ID работы: 12226709

Я пришёл к тебе с приветом

Слэш
PG-13
Завершён
94
Пэйринг и персонажи:
Размер:
6 страниц, 1 часть
Описание:
Примечания:
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора / переводчика
Поделиться:
Награды от читателей:
94 Нравится 11 Отзывы 23 В сборник Скачать

(´•ω•`)

Настройки текста
Прекрасный вечер пятницы. Кто-то уже пьёт, кто-то готовит на субботу кучу вкусностей, собираясь встречать гостей, а кто-то просто отдыхает от тяжёлого дня. Димка, очень уставший на работе, засыпает под работающий телевизор. Весь накопившийся стресс давит на плечи тяжким грузом, и Позов себя отпускает, погружаясь в сладкий сон. Просыпается он от странного стука в дверь. Сначала в ещё сонном мозгу созревает мысль, что ему всё снится или это не к нему, но собрав все силы, он внимательно прислушивается к стуку. Тире. Точка. Точка. Пауза. Точка. Точка. Пауза. Тире. Тире. Пауза. Точка. Тире. Азбука Морзе? Вот блин. Нехотя Дмитрий всё же поднимается и медленно бредёт открывать дверь, уже предчувствуя, что за ней стоит высокий красивый мужчина, которому, видимо, некого доконать. — Вали к Серому, — заявляет Дима, отворяя дверь и хмуро смотря на печального Арсения. — Он твой лучший друг вообще-то. — У него сегодня свидание, — вздыхает Арсений, притворяясь, что он чувствует огромную вину, что заявился к Диме без предупреждения. — Не хотел его беспокоить. — А меня можно? — вздёрнув бровь, интересуется Позов, бросив строгий взгляд на выглянувшую из соседней квартиры любопытную старушку. — Хрен с ним. Заходи, — он затягивает в квартиру Арсения, чтобы поговорить без лишних глаз и ушей. Арсений облегчённо выдыхает, заходя в квартиру, и маска вселенской скорби сразу слетает с его лица. У Димки приятный полумрак и всё стоит на своих местах, даже радуя Арсения. Постоянство в квартире друга успокаивает Попова, который не представляет даже того, что когда-нибудь в квартире может завестись хозяйка и всё переделать под себя. Для него это даже звучит ужасно. — Чего на пороге застыл? Иди ко мне, — доносится из кухни недовольный голос Димы, и Арсений невольно улыбается. Сонный Поз становится таким милым ворчуном. — Задумался, — с широкой улыбкой заявляет Арсений, быстро пересекая прихожую, и оказывается в светлой кухне. Позов указывает ему на стул, а сам ставит чайник и даже выуживает из ящика печеньки и конфеты. Арсений, не сдерживая тёплой улыбки, присаживается на стул и начинает наблюдать за Димой: за его плавными и выверенными движениями, за всем его заспанным видом и помятой одеждой, за отрешённым выражением лица, за тем, как чужие губы еле заметно двигаются, видимо, Дима проговаривает свои действия. Сонный Дима так мил и прекрасен. — А чего к Антону тогда не заглянул? — интересуется Дима, пододвигая ароматную кружку чая к Арсу. Тот бы сейчас предпочёл чего покрепче, но алкоголь в этой квартире нужно заслужить, ведь это не Серёжа, которые без слов ставит на стол бутылку коньяка, когда замечает состояние друга. Антон же предпочитает пить пиво, но поговорить с ним по душам — не очень хорошая идея. Антон начнёт переживать, попросит совета у Макара, и тот со всем своим добродушием попытается помочь, но сначала с помощью силы, если поймёт, что их графа обидели. — У него сегодня романтический вечер в объятиях его мишки Тедди, — показательно поморщившись, отвечает Арсений, незаметно стаскивая конфетку. — Я буду только лишним со своей кислой миной. — Ну да, — чуть подумав выдаёт Дима, смотря на грустную мордашку Арса, и невольно улыбается. — Хочешь тортик? — Может чего покрепче? — неуверенно предлагает Арсений, уже предчувствуя чужую реакцию, поэтому добавляет: — Я чувствую себя паршиво. — Арсюш, — вновь этот взволнованно-заботливый тон и ласковая рука на щеке. — Что-то случилось? — Мы расстались, — выдыхает Арсений, прикрывая глаза, ведь видеть обеспокоенного друга больно. — И почему? — уточняет Дима, а его голос немного садится, отчего Арсений невольно сглатывает. — Он предложил мне выбор, — горькая усмешка на миг проскальзывает на лице Арсения, в голове всплывают неприятные воспоминания, которые острым лезвием рассекают сердце. — Он или карьера? Да как только ему в голову пришло такое? — недовольно замечает Дмитрий, всплеснув руками. Позов начинает возмущённую тираду о том, что только конченый предложит возлюбленному такой выбор. Мечту на неприятного мудака, который может бросить в любой момент. Арсений наблюдает за ним с любопытством и каплей зависти. Ему тоже хочется устроить истерику, побить посуду и мебель, а потом усесться на пол и горько разрыдаться, чтобы его успокаивали. Вот только момент был упущен, а сейчас это будет уже некстати, только Диме настроение сильнее подпортит, поэтому оставалось лишь наблюдать, как вместо него злится Поз. Хоть какая-то отдушина. — Теперь мы можем выпить? — прерывает чужую тираду Арсений. Ему, конечно, очень приятно, что за него так злятся, но главная цель ещё не достигнута. — Сначала чай, — напоминает об остывшем напитке Дима, заботливо пододвигая тарелку со сладостями к Попову. — А я пока в магазин. — Я могу с тобой, — предлагает Арсений, поднимаясь из-за стола. — Можешь, — кивает Дима, надавливая на плечи Попова и усаживая его обратно. — Но будешь меня ждать дома. Я быстро. Если что, у меня с собой телефон. — Хорошо, — тихо роняет Арсений, но Позов даже не дожидается его ответа и уже вылетает из квартиры. — Я буду ждать. Вкусный чай с бергамотом и его любимые конфеты. Димка тоже сладкоежка, но в его доме задерживаются только любимые конфеты Арса. Не из-за того, что Дима сам их любит, — он просто хочет, чтобы любимые сладости Арсения всегда были, ведь тот мог заявиться в любой момент. Арсений допил чай, порылся в ящиках, находя ещё конфеты и пачку чипсов, критично осмотрел содержимое холодильника и снова уселся за стол, ожидая прихода Дмитрия. Позов всегда был хорошим слушателем, который не перебивает и проявляет повышенное внимание к чужим словам и чувствам. Хоть он и ворчал вечно на Арсения, но никогда не выгонял и внимательно слушал обо всех проблемах и волнениях. Пока Позова не было, Арсений многое обдумал и успокоился, поэтому Диму в квартире ожидал уже очаровательный и весёлый Арс. — Я захотел вина, — спокойно заявляет вошедшему Попов, весело болтая длинными ногами. — Сходишь за вином? — Вот тебе вино, — пройдя на кухню говорит Дмитрий, ставя на стол увесистый пакет и начиная выкладывать его содержимое. — Вот сыр к нему. Колбаска, ведь закусывать нам нужно. Вот шампанское, если ты решишь отпраздновать расставание с этим придурком. И коробка конфет к нему. Коньяк и виноград, если градус захочешь повысить. И пиво. Ты же у меня с ночёвкой останешься? — Дим, я тебя, кажется, люблю, — благоговейно выдыхает Арсений, смотря на Позова с обожанием, будто на своего спасителя. — Да-да, — легкомысленно отмахивается Дима, доставая бокалы. Признания в любви от Арса можно услышать чаще, чем маты от воронежских голубков. — Давай начнём. — Давай, — с воодушевлением отвечает Арсений, в нетерпении ёрзая на стуле. — Начнём с вина. А потом, может, дойдём и до коньяка. — Как хочешь, — пожимает плечами Дмитрий, принимаясь откупоривать вино. — Помой пока виноград и нарежь сыр и колбасу. — Вообще-то я месяц назад умудрился порезаться, — беря в руки виноград, напоминает Попов. — Ты пьяный открывал ножом шпроты, — дополняет Позов, находя штопор и ввинчивая его в пробку. — Кстати, а чего мы пили? — Мою роль отдали другому: щенку, который даже месяца не прослужил в театре, — пробурчал недовольно Попов, ставя виноград на стол и беря в руки нож. — Не напоминай. — Не буду, — кивает Позов, чуть усмехаясь. — Ты только не порежься. Арсений ему ничего не ответил, и на кухне вообще стало подозрительно тихо. Дима, уже догадываясь о причинах молчания, обернулся к Арсению: тот тупо смотрел на палец, из которого текла кровь. — Не удивлён, — выдохнув, заключает Дима, беря Арсения за запястье и быстро обхватывает губами порезанный палец, засасывая его в рот и мягко обводя ранку языком. Во рту чувствуется металлический привкус крови и немного соли. Вообще, кровь не перестанет так течь, но привычка уж такая. Арсений отходит от шока быстро, заинтересованно смотрит на губы Димы и тянет руку назад, чтобы вытащить палец из манящего плена чужого рта. — Ты вампир, — заключает Арсений, зажимая ранку салфеткой и поднимая руку вверх. — Если брать в расчёт классические произведения, то вампир предпочитает сладкую кровь молодой девы, — с усмешкой замечает Дмитрий, отставляя сыр в сторону и направляясь с доской и ножом к раковине, чтобы смыть кровь. — У меня не сладкая кровь? — удивился Арсений, драматично хватаясь за сердце. — Она и не должна быть сладкой, — качает головой Дмитрий, кивая на верхнюю полку. — Возьми себе перекись и лейкопластырь. Вино я сейчас открою. Нож больше не доверю. Поэтому налью тебе выпить, а ты будешь сидеть и наслаждаться. Понятно? — Да. Буду сидеть с бокалом вина, наслаждаться и наблюдать за тобой, — соглашается Арсений, находя перекись и обеззараживания ранку. — И рассказывать о своих проблемах, — добавляет Дима, нарезая сыр на тонкие ломтики, а после и колбасу. — Давай лучше о тебе? — просит Арсений, замотав палец и присаживаясь за стол, даже стаскивает парочку кусочков сыра и колбасы. — У меня всё так же, — невесело фыркает Дима, сосредотачиваясь на доске. — В какие-то дни хочу послать всё на хрен и уволиться, а в какие-то всё вроде норм. — Я сказал ему, что выбор, который он мне дал, слишком очевиден, и я выбираю не его. Он разозлился, обматерил меня и ушёл, — после небольшого молчания, говорит Арсений. — И правильно, что теперь он исчез из твоей жизни, — кивает Дима, крепче сжимая нож в руке и уж слишком варварски начинает кромсать колбасу. — От таких токсичных людей нужно сразу избавляться. Как вообще можно настаивать на том, что нужно бросить любимую работу, чтобы ублажить его гнилую гордость? — Всё хорошо. Мы уже расстались, — уверил Арсений, осторожно касаясь кончиками пальцев предплечья Димы и привлекая его внимание. — Да и я ведь не стал терпеть. — Арс, ты на самом деле часто терпишь, а не высказываешь своё недовольство сразу, — печально шепчет Дима, поддавшись порыву и ласково поцеловав Арса в лоб. — А стоило бы. — Я хочу вина! — вдруг восклицает Арсений, резко подавшись назад. — Пей, — выдыхает спокойно Дмитрий, возвращаясь к закуске. — Я хочу найти себе красивого, умного и заботливого спутника! — подняв бокал, изрекает Арсений. — Это сложновато будет, — пожимает плечами Дима, наливая себе вина и сразу чокается с Арсом, выражая так свою поддержку. — Особенно, если заботиться будет он только о себе. Но я надеюсь, что ты найдешь свой идеал. — Это не так сложно, — мягко улыбается Арсений, качая головой, и чуть подумав, отпивает вино. — Вот ты, к примеру, очень хороший человек. Всегда впускаешь меня к себе и успокаиваешь. Серёжа тоже очень хороший и заботливый, а Макар — само добродушие и тепло. Ну, Антошка тоже, хотя и эмоциональный. — Ну, мы ведь друзья, — усмехается Дима. — Вот был бы ты моим парнем, навряд ли я был бы с тобой так добр. — А вот я думаю, что как раз наоборот, — с теплотой отвечает Арсений, ласково гладя бокал. — Ты по своей натуре очень заботливый и понимающий. Ты бы не обидел любимого человека. — Ладно, — вздыхает Дима, осушая бокал одним большим глотком и наливая себе ещё. — Ты — как хочешь, а я хочу напиться до состояния обожравшейся свиньи. — Хорошо, Димочка, я тебя поддержу, — мурлычет довольный Попов, незаметно утаскивая всю тарелку с закусками. — Только давай повысим градус? — Предлагаешь в вино бахнуть коньяк? — вздернув бровь, спрашивает Позов и, получив в ответ кивок, расплывается в широкой улыбке. — Давай. Но кто первый опьянеет, тот будет исполнять желание победителя. — Пфф, да я тебя легко уделаю, — уверенно заявляет Попов, хватая бутылку коньяка и лихо её открывая. — Будь готов быть моим джинном. — Выбирай. Либо я, либо твой дружок! Кто для тебя важнее? — мужчина злится, недовольно смотрит на Попова, который до этого уже, пожалуй, в сотый раз за день упомянул своего дорогого друга. — Он, — без колебаний выдаёт Арсений и сквозь зубы рычит. — Даже не смей думать, что кто-то из моих ухажёров когда-нибудь станет для меня важнее него! — Раз уж ты выбрал его, то я должен уйти? — спрашивает мужчина, и в его голосе проскальзывает слабая надежда на то, что ему показалось. — Да и побыстрее, — устало прикрыв глаза, просит Попов. Ему уже надоел этот бессмысленный спор, который начался так по-идиотски. — А ты к нему побежишь плакаться? — начинает злиться вновь мужчина, гневно хватая свои вещи и пихая их в рюкзак. — Несомненно, — холодно и сухо отвечает Арсений, подняв пустой взгляд на некогда возлюбленного, а теперь просто незнакомца. — И чего ты так к нему привязан? — недоумевает мужчина, взмахивая руками. — Люблю, — с болью шепчет Арсений и смотрит сквозь застывшего, словно изваяние, уже бывшего. — Я ведь его люблю. — А он тебя нет, — не скрывая неприязни, с торжеством выдаёт мужчина. — Твоя любовь ему противна. — Нет. Он не такой, — качает головой Арс, мечтательно поднимая глаза к потолку. — Он примет мои чувства, даже если не испытывает того же. Он слишком хороший друг, который не посмеет ранить близкого.
По желанию автора, комментировать могут только зарегистрированные пользователи.
Права на все произведения, опубликованные на сайте, принадлежат авторам произведений. Администрация не несет ответственности за содержание работ.