Хаос снаружи и пустота внутри

Джен
R
Завершён
1
Размер:
17 страниц, 1 часть
Описание:
Публикация на других ресурсах:
Разрешено только в виде ссылки
Награды от читателей:
1 Нравится 2 Отзывы 0 В сборник Скачать

Часть 1

Настройки текста
Её зовут Райя. Её мир - это огонь и кровь. Когда-то эти земли процветали. Драконы, источники водной стихии, дарили им дождь и изобилие. Райскую жизнь испортила человеческая природа. Зависть к волшебным созданиям и алчность пробудили самые тёмные человеческие качества, которые привели в мир своё порождение - друунов, ненасытных сущностей, которые, не имея разума, были ведомы лишь тупым инстинктом - пожиранием жизней и размножением. Они в какой-то степени отражали самих людей. Друуны отравляли почву и человеческий организм, лишали землю живительных соков и вызывали неизлечимые болезни, от которых люди умирали в страшных муках. Они превращали некогда благодатные земли в безжизненную пустыню. Драконы гибли под их натиском. Чем меньше становилось драконов, тем меньше становилось воды. Чем меньше становилось воды, тем меньше становилось жизни. Человечество погрязло в войне всех против всех за контроль над территориями, где всё ещё были вода и плодородная почва. Мир рушился, и люди теряли рассудок. Райе было трудно понять, кто же свихнулся больше - она или все остальные. Она бежит от всех, и от живых, и от мёртвых. За ней охотятся стервятники и преследуют те, кого она не смогла защитить. Тонг, Бун, Нои... Сису. С последней было хуже всех. Если другие ругались, винили её в своей смерти, сыпали проклятиями, то Сису просто смотрела на неё своими большими, красивыми и грустными глазами. В которых не было ни злости, ни осуждения, ни даже обиды. Когда ночами Райя заворачивалась в свою накидку прямо на песке, глядя на усыпанное звёздами ясное небо, драконица, бывало, оказывалась рядом. Сидела и неотрывно смотрела на Райю. В её взгляде было только сожаление. И от этого было больнее, чем от оскорблений и проклятий, которыми её осыпали другие. - Что ты смотришь?! - кричала на неё Райя. - Ты сама во всём виновата! Ты глупая, глупая, ты... Я предупреждала тебя! Но Сису никак на это не реагировала, продолжая сидеть и с грустью смотреть на девушку. Райе хотелось плакать, но организм давно отучился расходовать драгоценную влагу на всякие глупости. Райя отворачивалась от неё, закрывая лицо широкополой шляпой. Но облик Сису маячил перед глазами. Вместе с горячим сухим днём, накаляемым беспощадным огненным шариком на небосводе, приходила борьба. Оборванцы, мародёры, банды - все стремились поживиться хоть чем-то друг у друга. Райя не знала, к кому из них себя причислять. Ей было всё равно. Она просто участвовала во всеобщем круговороте безумия. Драки и убийства, побеги и преследования. Как и все, она охотилась за слабейшими и убегала от сильнейших. Она убеждала себя, что её сердце давно обратилось в камень, и чужие жизни ничего для неё не значат. Но призраки и голоса свидетельствовали об обратном. Райя бережно хранила драконью каплю - один из бесценных артефактов, оставшихся в наследство от погибших водных созданий. Таких артефактов оставалось немного, за ними охотились все, за них воевали и убивали в немыслимых количествах - и это при том, что людей и так осталось мало. Так получилось, что одна капля досталась Райе в наследство от Сису. Эта капля служила источником воды. В малом количестве, но вполне достаточно, чтобы не загнуться от обезвоживания в безжизненной пустыне. Куда большую ценность представляли ещё живые драконы. Люди их отлавливали, заставляя проливать воду на те земли, на которых они жили. Но водная магия драконов слабела. И, бывало, они становились случайными жертвами в стычках и войнах местного значения, которые люди устраивали за обладание очередным драконом. Друуны крепли. Они были всюду. День, прожитый без столкновения с ними - большая удача. День, в который тебе удалось столкнуться с друуном и сбежать от него - ещё более большая удача. Люди использовали машины, чтобы выживать. Транспорт помогал убегать от друунов, друг от друга, либо друг друга преследовать. Люди гнались за мощью двигателей и таранных решёток, за толщиной брони, защитой покрышек, усеивали свои тачки шипами. Машины становились не только средством передвижения, но и смертоносным оружием. За нефтяные месторождения воевали не меньше, чем за жизненное пространство, воду, драконьи капли и самих драконов. Человечество отчаянно боролось за выживание, и в этой борьбе лишь неуклонно сокращало собственную популяцию. Великий абсурд и злая ирония. У Райи была собственная машина, собранная, как и большинство, из подручных средств. Многие детали Райя добывала там же, где и другие - на свалках, дерясь и убивая за какие-то из них. В этом мире чужая жизнь ценилась меньше куска железа, капли воды и бензина. В машине постоянно что-то стучало. Стучал двигатель, стучала подвеска, стучали втулки. Всё постоянно дышало на ладан и нуждалось в ремонте. Тук-тук. Тук-тук. Тук-тук. В конце концов, именно так свою машину Райя и решила назвать. Рассекая на "Тук-Туке" по пустошам, Райя искала пропитание и топливо. Она могла просто замереть на одном месте и часами выжидать, пока мимо пробежит одна из этих шустрых ящерок, чтобы размозжить её резким ударом каблука и тут же отправить в рот. Над трупами вились мухи, по ним ползали опарыши. Они тоже шли в пищу. Собирая червей с трупов, главное было не пораниться о торчащие рёбра. Райя знала пару человек, загнувшихся от такого. То, что ранее казалось отвратительным и могло вызвать лишь тошноту, сегодня стало в порядке вещей. Райя уже забыла, когда испытывала отвращение к чему-либо. Завидев одинокий легковой транспорт, девушка разгоняла свой "Тук-Тук" настолько, насколько его состояние позволяло. Порою он ломался прямо в ходе погони (или побега), и тогда приходилось разбираться с врагами вручную, орудуя пращой и волнообразно изогнутым мечом, доставшимся в наследство от отца. Порой ей удавалось протаранить не шибко серьёзную машинку. Часто после этого следы оставались на самом "Тук-Туке", а таранная решётка и слететь могла. Зато, найдя хотя бы полупустую канистру с топливом, Райя могла накормить ею своего железного друга, с которым давно уже вела задушевные беседы, ибо других собеседников у неё было мало - в основном вскоре после встречи с нею они погибали, по вине самой Райи или просто в её присутствии. Она старалась не привязываться к людям, но хранила великую преданность своей машине. Бывало, "Тук-Тука" разносило вдребезги, когда Райя сталкивалась с врагами покрупнее. Она заботливо собирала его по частям, и если надо, могла хоть пешком обойти всю пустыню в поисках нужных деталей. И со своим неизменно дышащим на ладан другом продолжала бесцельное странствие, направленное на то, чтобы пережить очередной день ада. Впрочем, говорить, что единственным её спутником была машина, было бы неверно - они постоянно следовали за ней, куда бы она ни отправилась и как бы ни пыталась изгладить их лица из своей памяти. Тонг. Бун. Нои. Сису... Хватит! Хватит! Отстаньте, пожалуйста! Успокойтесь! Но они не желали успокаиваться. Не хотели её отпускать. Или это она не могла отпустить их? Сложно. Слишком сложно. Думать о сложном не хотелось. Думать вообще не хотелось, если честно. Но деться от них было некуда. Райя могла бежать так быстро и так далеко, как только сможет. Никогда они её не оставят. Тонг. Грозный с виду, но сломленный в душе безутешный здоровяк, скорбевший о потерянной семье. От сына у него осталась лишь грязная мягкая игрушка, сшитая из чего попало. Он смотрел на неё единственным глазом, пока не поражённым болезнью, и молча плакал, не стесняясь слёз. Казалось, лишь эта игрушка держала его в мире живых. За неё он однажды убил человека на глазах у Райи - путешествуя вдвоём, они столкнулись с целой бандой. В ходе схватки Тонг выронил игрушку, а один из головорезов подобрал её, окидывая непонимающим взглядом. Тонг увидел в этом посягательство на его память и с громким рёвом бросился на бандита, сминая в своих могучих руках. Из той стычки Райе удалось уйти живой. Тонг в одиночку сдерживал целую группу бандитов, несмотря на то, что они постоянно кололи и резали его выпадами. - Беги, Райя! Беги! - кричал он, разбрасывая наседающих бандитов могучими руками. И она побежала. Она понимала, что выстоять против всей банды невозможно. Она убежала, а где-то там здоровяк продолжал терять кровь в яростном бою. Он погиб, но за что? За неё? Видимо, да. Это было самоотверженно и... бессмысленно. Ведь её жизнь на самом деле ничего не стоила, хотя инстинкт и толкал к выживанию. - Бросила меня там, жалкая трусиха! - презрительно выплёвывал Тонг прямо с соседнего сиденья "Тук-Тука". - Надеюсь, ты можешь спать спокойно? В ответ на это Райя лишь давила педаль в пол, будто бы, разогнавшись, могла оставить позади этого призрака. Бун мечтал вырасти сильным воином и спасти взятую в рабство семью. Райя не расстраивала его тем, что его семья, скорее всего, уже мертва, ибо условия, в которых содержались рабы, не располагали к долгой жизни. Больше всего шансов было у его матери и сестры - о сексуальных рабынях как-то да заботились, хотя когда вставал выбор между ними и собственной жизнью, разумеется выбирали последнее. Так что, если еды едва хватало на хозяев, то рабы оставались вообще без неё. Забавный и не по годам смышлёный парнишка увязался за девушкой, завидев её меч (она сперва думала, что он хочет его украсть, и однажды Бун вправду попытался), и просил дать ему уроки, называя Райю "великой воительницей". Райя просто не знала, как отделаться от приставучего мальчишки, и в итоге согласилась обучать его кое-каким приёмам самообороны. От его предложения найти и спасти его родных вместе девушка, конечно же, отказалась. Тогда Бун предпринял попытку похитить её меч, пока Райя спала, чтобы отправиться на выручку семьи самостоятельно. Однако Райя всегда держит имущество при себе и очень чутко спит. Хотя она понимала мотивы Буна и сочувствовала ему, ей не нужен был при себе человек, способный обворовать спутника. Она сделала ему строгий выговор и запретила следовать за ней, после чего отправилась дальше, за запчастями для заглохшего "Тук-Тука", который прятала в милях к югу. Бун был очень расстроен, но недолго. Его испуганный крик "РАЙЯ!" раздался вскоре после того, как она отошла на пару сотен метров. Обернувшись, девушка увидела бегущего к ней мальчишку, прямо на которого ехал железный монстр одной из окрестных банд. В машине находились какие-то форменные отморозки, поэтому они просто проехались по мальчику, на полной скорости врезавшись в его спину бампером. Изломанное тело ребёнка рухнуло в песок, окрашивая его в красный. Райе было некогда подбегать к Буну и узнавать, как он: её захватила схватка с отморозками на джипе, полная уворотов и активного размахивания пращой. Когда шустрая воительница наконец вывела бандитов из себя, они затормозили и вывалились из машины, чтобы разобраться с ней в ближнем бою. В котором и пали от её руки и волнообразного клинка. И лишь после этого Райя, слушая отдававшийся в ушах бешеный стук сердца, бросилась к изломанному и окровавленному телу мальчика, который уже был мёртв. Как скоро после столкновения он умер? Сразу или в болезненной, мучительной агонии? Узнать этого девушке было не суждено. - Довольна собой?! - возмущённо жестикулируя, кричал мальчик. - Бросить ребёнка одного в пустыне, из-за одной лишь провинности - сердце-то у тебя вообще есть, а? Есть или нет? Видимо, или нет. Малышка Нои была найдена случайно, в одном из заброшенных строений, которые всё ещё встречались посреди пустыни. Видимо, бездыханно лежавшая рядом с плачущим ребёнком мать умерла от истощения, отдавая малютке всё, что удавалось найти в качестве еды. Стоя на пороге и глядя на плачущую девочку, Райя пыталась убедить себя, что её это не касается. Самовнушение закончилось тем, что она вышла из строения с малышкой на руках, баюкая и успокаивая её. Началось её путешествие вдвоём с трёхлетним ребёнком, чьё имя было заботливо нашито на воротнике детской рубашки. Райя была не лучшим опекуном, по правде, но лучшего этой девочке всё равно не светило. Другие люди могли её попросту зажарить, если сами страдали от голода. С ребёнком на руках Райя и попала в плен, когда в очередной раз пешим ходом пересекала пустыню после критической поломки "Тук-Тука". Рабовладельцы не сочли столь малого ребёнка рентабельным. Лёжа на горячем песке, избитая и придавленная чужим каблуком, Райя беспомощно смотрела на то, как малышку грубо бросают об песок, а затем отточенно протыкают самодельным копьём. Потом каждый из тех ублюдков заплатил за это. После того, как Райя смогла устроить побег. - Ра-я! Ра-я! Кхык-хнык! Спаси! Спаси, Рая! - пронзительно визжала малышка сквозь плач, заставляя девушку крепко зажмуриваться и зажимать уши руками. - Я ничего не могла сделать! - отчаянно и с надрывом отвечала она. - Я же пыталась... Ты же видела, я же пыталась! Их было слишком много! Но Сису... Сису отдавалась в её, как Райя думала, чёрством сердце болезненнее всех на свете. Даже болезненнее собственного отца. Сису стала её невыносимой пыткой. Одна из немногих драконов, ещё не убитых друунами либо людьми. Настолько наивная и позитивная, будто бы прибыла из какого-то совершенно иного мира, где мир был счастливым для всех, а люди - добрыми и честными. Райе не удавалось понять, как посреди конца света можно было сохранять такой настрой. Истощённая и измотанная, с пыльной свалявшейся шерстью, Сису, тем не менее, в течение часа улыбалась и шутила чаще, чем Райя за всю свою жизнь. Это была какая-то, честное слово, ошибка природы. Она со смехом рассказывала, как люди за ней гонялись, и при этом утверждала, что нужно друг другу доверять, что доверие сделает людей лучше и спасёт этот мир. Вся её родня погибла, о чём Сису говорила с грустью, но тут же переключалась на какую-нибудь другую тему или выдавала остроумную шутку. Может, таким образом она справлялась с собственной болью. Но её наивность была самой подлинной. Такую наивность... да что там, инфантильность, нельзя было подделать. - Сису, не знаю, как тебе удалось дожить до сего момента, но если хочешь пожить ещё какое-то время, научись быть осторожной с тем, кому доверять, - говорила ей Райя. - У тебя проблемы, вот что я скажу! - бесцеремонно тыкала в неё когтистым пальцем дракониха. - Ты слишком плохо относишься к людям, они это чувствуют, и тоже будут плохо относиться к тебе. Попробуй им довериться, и ты увидишь, как преобразится мир! Райя была поражена тем, с каким вдохновением и искренней, детской верой Сису произнесла последнюю фразу, широко раскинув лапы и улыбаясь во всю пасть. - Сису, когда я была ребёнком, отец тоже учил меня доверию... - О, умный людь, наверное! - многозначительно подняла палец Сису. - ...и ничем хорошим это для него не кончилось. Это было правдой. Её отец, Бенджа, был слишком хорошим человеком для этого погибающего мира. Он был сумасшедшим среди сумасшедших. Ведь он готов был помогать другим в ущерб себе и рискуя собой. Он никогда не отказывал в помощи тем, кто в ней нуждался. И учил Райю тому же. Это и погубило его. Однажды они встретили группу страдавших от жажды и голода людей, влачившихся по пустыне. У Бенджи и его дочери было с собой немного воды и еды. Любой разумный человек оставил бы своё при себе, но Бенджа, в соответствии со своими убеждениями, предложил путникам разделить трапезу поровну. Однако путники не захотели делиться с Бенджей и его дочерью их же едой. Защищая дочку, но при этом стараясь наносить противникам несмертельные раны, Бенджа пал от пущенного ему в спину дротика. Прежде, чем упасть лицом в горячий песок, он со страхом взглянул на Райю. Он боялся не смерти, а того, что теперь ждёт её. Райю ждало групповое изнасилование. Озверевшим от лишений и страданий людям было всё равно, сколько девочке лет. Они должны были почувствовать вкус жизни, пока могли, ведь следующий день мог стать для них последним. Они ушли, забрав с собой все пожитки, какие у отца с дочерью имелись при себе, и оставив Райю валяться на песке под палящим солнцем, без капли воды. Девушка с трудом помнила, как ей удалось выжить, да и не хотела вспоминать. Пару лет спустя к ней чудесным образом вернётся отцовский меч, который, как она думала, был утрачен навсегда - но он оказался в ножнах у трупа, умершего, по-видимому, от обезвоживания посреди песчаных дюн, куда Райю однажды занесла нелёгкая. Был ли это один из тех уродов, что убили её отца и надругались над ней в детстве, или потом оружие Бенджи досталось кому-то другому - уже не имело значения. Главное, напоминание о папе, а по совместительству грозное оружие, досталось ей. И Райя, в отличие от своего отца, никого не жалела, разя волнообразным клинком наповал. С Сису они путешествовали вместе дольше, чем Райе доводилось с кем-то разделять путь до и после этого. Она чувствовала за эту драконицу какую-то особую ответственность - более особую, чем даже за малого ребёнка. Райя убеждала себя в том, что это из-за полезных с практической точки зрения способностей Сису, которая могла давать воду, хотя была очень слабым драконом даже в сравнении со своими ослабевшими собратьями. Но чувствовала, что дело было далеко не только в этом. Как бы Райя ни открещивалась от этого - она привязалась к личности этой наивной, инфантильной, но такой доброй и отзывчивой дракоши, которая считала, что разрешением любого конфликта может стать дружеская улыбка, смешная шутка и какой-нибудь подарок. Сису была средоточием всего самого доброго и светлого, что осталось в этом чёрством и жестоком мире. Возможно, единственным источником... Как и Бенджу, её подвели доверчивость и желание помочь. У них с Райей произошла ссора на тему доверия, после которой драконица ринулась куда глаза глядят, чтобы найти человека, на чьём примере можно было бы показать целительные свойства доверия. По её собственному признанию, люди не раз пытались её поймать, но дракоша была уверена, что они это делали не со зла, а просто потому, что были напуганы и потеряны. Когда Райя поняла, что Сису пропала, её сердце забилось так часто и рвано, как никогда ни до, ни после. Она никогда и ни за кого не боялась так, как за эту дракошу. Её страх не был беспочвенным - Сису попала в очень плохие руки. Движимая своими идеями о доверии, она вышла к первым попавшимся бандитам и спросила, не нужна ли им какая-нибудь помощь. Как результат, драконицу приковали к голой, горячей скале, возле которой располагался лагерь разбойников. Райя отправилась вызволять её. Она рассчитывала, что элемент неожиданности хоть как-то уравняет шансы. Завязался бой. Помощь пришла, откуда не ждали: в самом стане бандитов наметился раскол, ибо один из самых борзых членов банды, метивший в вожаки, хотел заполучить Сису и пользоваться её дарами независимо от лидера. Драться с противниками, которые сами дерутся друг с другом, стало несколько проще, чем с организованной толпой, умеющей действовать слаженно. - Прекратите! - кричала Сису, пытаясь вырваться из цепей. - Перестаньте! Хватит! Прошу вас! На её глазах люди умирали в агонии, на её глазах клинок Райи отсекал конечности, рассекал врагам животы и глотки, сносил головы. Когда Сису попадала в поле её зрения, сразу выделялись широкие, испуганные, потрясённые глаза драконицы. - Никто из вас её не получит! - кричала забрызганная чужой кровью Райя, встав прямо перед Сису в боевой стойке, вызывающе выставляя меч. Кто-то бросил копьё. Райя ловко увернулась перекатом, поэтому вместо неё копье нашло себе другую цель. - О нет... нет! НЕТ, НЕТ, НЕТ! - вырвалось из уст девушки, когда она поняла, в кого вместо неё пришёлся удар. Сису потрясённо смотрела на древко копья, торчавшее из её груди. Ошарашенный взгляд больших фиалковых глаз сместился с него на Райю, будто драконица хотела спросить, что это такое и как это вышло. Но если и хотела, то не успела. Прекрасные глаза закатились, и одна из последних драконов упала на горячий песок. - О нет! Сису! Сису! Нет, умоляю, только не ты! Очнись, очнись, ну же! Нет! Ни на что не обращая внимания, Райя тормошила безжизненное тело драконицы, стоя перед ней на коленях и тщетно пытаясь добиться хоть какого-то отклика. Вспомнила она о бандитах лишь тогда, когда они вновь напали. Шок, тоска и отчаяние сменились жгучей яростью, и Райя уже лишь смутно помнила подробности схватки, разыгравшейся после смерти Сису. Помнила лишь, как уже по окончанию боя, замазанная чужой кровью и имевшая пару собственных ран, вновь вернулась к драконице и упала прямо на неё, зарываясь лицом в спутавшуюся и утратившую прежний лоск от скитаний по пустыне шерсть, и шепча её имя. Девушка провалилась в беспамятство. Когда она пришла в себя, на месте тела Сису лежала драконья капля. После смерти тела драконов растворялись, а последние остатки их магии собирались в артефакт, стабильно производящий понемногу воды. - Ох, Сису... - бережно взяла в руки то, что осталось от её подруги-дракоши, Райя. - Почему ты была такой глупой... Во рту была засуха, поэтому девушка, недолго думая, приложилась к капле, сделав пару осторожных, экономных глотков. Над искромсанными клинком волнообразного меча бандитами вились мухи. А это значит, что у неё была и еда. Нужно было подкрепиться перед тем, как идти дальше. Куда и зачем? Не имело значения. Ничего не имело. Она так и не проронила ни одной слезинки, ибо организм был научен экономить каждую каплю живительной влаги.

***

Несмертный Джо мечтал о здоровом наследнике. Ибо, несмотря на свой статус среди боевых псов и песчаников, он был как раз-таки вполне себе смертен. Он был тяжело больным стариком, сумевшим однажды пережить встречу с друуном, но вот сохранить своё здоровье ему не удалось. Друуны и так отравляли землю и воздух, вызывая множество неприятных болячек даже в том случае, если у человека не было с ними непосредственного контакта. Но если он был, срок жизни индивида резко и во много-много раз сокращался. Но как бы ни мечтал Джо оставить после себя того, кто сможет взять бразды правления в свои твёрдые руки, здоровый наследник никак рождаться не желал. В распоряжении Несмертного были самые здоровые наложницы, которых он сразу изолировал под Куполом Чистоты, там, где держал пленённых драконов, даривших крепости воду и плодородную почву. Только вот, когда ты сам неспособен оплодотворить здоровую яйцеклетку здоровым сперматозоидом, что толку от чистоты и здоровья наложницы? У него было много сыновей, были даже дочери. Но все они рождались с генетическими дефектами разной степени. Порою рождались мёртвыми. Джо не хотел признаваться самому себе, что причина - именно в нём. Он вымещал ярость на наложницах, называл их грязными суками, которые не могли выносить здорового малыша в таких райских условиях, которые он им предоставлял. Как вдруг, нежданно-негаданно, случилось невероятное чудо, и у него родился здоровый, идеальный малыш. И всё бы ничего, если бы не одно но: малыш этот оказался женского пола. Несмертный Джо тогда обратил свой взгляд к голубым небесам. Словно они наказывали его, смеялись над ним. Держа на руках новорождённую малышку, он раздумывал над тем, что теперь с ней делать. Сбросить со скалы? Возможно, следовало бы поступить и так. Но он не смог. Непонятно почему. Шли годы, и Джо перестал жалеть о том, что когда-то не избавился от этой малышки. Намаари росла дерзкой и сильной. В ней почти не было женственных черт - ни во внешности, ни в характере. Она могла бы стать идеальным преемником. Будь она мужского пола. Джо решил для себя, что если ему так и не удастся подарить жизнь здоровому наследнику-мальчику, он передаст бразды правления в руки Намаари. Хотя делать этого не хотелось. Но лучше неё кандидатов не было. Слабоумный Риктус и немощный Корпус в наследники никак не годились. Пока же он воспитывал её в духе своих боевых псов - мальчишек, которым с детства прививался культ божественности Несмертного, которые почитали его и верили, что погибнув во имя него, они окажутся в Вальхалле, рае для воинов, куда их сопроводит лично Несмертный, которому подвластны небо и земля, мир живых и мир мёртвых. Намаари была крупным военачальником, ведущим бойцов к славной смерти. Она рассекала пустыню на своём монстр-траке, прозванном "Клыком", капот которого был выполнен в соответствующей форме клыкастой пасти, а впереди него находилась мощная таранная решётка. На груди у Намаари висело украшение в виде фигурки дракона - эти существа почитались ею сразу после отца. Ведь именно они дарили Цитадели изобилие, которое отец рано или поздно понесёт по пустыням, возвращая им жизнь. Последнее время Намаари злилась чаще, чем обычно. Злость всегда помогала ей не только вести в бой других, но и участвовать в нём самостоятельно. Но теперь злость была особой, направленной против конкретного человека. Воительница Фуриоса, поступившая на службу к Несмертному, несколько потеснила её прежде безраздельную позицию при отце. Отец доверял ей, поручал ей важнейшие миссии, которые раньше не давал никому, кроме Намаари. Попытки девушки поспорить пресекались непререкаемым авторитетом Джо, который не терпел подобного. Намаари покорно склоняла голову и извинялась перед отцом, кидая при этом злобные взгляды на Фуриосу. Намаари надеялась, что эта выскочка однажды получит своё, и может быть, дочь Несмертного однажды осторожно ей в этом поможет. И вновь станет той единственной и уникальной, правой рукой своего несмертного отца. Левой-то у неё не было. Намаари носила вместо левой руки железный протез, в который было встроено лезвие, и при необходимости могло служить оружием. Но у Фуриосы тоже не было той же самой руки, и у неё тоже был свой уникальный протез. Эта проклятая сучка словно пыталась потеснить позиции Намаари по всем уровням. Что ж, хотя бы кулона в форме дракона у неё не было. Если появится, то видит солнце, Намаари прикончит её на месте. Пока же Намаари находила утешение в жарких битвах, не жалея ни себя, ни других, а также в оргиях с использованными наложницами отца, которые ему больше были не нужны. Она сама чувствовала несправедливость того, что родилась женщиной - для неё не оставалось незамеченным некоторое разочарование отца. Она должна была родиться мужчиной и стать достойным преемником. Винить в том, что родилась женщиной, она могла только себя. Это и подпитывало её злость с самого детства, которую можно было выплеснуть в бою. Однажды солнце словно услышало её: в один ничем не примечательный день Фуриоса возглавила конвой к топливному городу и железной шахте, где должна была получить боеприпасы и бензин в обмен на воду. Вместо этого она устроила побег вместе с боевой фурой, украв у отца его молодых наложниц, которые только должны были принести ему потомство, и на которых Несмертный буквально молился. Намаари видела этих симпатяшек и мечтала с ними развлечься. Но пока они были в распоряжении отца, делать этого было нельзя. Неблагодарные сучки во главе с Фуриосой намерились сбежать. Разъярённый отец лично возглавил погоню, собрав все силы из Цитадели, и более того, вызвав подкрепление из города топлива и железной шахты. Началась грандиозная погоня, в которой воины полураспада могли снискать высшую славу. Намаари не собиралась упускать свой шанс. Она расправится с ненавистной Фуриосой и вернёт отцу его имущество. И тогда получит его вечное благословение.

***

Райя вновь брела через пустыню, ибо "Тук-Тук" соизволил заглохнуть во время очередного переезда. Солнце прожигало даже сквозь накидку, заставляя ощущать себя, как в работающей печи. Ноги еле передвигались. Всю ночь она уходила от преследования отморозков. Кажется, ей удалось оторваться, но она продолжала идти, несмотря на страшную усталость. Каждый шаг совершался будто бы на пределе сил, ну а дальше уж точно ноги должны были подкоситься, отправив тело на горячий песок загибаться под палящим солнцем. Но вслед за одним шагом, совершавшимся на пределе сил, удавалось совершить и второй, и третий, и четвёртый. Ей всё же не просто так удавалось выживать на протяжении всех этих лет. Годы и испытания закалили её, и теперь она многим могла дать фору. Перейдя через песчаный бархан, она увидела ведущую к скалам дорогу и стоявшую на ней длинную боевую фуру. Сузив глаза, Райя затем достала увеличительное стекло и присмотрелась к фуре. Поняв, что около неё разыгралась какая-то потасовка, а чуть в стороне от этой потасовки в нерешительности переминались несколько тонких женских фигур... одетых в чистые белые одежды... Райя впала в замешательство. Но её это не касалось, правда ведь? Это были чужие разборки. Вот пусть сами и разбираются. Райя уже собиралась обойти фуру по солидной дуге, не привлекая внимания людей около неё, но свои коррективы внесли сущности, которых каждый обитатель умирающего мира боялся больше всего на свете. Сгустки прожорливой и ненасытной тьмы почуяли то ли Райю, то ли тех придурков около фуры. Три друуна пересекали песчаный бархан. Райя пока не могла понять, движутся они целенаправленно в её сторону или в сторону дороги, где стояла железная громадина с придурками возле неё. Но если друун появился рядом и ещё не чуял тебя, то скоро почует. Просто замечательно! Не вмешиваться в чужие проблемы в очередной раз не вышло. Райя побежала на пределе сил, которых и на обычную ходьбу, казалось, хватало едва-едва. Но смертельная угроза творит чудеса, заставляя организм мобилизовать все скрытые резервы, которые без того не поднять. Боль, ломота, усталость, сонливость - всё это осталось при ней и отдавалось во всём теле с каждым шагом. И всё же она бежала, причём довольно быстро. Она знала, как правильно бегать - как правильно сгибать, ставить ноги и дышать. Как и куда наклоняться. Жизнь научила её этому. Убежать от друуна... Казалось, ничего смешнее быть не может. Но кому-то удавалось. Вероятно, их воля к жизни была очень сильна. Ну что ж, у Райи, несмотря на то, что смысла в своей жизни она не видела решительно никакого, воля тоже была ого-го. Придурки у фуры продолжали драться, даже девки в белых одеждах несмело пытались как-то включиться. Райя не кричала им, пока была слишком далеко. Если они заметят друунов заранее, то её точно ждать не будут. А ей, в первую очередь, нужно было спасти собственную жизнь. Она даже не оборачивалась. Оборачиваться во время такого бега - лучший способ сбиться с ритма, а того и гляди оступиться. Это была гонка против судьбы, проиграть которую несложно, а вот выиграть удастся лишь в том случае, если полностью на себя положиться. - Друуны! Друуны! - наконец, закричала она, когда от фуры её отделяли лишь десятка три длинных шагов. Дравшиеся придурки всполошились, обернулись на крик и увидели преследовавшие девушку тёмные сгустки. Сразу же забыв о том, что у них там был за повод для мордобоя, все участники и свидетели драки сломя голову бросились к вместительной кабине внушительной фуры, где всей этой толпе вполне могло найтись место. А если чуть-чуть потесниться, то влезет туда наверняка и Райя. Надо только успеть добежать... Мотор фуры громко заурчал, демонстрируя всю грозную мощь железного чудовища, ничего подобного которому Райя на своём веку ещё не видела. А она повидала немало самых невероятных машин, собранных людьми с фантазией (зачастую больной). Наверху кабины, как и на самой цистерне, располагались боевые "башенки", правда, пустующие. Фура двинулась, набирая скорость. Эх, ну конечно, кто ж будет её ждать... Тем не менее, Райя всё ещё надеялась на спасение. В конце концов, что ещё может помочь человеку в этом безумном мире продержаться очередной денёк, как не надежда. Уже почти закрывшаяся задняя дверь внезапно приоткрылась, и Райе явилось лицо одной из девиц в белых одеждах, у которой были красивые огненно-рыжие волосы. Она выглянула из-за двери и протянула руку в сторону бежавшей на пределе своих возможностей Райе. Неожиданно и приятно, конечно, хотя приятного в самой ситуации немного. Но то, что ей таки решили помочь, не могло не порадовать хоть немного. Она побежала ещё чуть-чуть быстрее, в очередной раз показывая чудеса скрытых резервов организма. Казалось, сейчас связки в ногах просто разорвутся от перенапряжения, но нет, выдержали. Ну вот, последнее усилие, которое нужно сделать... Райя запрыгнула на подножку, одновременно одной рукой хватаясь за ладонь рыжей, а другой - за ручку двери. Утончённого телосложения девушка явно не могла в одиночку сладить с достаточно мускулистой Райей, но к счастью сзади подоспела другая, с белыми волосами, и совместными усилиями они кое-как смогли втянуть нежданную попутчицу внутрь кабины, вслед за чем все вместе сразу же захлопнули дверь. Сидя скраю, Райя сразу же выглянула в окно. Друуны "плыли" вслед за стремительно набирающей ход фурой, и если она продолжит разгоняться, то, скорее всего, догнать её не смогут, что есть большая удача. Долго смотреть на них девушка не могла: сам взгляд на эти тёмные сгустки, дым внутри которых постоянно пульсировал и "перетекал", доводил измученную психику до дрожи. Вслед за этим она обратила внимание на собственно внутренность достаточно просторной кабины, в которую они, правда, довольно плотно набились. Достаточно сказать, что на заднем сиденье устроились целых семь человек, включая саму Райю, и были вынуждены очень плотно прижаться друг к другу. Осложнялось положение ещё и тем, что среди них дёргался и орал молодой лысый парнишка, которого девушки совместными усилиями замотали какой-то цепью. Орал парнишка что-то там про Несмертного, который повелевает солнцем, властью которого все восстанут из пепла, и вообще считал себя каким-то избранным, который "жил, умер и воскрес". Одна из девушек оторвала от своей одежды кусок ткани и запихала парню в рот, так что осталось ему лишь возмущённо мычать да дёргаться, усложняя всем жизнь. - Напомни, зачем мы его вообще взяли? - недовольно спросила беловолосая непонятно кого. - Сам ведь залез! - воскликнула другая, у которой Райя заметила беременный живот уже внушительного размера. - А этот?! - белая ткнула рукой в сторону другого мужчины, присутствующего в фуре, только сидевшего на переднем пассажирском сиденье по правую руку от лысой женщины, которая и вела машину. На лицо мужчины был нацеплен железный намордник. - Успокойтесь все! - гаркнула водительница. - Друуны никому не друзья. Да и Несмертный тебе вряд ли друг, судя по наморднику. - Она кинула взгляд на мужчину, разместившегося по соседству. Тот лишь хмуро ответил на её взгляд, ничего не сказав. - Он грязный, вонючий шланг! - с презрением выплюнула белая, тыкая пальцем в сторону мужчины в наморднике. - Да успокойся, Даг! - попросила её мулатка, бывшая одной из не от мира сего чистеньких и свеженьких девиц на заднем сиденье. - Так, а ты кто? - наконец задала вопрос Райе рыжая. - Ну я... Райя. Действительно, а что ещё она могла ответить? - Ну хотя бы не шланг! - чуть менее ядовито буркнула Даг. - За нами тут кто-то едет... - предупредил мужчина в наморднике. Действительно, с двух сторон их преследовала армада боевых машин, принадлежащих Несмертному Джо и его прихвостням: майору Калашникову и Людоеду, заправлявших железной шахтой и городом топлива соответственно. - Нужно готовиться! - распорядилась лысая. - Так, ты! - она ткнула пальцем в мужчину в наморднике, а затем протянула ему напильник. - Вот, держи, сними с себя эту штуку! И готовим всё оружие, какое есть! У Райи был свой скрытый под накидкой меч, в рукоять которого она инстинктивно и вцепилась. Завела же её нелёгкая во владения Несмертного. Опять... Она оглянулась на сидевших с ней по соседству девушек. Видимо, причина была в них. Несмертный отбирал самых красивых и здоровых девушек, которых удавалось отыскать его боевым псам, надеясь зачать здорового наследника. Ибо никаким "несмертным" на самом деле не являлся, оставаясь таковым только для живших в невыносимых условиях песчаников под Цитаделью и своих ручных мальчишек вроде вот этого замотанного цепью бедолаги, который что-то гудел сквозь кляп, видимо, пытаясь сказать, что Несмертный сейчас всех тут покарает. У лысой нашлось другое оружие - разномастные ножи, кинжалы, пара мечей и даже арбир. Но всё это годилось только для ближнего боя. Куда полезнее были два арбалета: один полноразмерный и один мини. К тому же на "башенках" имелись бум-палки, самое эффективное средство борьбы против машин, которое использовали боевые псы. (Впрочем, себя они гордо именовали "воинами полураспада", а псами их называли все остальные). - Я наверх! - тут же решила Райя. - Зачем?! - не поняла девушка с беременным пузом. - Чтобы защитить нас, - бросила Райя перед тем, как взобраться на крышу. Что ж, теперь главное... уцелеть.

***

Однако фура оказалась даже ещё мощнее, чем Райя могла помыслить. Они не только отрывались ото всех друунов, которые рыскали в поисках чего-нибудь живого по окрестностям, но и достаточно успешно уходили от преследования боевой армады Несмертного. Они проехали через ущелье, которое горные мотоциклисты завалили согласно сделке с Фуриосой (так звали ту самую лысую воительницу с протезом левой руки, которая вела фуру). Однако, когда местные обитатели поняли, что Фуриоса не одна, завязалась потасовка. Мотоциклисты преследовали их, забрасывая горючими бутылями, а Райя в ответ смогла подбить одного мотоциклиста бум-палкой, и ещё парочку застрелить из арбалета. Заваленный проход надолго задержал армаду, дав команде беглецов куда больше форы оторваться от преследователей. Захваченный лысый парнишка находился в прострации, поскольку ещё в ущелье их таки настиг личный монстр-трак Несмертного, и этот мальчишка был уверен, что повелитель увидел его через окно, беспомощного и связанного, позорно позволившего взять себя в плен, да ещё и группе каких-то девчонок. Рыжая пыталась успокоить и утешить его, объясняя, что Несмертный его обманывал и использовал, во что парнишка по имени Накс наотрез отказывался верить. Имени же мужчины, избавившегося от намордника, никто так и не узнал - на вопрос, как его зовут, он ответил "неважно". Ну Неважно так Неважно, усмехнулась про себя Райя. С перебоями, но она таки смогла отоспаться в кабине, облокотившись о стекло. Они проехали заражённые болота, кишащие друунами, вновь выехали на твёрдую землю, на что у них ушла целая ночь, а следующим днём наконец достигли тех мифических "зелёных земель" - чистых, населённых драконами, где родилась и откуда ещё в детстве была похищена Фуриоса. Точнее, эти самые земли они проехали ещё ночью. Днём же они встретились с остатками некогда многочисленного матриархального племени Вувалини, от которых нынче осталось лишь семь особ пожилого возраста. Они рассказали, что много лет назад эти земли наполнили друуны и охотники на драконов. После того, как последних забрали или перебили, а друуны закрепились на землях, некогда цветущий край обратился отравленными болотами. Вот и надежда на лучшую жизнь, с горькой усмешкой подумала Райя. Ей подобные разочарования уже были привычны, как и тому мужчине. Фуриосу же новость сильно подкосила, да и у бывших жён Несмертного взгляд был пустой и потерянный. Зато немного отошёл освобождённый от цепи Накс, который вызвался добровольно помогать группе, ибо был уверен, что свои его теперь не примут. Райя обратила пристальное внимание на сопровождавшего их мужчину, очень скупого на реплики и проявление эмоций. Он чем-то напоминал девушке её саму - утративший блеск жизни в глазах, надежду на лучший мир, немногословный и циничный, старавшийся запереть свои чувства как можно глубже, но при этом явно мучившийся призраками прошлого. Райя показалось, что она нашла родственную душу. Она пришла к нему ночью, пришла за поддержкой и, может быть, лаской, которой не знала уже очень давно. В ней пробудилось что-то, похожее на женское начало. Этот мужчина был гораздо старше, но её это не смущало - она желала его. Однако он её отверг, не объяснив причину. Грубо оттолкнул, когда она попыталась его поцеловать. Райю это разозлило, но поделать ничего она не могла. Только уйти. Этот мужчина тоже не собирался продолжать совместное путешествие, сказав, что "всегда сам по себе". Они с Райей могли бы быть сами по себе вдвоём, но он не хотел, друун его раздери. Ну и ладно. Фуриоса, жёны Несмертного и Вувалини уговаривали Райю поехать с ними. Пересечь солончак и где-то там достигнуть... неизвестно чего. Может быть, моря. Снова пустая надежда. Райя отказалась. Внезапно мужчина передумал и предложил авантюру, которая запросто могла стоить им всем жизни. Он предложил вернуться в оставшуюся без охраны Цитадель и захватить её, до того, как туда прибудет армада Несмертного Джо. Там ведь есть и вода, и плодородные земли. Всё то, что они надеялись найти в "зелёных землях". Поколебавшись немного, члены команды согласились, и снова забрались в фуру. Что ж, Райя решила отправиться с ними. Пока. Их манёвр не остался незамеченным для людей Несмертного. Заметив фуру, армада развернулась, пытаясь нагнать беглецов. Тогда, разместившись на "башенке" сверху цистерны, Райя и заметила знакомый трак Намаари. Намаари тоже заметила Райю, метнувшую в её машину бум-палку, от которой дочь Несмертного едва увернулась. Ах эта Райя, зло скрипнула зубами Намаари. У них были стычки. Всё началось с того дня, когда отряд под предводительством Намаари попытался загнать сучку с её дышавшей на ладан машиной, которую можно было пустить на запчасти. Хитрая Райя завела их в развалины заправки, где на машине было не проехать. Воины были вынуждены спешиться и искать её в руинах здания. Столкновение Райи и Намаари в ближнем бою было жарким... и возбуждающим. Они даже назвали имена друг друга. Тогда Намаари поняла, что хочет эту девчонку. Нужно было только её схватить. Райя же себя схватить не дала. Молниеносный выпад мечом - и рука предводительницы воинов полураспада падает на пол, заливая его кровью. Намаари дико орёт от боли и ярости. Подоспевшие на помощь воины вынуждают проклятую Райю сбежать вместо нанесения решающего удара. Схватить и покарать Райю стало навязчивой идеей в голове у Намаари. Она исправно выполняла свои обязанности перед отцом, но никогда не забывала об этой привлекательной сучке с волнообразным мечом. Она рассылала своих людей, нанимала головорезов. Райя была нужна ей живой. Нужна для того, чтобы забрать её руку. А потом сделать своей наложницей. И трахать, трахать, трахать её днями и ночами. Намаари облизывалась, вспоминая формы одинокой воительницы. Они пересекались ещё пару раз, но всякий раз сучке удавалось ускользнуть. Их противостояние растянулось на пару лет. Они обе были молоды и горячи. Райя была нужна ей. Намаари её ненавидела, но одновременно с тем и... не любила, нет. Вожделела. И вот Райя здесь. На их боевой фуре. Помогает наложницам папы. Возмутительная наглость! Намаари лично остановит её. У неё будут и Райя, и похвала отца. Машины разбивались в бою с фурой одна за другой. Намаари всё пыталась подъехать, пробить шины шипами на колёсах, бросить бутыль с горючей смесью. Больше всего она желала снова сойтись с Райей в ближнем бою, пощеголяв своим боевым протезом. Намаари переполняло возбуждение. Отдав трак под управление одного из боевых псов, Намаари ловко перепрыгнула и взобралась на цистерну. Райю она никому не отдаст. Только себе. Себе. - О, Чёлка, - усмехнулась Райя, доставая свой меч. - Подрезать? Зарычав от ярости и одновременно возбуждения, Намаари кинулась в бой, орудуя и длинным кинжалом в целой руке, и лезвием в протезе. Это был их бой, и в нём существовали только они две. Танцуя, совершая выпады, разъярённо друг на друга глядя. Правда, в глазах Райи было больше усталости, в то время как Намаари переполнял боевой задор. Райя действовала более хладнокровно и расчётливо, в то время как Намаари снова и снова бросалась в лобовые атаки, получая наслаждение от самого процесса. Блеснуло лезвие волнообразного меча, отделяя от тела Намаари правую руку с зажатым в ладони кинжалом. Острая боль, как два года назад, пронзила её, вынудив упасть на колени и искривить лицо в боли и ярости. Взгляд Намаари неожиданно упал чуть правее, и она увидела трак отца, поднявшего глаза на неё. Он увидел её на коленях, потерпевшую поражение, во второй раз униженную. Глаза захлестнули слёзы злости и чувства несправедливости. Нет, она не даст отцу запомнить себя такой. Пока Райя заносила меч, Намаари протезом достала из кармана боевого жилета горючую бутыль. - Валь... халла, - сквозь боль и злость сказала она, разбивая бутыль прямо возле своих ног. В последний момент Райя прыгнула вниз, цепляясь за цистерну хлыстом, в который при необходимости превращала свой меч. Окровавленная и объятая огнём Намаари свалилась по другую сторону, прямо под колёса машины своего отца. Поднявшись, Райя перелезла на кабину. Нужно было разбираться и с другими воинами, атаковавшими фуру. Они подъезжали к ущелью. Райя узнала, что один из абордажников тяжело ранил Фуриосу в бок. Но та смогла перелезть на подрезавший их трак Несмертного и убить его. Райя обратила внимание, каким потрясённым выглядит севший за руль фуры Накс. Похоже, он всё продолжал верить в несмертность Несмертного. Всем нужно было покинуть фуру, так как она уже находилась в критическом состоянии, к тому же ею можно было завалить расчищенный войском Несмертного проход в ущелье. Заметив, какие взгляды на Накса кидает рыжая, Райя прогнала его с водительского сиденья и сама заняла место за рулём. - Но ты... - нахмурился мужчина, этой ночью отказавший ей. - Прижму педаль и за вами, - немного зло ответила ему Райя. Мужчина растерянно кивнул, но перед тем, как перелезть на трак, сказал: - Меня зовут Макс... так меня зовут. После этого он стал последним, кто перебрался на грозную боевую машину, принадлежавшую уже покойному Джо. В этот момент на капот прыгнул слабоумный сын Несмертного Джо. Райя вжала тормоз, давая траку с командой оторваться. После этого резко вдавила газ, надеясь, что придурошный здоровяк упадёт, но он удержался. Правда, от своего слабоумия, выкрикивая своё имя "Риктус!", схватился за турбонагнетатель и с усилием, сопровождающимся яростным возгласом, вырвал его. Фура сразу же начала замедляться. - Замечательно! - показала ему большой палец через стекло Райя. Что ж, возможно, так будет и лучше. В конце концов, больше цепляться не за что. Все, кого она знала и любила, мертвы. У неё нет отца. Нет Сису. Да друун побери, у неё теперь нет даже Намаари, с которой хотя бы подраться можно было нормально. А Макс шёл своим путём одиночки, вступая с другими лишь во временное сотрудничество. Этот парнишка, Накс, хоть и страдал от опухолей, но какое-то время всё же ещё проживёт. И проживёт его рядом с девушкой, с которой они явно очень друг другу симпатизируют. Разве мгновения счастья не стоят того? - Ну давай уж, Райя. Давай, - говорили ей с пассажирских сидений Тонг, Нои, Бун, отец и даже Намаари. За окном она увидела грустно улыбающуюся морду драконицы Сису, которая несмотря ни на что пыталась подбодрить подругу своей улыбкой. Райя дёрнула руль, переворачивая фуру. Безмозглый сынок Несмертного свалился с капота, кабину смяло, столкновение и взрыв вызвали обвал, который оставшимся людям Несмертного вновь придётся разгребать. В это время трак с беглецами достигнет Цитадели и возьмёт её под контроль. А дальше... Неизвестно, что дальше. Дальше уже всё равно.

Ещё работа этого автора

Ещё по фэндому "Дисней"

Ещё по фэндому "Безумный Макс"

Ещё по фэндому "Принцессы Диснея"

Ещё по фэндому "Райя и последний дракон"

По желанию автора, комментировать могут только зарегистрированные пользователи.
Права на все произведения, опубликованные на сайте, принадлежат авторам произведений. Администрация не несет ответственности за содержание работ. | Защита от спама reCAPTCHA Конфиденциальность - Условия использования