ID работы: 12227129

Властелин колец

Гет
NC-17
Завершён
112
автор
Размер:
11 страниц, 1 часть
Метки:
Описание:
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора / переводчика
Поделиться:
Награды от читателей:
112 Нравится 4 Отзывы 32 В сборник Скачать

Часть 1

Настройки текста
      За окном падали пушистые хлопья снега, и где-то далеко натужно завывал ветер. Настроение погоды полностью совпадало с настроением Гермионы. Ей хотелось уйти, заглушить звуки радостных голосов и громкий смех, который раздавался отовсюду. Куда бы она не шла, с кем бы не говорила, но ее глаза, то и дело, возвращались к Рону и его новой паре. Было тошно.       Знаешь, мне кажется я не готов. Так он говорил каждый раз, когда Гермиона предлагала разнообразить их сексуальную жизнь.       Ты выглядишь пошло. За тем красным, кружевным комплектом Гермиона оббегала пол Лондона, надеясь, что увидит в его глазах желание. Но…       Они были разными. И как она не заметила этого ещё во время обучения в Хогвартсе? Казалось, что это была подростковая стеснительность. Все таки это была их первая влюблённость. Первое признание, первый поцелуй, первый секс, что случился спустя несколько лет после начала их отношений. И по прошествию времени она охарактеризовала его бы как пресный. Рон пыхтел, словно паровоз, а Гермиона в это время задумчиво рассматривала потолок спальни и швы на стыке стен, словно надеясь увидеть там что-то новое и более интересное. Что бы она не делала, как бы не пыталась разнообразить их сексуальную жизнь — Рон все воспринимал странно. Он почти лопался от злости, закатывая ей истерики.       В какой-то момент ей начало казаться, что он был прав. Она теряла уверенность в себе и своей привлекательности. Последней каплей стало его очередное оскорбление, небрежно брошенное в ее адрес. Как шлюха. Оно добило ее, окончательно уничтожило. И Гермиона решила уйти.       Прошло уже пол года, но ей никак не удавалось завести новый роман. То мужчины вели себя странно, то секс был обыкновенным, то она не могла расслабиться. Может с ней, действительно, что-то не так?       Ноги устали от каблуков, платье было неудобное. Она вздохнула, крепче сжимая в пальцах тонкую ножку бокала. — Я хочу идеального партнёра, — прошептала Гермиона себе под нос, залпом опустошив бокал.       Как известно, не все желания имеют свойство сбываться, но и те, что сбываются, могут быть истолкованы судьбой по-другому.

***

      Впервые она заметила его на совещании. Он ворвался в кабинет, сильно запыхавшийся, громко извинился, а затем сел слева от неё. Длинные пальцы нервно стянули галстук и сунули его в карман, он торопливо расстегнул три пуговицы на рубашке. Драко Малфой никогда не опаздывал.       Гермиона неожиданно для себя забыла о том, что вообще-то находится на важном ежемесячном совещании, и засматриваться на коллегу, так ещё и на Малфоя — высшая степень бескультурья. Она слышала его хриплое и неровное дыхание, бесстыже блуждая глазами по его подтянутым мышцам и едва виднеющимся из-под рубашки участкам кожи. Закусив губу, она приложила слишком много усилий, чтобы сосредоточиться на словах министра магии, и перевела свой взгляд в записную книжку, но продолжала следить за ним краем глаза. И от неё не укрылось то, как Малфой поправил свою причёску. Этим своим движением. И придал себе лёгкую, волнующую небрежность.       Вечером того же дня, думая о нем, Гермиона довела себя до оргазма. Отличные ягодицы, широкие плечи…       Затем они случайно пересеклись в лифте. Волшебников было так много, что им пришлось стоять неприлично близко к друг другу. Драко сжимал в одной руке утренний выпуск «Ежедневного Пророка», а другой держался за верхний поручень. Грейнджер же откровенно уставилась на его широкую, наверняка крепкую и упругую грудь, облачённую в чёрную рубашку, которая, казалось, разойдётся на нем, если он вдохнёт чуть больше воздуха в себя. Сколько он тратит времени на зал?       Лифт резко остановился, и пошатнувшись назад, Гермиона испуганно вскрикнула, когда ощутила мужскую руку на своей талии. Вначале она задохнулась, испуганно уперевшись руками в его грудь, а затем судорожно выдохнула, когда столкнулась со взглядом серых глаз.       Ее тело оцепенело, лицо залилось краской. Грудь Гермионы приподнялась, и она резко втянула воздух в себя, надавив руками на него, но мужчина, словно неприступная крепость, не сдвинулся ни на сантиметр. — В порядке? — тихо произнёс Малфой, и его шёпот растворился в шуме голосов волшебников, напуганных неожиданной остановкой лифта.       Руки вспотели, слюна собралась во рту. И она кивнула, а он кивнул в ответ. Все ещё продолжая держать ее за талию, Малфой обернулся, пытаясь успокоить волшебников.       Гермиона не понимала, что двигало ею в тот момент. Возможно, длительное воздержание. Возможно, играли гормоны. Но облизнув губы, она скользнула ладонями по мужской груди, а пальцы легли на твёрдые мышцы живота. Даже сквозь ткань рубашки она ощущала жар его тела, который, казалось, передался и ей, заставляя пылать кожу и кипеть кровь. Рядом с ним она становилась сама не своя. Опустившись еще ниже, ее пальцы замерли у начала брюк, впившись в кожаный ремень.       Тяжело выдохнув, Малфой прикрыл глаза, заметно напрягаясь. Его рука сильнее сжалась на девичьей талии.       Он открыл глаза, посмотрел на нее таким взглядом, что у Гермионы что-то екнуло в груди, а живот скрутило болезненным узлом, что подкосились ноги. В его взгляде читалось вожделение. Но оно мелькнуло и скрылось так быстро… Может, ей лишь померещилось? В конце концов, не стоит забывать, что у нее уже чертовски давно не было опыта в обращении с мужчинами и страстью. Ее посетило странное чувство и нестерпимое желание прикасаться к нему еще и еще.       Но стоило лифту тронуться, как она отдернула руки, будто обожглась. Хрипло прокашлявшись, Драко убрал ладонь с ее талии. Казалось, никому не было и дела до их странного поведения. Даже они сами выглядели спокойными и расслабленными, и лишь легкий румянец на лице Грейнджер выдавал ее волнение, которое можно было списать на неожиданную остановку лифта, напугавшую многих.

***

      Спустя неделю после этого странного события по не менее странному стечению обстоятельств они начали работать вместе. Гермиона выполняла исследование для Аврората, а потому она даже не придала особого значения тому, что Малфой стал слишком часто появляться на ее рабочем месте. Он приносил новые дела и выписки из старинных книг, будучи заинтересованным только в раскрытии преступлений…       Но все же это нервировало, она не могла сосредоточиться, постоянно отвлекаясь на него. Драко медленно расхаживал по ее кабинету, будто зная о ее желаниях. Ох, уж эта аврорская форма… Гермиона закусила губу, и инстинктивно сжала ноги под столом, ощутив покалывание в животе. Ох, уж эти… шикарные ягодицы. О, Мерлин. Перо треснуло в ее руке, и она зашипела от боли. Малфой быстро оказался возле неё, подойдя почти вплотную, вновь нарушая ее личное пространство, обхватил ее ладонь своими длинными пальцами. — Н-не… я в… — она судорожно выдохнула, вырывая руку, но пальцы мужчины сильнее сжались на ее коже. — Ты поранилась. — Это всего лишь маленькая рана… я могу сама. — Грейнджер, я знаю, что ты можешь сама абсолютно все, но расслабься и позволь мне позаботиться о тебе.       Пока Малфой вытирал платком кровь с ее руки, Гермиона не могла перестать смотреть на него. Казалось, что он просто нашел предлог, чтобы прикоснуться к ней. Они были так близко, что у нее перехватило дыхание. Стоит лишь привстать на цыпочки, и Грейнджер ощутит вкус его губ.       Все началось с небольшой искры, которая промелькнула между ними, когда он вновь взглянул на нее. Обхватив мужскую шею, Гермиона притянула Малфоя к себе и прижалась своими губами к его. Это было так неожиданно, что он неподвижно замер, будто неловкий школьник, не знающий что делать.       Она чуть приоткрыла губы и, словно пробуя Драко на вкус, исследуя его, скользнула языком по нижней губе. Ее дыхание сбилось, а по телу прошла крупная дрожь. Возбуждение горячей волной пронеслось по телу, зажигая кровь.       Наконец-то, будто очухавшись ото сна, Малфой перенял инициативу. Одна его рука, скользнув по талии, легла на живот, а вторая медленно провела по спине от верхней кромки блузы до талии и ниже… ещё ниже… пока требовательно не сжала ягодицу, так, что Гермиона почувствовала боль, но сама лишь плотнее вжалась в него, чувствуя животом явно не волшебную палочку. Хотя… возможно, и та палочка была не менее волшебной. — О, Салазар, — неожиданно отпрянув от нее, прошептал Драко. — Мы не должны, я пойду. — Нет, — она схватилась за ворот его рубашки. — Не останавливайся. Прошу…       С его губ слетел вымученный стон, и извинившись, мужчина сорвался с места, быстрым шагом ретируясь из ее кабинета. Недоумевающе моргнув несколько раз, Гермиона судорожно выдохнула, чувствуя как дрожат собственные колени.       Она и не догадывалась, что Малфой такой… такой скромный? Зная о его похождениях, о которых ходило огромное количество слухов, на которые он лишь загадочно пожимал плечами, она отказывалась верить в то, что он был столь порядочным. Было ясно, что их тянет к друг другу. Между ними промелькнула не просто искра, их влекло к друг другу, словно однополярные магниты, но что-то мешало соединиться воедино. Там, где мгновение назад были его руки, горело тело, кровь шумела в ушах. О, Мерлин, его возбуждение упиралось ей в живот. И оно было весьма внушительно.       В голове созрел отчаянный план. Гермиона так сильно хотела этого мужчину, что была готова поддаться безумию.

***

      Стуча шпильками по средневековой плитке, она с трудом вышагивала по коридору Аврората, пытаясь не обращать внимание на заинтересованные взгляды волшебников, что почти сворачивали головы. Кожаная юбка обтягивала ее бедра так сильно, что шажки получались безумно маленькими, и со стороны, наверняка, казалось, что она намерено так виляет тазом. Прижимая к груди документы, Гермиона поправила пару выбившихся из высокого хвоста коротких прядей, а затем постучала в дверь и, не дождавшись приглашения, распахнула ее.       Малфой сначала возмущенно задохнулся, но ничего не сказал, лишь сжал челюсти, что желваки на его лице заиграли. — Мисс Грейнджер, — отозвался хрипловатым шёпотом, впившись пальцами в узел галстука. — Чем могу быть Вам полезен?       Будто напоминая ей об условных границах между ними, он общался нарочито вежливо и отстраненно, но его серые глаза скользили по её телу, на несколько мгновений задержавшись на ее груди, чётко вырисовывавшейся под тонким шёлком блузки. Гермиона надеялась, что жар, который она чувствовала, не сделал кожу груди и плеч красной. — Кажется, когда я проверяла записи по этому делу, я что-то не учла, поэтому результаты не сходились.       Малфой понимающе кивнул.       Закрыв за собой дверь, она неспешно подошла к его столу и положила папку на стол, раскрыв ее, а затем оперлась локтями на столешницу и подперла ладонью подбородок. Посмотрела на него, часто мигая большими глазами и лучезарно улыбаясь. — Вот тут, — она ткнула пальцем в строчку. — Ммм, — промычал он и уткнулся глазами в пергамент.       Гермиона закусила губу, скрывая волнение. Пристально изучая документ, Драко совсем не обращал на нее внимание, отчего она с досадой выдохнула. Неужели она не была ему интересна? — Не волнуйтесь, мисс Грейнджер, дайте мне еще минутку. Я во всем разберусь. — Я пришла соблазнить тебя.       Реакция была незабываемая. Спокойное лицо Малфоя удивленно вытянулось, отчего его брови ринулись вверх, а в глазах напротив вспыхнуло разочарование…? Они смотрели друг на друга. Гермионе стало так стыдно, что она готова упасть на пол, извиниться и позорно уползти отсюда, лишь бы спастись от взгляда невероятных глаз цвета грозовой тучи. Как-то странно и непонятно он реагировал, она не могла понять: возмутили его ее слова или наоборот, взбудоражили.       Выпрямившись, Гермиона уперлась рукой в бедро, выставив ногу вперед. Его глаза вновь изучающе скользнули по ее телу, будто оценивали ее, словно на экзамене, к которому она готовилась так отчаянно, что от этого зависела ее судьба. Все было идеально: от чёрного кружевного белья до кожаной юбки и блузки, мягко струящейся по ее телу. Ожидаемая оценка — превосходно. И она получит ее.       Когда пауза слишком затянулась, она почувствовала себя не очень комфортно. Грейнджер закипала. Издевается он, что ли?       Она обошла стол и, уперевшись ягодицами о столешницу, с прищуром посмотрела на него в упор, расстегивая при этом верхнюю пуговицу на своей блузке. Ее взгляд не отрывался от Малфоя, а его глаза будто впивались в ее тело, как иглы, рассматривая и изучая, и она кожей ощутила его нетерпеливое любопытство. — И? — неожиданно спросил он, вопросительно поднимая бровь.       Драко задумчиво постучал пальцами по подлокотнику, будто придирчивый профессор, что слишком долго ожидал ответа от студентки. И Грейнджер шумно сглотнула слюну. Как же быстро он сумел взять ситуацию под свой контроль. — Что ты хочешь, чтобы я сделал? — подождав пару мгновений, он продолжил. — Просто скажи, и мы сделаем все, что ты хочешь, Гермиона.       Ее пульс ускорился. Гермиона. Ее имя из его уст звучало как-то по-другому. Даже голос его звучал иначе, чем всегда, тише и чуточку строго. Малфой будто бы знал всё о ее самых тайных желаниях, знал, как возбудить ее лишь взглядом и голосом. Усмехнулся, облокачиваясь на спинку кресла. О, эта его изысканная нахальность. Это то, чего ей не хватало в Роне и других мужчинах, что побывали в ее постели. Ей нужен был кто-то, кто умел держать ситуацию под контролем, кто-то, кто мог доминировать над ней, можно сказать, что даже командовать.       Драко Малфой подходил на эту роль идеально. От одного его взгляда живот скрутило в тугой узел, а внизу, между ног, стало горячо и влажно. Очень влажно. — Ладно, я подскажу. Может что-то подобное. Отшлепайте меня, пожалуйста, господин Малфой.       Да-да-да! Грейнджер закусила губу, ощущая лёгкую дрожь в коленях. — Если ты этого хочешь… — Ты пришла сюда под глупым предлогом, почти с порога заявив, что хочешь соблазнить меня. Если ты думаешь, что я дурак, то я видел татуировку трискеля на твоём запястье. Может кто-то и верит, что ты подразумевала солнце под этим, но не я. И если ты боишься озвучить свои желания, то боюсь, у нас ничего не выйдет.       Машинально обхватив своё запястье за спиной, Гермиона потёрла пальцем место, где была татуировка. Безопасность, разумность, добровольность.       Она ощутила себя школьницей, которую отчитывали за проступок. Хоть Малфой и был прав, но все же ей стало на мгновение обидно.       Гермиона вздохнула. Правила игры были ей известны: он не притронется к ней до тех пор, пока она сама этого не попросит. Набравшись смелости, она негромко, но уверенно произнесла: — Я хочу, чтобы вы отшлепали меня, сэр. — Пожалуйста. — Пожалуйста, — произнесла на выдохе, облизнув губы в предвкушении.       Драко схватил ее за локоть, потянув к себе. Его ладони медленно заскользили по гладкому шёлку, на мгновение задержавшись на талии, а затем опустились на бёдра, впиваясь кончиками пальцев в кожаную юбку. Он будто примерялся: обвёл глазами талию и бёдра, заставил ее немного покрутить тазом. А затем резко развернул к себе спиной и поднялся с кресла, возвышаясь за ней. Гермиона медленно выпустила воздух из легких, когда он взялся за ее хвост, сильно потянув на себя, заставив тем самым, запрокинуть голову. — У тебя есть стоп-слово?       Пальцы пробежались по ее шее, опускаясь к блузке. Она хотела утонуть в его серых глазах, в которых, казалось, плясали черти. — Печень.       Его хриплый смех легкой вибрацией отдался внутри нее. — Очень… нестандартный выбор. — Я просто терпеть не могу печень.       Он кивнул, а рука в то время расправлялась с пуговицами. — Я наложу заглушающие чары, поэтому не стесняйся в выражении своих чувств.       Расправившись с блузкой, Драко стянул ее, бросая на кресло, а затем скользнул к замку на юбке. Вжик. Ему потребовалось немного больше времени, чем он планировал, чтобы снять с Гермионы до невозможности обтягивающую ее фигуру кожу, и его взору открылся потрясающий вид. Он хмыкнул, оттянув одну из лент, удерживающую чулок, и та негромко хлопнула по бедру девушки. Ведя пальцем по ленте, он скользнул на чёрные кружевные трусики, обводя узоры и вызывая мелкую дрожь в теле Грейнджер.       Малфой надавил ей на спину, заставляя опереться ладонями о столешницу. Бумаги шумно слетели на пол, но он даже не обратил на это внимание, продолжая касаться нежной кожи. Каждое его прикосновение вызывало в ней рой холодных мурашек, а места, где проходили его пальцы, будто начинали гореть. — Пять или десять, Гермиона? — П-пять, сэр.       За ее спиной послышалось копошение, она так сильно сгорала от нетерпения, что с трудом сдерживалась, чтобы не повернуться. Раздался щелчок. — Только не говори, что собрался шлепать меня ремнём.       Драко усмехнулся. — А ты хочешь? — Я бы предпочла ладонь… для первого раза.       Она почувствовала, как он встал сзади неё, прижимаясь своими бёдрами к ее заду, а затем перед ее глазами появился ремень. Положив его на стол, Малфой скользнул пальцами по ее рукам. — Руки на ширине плеч, положи их на ремень.       Немного наклонившись вперед, Гермиона ещё больше отвела свои бёдра, прислоняясь к мужчине. Она выполнила его приказ: облокотившись руками, положила их на черную кожаную полоску. И выдохнула. Каждый нерв дрожал, тело жаждало прикосновений: грубых, властных, горячих. — Готова? — раздался шепот у нее над ухом.       Гермиона глубоко вдохнула. Вдоль позвоночника прошли мурашки, а в голове появился туман. Она кивнула.       Вновь обернув хвост девичьих волос вокруг руки, Малфой потянул ее голову на себя, заставляя выгнуться в спине, а затем отступил на шаг назад. Девушка затаила дыхание.       И наконец-то его ладонь хлестким ударом коснулась ягодицы. — Один. — громко произнесла Гермиона.       На белоснежной коже появился розоватый оттенок, и Драко нежно провел по ней ладонью. Он вновь шлепнул ее, но уже по другой ягодице. — Два. — произнесла она, слегка поерзав.       Ее ноги слегка затряслись, пальцами она схватилась за ремень. Громкий вздох наполнил комнату. Она выгнула спину, словно кошка, и потерлась об его бедро. Инстинктивно она попыталась встать, но он крепко прижал ее к столу.       Удар. — Три.       Казалось она задохнулась. Он сильнее надавил на ее спину, заставляя лечь грудью на стол. Ей было неудобно: лежать и держать ремень, который теперь был возле ее лица. Нагнувшись, Драко провел влажную дорожку языком по ее напряженным плечам, не убирая ладони с ее бедер. Девушка застонала, двигаясь бедрами в сторону. Драко медлил, явно наслаждаясь зрелищем.       Его ладонь дважды опустилась на ее ягодицы. Истерзанная кожа буквально горела, а с ее губ сорвался сдержанный рык. — Четыре, пять.       Дрожь прошлась по ее телу. Раздвинув своим коленом ее ноги еще шире, Малфой нежно поцеловал ее между лопаток.       Он прижимался к ней, будто желая продемонстрировать свое возбуждение. Ткань его брюк, скользившая по истерзанной коже, возбуждала Грейнджер лишь сильнее. Она тяжело дышала, извиваясь под ним, не то пытаясь избежать поцелуев и прикосновений, не то наоборот подставляясь под них. Неожиданно мужская рука скользнула ей между ног, лаская через ткань белья. — Все хорошо? — Да, — ответила она чуть громче шепота, когда он скользнул дальше, обводя пальцем задний проход. — Да? — его пальцы замерли. — Да, сэр… — Хорошая девочка, — он усмехнулся.       Большой палец массировал клитор. Она ещё никогда не чувствовала себя более возбуждённой. Она истекала, тянулась к нему, изгибалась. Ждала, затаив дыхание. — А-а-х-х, — простонала Гермиона, когда Малфой ввел в нее палец, скользнув под ткань.       Он сделал два круга, прежде чем ввести второй палец и остановиться. — Ты знаешь, что делать.       Горячий жар пробежал по ее телу и заставил кровь закипеть. — Я могу подняться, сэр? — Только не убирай руки с ремня.       Драко помог ей выпрямиться. Ревностней вцепившись в кожаную полоску, Гермиона качнулась бедрами, чувствуя, как пальцы выскользнули из нее. А затем еще раз, и ее вновь заполнили длинные пальцы. Тяжело дыша, она уставилась на стол. — Будь активней, — Драко провернул в ней пальцы. — Трахни себя моими пальцами.       От его слов и прикосновений внутри все разгорелось с ещё большей силой. Она сделала еще несколько возвратно-поступательных движений, чтобы понять весь диапазон своих возможных действий. И, вняв его словам, начала активнее насаживаться на его пальцы, изредка чувствуя его семейные реликвии — крупные кольца, металл которых приятно холодил кожу. О, Мерлин, Гермиона вздрогнула, когда почувствовала зубы на плече. Ощущая, как острая волна наслаждения накатила на неё, затуманивая рассудок, захлестывая и пронзая насквозь, она громко застонала. — Не кончай… — Что?! — она задохнулась от возмущения. — Я сказал: не смей кончать, Грейнджер. Иначе я тебя накажу.       Захныкав от несправедливости, она сжала мышцы влагалища в тугое кольцо, пытаясь сдержать рвущийся из неё оргазм. Это была сладостная мука: продолжать насаживаться на его длинные, шикарные пальцы и не кончить от них. Но Гермиона знала, что Малфой вознаградит ее за послушание, и могла только мечтать о том, что он ещё мог с ней сделать. — Сэр, я… больше не выдержу… Сэр, пожалуйста, сделайте что-нибудь… — Я знаю, — он усмехнулся ей в ухо. — Ты такая влажная, чувствуешь?       Пальцы выскользнули из неё, и она жалобно застонала, Драко тут же провёл ими по бедру, размазывая по нежной коже вязкую жидкость, принадлежащую ей. Грейнджер затряслась, все ещё сдерживая желание кончить. С каждым мужским прикосновением, которые приходились на нужные точки, волна оргазма становилась все более явной. Мужская ладонь легла ей на живот, медленно поднимаясь вверх, оставляя после себя лёгкое ощущение щекотки. Тяжёлый вздох слетел с губ девушки, когда Малфой коснулся груди. Сквозь ткань бюстгальтера она ощущала его холодную руку, удивительно как он мог оставаться таким, она же вся сгорала. И без того возбужденные соски тут же отреагировали на прикосновения, встав ещё сильнее. — Ты мастурбируешь? — Да-а… ах!       Малфой сорвал стон с ее губ, коснувшись пальцами ее заднего прохода. — О ком ты думала, когда делала это в последний раз?       Она не спешила отвечать, а он продолжал испытывать ее тело на прочность. Как долго Грейнджер ещё сможет сдерживать оргазм? — О ком, Гермиона? Когда ты трогала себя здесь, — он резко скользнул к ее клитору, потерев ребром пальца, касаясь своими кольцами. — Чьи руки ты переставляла? — Твои…       Его пальцы вновь скользнули внутрь неё, срывая с девичьих губ стон. Одновременно он успевал уделить внимание ее груди, влагалищу и… анусу. Большой палец мягко массировал колечко сфинктера, изредка надавливая, но не погружаясь. Гермиона поддалась назад, ещё сильнее выпячивая ягодицы, и одобрительно насаживалась на его пальцы. — Ты когда-нибудь представляла, как в тебя входит два члена, как они полностью заполняют тебя, как они трахают тебя до беспамятства. Я уверен, тебе бы понравилось.       Кончик его пальца мягко скользнул вглубь тугого отверстия, заставив вспыхнуть внутри пожар. Гермиона шумно выдохнула, пытаясь сохранить самообладание, и сильнее сжала в руках его ремень. Но все бесполезно. Как она могла оставаться в здравом уме, как Драко лишь одними пальцами доводил ее до сладкой истомы. Казалось, он знал ее лучше, чем она сама.       И он заставил её почувствовать себя желанной, в то время как другие сделали её изгоем. Он хотел, чтобы ей было приятно… впервые кто-то думал об ее удовольствии. — Это приятно, правда? — Да, да, конечно!       Драко усмехнулся.       С ее приоткрытых губ слетали хриплые стоны, которые вскоре стали совсем неконтролируемыми — его пальцы вошли в устойчивый ритм. Гермиона извивалась, двигала бёдрами не то насаживаясь на пальцы, не то пытаясь убежать от них. Он не давал ей передохнуть ни на секунду, терзая оба входа. Очередная волна судорог накрыла ее тела, и она сжалась вокруг его пальцев, борясь с волной оргазма. Не кончай. Терпи. Грейнджер была на пределе своих возможностей. Ещё никогда она не чувствовала себя настолько наполненной. — Я не могу! Господи, я больше не могу!       Пальцы извивались внутри неё, касаясь ее набухших стенок. Хлюпающий звук заполнил всю комнату — такой она была влажной. — Можешь кончить.       Воздух вокруг зазвенел от её крика. Ее накрыл такой оглушительный оргазм, что Гермиона сомневалась в реальности происходящего. Забившись в конвульсиях, она почувствовала, как по бёдрам потекла вязкая жидкость. — Умница, — Малфой погладил ее по голове.       Он медленно вышел из неё, размазывая жидкость по ее телу. — Я был уверен, что ты справишься.       Его губы мягко коснулись девичьего виска, он оставил лёгкий поцелуй на ее коже. — Ты была готова кончить уже давно. Молодец. В следующий раз я вновь буду властелином твоих обоих колечек, но предлагаю заменить палец… может быть на член?
По желанию автора, комментировать могут только зарегистрированные пользователи.
Права на все произведения, опубликованные на сайте, принадлежат авторам произведений. Администрация не несет ответственности за содержание работ.