Спасение и Погибель

Фемслэш
PG-13
Завершён
7
автор
Размер:
2 страницы, 1 часть
Описание:
Посвящение:
Примечания:
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
7 Нравится 1 Отзывы 1 В сборник Скачать

...

Настройки текста
У Благовещенска подкашивались ноги. Сегодня упадок сил чувствовался особенно остро. Все валилось из рук, не было никакого желания отвечать на сообщения, что ей так активно строчили все кому не лень. Не было желания и сил, чтобы просто умыться, что уж до завтрака. Что ж, сегодня пельмени. Вера поставила кастрюлю с водой на плиту, достала налепленные Саруун недавно пельмени, и решила, пока вода кипит банально причесать свои волосы. Юка, спавшая в комнате, была единственной причиной, почему Зеева решила все же приготовить завтрак, а не обойтись чаем за пять минут до выхода из дома. Несмотря на то, что Южно-Сахалинск нашла время на недельный отдых у Веры, спад настроения и жизненных сил было трудно укрывать желанием полениться, или желанием подольше полежать вместе с любимой. Благовещенск съедала совесть за то, что она врёт самому близкому человеку, но «я смогу справиться с этим сама», а Вера не имеет привычки отказываться от своих слов. Вода вскипела и потекла через край, шипя на раскаленной камфорке. Зеева убавила огонь, бросая в воду замороженный труд Тынды. Хотелось свариться в этой же кастрюле. В голове уже несколько дней стоят эти события. 20й век начался ужасно неудачно. Веру разъедала изнутри вина за то, что не смогла помочь, за то, что пока она разбиралась с властью, её чуть ли не брата разносили в щепки. Это было, это в прошлом, но как же Благовещенску хочется вернуться в то время, и облегчить себе и остальным в будущем ношу. Сколько бы Зеева об этом не говорила, сколько бы себя не убеждала, что она не могла ничего сделать, и что это давно прошло, не получалось. Все равно, в не самые стабильные периоды, это вылезало и болело. Эта злокачественная опухоль давила каждый раз как в первый. И Вера уже на автомате сыпет соль в воду, роняет банку с солью, потому что руки внезапно затряслись. С мутной от мыслей головой поднимает солонку, быстро подметает остатки соли, которые рассылала, все так же, как будто не здесь сознанием. Ей дурно, ведёт от воспоминаний, что так любезно подкидывает сознание. «Ты сама выбрала этот путь. Ты сама выбрала страдать». Зеева хватается за столешницу, чуть склоняется над ней, не чувствует, что плачет. Плачет от безысходности. Это был ее выбор, пустить все на самотёк, наивно полагая, что она сможет справиться сама. Это были не слова, в кабинете специалиста, что она сильная, сможет вытащить себя из ямы, которую так же любезно вырыла для самой себя. Слёзы капают на столешницу, вода в кастрюле снова льётся через край. Вера слышит, как кто-то выключает плиту, отставляет кастрюлю в сторону, а затем слегка касается ее плеча. — Вер, солнце, ну чего ты. Плиту ведь так испортить можно. — нежный голос любимой вырывает из потока самобичевания, отрезвляет. Благовещенск трясет головой, прогоняет остатки помутнения рассудка. — Глянь-ка на меня. — Юка хватает пальцами подбородок возлюбленной, поворачивает на себя, хмурится, видя слёзы на щеках. Вера глаза отводит. Стыдно. — Прости я. Я не— она не договаривает, как Южно-Сахалинск перебивает возлюбленную объятиями. Обнимает почти лениво, ещё не проснулась до конца. Зеева в ступоре. Её перебили, так бесцеремонно и неожиданно, что она ничего не успела сообразить. — Я же вижу, что тебе плохо. Тебе не нужно от меня прятаться, ты всегда можешь на меня положиться. Я всегда буду с тобой. — Юка говорила медленно, немного сонно, гладя любимую по голове рукой. — Я люблю тебя. Всегда буду любить. — она чмокнула Благовещенск в голое плечо. Вера не могла унять эмоции. К безысходности добавилась невероятных размеров нежность и любовь. Зеева обняла любимую в ответ, заходясь истерическим плачем. Шепчет в промежутках между всхлипами и рыданием шепчет «люблю». Она задыхалась от слез, утыкалась в плечо любимой, как в единственное спасение, хотя, так оно и было. Вера действительно находила спасение только в этих плечах, в этих рука, в этом голосе, в этих глаза. Во всей Юке была Верина погибель, было и ее спасение. Пока Южно-Сахалинск тянет Зеевой руки, чтобы помочь унять боль, чтобы облегчить страдания, Вера будет идти вперёд, будет становиться сильнее, чтобы потом помочь своей любимой.
Права на все произведения, опубликованные на сайте, принадлежат авторам произведений. Администрация не несет ответственности за содержание работ. | Защита от спама reCAPTCHA Конфиденциальность - Условия использования