесь преобладал стиль «ретро», даже имелся старенький музыкальный автомат, стоящий рядом с порядком покоцанными досками для дартс. На стенах висели фотографии посетителей, над стойкой с рядами бутылок табличка напоминала о правиле «не курить», которое все игнорировали, а в дальнем углу стол для бильярда с полинявшим сукном оккупировала группа молодых людей. Обычный дешевый бар в обычном маленьком городе. Возможно, как раз то, что Широ было сейчас нужно. - Виски со льдом, - сказал он бармену, усаживаясь на высокий стул у стойки, и получил в ответ сонный кивок. Отцепив золоченые запонки, Широ закатал рукава белой рубашки по локоть, распустил воротничок и только тогда понял, что, наконец-то, может спокойно вдохнуть полной грудью. Еще бы избавиться от узких брюк, но это успеется. Пока что его ждал бокал янтарного виски с прозрачными шарами льда, которые издавали приятный звук, задевая друг друга, когда мужчина поболтал напиток в руках. Пахло алкоголем, смолистым деревом и соленым арахисом, и Широ почти ощутил мир в душе, чувствуя, как напряжение и тоска отступают. Виски на вкус тоже был неплох. Как для заброшенного бара на окраине света, конечно. Пряный и чуть горьковатый, он приятно касался языка, заставляя забыть обо всех проблемах внешнего мира. Окончательно расслабившись, Широ чуть повернулся от стойки, разглядывая посетителей, и наткнулся на внимательный взгляд со стороны бильярдного стола. Это был один из парней, сжимающий в руках кий с облупленной краской. Гибкий, крепкий, в меру мускулистый брюнет в черной футболке (с белой надписью «Kiss me if you want to see the stars») откровенно пялился на мужчину. Но, поймав ответный взгляд, передернул плечами и вернулся к игре. Шары стукнулись с глухим деревянным эхом. Его друг что-то сказал со смехом, но веселье это не оказалось заразительным. Парнишка с кием был довольно симпатичным, если не считать его мрачности, но Широ не обманывался на этот счет – сейчас он был не в мегаполисе, а в сером городке, где знакомство с местными могло стоить ему только сломанного носа и парочки выбитых ребер. Рассказы о том, как жители подобных населенных пунктов ненавидят столичных щеголей вроде самого Широ (учитывая его золоченые запонки, сверкающие туфли и льняную рубашку), всегда заканчивались чем-то подобным. Нарываться на неприятности Широ определенно не хотел. Даже учитывая то, что темноглазый парнишка был раза в два меньше самого мужчины, у него тут явно было больше друзей. Так что Широ предпочел отвернуться, сделав знак бармену повторить напиток, и углубиться в свои мысли, разглядывая ряды разнообразных бутылок за стойкой. После второго бокала настроение стало улучшаться, и перспектива возвращения в пустую квартиру вроде бы уже не выглядела такой уж ужасной. Если разложить вещи из коробок по местам, повесить на стену звездные карты, завести кого-нибудь – например, кота или пса – жизнь уже стала бы интереснее. Главное – найти работу по душе. Множество людей плывет по течению так же, редко поднимая голову в небо, и Широ не считал себя лучше или хуже любого из них. После третьего бокала виски мужчина решил, что все его проблемы, в целом, выдуманные. А вот музыка в этом заведении определенно была так себе. Так что, подхватив стакан с глухо стучащим льдом, он поднялся и направился к музыкальному автомату, чтобы сменить бьющий по вискам хэви на что-то более мягкое. Джаз или, хотя бы, рок-н-ролл, чтобы он соответствовал атмосфере бара и настроению самого Широ. К автомату никто не подходил на протяжении часа, а посетителей вокруг было довольно мало, и он надеялся, что никто не будет против смены жанра. И совершенно забыл о том, что некоторое время назад собирался не привлекать к себе лишнего внимания. Хотя, куда более вероятно, в глубине души, он был бы не прочь подраться в этом забытом богами баре, а потом выйти на улицу и взглянуть на звезды, чтобы кровь перестала течь из носа (перед глазами вновь всплыла надпись на футболке темноглазого парня – вполне возможно, для всего этого действительно было легче просто его поцеловать). До этого дня Широ даже не представлял, насколько сильно наскучила ему его мирная, стандартно-человеческая жизнь. И, когда пластинки в старом автомате с шорохом поменялись местами, Широ понял, что вечер может пойти по тому тайному желанию, которым наполнил его третий бокал виски. Потому что позади него раздался раздраженный голос: - Я, вообще-то, слушал этот трек. Широ резко развернулся на месте, и ладонь с бокалом врезалась в грудь стоящего напротив парня. Того самого, который пялился в его сторону с кием в руках половину вечера. Виски выплеснулся прямо на белую надпись на футболке, вымачивая ткань крепким ароматным алкоголем. - Какого хрена! – произнес парень, скрипнув зубами. - Прошу прощения, - сказал Широ. Вблизи парнишка был еще более красивым, чем в сумрачном углу бара. У него были острые скулы и чуть вздернутый нос, черные как смоль взлохмаченные волосы и темные, миндалевидные глаза, в которых легко было затеряться. От него пахло влажным лесом и дымом костра. Широ успел подумать, что никогда еще не видел таких живых и ярких глаз, мечущих молнии, и парень выбил бокал у него из руки. С глухим стуком тот приземлился на доски пола, и шары льда покатились по доскам. - Эй, эй, Кит, остынь, - друг незнакомца материализовался рядом, цепляясь за его плечо, - он это не нарочно. «Так и есть», - подумал Широ, ощущая, что драться с этим парнем ему неожиданно расхотелось. В каждом его движении, в перекате мышц жилистых рук, в темных глазах плескалось столько огня, что тут больше подошел бы другой вариант времяпровождения. - Эти городские пижоны думают, что им все разрешено, раз у них полно денег и ботинки от «Версачи», - выплюнул Кит. - Это «Хьюго Босс», - машинально ответил Широ, за что моментально был награжден уничижительным взглядом. - Ой да брось, - хмыкнул друг Кита, - как будто ты сам мальчик с фермы. Ты же из Сан… - Заткнись, Гриффин, - зло отозвался Кит, - это ничего не меняет. Гриффин фыркнул и поднял ладонь, сделав вид, что заслоняется от друга, чтобы выдать Широ его величайший секрет. - Он не всегда такой злой, просто нас сегодня вытурили из отличной точки экзита несколько богачей, разбрасывающих деньги, и нам пришлось срочно искать новую и тащиться в такую даль. На самом деле этот парень просто милашка. Кит окинул его темным взглядом. - Что? – притворно возмутился Гриффин. – Потом мне спасибо скажешь, ты тут пялился на него весь… - Отвали, - огрызнулся Кит. Широ не понял, о чем шла речь, кроме, конечно, части про «милашку», на которого этот огненный хмурый парень ну никак не тянул. Выходит, мужчине не показалось, и он действительно спиной чувствовал взгляд Кита на протяжении часа. Интересно, что в его внешности могло так раздражать, что парнишка воспользовался первым же попавшимся шансом, чтобы прицепиться к незнакомцу в ботинках от «Хьюго Босс». Или это был такой оригинальный способ познакомиться? - Слушайте, я не планировал никому портить вечер, - сказал Широ. - Да? – отозвался Кит. – А это что значит? Он стряхнул с футболки влагу. Белая надпись посередине уже не была такой белой, и от ткани пахло терпким алкоголем. - А это значит, что ты мне должен бокал виски со льдом, - сказал Широ, не удержавшись. И Кит, и Гриффин, уставились на мужчину не моргая. А затем в долю секунды Широ увидел, как в его лицо летит кулак. Военная подготовка взяла свое – тело двигалось само. Рефлексы не пропьешь. Шаг назад, разворот, мужчина перехватил руку парня в мотоциклетной перчатке, едва разминувшуюся со скулой, потянул на себя, и Кит не удержался на ногах, втыкаясь носом в грудь противника. Обозленное сопение горячо коснулось кожи сквозь ткань рубашки, неожиданной дрожью отозвавшись где-то в животе Широ. - Прости, - искренне сказал мужчина, выпуская парня из рук. Лохматый как уличный пес, красный до корней волос, злой Кит резко отскочил от него, пока Гриффин хихикал где-то сбоку. Но, прежде чем парень успел хоть как-то ответить обидчику (хотя кто тут еще был обидчиком), бармен громко произнес: - Никаких драк в этом заведении, проваливайте нахрен. Или я вызываю полицию. И судя по его взгляду, у него под стойкой вполне мог быть дробовик. «Чудесный штат, - решил Широ, - очень гостеприимный, в самый раз, чтобы завести семью и детей». Троица распалась – парни ушли к своим друзьям, что ждали их в отдалении с полными любопытства лицами, а Широ подобрал бокал с пола и вернулся к бармену, чтобы рассчитаться за напитки. Взгляд у него был такой, как будто он ждал, что нарушитель спокойствия не поставит стакан на место, а бросит его владельцу заведения в голову. Вызнав у мужчины адрес ближайшего мотеля, Широ кинул на стойку пару лишних двадцаток за беспокойство и вышел на улицу. Ночная свежесть скользнула по коже, покрывая ее мурашками после тепла помещения. Фонари уже зажглись, а в небе над головой сверкали звезды настолько яркие, каких нельзя было увидеть в мегаполисе даже в самую безоблачную погоду. Несмотря на потасовку, настроение у Широ неожиданно поднялось. И раздумывая, он так и не смог понять причину. Только до машины мужчина шел неспешным шагом, довольно вдыхая свежий воздух – аромат горной воды и зеленого влажного леса, окружавшего этот небольшой городок. Алкоголь согревал желудок, а душу – настойчиво стоящее перед глазами смущенное и одновременно обиженно-злое лицо огненного парня. - Эй, - позвал его знакомый голос сзади, - ты мне должен новую футболку. Широ обернулся, чувствуя, как его губы трогает улыбка. - А ты мне еще должен бокал виски, - ответил он, сложив руки в карманы брюк. Кит был ниже него и меньше в объемах – более жилистый, чем мускулистый, но смотрел снизу вверх на мужчину с таким выражением лица, словно смог бы одним ударом отправить его в нокаут. Поверх испорченной футболки он накинул алую куртку в значках и нашивках. Длинная непослушная челка лезла в глаза, и парень стряхнул ее, слегка мотнув головой. - Думаешь, ты круче всех? – спросил Кит хмуро. - Вовсе нет, - миролюбиво отозвался Широ, получая странное удовольствие от этого разговора, - и денег у меня меньше, чем ты думаешь. Взгляд Кита скользнул по его расстегнутой на три пуговицы рубашке, по обнаженным рукам, по лицу, задержавшись на грубом рубце шрама, пересекающем нос. Широ не мешал ему рассматривать себя, с интересом ожидая продолжения этого необычного знакомства. Парень, вроде, больше не собирался нападать, так что это его вполне устраивало. Даже больше – внимание со стороны симпатичного нового знакомого казалось весьма лестным. - Хочешь пари? – спросил Кит. - Какое? - Докажешь, что стоишь чего-то, без этого лощеного блеска, без платиновой кредитки и ботинок от «Хьюго Босс». - Ты запомнил фирму, это ужасно мило. Кит злобно на него зыркнул, и Широ примирительно улыбнулся. Честно сказать, в деньгах он и правда не нуждался. У него была хорошая квартира в центре густонаселенного крупного города, вложения и сбережения за много лет верной службы по контракту, а также неплохой счет в банке с увольнительными. Не миллионер, но можно спокойно жить, не боясь умереть от голода. А вот с платиновой кредиткой он, конечно, просчитался. У Широ была обычная. - Я за, - неожиданно для самого себя сказал мужчина, совершенно не представляя, во что ввязывается. «Я иду на поводу у его глаз», - с долей ужаса подумал он, когда Кит поменялся в лице, приподнял брови и взглянул на собеседника по-новому. Кажется, он и сам не ожидал, что незнакомец, которого пару минут назад он собирался ударить кулаком в нос, согласится на такое сумасбродное предложение. А Широ мог только безотрывно смотреть на то, как свет оранжевого фонаря лижет эти острые скулы. - И во что я ввязываюсь? – решил уточнить он, пока дело не зашло слишком далеко. – Надеюсь, ничего криминального? Вот бы его бывшее начальство было в шоке. - Не в этой местности, - ответил Кит, - подробности узнаешь завтра, когда дойдем до экзита. В его недовольном, мрачном голосе проклюнулось нечто вроде уважения, и Широ уже мог считать это победой. Парень, черт возьми, вышел на улицу за оскорбившим и испортившим его футболку мужчиной, чтобы предложить пари. В этом ведь должно было что-то быть? Что-то большее, чем желание поставить на место выскочку из верхов, каким он видел Широ. Или на это даже не стоило надеяться, глядя в темные, непроницаемые, полные непокорного огня глаза. Глаза, которые смотрели на него с вызовом, который невозможно было игнорировать. В любом случае, это было куда интереснее, чем возвращаться в пустую и одинокую квартиру, пустую и одинокую жизнь. - Договорились, - ответил Широ с небольшой паузой. Он мог себя обманывать, но ему показалось, что на лице Кита проступило облегчение, как будто он думал, что Широ откажется в последний момент. Или ему просто очень хотелось верить, что темноглазый вихрастый мальчишка заинтересовался его собственной персоной. Вдруг это все было лишь странной попыткой весьма-а-а неловкого флирта? - Кстати, ты не спрашивал мое имя. Кит чуть хмыкнул. - Спрошу, когда сочту нужным, - ответил он и развернулся, покидая парковку. Или… перед отъездом с толпой незнакомцев до неведомого «экзита» стоило позвонить кому-то из знакомых и предупредить о том, куда и с кем Широ направляется. В конце концов, он не знал ни этот город, ни этих людей. И глаза, которые его так заворожили, могли оказаться последним, что он видел в своей жизни.

Никто из парней и пары девушек, шагающих по горной тропе, не был из местных. Они съехались в этот городок из разных концов страны и образовали собой веселую, разговорчивую и полную смеха и энтузиазма группу. Часть людей друг друга даже не знали, и все несли с собой палатки и рюкзаки. Небольшие разрозненные отряды то и дело останавливались, чтобы оценить склоны и обрывы, другие – чтобы записать эмоциональные сторис и сфотографироваться. Это был мир настолько далекий от Широ, насколько только было можно. Ранним утром он не поверил своим глазам, когда увидел собравшихся на границе города людей. Их было человек двадцать. Кит держался от всех в некотором отдалении и почти не взаимодействовал с назойливыми собеседниками. Впрочем, он был такой не один, и связующим звеном его и всей группы служил Гриффин. Он же сочувственно глянул на Широ, когда тот приблизился к единственным знакомым лицам, и спросил: - Он не сказал тебе, что мы собираемся в поход с ночевкой? Верно, у Широ не было при себе ни рюкзака, ни палатки, ни спальника, никаких припасов вообще. Только машина, смокинг и кредитка. Он мог лишь порадоваться, что догадался взять с собой сменную одежду и имел возможность сменить костюм на простые джинсы, кроссовки, футболку и старый черный бомбер, оставшийся у него со времен службы. В отличие от Широ вся остальная группа выглядела чрезвычайно пестро – почти у всех были яркие непромокаемые куртки из легкой ткани, бросающиеся в глаза. У Кита была та самая ярко-алая, и она ему необычайно шла. - Ничего, - сказал парень, - если он выиграет пари, я отдам ему свою палатку, спальник и все, что будет в моем рюкзаке. - Все слышали? – повысив голос, спросил Гриффин. Отряд вразнобой подтвердил, что условия сделки заключены при множестве свидетелей. Кит только недовольно цокнул в ответ на это представление. - Ты настолько в меня не веришь? – поинтересовался Широ, поравнявшись с парнем. - Я много видел таких, как ты, - ответил Кит, - когда придет время, ты не сделаешь шаг вперед. Весьма самоуверенное заявление. Широ все еще понятия не имел, куда они идут, и в чем заключается загадочное пари. Что ему нужно было сделать, чтобы отвоевать бокал виски, палатку и… заинтересованный взгляд со стороны Кита. Большую часть пути мрачный парень молчал, поэтому Широ успел познакомиться со смешливыми девчонками в розовых куртках, с парой в возрасте постарше, которые постоянно фотографировали местность и угостили мужчину пачкой перченых сухарей, с темнокожей женщиной, что отдала ему свою бутылку воды – тут все были словно одна большая дружная команда, и можно было без стеснения просить у всех помощи. Широ мог бы поинтересоваться у любого, в чем конечная цель похода, но не стал. Любопытство, разгорающееся от разговоров с кучей незнакомых терминов, только подстегивало азарт, которого мужчина не ощущал уже очень давно. Единственное, что он точно успел заметить – небольшие дополнительные рюкзаки ярких цветов были почти у каждого. Когда он вновь вернулся к Киту и протянул ему бутылку воды, тот хмуро взглянул на него в ответ. - А ты легко обзаводишься друзьями, да? – произнес он. - Вовсе нет, - ответил Широ, - я всего лишь ищу человека, с которым буду спать, если проиграю. Ночевать на холодной земле мне, как городскому пижону, не очень хочется. Кит бросил на него непроницаемый взгляд и устремился вперед. Гриффин явно преувеличивал, называя своего друга «милашкой». Но Широ все равно ощутил, что ему по какой-то причине нравится дразнить этого парня. Группа замедлилась к полудню. Почти все сгрудились на горном склоне, обсуждая путь, погоду и эмоционально восхищаясь открывшимися видами. Кит пробился сквозь образовавшуюся толпу и подтащил к себе Широ, уцепившись за рукав бомбера. И мужчина, наконец, увидел цель всего путешествия по заросшим каменистым тропам. Это был глубокий каньон между скалами, бушующими плотным лесным массивом, внизу которого зелено-голубым переливалась гладь узкого и длинного озера. Птицы задорно верещали, скользя в потоках кристально-прозрачного воздуха. Солнечный свет заливал всю местность, играя бликами на воде и отражаясь на влажных камнях. Дышать было легко, кислород словно пьянил разум, очищая негативные мысли и заставлял душу петь. Невероятная красота, словно сошедшая с туристических открыток. Но самое главное – с одного склона к другому был перекинут старый, огромный арочный мост из красного металла, с высокой дугой над пролетом. Он возвышался над водой на добрую сотню метров, расположившись на двух пологих скалах, и в солнечных лучах казался насыщенно алым, словно его недавно покрыли свежей краской. От вида захватывало дух. - Ты был прав, Кит, - сказал Гриффин, неожиданно возникший неподалеку, - это место гораздо лучше изначального. Сколько здесь? - Триста двадцать один метр до поверхности воды, - сказал Кит, - восемь и одна десятая секунды свободного падения. - Полно времени, - подытожил Гриффин и отвлекся на разговор с веснушчатым парнем неподалеку. А до Широ неожиданно дошло все происходящее. Он во все глаза уставился на сверкающий алым мост, который находился над озером так высоко, что отражался в нем едва заметной тенью. Так вот, что это был за «экзит». И что за разноцветные рюкзаки тащили с собой все члены этого пестрого отряда. Они собрались здесь, чтобы спрыгнуть с этого моста с парашютами. - Догадался? – с довольной ухмылкой спросил Кит, который до этого момента явно наблюдал за реакцией своего нового знакомого. – Хочешь повернуть назад? - Ты так сильно хочешь от меня избавиться? – поинтересовался Широ в ответ. - Слушай, а может и правда стоит? – сказал Гриффин, вторгшись в разговор. – Кит, он же новичок. А если что случится? Нас и так не особо жалуют. - Я не боюсь, - вставил Широ. - Видишь? – Кит сверкнул на друга темными глазами. – Он не боится. И отошел от края обрыва, поправляя рюкзак за плечами. Ярко-алая куртка почти в тон металлу моста, пятна кружащего голову цвета среди зелени и бело-бурых скал.

Они назывались бейсджамперами и охотились на высокие точки мира, с которых можно было бы совершить красивый и опасный прыжок. Скалы, вышки, мосты, даже жилые высотки – чем ниже, тем опаснее. Не счесть раз, когда Широ, по роду своей службы и подготовки, прыгал с парашютом из самолета или вертолета, но это было совсем иное. Там, в высоком небе, у него было достаточно времени, чтобы насладиться бьющим в лицо ветром падения, чтобы вычислить нужную точку раскрытия купола, и все это было четко выверено в его голове. Здесь же, хоть скорость падения и была ниже, но и расстояние – куда меньше. Широ слышал про бесшабашных экстремалов (хотя, вроде бы, это даже считалось спортом, а не простым трюкачеством), покоряющих знаменитые высотки в городах, но никогда не думал, что в какой-то момент окажется среди них сам. Все это очень напоминало опасную и сомнительную авантюру, в которую мужчина ввязался благодаря трем бокалам виски и завораживающему огненному взгляду. Часть людей – поддержка – остались на берегу озера, спустившись в каньон, чтобы разбить там лагерь и сторожить вещи. Другая часть в качестве разведчиков направилась к мосту, чтобы оценить обстановку. Погода стояла отличная, солнце сияло высоко, и каньон купался в его лучах. Отсутствие ветра было весьма на руку сумасбродной группе. И Кит, и Гриффин, и Широ оказались в рядах разведчиков, что, в целом, было предсказуемо. Перед тем как добраться до моста, парни еще раз проверили парашюты в рюкзаках, заново их сложив, и Широ получил возможность наблюдать за тем, как выглядят ослепительно-яркие парашюты для бейсджампинга – суженные и удлиненные, около семи метров в длину, словно ребристые крылья птицы. У Гриффина был желто-оранжево-белый, а у Кита – алый, с черной полосой посередине. Запасного парашюта здесь не было – однако, из-за времени падения и не осталось бы никакой возможности им воспользоваться. Но это вдвойне повышало риски. Никакой страховки и второго шанса. Мост возвышался над головами алыми дугами опор, бросая тень на лица узором пересеченных линий. Вроде бы, это был старый шахтерский мост, который давно уже вышел из эксплуатации, когда закончились горные работы, так что теперь он был лишь объектом внимания таких же сумасбродных личностей, как новые друзья Широ, а также туристов и тех, кто собирался в походы по живописной местности. С него открывался еще более впечатляющий вид на каньон, чем с обрыва горы. Широкая лента озера мерцала алмазной крошкой бликов, когда Широ перегнулся через перила и взглянул вниз. Сердце поднялось к горлу и замерло там, и кончики пальцев ног похолодели. Далеко-далеко внизу бродили люди, устанавливая палатки в лагере – словно яркие точки среди зелени и серого камня берега. Ветра не было, но прохладный воздух был так чист и прозрачен, что высота чувствовалась кожей. Волосы на руках встали дыбом, когда мужчина увидел пролетающих под ногами птиц. Можно подумать, что свободные падения с самолетов в учениях притупили адреналин в крови при виде таких картин, но это было далеко не так. Страха Широ не испытывал – это верно, но азарт всегда оставался на месте. Высота здесь была куда меньше, чем с самолета, не сравнить с лоскутным одеялом полей, где не слишком мелкие объекты даже не были различимы. Но как раз из-за этого – обманчиво низко и одновременно так высоко – ощущения словно бы стали острее. С какой скоростью здесь нужно раскрывать парашют, чтобы успеть и не убиться от удара об воду или скалы? Обернувшись, Широ увидел, как Кит, уцепившись за перила моста, вскакивает на них одним ловким прыжком и прислоняется к наклонной алой балке. От этого маневра застрявшее в горле сердце мужчины умудрилось совершить кульбит и забиться, разгоняя кровь и стуча пульсом в висках. Один неверный шаг – и парень полетел бы вниз без всякого парашюта. Восемь секунд свободного падения. Одновременно так мало и так безгранично много. Целая жизнь в прозрачном горном воздухе, пока позвоночник не сложится от удара о бриллиантовую поверхность лазурного озера. Возможно эта опасность, а возможно чистый кислород, сделали Кита в глазах Широ еще более завораживающим, хотя казалось бы – это уже невозможно. Парень смотрел вниз, и его лицо казалось светлым и вдохновленным, хмурые брови разошлись, и он дышал полной грудью, с любопытством разглядывая местность. Алая куртка ярким флагом выделялась на фоне пронзительно-голубого неба. Солнце целовало его скулы и вплеталось в черные, непослушные пряди волос. И он весь казался воплощением этой чистоты полета, легкости и азарта, согревающего кровь в жилах. Невысокий, но длинноногий и гибкий, созданный для свободного падения и риска, леденящего душу. - Потрясающий вид, да? – спросил Гриффин где-то позади Широ. С этим нельзя было не согласиться. Кит словно почувствовал направленный в его сторону взгляд, потому что повернулся к мужчине и улыбнулся ему. Широ впервые увидел улыбку на лице этого вечно мрачного парня, и она задела его, словно огнем прошлась по нутру и ударила в голову. Он пошел в поход ради темных глаз, но ради этой улыбки можно было и спрыгнуть с перил моста без страховки прямо в эту же секунду. Он очень давно уже не ощущал ничего подобного. Это ведь была просто улыбка, но такая вдохновленная, пьянящая как чистый горный воздух, что невозможно было остаться равнодушным. - Эй, Гриффин, - сказал Кит, - здесь нет ветра. - Ага, я так и подумал, что ты захочешь «макконки», - отозвался тот, - пойдешь первым, как всегда? Широ понял, что это будет не просто прыжок, когда парни распаковали парашют Кита. Он никогда не видел ничего подобного. Разве кто-то прыгал из самолета с уже раскрытым куполом? С другой стороны, мужчина вообще не знал ничего о бейсджампинге помимо каких-то новостей о происшествиях и общей информации. Отойдя в сторону, он мог только наблюдать за происходящим. Кит периодически оборачивался к нему, словно интересовался его реакцией, но ничего не говорил. Из всей экипировки он надел только жесткие наколенники и натянул на голову очки, похожие на мотоциклетные, со стеклами, переливающимися, словно бензиновые разводы. Хотя у остальных в группе Широ видел шлема, у Кита его не было. Парашют закрепили на теле парня специальным тросом и аккуратно опустили за перила моста. Люди сгрудились вокруг, присоединившись к Широ в качестве эмоциональных наблюдателей. Когда парашют повис внизу, не колыхаясь, все громко выразили свое воодушевление и покивали Киту. Широ догадался, что они ждали – не будет ли под мостом ветра, не заметного на вышине. Воздух был полон света и неподвижен, так что Кит перебрался через перила, замерев посередине свисающих с груди строп и глянул вниз, где мирно алела ткань на фоне зеленых и голубых оттенков волн. Глубоко вдохнул прохладный воздух. И чуть повернулся к Широ. В его темных глазах лучилось солнце. - Это называется «ролл овер», - сказал он со слегка самодовольной ухмылкой, - но от тебя такого не требуется. Только сделай шаг, и уже будешь считаться победителем. - Веришь в меня? Кит хмыкнул, отворачиваясь в безграничное пространство перед собой. Навстречу потокам солнца и лазури. - Верю, - сказал он, стянул с головы очки на переносицу, и свет радугой отразился от стекол. Неожиданно для Широ. Он-то как раз думал, что его тут считают городским несмышленышем с платиновой кредиткой. Но, прежде чем мужчина успел осознать сказанное, Гриффин хлопнул Кита по плечу. - Увидимся внизу, - произнес он, и это напутствие повторила еще пара человек. Кит сложил пальцы в знак «ОК». А затем время на мгновение замерло, когда он с силой оттолкнулся от моста в красивом прыжке. Широ и стоящие рядом перегнулись через перила, чтобы увидеть, как парень широкой дугой в сальто перелетает через поднимающийся вверх парашют, как натягиваются стропы, распахивая купол и подхватывая тело бейсера в легком рывке. Воздушный поток заполнил алую ткань, затрепетал в легкой куртке Кита, взметнул вверх его черные волосы. Это длилось едва ли больше секунды – и вот уже человек поменялся местами с парашютом и теперь висит внизу яркого, слепящего глаза цветом крыла. Изящно, идеально выполненный трюк. Под ним растянулся каньон и озеро, извилисто исчезающее вдали. Красная капля – словно случайный мазок на пасторали, притягивала глаз. С раскрытым парашютом падение замедлилось, и теперь парня ждало мягкое планирование на сопротивлении воздуха, словно он был легким перышком феникса, летящим к земле. Он был уже далеко, чтобы разглядеть лицо, но Широ увидел, как на солнце сверкнули очки, когда парень чуть обернулся в сторону моста. Люди рядом с Широ звучно поддержали члена группы, а мужчина едва очнулся, с трудом осознавая, что до этого момента задерживал дыхание. Сколько, интересно, раз Кит прыгал таким образом, чтобы повторить это сейчас с элегантностью и легкостью, свойственной мастерам своего дела? Со стороны это казалось беспечно простым, но Широ, служивший в авиации, не позволял себе обманываться. Для идеального прыжка нужно было очень хорошо координировать свои действия и чутко ощущать положение тела в пространстве, уметь управлять поднимающимся воздухом и главное – быть предельно собранным в самый главный момент – когда отталкиваешься от точки опоры и нет больше шанса повернуть назад и переиграть заново. - Здорово, да? – спросил Гриффин, облокачиваясь о перила рядом с мужчиной. – Этот парень всегда идет первым. Он в этом профессионал, но когда-нибудь я его побью. Широ не ответил, неотрывно следя за алой точкой в ослепительной лазури. И выдохнул только тогда, когда она мягко коснулась земли у обозначенного места – на широком каменистом пустыре не очень далеко от лагеря. - Слушай, - сказал Гриффин, очевидно, приняв молчание мужчины за признак неуверенности или страха, - тебе не обязательно прыгать. Кит иногда придурок, не стоит идти у него на поводу. Никто тебя не осудит, если… - Я прыгну, - ответил Широ, перебивая поток слов. Гриффин округлил глаза. - Но ты не… - Я служил в военной авиации и довольно часто прыгал с парашютом, - сказал Широ. – Это, конечно, несколько иное, но думаю, что смогу с этим справиться. - Ну нихрена себе! – воскликнул собеседник в полном восторге. – Почему ты молчал? По виду и не скажешь. Это же все меняет. Кит просто лопнет от злости, когда вы встретитесь на земле. Он повернулся к людям вокруг и выбрал одного из них, кто максимально был похож комплекцией на Широ. Парень подозрительно посмотрел на него, очевидно, осознавая, что за этим следует. - Нам нужен твой парашют и оборудование, - выпалил ему Гриффин. – Хочешь увидеть, как наш мистер хмурое лицо спит на голых камнях? Парень явно не был впечатлен этим предложением, но зато его заинтересовала возможность поглядеть на то, как новичок будет справляться с этим довольно легким по мнению группы прыжком (бейсеры считали, что чем больше высота – тем легче будет полет, а самой сложной считалась высота в пятьдесят-шестьдесят метров). Тем более что новичок оказался не из простых, и остальные члены отряда были не против поддержать инициативу, поделившись с незнакомцем своим увлечением, своим азартом и открытым небом. На Широ надели наколенники и черный шлем с установленной над лбом камерой гоу-про, еще раз перепроверили парашют, который у этого парня был в черно-белых цветах. Бомбер Широ пришлось снять, чтобы он не стеснял его движения в полете, но холода он не ощущал. Только тот, что касался ног, когда он смотрел вниз, ощущая легкий рюкзак купола за спиной. Гриффин провел ему быстрый инструктаж, где основными правилами были «открывай парашют почти сразу», «следи за положением тела, чтобы стропы не перепутались между собой» и «наслаждайся видами». - Хочешь «ассист»? – спросил Гриффин. – Я подержу «медузу» в руке, пока ты будешь прыгать, чтобы тебе не следить за этим. Широ качнул головой. «Медузой» они звали вытяжной парашют, но он был уверен, что справится с прыжком сам. Этот свободный прыжок, стандартный, без помощи других, без сложных трюков и лишних движений, звался «фрифолл», и у мужчины появилось ощущение, что «свободное падение» - это как раз то, что ему сейчас было нужно. Отпустить все накопившиеся проблемы и черные мысли, почувствовать поток ветра в волосах, нырнуть в прозрачную лазурь воздуха вслед за парнем с яркими глазами, полными огня и космического сияния. Отдаться пространству вокруг и закрыть глаза, слушая биение своего сердца и адреналин, скользящий в крови. Он и думать забыл о пустой квартире, свадьбе бывшего и засохшем куске пиццы, оставленном на столе. Пока Широ собирался духом, еще трое человек успели окунуться в свободу полета. Один за другим на фоне зелено-голубого озера вспыхивали яркие пятна парашютов – желтые, аквамариновые и цвета фуксии. Широ внимательно наблюдал за движениями каждого. Они все были спокойны, сконцентрированы и беспрестанно улыбались, предвкушая несколько секунд распахнутых за спинами крыльев. Они все были влюблены в свое дело, и Широ неожиданно ощутил свое единение с этими незнакомцами. Словно бы он нашел свое место, которого был лишен последние несколько месяцев. И когда он, наконец, перебрался через красные перила моста и вдохнул полной грудью, совсем как это сделал Кит, то понял, что готов к прыжку. Возможно, был готов еще задолго до вчерашнего вечера в баре. Возможно, шел к этому моменту всю свою жизнь. Стоя на краю мира, Широ вглядывался в окружающее его великолепие и слушал беспечные разговоры за спиной. Горный воздух насыщал кровь. Пахло свежестью, зеленью леса и влажным холодом озера под ногами. И он точно знал, что где-то там внизу, в отдалении от лагеря, на него смотрит алая точка, ожидающая – прыгнет ли он или отступит назад, отстегнет стропы и вернется в свою скучную, простую жизнь. Где-то в глубине тела, от живота до самого горла поднимался нестерпимый восторг, чистый и яркий как водопад, захватывающий каждую клеточку и заполняющий сознание. Никакого страха, только предвкушение и ослепительно-солнечное счастье, подхваченное потоками прозрачного воздуха. - Увидимся внизу, - сказал ему Гриффин, и его поддержали почти все оставшиеся на мосту члены группы. - Увидимся, - ответил Широ и, задержав дыхание, шагнул вперед. Воздушный поток ударил в лицо, обнимая его тело и обдавая холодом, подхватил и стремительно понес вниз, рокоча в уши. Время словно замедлилось, но в то же время – ускорилось вдвое, и озеро приближалось, распластав зеленые берега по склонам гор. Водная гладь сверкала звездным светом, раскрывая свои объятия. Широ ухватился за бобышку медузы и резким движением выдернул ее. Он не видел, что творилось за его спиной, но хорошо услышал, как хлопнули крылья парашюта, расправляясь в воздухе, как в сегментах забился ветер, и ощутил, как резко натянулись стропы, легким рывком поднимая мужчину вверх. Здесь не было амортизатора, как на парашютах для прыжков с самолета, но и рывок был не настолько сильный, чтобы как-то навредить человеку. Дыхание все же сбилось на мгновение, и сердце подскочило в груди. Небо вокруг было ослепительно синим, а зелень пестрела белыми скалистыми выступами. Под кроссовками во все стороны неслась далекая водная гладь и тени, лижущие склоны гор. Ноги, лишенные опоры, висели свободно, а за спиной словно распахнулись крылья, мягко поддерживая и аккуратно скользя по прозрачным потокам свежих воздушных порывов. Мгновение длилось это ощущение идиллии, а затем мир завертелся вокруг, и Широ понял, что где-то допустил ошибку. В прыжке, недостаточно оттолкнувшись, не структурировав тело или во время выброса медузы, отклонившись в сторону или забрав излишне назад корпусом, или сейчас – когда пытался повернуть купол к берегу и слегка перестарался, не знакомый еще ни с этим типом парашютов, ни с оборудованием в целом. Факт один – во время поворота стропа зацепилась за другую и Широ резко закрутило в воздухе, пока тросы сливались между собой в толстую косу. Яркие краски зеленого, белого и лазури замелькали перед лицом, пока мужчина старался уцепиться за ремни и выровнять их. Скорость стала выше из-за кружения, а крыло завращалось, словно купол карусели. Здесь ничего нельзя было поделать – он уже был слишком низко. Пугаться тоже не было времени, разум даже не успел перестроиться, осознавая ошибку, когда ребристая гладь озера оказалась рядом. Прошла пара секунд – и мужчина, и его черно-белый парашют врезались прямо в воду, подняв тучу брызг, сверкающих в солнце бриллиантами. Благо из-за низкой высоты, когда началось вращение и из-за того, что купол все же сопротивлялся воздушным потокам, падение вышло довольно сносным. Можно сказать, отдельный аттракцион за те же деньги. Единственный минус – загубленный парашют, который даже не принадлежал Широ. Широ вынырнул на поверхность, глотая воздух, и обнаружил, что оказался не так уж далеко от берега. Позади него на взволнованной поверхности вздувались парусом парашютные ткани, не желающие тонуть. Горное озеро было терпимо холодным, но оставаться долго в этой прозрачной толще воды (видно было даже кроссовки!) не хотелось. И мокрая одежда неприятно липла к коже. Но несмотря на все это неудобство и на опасность в конце полета, Широ все равно ощущал, как остатки восторженного азарта согревают ему кровь. И еще лучше все стало, когда он увидел Кита, который забрел в воду по колено и смотрел на мужчину, не отрывая взгляда. Остальные бейсеры стояли на берегу и бурно обсуждали произошедшее, размахивая руками. Но для Широ был важен только один человек, в ярко-алой куртке и с очками на голове, которые отражали бензиновое солнце. Когда ноги, наконец, коснулись дна, мужчина выпрямился во весь рост и получил возможность перевести дух. - Ты в порядке? – прокричал ему Кит со своего места. Широ поднял большой палец вверх, ощущая бесконтрольный стук сердца. Теперь, когда он почти был в безопасности, осознание произошедшего накрыло его с головой. Больше с восхищением, чем с ужасом. Это был новый опыт. Просто ошибка – все рано или поздно совершали ошибки. Если бы это случилось выше или в другом месте, эта ошибка могла бы стоить ему жизни или сломанных конечностей, но сегодня судьба, очевидно, решила ему дать второй шанс. Мурашки, бегущие по рукам, вероятно, были вовсе не из-за холодной воды. Кит подошел к нему, натужно двигаясь в холодной прозрачной толще, чтобы помочь добраться до суши, вымачивая свои штаны вплоть до бедер. Он молчал все время, пока парни брели по каменистому дну, а Широ, стащивший с головы шлем, только наслаждался погодой, солнцем в темных глазах, одуряющим ароматом свежести и тем, как сжимаются от холода мышцы. Остаточный адреналин делал все вокруг живее и ярче в тысячу раз. Какая-то девушка накрыла его с головой полотенцем, и Широ получил несколько одобрительных и восхищенных возгласов в свою сторону. Но куда больше ему понравился внимательный взгляд лучистых огненных глаз, когда Кит повернулся к нему, убрал со лба черную челку и спросил: - Как, говоришь, тебя зовут?

Палатка Кита располагалась в некотором отдалении от общего кемпинга. Она была довольно удобной, куполообразной формы, могла закрываться изнутри, легко устанавливалась на гибкий каркас, здесь даже имелся матерчатый пол. Широ помнил, как во время своих армейских будней пару раз был вынужден ночевать прямо на земле, и как затем ныли кости на утро, и этот вариант его более чем устраивал. Тем более с большим и мягким красным спальником. Рюкзак Киту тоже пришлось оставить, потому что все вокруг слышали условия их сделки, и он никак не смог бы сделать вид, что ничего не говорил. - Это было честно, - бросил он мужчине и убрался восвояси, чуть более мрачный и недовольный, чем обычно. Но он умел проигрывать. В рюкзак Широ, ясное дело, лезть не стал. Да и совершенно не хотел совсем отбирать спальное место у парня, но, когда он нашел проигравшего пари у озера, тот наотрез отказался возвращаться в палатку. - Ты собираешься ночевать на земле? – спросил Широ. – Думаешь, это хорошая идея? - Тебе-то какая разница, - хмуро отозвался парень, сидящий на поваленном дереве. В ответ Широ только покачал головой и набросил на его плечи красный плед, который успел обнаружить в своем временном жилище. Довольно теплый, хоть и не вровень со спальником. Все не спать на голой земле, если Кит, конечно, вообще собирался смыкать глаза этой ночью. - Хоть это, надеюсь, ты можешь себе позволить, - произнес мужчина, когда Кит поднял на него удивленный и подозревающий взгляд. Кит не появился возле костра, где вся группа дружно обсудила прошедший день, разобрала ошибки Широ при прыжке, просматривая запись с гоу-про (парень с черно-белым парашютом даже не злился на человека, угробившего его оборудование), жарила сочные сосиски и плавила маршмэллоу на длинных тонких прутах. Мужчину накормили и даже выдали одежду, которая была ему слегка тесновата, но до утра протянуть вполне годилась. Его собственные вещи теперь сушились на протянутой меж деревьев веревке. - Это еще что, - сказал ему Гриффин, снимая с палки обугленную зефирину, за которой тянулся густой крем, - я однажды не рассчитал приземление в городе и брякнулся прямо на забор с колючей проволокой. Твое приземление было даже элегантным. Завтра еще увидишь вингсьюты и сразу в них влюбишься, я гарантирую. Это интриговало, но куда больше Широ интриговало исчезновение Кита. Он хотел бы увидеть его, переговорить с ним о своем прыжке и о том, изменил ли парень свое мнение о богатеньком пижоне в ботинках от «Хьюго Босс». Найти его не удалось даже к ночи, когда все уже разбрелись по своим палаткам, оставив у костра самых стойких. Уставший от горного перехода и от дневных эмоций, Широ тоже отправился спать, в весьма уютный спальник Кита. И уснул, едва его голова оказалась на мягкой, пружинистой поверхности. Ему показалось, что он едва успел закрыть глаза, как тут же пришлось их открывать, потому что его слух уловил шуршание и постороннее движение внутри палатки. Повернув голову, он увидел знакомый силуэт со встрепанными волосами, который увлеченно копался в рюкзаке. Сквозь стенки палатки пробивался лунный свет, вычерчивая границы и затемняя краски. Бликов костра уже не было – значит, прошло не меньше часа с тех пор, как мужчина отправился спать. Плед лежал возле ног парня. Красную куртку Кит снял, возможно, чтобы она не издавала лишнего шуршания, но он не учел, что Широ уже много лет учился спать в полной боевой готовности. - Что ты делаешь с моим рюкзаком? – поинтересовался Широ, расстегивая молнию спальника и приподнимаясь Кит даже не вздрогнул, только замер на мгновение, а затем выудил из сумки продолговатый предмет, в котором Широ опознал складной нож с алой рукоятью. - Я должен был забрать его, - бросил Кит, - спи дальше. - Нет уж, - Широ выбрался из спальника целиком и уперся руками в палаточное дно, - теперь это мой нож, ты сам поставил такие условия. Конечно, он абсолютно не претендовал ни на палатку, ни на рюкзак, ни, уж тем более, на какой-то нож, который ему был совершенно не нужен. И сказал он это скорее из любопытства, что дальше собирался предпринять Кит в таких условиях. Придать голосу убежденность не так уж и сложно. - Это нож моей матери, - огрызнулся Кит, сжимая в руке свою драгоценность. - Даже если самой королевы Виктории, - произнес Широ, - все, что теперь лежит в рюкзаке – принадлежит мне. Кит неожиданно резко подался вперед, и на это раз его кулак достиг цели. Широ лишь успел повернуть голову, чтобы он впечатался не в нос, а в скулу. Боль огнем опалила лицо, искрами замерцав в темноте, а Кит кинулся к выходу. Точнее пополз к нему. Но у него ничего не вышло. Широ достаточно было потянуться, чтобы в тесном пространстве палатки вцепиться в пояс парня и дернуть его на себя. Кит попытался его лягнуть, но на этот раз мужчина был готов. Это даже была не драка – скорее пыхтящая возня. Широ не собирался переводить потасовку на более серьезный уровень, его больше забавляло все происходящее, хотя щека неприятно горела, так же как и пара мест, куда Кит успел дотянуться – дрался он как рассерженная кошка, без техники, без сложных приемов, лишь бы удар пришелся в цель. Мальчишка, выросший на улице. Широ только уклонялся и ловил его запястья. Это не продолжалось долго, и в какой-то момент они оба замерли, когда парень оказался лежащим на спальнике, с руками, зажатыми на груди крест на крест ладонями Широ, и теперь мог только злобно зыркать на противника снизу вверх, пока мужчина сидел верхом на его бедрах и вдавливал парня в пол. Нож, из-за которого все это началось, валялся на дне палатки неподалеку, темно-алый в рассеянном лунном свете. От Кита пахло костром, и он тяжело дышал, с глазами, полными штормовых молний. Он попытался резко поднять ногу, но в таком положении это было сложно, и Широ только хмыкнул. Парень явно не признавал поражений в битве. Наверное, перестал бы вставать, только если ему перерубили бы сухожилия. - И что это такое? – спросил Широ, чуть наклонившись к его лицу, с укором в голосе. – Я думал, у нас было честное пари. Кит засопел и боднул головой, намереваясь достать его нос своим лбом, но только мазнул его встрепанной челкой. Широ сжал пальцы на запястьях его рук. Они были тонкими, легко обхватить и одной ладонью, но с парнем приходилось держать ухо в остро. - Этот нож мне важен, - наконец, нехотя произнес Кит, - мать оставила мне его, когда я был совсем мелким. - Ты и сейчас не слишком вырос, - ответил Широ и получил гневный взгляд в ответ. Скула ныла, но потасовка здорово разогнала кровь и сняла сон с глаз. Лежащий под мужчиной парень заерзал, и Широ неожиданно понял, что в эту прохладную ночь в палатке отчего-то становится излишне жарко. - Ты же понимаешь, что мне не нужен твой нож? – спросил Широ. – Как и палатка, как и рюкзак и вообще все, что в нем находится. Ты бы мог просто спросить. Кит тяжело вздохнул, и Широ понял, что он не попросил бы. Никого и ни о чем. Он думал, что знает, на что идет, когда назначал пари незнакомцу, так что, наверное, считал ниже своего достоинства просить победителя о снисхождении. Со стороны Широ это, конечно, так не выглядело, но этот мальчишка и не был на него похож. И вообще на кого бы то ни было в жизни мужчины. Кит лежал под ним, прикусывая губы – наверное, раздумывал, как бы выйти из этой ситуации. Густая челка падала на глаза, светлая кожа в лунных отблесках казалась бледнее, чем была на самом деле. Против воли мужчина вспомнил, как лучился солнцем его взгляд там на мосту, как легко и свободно двигалось тело во время прыжка, когда алые крылья распахнулись за его спиной. Возможно, для кого-то его внешность была бы заурядной, но Широ видел в нем только дикую красоту. И от парня невозможно было отвести взор. - Дерешься ты как пятилетка, - сказал Широ намеренно, чтобы отвлечь самого себя от оглаживания взглядом острых скул. Кит фыркнул и вновь сделал попытку освободиться. Но вот беда – чем больше он ерзал, тем жестче сжимались руки и ноги Широ вокруг его тела, лишая вообще любой способности двигаться. А затем, когда парень выбился из сил, и его прерывистое тяжелое дыхание отразилось от стен палатки, мужчина неожиданно увидел темные пятна румянца на его щеках. И явственное напряжение в его штанах под своими бедрами. Удивительно, как это прохладная ночь в одночасье может стать жарким полднем. - Что? – дерзко выпалил Кит, когда Широ уставился на него долгим взглядом. На его лице было написано, что парень отлично понимал свое бедственное положение и то, что в ситуации, в которой оказался, невозможно было скрывать буквально ни-че-го. И это злое смущение завораживало и одновременно смешило мужчину. Кит приподнял бедра, видимо, в отчаянной попытке сбросить с себя вес противника, но сделал только хуже, и теперь почти все его лицо было красным. Вот же удивительный человек, который за пару дней сломал привычный и скучный порядок жизни Широ, показал ему свободный полет и едва не угробил. А теперь… Широ никогда раньше не делал этого. За его жизнь у него было лишь пара-тройка партнеров, и каждый на долгий срок. Из тех, с кем не спишь на первом свидании, только через три месяца постоянных встреч и узнавания друг друга. До этого момента Широ никогда не начинал знакомство… с секса. Но, с другой стороны, его преследовало ощущение, что этого парня он уже знал всю свою жизнь, а может – и несколько прошлых. Дерзкий, опаляющий сгусток огня. С глазами, в которых легко можно было потеряться. С красными крыльями за спиной и пахнущий прозрачным горным воздухом, свободой и свежим ветром. Широ чуть нагнулся, ощущая кожей рук как быстро бьется сердце его поверженного противника. Он отпустил запястья парня, дав ему волю и упершись ладонями по обе стороны от его плеч. Дав ему шанс сбежать, если он захочет это сделать. Но Кит замер на месте, глядя на мужчину широко раскрытыми темными глазами. Наступила тишина, только за пределами палатки ветер шуршал в листве, и подавали голос редкие ночные птахи. - Что ты делаешь? – шепотом спросил Кит, растеряв свой воинственный пыл. - Собираюсь шагнуть вперед, - ответил Широ тихо. А в следующее мгновение они уже самозабвенно целовались, и руки Кита, выпущенные на свободу, сцепились за шеей мужчины, перебирали волосы и царапали шею. Дыхание сплелось, время замедлилось, прямо как перед мгновением полета, медленно растущий жар заполнял жилы, отзываясь на прикосновения и биение чужого сердца. Поцелуи Кита были такими же, как он сам – несдержанными, пылкими, обжигающими и настойчивыми – он явно знал, чего хочет и добивался этого. Надпись на испорченной виски футболке говорила правду - так действительно можно было утонуть в звездах. И Широ и сам не заметил, как они поменялись местами – и теперь уже он лежал на спине, а Кит сидел сверху, покачиваясь на бедрах Широ и заставляя низ его живота наливаться тяжестью под тонкой тканью серых спортивных штанов. Поцелуй расцвел на горящей огнем щеке, которая, вероятно, обзаведется на утро синяком, Кит отстранился, и Широ увидел его довольную ухмылку. Боль от прикосновения невероятно смешалась с ласковым теплом губ. - И где мои извинения? – спросил мужчина, рассеянно оглаживая ноги парня и ощущая, как дышать становится все тяжелее с каждым мгновением. - Ты сам виноват, - парировал Кит. Справедливо. В своих поддразниваниях Широ зашел слишком далеко. И кто же знал, что этим все закончится? - Но так и быть, - добавил Кит, и в его голосе прозвучала огненная нотка, которая заставила мышцы мужчины заныть от нетерпения, - я принесу тебе свои извинения. Он сдвинулся с бедер Широ, спустился влажными и жесткими поцелуями по шее, прикусывая кожу и облизывая бьющийся пульс и одновременно забираясь рукой под резинку его спортивок. Прикосновение к напряженному члену полыхнуло всплеском жара, протянувшегося до самых кончиков пальцев. Широ тяжело выдохнул и получил довольный взгляд, в котором плясали бесенята. И еще лучше все стало, когда Кит оказался внизу, стаскивая с бедер мужчины штаны. Приподнявшись на локтях, Широ увидел, как парень ухмыльнулся ему, заправил за ухо прядь черных волос – невинный жест, который отныне будет преследовать мужчину не в самых мирных снах – и нагнулся, чтобы обхватить губами твердую плоть. Все происходящее – тесная палатка, наличие множества людей за ее пределами, мысль о том, что сегодня Широ должен был уже спать в своей кровати в ожидании ответа на высланное резюме – пьянили разум и в сотню раз обостряли все ощущения. Но самым главным здесь был этот невероятный парень, чей язык, влажный и горячий, приносил мужчине кружащее голову удовольствие, так что невозможно было сдержаться и не вплести пальцы в черные волосы, чтобы не надавить на голову, входя глубже и резче, чем следовало. Острая вспышка экстаза, током скользящая по венам. Кит позволил ему это, но затем отстранился, кашляя, пальцами собирая смазку с подрагивающего, напряженного члена. Его взгляд был темным, и Широ понял – парень и сам уже взведен до предела. Он подтянулся к лицу мужчины, целуя его глубоко и жадно, пока его пальцы продолжали двигаться, распаляя и без того невыносимый жар, так что хотелось поднимать бедра им навстречу. Они избавились от одежды в рекордно короткие сроки. На теле Кита, гибком и подтянутом, было не меньше шрамов, чем на коже самого Широ – либо не все прыжки заканчивались удачно, либо часть их тянулась из его туманного детства. Но ведя ладонями по выгнутой спине, мужчина натыкался на грубоватые рубцы и отсчитывал в уме каждый, надеясь, что когда-нибудь сможет узнать их историю. Кит сжался на его животе, утыкаясь носом в волосы мужчины, тяжело дыша и сдерживая стоны, когда влажные пальцы вошли в его тело, мягко и настойчиво растягивая. Для Широ все это было в новинку – палатка, а не кровать, отсутствие банального лубриканта под рукой, скорость, с которой происходили события. Но Кит просто не давал ему опомниться. Он двигался сам, покрывая призрачными поцелуями волосы мужчины, насаживался на пальцы, глубже и сильнее, прерывисто дыша и елозя своим истекающим влагой членом о его грудь. Перевозбужденный, вздрагивающий всем телом, он полностью захватил собой сознание Широ, и в этом мире не осталось больше ничего, кроме темноволосого парня в его руках, его горячей кожи и запаха костра и леса, бьющего прямо в голову. Он сам оттолкнул чужую руку и сполз ниже, хотя Широ знал, что еще слишком рано, но его мнения никто не собирался спрашивать. Кит взял пальцами его член, скользнул по всей длине, вызвав волну дрожи от низа живота до пальцев ног. Приподнялся и направил головку в себя, запрокинув голову и сжав зубы. В его теле было слишком горячо и тесно, что вытравливало остатки любых мыслей из разума, оставляя только невыносимый жар и электрические импульсы экстаза. Медленно до боли. Кит замер, дрожа и тяжело дыша, не опустившись до конца. Широ приподнял ему бедра, удерживая их на весу и начал двигаться, сначала мягко и аккуратно, с каждым толчком входя все глубже, и постепенно наращивая темп, пока парень стонал над ним, царапая ногтями грудь мужчины. Пока в какой-то момент резким несдержанным рывком член Широ не вошел до самого конца, и яйца не шлепнулись о ягодицы. - Твою мать, - простонал Кит, который уже почти лежал на его груди, глотая воздух. Он потянулся к мужчине за глубоким поцелуем, пока тело привыкало к размеру и ощущению горячей заполненности. И Широ, сплетаясь с ним языком, ощущал каждое его движение тесным горячим сдавливанием, которое сносило ему голову. Этот парень был невероятным. Все, что происходило сейчас – было невероятным. Откинув влажные волосы со лба, Кит выпрямился, и Широ позволил ему двигаться в темпе, который ему был нужен. И легкое напряжение быстро исчезло с его лица, разгладив хмурые морщинки дискомфорта, оставив только искусанные от удовольствия губы и наслаждение, хлещущее по венам. Его щеки раскраснелись, пока он медленно поднимался и опускался на всю длину, одновременно лаская себя, и темный взгляд, который он бросил на мужчину из-под своих невыносимо длинных черных ресниц, пылал томным огнем. Этот взгляд хлестнул по напряженным нервам, и Широ поднялся, подхватывая парня под спину и бедра, чтобы, не покидая горячих тесных мышц, уложить его на спальник. Кит резко выдохнул, сбив дыхание от этого неожиданного маневра, но ухмыльнулся, оказавшись внизу, такой ласково-острой, ленивой улыбкой, что не оставалось никаких сил сдерживать себя. - Чего же ты ждешь? – с вызовом спросил Кит, но конец фразы утонул в протяжном стоне, когда мужчина толкнулся вперед бедрами. Краем сознания Широ успел подумать, насколько же далеко их должно быть слышно в лагере. А затем эта мысль, как и все остальное, стала абсолютно неважной. Напряжение и жар нарастали, грозя заполонить весь мир, нестерпимые и сжимающие мышцы волнами яркого удовольствия. Пока мужчина удерживал бедра Кита поднятыми, парень цеплялся за его плечи, шепча и выдыхая фразы, едва касающиеся разума, тянулся к губам, чтобы урвать смазанный поцелуй, и откидывался на спину, прикусывая собственный кулак, чтобы не вскрикивать в голос. В пелене горячего наслаждения, мужчина слышал свое имя, которое Кит узнал буквально пару часов назад. «Широ, - шептал он срывающимся голосом, с мягким необычным акцентом на букве «р», - Широ, да, боже, да, глубже, сильнее». Поток бессвязных слов, каждое из которых подстегивало и ускоряло размашистый темп влажных шлепков. Его тело дрожало, и пальцы сжимались на плечах мужчины, и Широ сам ощущал, насколько близко находится к грани. Напряжение уже было невыносимым, тугой шар огня свернулся внутри, грозя расколоться и заполонить мир пылающим экстазом. Один, второй быстрый толчок, вызывающий обрывистые стоны – и мужчина выскользнул из тела парня, чтобы излиться на дрожащий подтянутый живот. В опустевшей голове разлился космос сверкающих вспышек оргазма, захватившего все конечности, каждую жилу и каждую мышцу, разрядами тока проносясь от живота. Словно он снова спрыгнул с моста – острое, яркое удовольствие билось в висках, заставляя сердце замирать на мгновение, а дыхание застревать в горле. Кит кончил следом, выгнувшись, пока его рука скользила по твердому члену, с протяжным отчаянным стоном. - Извинения приняты, - сказал Широ, когда они оба слегка перевели дыхание, мягко целуя парня. Кит фыркнул, лениво отвечая на поцелуй. Пока они засыпали поверх разворошенного спальника, укрывшись красным пледом, Широ, невесомо касаясь губами макушки парня в своих объятиях, думал о том, как ему теперь быть. Хотелось продать все свое имущество и отправиться с этим невероятным человеком в миллион походов, куда бы он не пошел. Потому что он неожиданно понял, что ни за что и никогда не сможет его больше отпустить. Прыгнуть вслед за ним с любой высоты, с любого здания, ощутить ветер в своих волосах и целовать его прямо в момент свободного падения. Бросить все, что у него было, тем более что ничего его не связывало с тем городом, в котором на столе сох забытый кусок пиццы. Просто… сделать шаг вперед. Если сам Кит это позволит.

- Хочешь? Широ обернулся к Киту, который смотрел на него своими темными глазами, в которых лучилось солнце. Оторвать взгляд от парящего в небе человека в странном ярком костюме с перепонками между ног и рук, было довольно сложно. Он никогда раньше не видел вингсьютов, и они казались нездоровой фантазией древних людей, которые мечтали летать подобно птицам. Но только на земле. В воздухе – они действительно напоминали птиц. Или белок-летяг, распахнувших крылья-лапы в пронзительной лазури. Управляя своим падением и перепонками, человек мог планировать намного дальше и дольше, чем с простым парашютом. - Наверное, не сейчас, - отозвался Широ. – Как-нибудь, я надеюсь, ты мне покажешь. Фраза-намек, который Кит отлично понял. С улыбкой он стряхнул челку с глаз, и Широ увидел, как слегка порозовели его скулы. - Обязательно, - сказал парень, - но не раньше, чем ты покажешь мне свою платиновую квартиру с платиновой кредиткой. Разве можно было быть более счастливым? Можно. Широ понял это, когда ему вручили новый парашют по настоянию Кита. Если даже кто-то ночью слышал их чудесное времяпровождение, никто не выдал по этому поводу ни единого комментария, едва их взгляды натыкались на мрачного парня в красной куртке. Только Гриффин проводил Широ долгим взглядом, а затем довольно подмигнул. Зато новое оборудование для мужчины нашлось мигом. - Прыгнем вместе? – спросил Кит. – Я вытащу тебя из озера, если ты решишь опять утопиться. И как тут отказаться? Солнце вновь сияло над каньоном, серебря зелено-голубую поверхность ленты озера. Свет заливал все вокруг, зелень горного леса ярким пятном бросалась в глаза, а Кит в алой куртке и в бензиновых очках стоял рядом, расслабленно держась руками за красные перила моста. Дышалось легко и чисто, лазурный воздух заполнял грудь восторгом и лучистой радостью. А внизу разверзлась бездна прозрачной, холодной высоты. Кит повернул голову к Широ и улыбнулся ему, искренней и светлой улыбкой. Сердце мужчины замерло, словно он уже лишился опоры под ногами. - Увидимся внизу, - сказал Гриффин где-то позади, - раз, два… И насчет «три», Широ шагнул вперед, видя боковым зрением красное пятно, что двигалось с ним почти синхронно. Навстречу прозрачному воздуху, ослепительной лазури и холодящему ноги азарту. Навстречу свободному падению вместе с парнем, в чьих глазах все же успел потеряться.

Ещё работа этого автора

Ещё по фэндому "Вольтрон: Легендарный защитник"

Права на все произведения, опубликованные на сайте, принадлежат авторам произведений. Администрация не несет ответственности за содержание работ. | Защита от спама reCAPTCHA Конфиденциальность - Условия использования