Курортный роман

Слэш
R
Завершён
6
автор
Размер:
20 страниц, 1 часть
Описание:
Примечания:
Публикация на других ресурсах:
Запрещено в любом виде
Награды от читателей:
6 Нравится 0 Отзывы 0 В сборник Скачать

Курортный роман

Настройки текста
Солнце ярко светило, отражаясь от воды сверкающими бликами. Волны неторопливо омывали песчаный пляж, переливаясь и искрясь. Юсон сбросил сандалии и ступил босыми ногами на мокрый песок. Волны тут же ласково облизали его ноги. – Она такая теплая! – восторженно выкрикнул он. – Пойдемте купаться! – Сначала нужно обустроить территорию, – назидательно произнес Джумин. – Зен, принеси сюда шезлонги! – Ты чего это вдруг раскомандовался?! – возмутился Зен. – Думаешь, если мы приехали на твой остров, теперь все считаемся наемным персоналом?! – Я принесу, мистер Хан, – поспешно сказала Джехи, пока Джумин не успел ответить нечто такое, что разозлит Зена еще сильнее. – Я не могу позволить леди таскать тяжести, – Зен слегка склонил голову. – Севен, помоги мне! – Прости, Зен, но я не такой джентльмен, как ты, – усмехнулся тот. – Юсон, помоги Зену! – Конечно, что нужно делать? – с готовностью вызвался Юсон, возвращаясь к ним. Они с Зеном сходили за шезлонгами в небольшой домик, расположенный тут же на пляже. – Как-то с обслугой у тебя тут хреново, наследник корпорации, – пробурчал Зен, устанавливая шезлонги. – На этом острове вообще кто-нибудь есть, кроме нас? – Нет, а зачем? – усмехнулся Джумин. – Спасибо, Зен, – он уселся в шезлонг, который Зен приготовил для себя, и закинул ногу на ногу. – Что, действительно никого? – изумился Юсон. – Неподалеку расположена ферма, где выращивают виноград, – объяснила Джехи. – И там есть штат рабочих. Но в особняке мы действительно одни. – И кто будет готовить? – спросил Севен. – Как хорошо, что я прихватил с собой коробку с «Медовым Буддой» и ящик с «Доктором Пеппером». – Ты привез чипсы «Медовый Будда»? – обрадовался Юсон. – А со мной поделишься? – Обойдешься, – усмехнулся Севен. – Ну во-о-от, всегда ты так, – захныкал Юсон, обидевшись. – Мы можем готовить по очереди, – предложил Зен. – Думаю, мы можем нанять кого-то с фермы, чтобы они готовили нам, – сказала Джехи. – Правда, мистер Хан? Джумин неопределенно пожал плечами. – Жаль, что здесь нет мисс Вандервуд, она шикарно готовит, – мечтательно выдохнул Севен, растягиваясь в шезлонге. – Твоя домработница? – переспросил Зен. – Нужно было взять ее с собой. – Хм, вообще-то, на самом деле это не очень хорошая идея, – пробормотал Севен. – Надеюсь, она не знает, что я здесь. – Почему? – удивился Юсон, тут же забыв про обиды. – Не важно, – отмахнулся Севен. – Ну что, айда купаться? – Он стянул с себя футболку. Тут же все умолкли, а кто-то, вероятно, Джехи или Юсон, тихо ахнул. – Что-то не так? – нахмурился Севен. – Почему вы все на меня так смотрите? – Люсиэль, ты… – выдохнула Джехи, густо покраснев, а затем отвернулась. – Никогда бы не подумал… – протянул Зен с легкой завистью в голосе. – Хм, я тоже весьма удивлен, – хмыкнул Джумин, смерив Севена оценивающим взглядом. – Не соглашайся со мной, – тут же огрызнулся на него Зен. – О чем вы вообще? – удивленно спросил Севен. – Вы на меня так смотрите, словно у меня вторая голова выросла. Я так плохо выгляжу? – Наоборот! – выдохнул Юсон, наконец сумев выйти из ступора, и озвучил общую мысль: – Севен, у тебя просто потрясающая фигура! Ты занимаешься спортом? Это тренировки в агентстве? – Не знал, что ты тоже ходишь на тренировки, – заметил Зен, все еще пожирая его фигуру взглядом. – Ты мог бы стать моделью или актером. Правда, у тебя, наверное, нет актерского таланта… – Это у Севена нет таланта?! – возмутился Юсон. – Ты только вспомни его косплеи! Ты ведь сам перепутал его с девушкой! – Лучше не напоминай… – Зен прикрыл рукой лицо. – На каких снарядах ты тренируешься, Люсиэль? – поинтересовался Джумин. – Я бы прикупил их для своего личного спортзала. Севен переводил с одного на другого озадаченный взгляд, слушая весь этот галдеж. – Спасибо, Джехи, – наконец сказал он. – За что? – как-то испуганно спросила та, все еще не переставая краснеть. – За то, что не стала задавать дурацких вопросов, – ответил Севен. – Итак, если все уже насмотрелись, может, все-таки пойдем купаться? – Он взялся за резинку шорт. Взгляды всех присутствующих тут же скользнули по его телу сверху вниз. – Так, перестаньте сейчас же, – одернул их Севен. – А то я начну сомневаться в вашей ориентации. Ты можешь смотреть, Джехи. И ты, Джумин. Если я не смогу засудить тебя за сексуальные домогательства, то хотя бы продам стопроцентную инфу о том, что ты гей. Все тут же отвернулись в разные стороны и тоже принялись раздеваться. Джехи смущенно сняла сарафан, оставшись в раздельном купальнике. Ее фигура оказалась довольно привлекательной и аппетитной. Севен подумал, что если бы они познакомились при других обстоятельствах, он бы пригласил ее на свидание. Джехи бросила быстрый взгляд на Зена, который раздевался так, словно находился на сцене в стрип-клубе, и Севен усмехнулся, подумав, что они оба те еще идиоты, что не могу рассмотреть друг друга с более интересной стороны. Когда Юсон снял футболку, Зен прыснул со смеху, глядя на его худое тело с выпирающими костями, а когда Юсон достал из своей сумки желтый надувной круг, украшенный утиной головой, и вовсе рассмеялся в голос. – Что смешного? – обиженно спросил Юсон, доставая ручной насос, чтобы надуть круг. – Тебе точно стоит поменьше играть в игры и почаще заниматься спортом, – сказал Зен, перестав смеяться. – Тогда и фигура будет получше, и плавать, может быть, научишься. – Севен обещал, что научит меня плавать. Правда, Севен? – спросил Юсон. – Посмотрим, – уклончиво ответил тот. – Для начала и круг сгодится. Джумин, а ты не собираешься купаться? Все тут же посмотрели на Джумина, который удобно расположился в шезлонге, надев солнцезащитные очки и достав из сумки какую-то книгу. Прежде чем снять обувь, он постелил под ноги небольшой коврик. – Не люблю воду, – лаконично ответил он. – Может, ты просто не умеешь плавать? – усмехнулся Зен. – Думаю, Юсон может одолжить тебе круг. – Эй! – возмутился Юсон. – В этом нет нужды, – сдержанно отказался Джумин. – Если мне вдруг захочется заняться плаваньем, я просто схожу в бассейн. Я достаточно уверен в себе, чтобы не выставлять всем напоказ свое обнаженное тело, Зен. Или ты хочешь посмотреть? – Что?! Ну ты и мудак! Представить не могу, что я вообще согласился на эту поездку! Терпеть тебя целую неделю, да я лучше утоплюсь! – Хорошо тебе поплавать, Зен, – благожелательно добавил Джумин и уткнулся в книгу. – Ах ты… – Лицо Зена покраснело, казалось, он сейчас взорвется от переполнявших его эмоций. – Похоже, мы так и до вечера не дойдем до океана, – заметил Севен. – Давай, Юсон, если ты уже надул свой круг, можем пойти вместе. – Обязательно все время так акцентировать на нем внимание? – смущенно спросил Юсон, прижимая круг к груди. Зен в это время, похоже, передумал начинать новую ссору с Джумином, вместо этого принявшись рыться в своей сумке. Достав оттуда флакон с лосьоном против загара, он принялся демонстративно натирать им свое тело. Джехи широко распахнула глаза и рот, наблюдая за ним, и густо покраснела. Севен тихонько прыснул, заметив, что Джумин отвлекся от книги и наблюдает за Зеном поверх очков. – Что-то мне не охота смотреть продолжение мужского стриптиза, – рассмеялся Севен. – Пошли, Юсон, пусть развлекаются втроем. Юсон? Юсон, приоткрыв рот, так же как и Джехи с восхищением наблюдал за Зеном. Севен закатил глаза, глядя на него. – Придется мне веселиться одному, – подытожил он и уже хотел уйти, когда Зен сказал: – Было бы неплохо, если бы кто-нибудь помог мне натереть лосьоном спину. Джехи и Юсон одновременно издали звук, подозрительно похожий на стон. Севен прикрыл рот рукой, чтобы не рассмеяться в голос. – Ну же, никто не хочет помочь? – удивился Зен. Джехи приоткрыла рот, но затем покачнулась. – Джехи, ты в порядке? – Юсон придержал ее за талию, но тут же отдернул руки, густо покраснев, когда понял, что касается ее обнаженной кожи. – Что-то мне нехорошо, – пробормотала Джехи, опускаясь на шезлонг. – Наверное, это из-за жары, – сказал Зен. – В том домике я, кажется, видел зонтик от солнца, сейчас принесу. – Ты такой джентльмен, – протянул ему вслед Севен, буквально давясь от смеха. Эта поездка оказалась еще более занимательной, чем он думал. Зен принес зонтик, оказавшийся целой конструкцией с маленьким столиком для напитков, и установил его рядом с Джехи. Она взглянула на него с благодарностью, все так же не в силах вымолвить ни слова. Джумин незаметно подтянул свой шезлонг поближе, чтобы тоже оказаться в тени. – Тебе лучше? – спросил Зен, присаживаясь на корточки перед Джехи. Та шумно сглотнула и кивнула. – Возьми, попей воды, – Зен достал из переносного холодильника бутылку. – Не хотелось бы, чтобы у тебя случился солнечный удар. – Все в порядке, – прошептала Джехи, обхватывая холодную бутылку дрожащими пальцами. Зен ободряюще улыбнулся ей в ответ, что вызвало у нее еще один полувздох-полустон. – Так как насчет лосьона? – снова спросил Зен. – Мне нужно следить за состоянием кожи, я очень быстро обгораю. – Раз ассистент Кан выбыла из строя, я вполне могу тебе помочь, – предложил Джумин. – Даже не думай! – Зена заметно передернуло. – Как представлю, что ты прикасаешься ко мне… Бр-р-р, даже думать об этом не хочу! – А Элизабет Третьей обычно нравится, когда я ее глажу, – заметил Джумин. – Почему ты вдруг решил заговорить о своем меховом клубке? – Зен снова вздрогнул. – У меня от тебя мурашки по коже. Севен понял, что если не вмешаться, эта перепалка затянется до утра. Он мог бы и сам неплохо развлечься, но все же в компании было веселее. К тому же какой смысл в шутке, если некому ее оценить? – Давай я помогу тебе, Зен, – вызвался он. – Я храню верность своей Элли, так что точно не стану приставать к тебе. – Ее зовут Элизабет Третья! – возмущенно заметил Джумин. – И она не твоя! Не смей даже на метр приближаться к моей комнате! У меня там кодовый замок! – Очень полезная информация, спасибо, Джумин, – ослепительно улыбнулся Севен. – Вообще-то взламывать замки – моя работа. – Только попробуй! – Глаза Джумина засверкали от гнева. – Ой, да кому вообще нужен твой меховой шар, – отмахнулся Зен. – Спасибо, Севен, – сказал он, всучивая тому бутылку с лосьоном. – Так удобно? – спросил он, садясь на шезлонг. – Вполне, – ответил Севен, загадочно улыбаясь. Он нанес немного лосьона на плечи Зена, плавно растирая его по коже. – М-м, а приятно… – пробормотал Зен. – И это еще про меня говорят, что я гей, – ехидно заметил Джумин. – Опять ты со своими комментариями! Ты в своем уме?! Да никто в жизни не подумает, что я гей! У меня была девушка! И не одна! И вообще, стоит мне прийти куда-нибудь, как все женщины чуть ли сознание не теряют от моей красоты… Пока Зен продолжал возмущаться, у Севена как раз появилось время, чтобы провернуть свою шутку. Удовлетворенный проделанной работой, он вернул бутылку с лосьоном Зену. – Так быстро? – удивился тот. – Я почти ничего не почувствовал. – А что ты должен был почувствовать? – многозначительно поинтересовался Джумин. – Ой, да закройся ты, корпоративный мудак! Это только ты у нас не способен ничего чувствовать, робот недоделанный! Севен прикусил губу, чтобы не расхохотаться. Заведенный Зен уже успел забыть о нем. Севен кивнул Юсону, и они наконец направились к воде. Остаток дня прошел более мирно. Вдоволь поругавшись с Джумином, Зен тоже пошел купаться. Чуть позже присоединилась пришедшая в себя Джехи. Джумин, к счастью, остался на берегу. Они немного поиграли в мяч в воде, и Севен даже дал Юсону пару уроков плаванья под аккомпанемент ехидных комментариев Зена. Затем Зен начал делать селфи прямо не выходя из воды, и для Севена это был хороший шанс опробовать свое недавнее приобретение – игрушечный спинной плавник акулы. Юсон и Зен действительно поверили, что акула заплыла на мелководье, где они плескались. Севен так напугал Зена, что тот испортил одно из своих селфи, но все равно сохранил его. Севен решил, что обязательно скачает его с телефона Зена, чтобы потом дразнить его им, как той самой фотографией с вечеринки, куда Джумин приносил Элли. У них с собой были легкие закуски, так что после водных процедур они неплохо перекусили на пляже. Джумин даже принес бутылку вина, но, кроме него, пить никто не захотел. Усталые, но довольные, они вернулись в особняк уже под вечер и разошлись по комнатам, чтобы отдохнуть. На завтра была запланирована морская прогулка вокруг острова на яхте Джумина, и Севен уже предвкушал, какой спектакль закатит Зен. Вернувшись в выделенную ему комнату, Севен принял душ, переоделся в шорты и цветастую рубашку, не став застегивать ее, и вышел на веранду, с которой открывался потрясающий вид на океан. Легкий ветерок доносил пахнущий солью и водорослями воздух, тихий шепот волн расслаблял и успокаивал. Севен подумал, что хотел бы жить на таком острове, днем ловить рыбу, мастерить лодки и купаться вдоволь, а вечером вот так же стоять и глядеть на океан, наблюдая, как солнце тонет в нем на горизонте. И было бы вообще чудесно, если бы тот, по кому он скучал больше всего на свете, мог разделить этот вид и эту жизнь вместе с ним. Севен не знал, видел ли он когда-либо океан, но мог ясно представить, как заблестели бы его глаза, как ветер растрепал бы его волосы, как заиграла бы на его губах счастливая улыбка, так похожая и одновременно непохожая на его собственную. Его беспечные фантазии были наглым образом прерваны настойчивым стуком в дверь. Севен приподнял брови, но все же вернулся в комнату и крикнул: – Входите! Дверь открылась, и на пороге показался Юсон. Он умудрился обгореть на солнце, и его лицо теперь напоминало цветом вареного кальмара. Севен усмехнулся подобному сравнению. – Привет, Супермен Юсон! Как отдыхается? Если ты хочешь в рейд в LOLOL, то прости, я даже не брал свой компьютер. – Это, конечно же, было ложью, лэптоп Севена лежал в его сумке, но ему действительно не хотелось пялиться в монитор, когда он мог смотреть на такой чудесный вид за окном. – Нет, я не поэтому пришел, – Юсон выглядел смущенным и по-прежнему топтался на пороге. – Тогда зачем? – Севен удивленно приподнял брови. – Тебе нужен совет от Севена, Короля Семи Королевств? – Вообще-то да, – признался Юсон, наконец закрыл за собой дверь и прошел в комнату, но тут же снова замер в нерешительности. Его взгляд быстро скользнул по обнаженному торсу Севена, проглядывавшему между краями расстегнутой рубашки, и красное лицо Юсона стало вообще пунцовым. – Что случилось, мой мальчик? – покровительственным тоном спросил Севен, усаживаясь на кровать и чинно закидывая ногу на ногу. – Ты можешь поведать мне о своей проблеме. Вещай же, о юный падаван! – Кто такой падаван? – удивился Юсон. – Как, ты не смотрел «Звездные войны»?! – изумился Севен. – Это же классика! Позор тебе, юный падаван, не видать тебе теперь светлой стороны Силы! – Севен, я понятия не имею, о чем ты говоришь, – раздраженно произнес Юсон, осторожно садясь на краешек кровати рядом с Севеном. – Ты всегда такой странный. Но… – Но? – переспросил Севен. – Так о чем ты хотел поговорить? – Ты обещаешь, что не будешь смеяться? – с надеждой попросил Юсон. – В зависимости от того, насколько смешным будет то, что ты скажешь. – Севен… – Ладно, что там у тебя, колись. – М-м, ты ведь знаешь, что у меня никогда не было девушки… – начал Юсон, отводя взгляд. – Интересное начало разговора, – хмыкнул Севен. – Не перебивай, – попросил Юсон. – Так вот, у меня никогда не было девушки… – …потому что у тебя зависимость от игр, – закончил за него Севен. – Севен, ну пожалуйста! – взмолился Юсон. – А то я так и не смогу сказать. – Ладно-ладно, говори. – Из-за того, что у меня никогда не было девушки, я не умею целоваться! – на одном дыхании выпалил Юсон, наверное, боясь, что Севен снова его перебьет. – М-м, ясно… – пробормотал Севен, не зная, как еще реагировать на подобное заявление. – А ты умеешь? – с надеждой спросил Юсон. – Допустим, – усмехнулся Севен. – У тебя хотя бы «допустим», а у меня вообще никакого опыта нет, – вздохнул Юсон. – Поэтому я подумал, может быть, только не подумай ничего такого, я ведь не как Джумин, то есть не гей, мне вообще нравятся девушки, хотя я и признаю, что Зен красивый, но это другое, и я бы никогда не попросил тебя об этом, если бы не считал тебя своим другом… Уже в начале его невнятного монолога Севен догадался, о чем именно он хочет попросить, и не знал, плакать ему или смеяться. – Юсон, Юсон, стой! – сказал он, пока тот не успел закончить. – Так ты научишь? – все же выдохнул Юсон, подняв на Севена полные надежды глаза, и неожиданно потянулся к нему, словно собирался обнять. Севен разгадал его маневр и ловко уклонился в сторону, вскакивая с кровати. – Ты что творишь! – прикрикнул он на него. – Прости-прости, пожалуйста, прости… – невнятно затараторил Юсон, краснея так сильно, что, казалось, его голова сейчас взорвется. И тут Севен понял еще кое-что – когда Юсон потянулся к нему, от него явственно запахло алкоголем. – Ты что, пьяный? – строго спросил Севен. – Я… нет, я выпил совсем немного, – залепетал Юсон. – Тут в каждой комнате бар, и я подумал… это ведь все бесплатно… и мы все совершеннолетние… – Кроме тебя, – отрезал Севен. – То есть официально ты уже совершеннолетний, а вот в остальном… – Что в остальном?! – неожиданно разозлился Юсон, взглянув на Севена с вызовом. – Ладно, не важно, – отмахнулся Севен. – У меня только один вопрос, и нет, это даже не «как такая дурацкая идея могла прийти тебе в голову», потому что я вполне подозреваю, что могла. Я спрошу другое – почему именно я? Ты мог бы обратиться со своей… кхм, просьбой, например, к Джехи, или, в крайнем случае, к Зену, раз считаешь его красивым. Джумина я не рассматриваю – даже если он и гей, вкусы у него, скорее всего, весьма специфические. – Попросить тебя было проще всего, – пожал плечами Юсон. – Мы же друзья и почти одного возраста. Я не представляю, как можно попросить о подобном Джехи. Она бы, наверное, прочла мне длиннющую нотацию о правилах поведения членов организации. – Да уж, это точно, – усмехнулся Севен. – Значит, ты считаешь, что мы друзья… – А разве нет? – удивился Юсон. – М-м, наверное, – неуверенно ответил Севен. – Но лучше не обращаться к друзьям с подобными просьбами. Особенно к друзьям мужского пола. Некоторые и побить за такое могут. – Ты ведь не собираешься меня бить? – Юсон непроизвольно отпрянул. – Была такая мысль… – задумчиво начал Севен, но заметив, как глаза Юсона расширились от ужаса, быстро добавил: – Я пошутил. – Фух, не пугай так, – выдохнул Юсон. – Но если честно… Может быть, еще вчера я бы набрался смелости и попросил бы Зена, потому что он действительно отпадно выглядит, хотя уверен, что он бы меня послал, но сегодня… – А что случилось сегодня? – удивился Севен. – А ты не помнишь? Ты же… – Юсон снова густо покраснел. – Ты тоже отпадно выглядишь. Может, даже более отпадно, чем Зен. Севен закатил глаза. – Глупости не болтай. Никто не может выглядеть лучше, чем Зен, иначе начнется вселенский коллапс. – Кола… что? – переспросил Юсон. – Не бери в голову, – отмахнулся Севен. – И не мели чушь. – Я не мелю чушь! – возмутился Юсон. – Ты действительно очень красивый! Почему ты всегда носишь такую просторную одежду? Мне кажется, тебе стоило бы одеваться, как Зен… – Нет уж, спасибо, – покачал головой Севен. – Я ношу одежду, в которой мне удобно. Хватит уже и того, что мне приходится переодеваться для миссий… – Ты про свои косплеи? Я думал, это просто шутки… – Не важно, – перебил его Севен. – Юсон, мне кажется, тебе лучше вернуться в свою комнату и отдохнуть. Только больше не пей, понял? Юсон понуро кивнул, поднимаясь. – Ты хоть не злишься на меня? – спросил он. – Я не хотел тебя обидеть. – Я и не обиделся. И не спеши сдаваться – у тебя еще будет твой первый поцелуй. И надеюсь, он будет с кем-то, кто гораздо лучше, чем я. С кем-то особенным. – А твой первый поцелуй был с кем-то особенным? – поинтересовался Юсон. – Это секрет, – загадочно улыбнулся Севен и подтолкнул его к двери. – Давай, иди уже. – Спасибо, Севен, – тепло поблагодарил Юсон. – Мне кажется, я все-таки не зря к тебе пришел. – Да-да, конечно, доктор Севен всегда открыт к консультациям на тему трудностей пубертатного периода. С тебя один миллион вон. – Что-о-о?! – вытаращился Юсон. – Севен, ты ведь шутишь? – Исключено, – покачал головой Севен. – Расплатишься, когда вернемся домой. Или ты можешь купить премиум-топливо для моих малышек. – И пока Юсон изумленно моргал, закрывая и открывая рот, как рыба, Севен вытолкал его за дверь и запер ее на замок. – Ну и вечерок, – выдохнул он, возвращаясь к кровати и садясь на нее. – Хоть бы Юсон поскорее нашел себе девушку, а то я его уже боюсь. Больше не позову его к себе ночевать, он буйный какой-то. – Севен усмехнулся и полез в сумку, доставая лэптоп. Сразу же подключился к местной сети, даже взламывать ничего не пришлось – нетрудно было догадаться, что пароль от вай-фая «Восхитительная Элизабет Третья». Севен представил, как на такой пароль среагировал бы Зен, и тихо рассмеялся. Немного подумал и сменил пароль на «707 ♥ Elly», предвкушая, как удивится Джумин, когда узнает. После этого он перешел на зашифрованный канал и вошел на сайт агентства, но настроения работать не было. Все срочные задания он уже выполнил, а с мелочевкой разберется Вандервуд. Или нет, учитывая, куда Севен отправил его перед самой поездкой, чтобы отвлечь внимание. Представив перекошенное от ярости лицо Вандервуда, Севен вновь не удержался от смеха. Все складывалось более чем отлично, и даже ситуацию с Юсоном можно считать смешной, хотя она и вышла несколько неловкой. «Попросить тебя было проще всего. Мы же друзья…» «Ты тоже отпадно выглядишь. Может, даже более отпадно, чем Зен…» «А твой первый поцелуй был с кем-то особенным?» Севен тряхнул головой. Основное правило работы на агентство гласило – не иметь никаких привязанностей. Ни друзей, ни любимых, ни семьи. И Севен не собирался его нарушать. Вандервуд всегда говорил ему, что привязанности делают агента уязвимым, а правда причиняет боль. Поэтому проще было жить самому по себе, убеждая себя, что все это временно. Только вот иногда самовнушение работало не слишком хорошо. Солнце окончательно скрылось за темной гладью океана, и Севен включил в комнате свет. Подумал было действительно поиграть в LOLOL и уже запустил клиент, но тут в дверь снова постучали, очень деликатно. Севен решил, что это точно не Юсон, но все же на всякий случай спросил: – Кто там? – Кхм, Люсиэль, это Джехи Кан. Севен поднялся с кровати, открыл дверь и застыл. Если бы он не знал, что это Джехи, наверное, не сразу бы ее узнал. На ней было длинное черное облегающее вечернее платье с глубоким декольте, выгодно подчеркивающее ее стройную фигуру. Джехи была без очков, а ее волосы украшала заколка в форме цветка с блестящими мелкими камешками. В руках Джехи держала бутылку вина и два бокала. – Эм… Джехи, комната Зена вроде дальше по коридору… – слегка смутившись, пробормотал Севен. – Я знаю, – Джехи опустила глаза. – Я пришла к тебе, Люсиэль. Подумала, может, ты составишь мне компанию. – Прости, но я не пью, – Севен покачал головой. – Думал, ты знаешь. – Ох, прости, я совсем забыла, – Джехи покраснела, и румянец сделал ее еще более очаровательной. Севен понял, что до сих пор держит ее в коридоре, поэтому отступил, шире открывая дверь. – Пожалуйста, проходи. Джехи прошла в комнату, поставила бутылку и бокалы на столик и присела в одно из кресел, скромно сложив на коленях руки. Севен прикрыл дверь и сначала сел на кровать, но потом решил, что это как-то неприлично, поэтому пересел в свободное кресло рядом с ней. Повисла неловкая пауза. – Мистер Хан… – начала Джехи, и ее рука привычно потянулась, чтобы поправить очки. – Мистер Хан сообщил мне, что у нас пропало интернет-соединение, и я решила узнать, не сможешь ли ты посмотреть, в чем дело. – Да, конечно, я посмотрю, – быстро ответил Севен. Наверное, стоило бы поменять пароль обратно. – Люсиэль, я… – Джехи бросила на него быстрый взгляд и снова покраснела. Ее глаза ярко блестели, и Севен с удивлением понял, что она, как и Юсон, тоже немного выпила перед тем, как прийти к нему. – Я обычно такого не делаю, – продолжила она. – Но… всем нам, наверное, бывает одиноко, и иногда хочется… просто хорошо провести время с кем-то… без особых обязательств. Севен едва не расхохотался, но сдержался, чтобы не обидеть ее. – Я понимаю, – сказал он. – Но почему ты решила… что можешь провести время со мной? Нет, не подумай, ты очень привлекательная, правда… Тебе идет это платье, и без очков тебе гораздо лучше… То есть я не хотел сказать, что в них тебе плохо… – Я поняла, – Джехи улыбнулась и слегка расслабилась, откинувшись на спинку кресла. – Так вот, почему именно я? Мы ведь… ну не знаю, не особо близки в RFA. Мне кажется, Зен лучше подошел бы на эту роль, – едва Севен произнес последнее слово, как понял, что прекрасно знает ответ на свой вопрос. Все было довольно очевидно. – Как раз потому, что мы не особо близки, ты лучше всех подходишь, – слова Джехи лишь подтвердили его догадку. – Зен… Ты же знаешь, что я его фанатка, а для истинного фаната неприемлемо вступать в какие-либо отношения с кумиром. – Тут она снова едва не поправила воображаемые очки, но остановила себя на полпути. – Другое дело, я – мне вообще не положено иметь никаких отношений, значит, проблем не будет, – подхватил Севен. – Я пойму, если не привлекаю тебя, как… как женщина… – выдавила Джехи, краснея до корней волос. – Дело не в этом, – Севен покачал головой. – Я же уже сказал, что ты красивая. Просто я… – О, – в глазах Джехи мелькнула внезапная догадка, и она покраснела еще гуще. – Я никогда не думала, но… – Я не гей, если ты об этом, – рассмеялся Севен, правда, смех получился слегка нервозным. – Ох, слава Богу, – выдохнула Джехи. – Я пансексуал, – добил ее Севен. – О… кхм, ясно, – Джехи принялась комкать ткань платья на коленях. – Прости, я не должна была вынуждать тебя отвечать на такие личные вопросы. – Все в порядке, – отмахнулся Севен. – Тогда дело в том, что ты просто не заинтересован в подобных отношениях? – уточнила Джехи. – Не то чтобы… Наверное, я просто слишком тебя уважаю, чтобы поступить с тобой так, – признался Севен. – Ты одна из самых здравомыслящих людей, которых я знаю, и мне хотелось бы, чтобы так и оставалось. Джехи открыла рот, будто собиралась что-то сказать, а потом прижала ладонь к губам. – Спасибо, Люсиэль, – наконец сказала она. – Мне лестно, что ты так высоко меня ценишь. Просто иногда… наверное, мне хочется быть… менее здравомыслящей. – Я понимаю, – снова сказал Севен. Он действительно отлично ее понимал. – Тогда, наверное, мне стоит извиниться за свою неосмотрительность… – начала Джехи, вставая, но Севен перебил ее, тоже поднимаясь на ноги: – Не стоит, все в порядке. Мне это даже льстит. – Правда? – удивилась Джехи. – Никогда бы не подумала… – Она окинула Севена вполне красноречивым взглядом и снова покраснела. Севен обругал себя за то, что так и не застегнул проклятую рубашку. – Я не очень понимаю, что ты имеешь в виду. Как по мне, в моей внешности нет ничего необычного, – сказал он. – О, ты ошибаешься, – покачала головой Джехи. – Для меня нет мужчины, прекраснее, чем Зен, но он, как ангел, недоступный простым смертным, а ты… – она не договорила, но внезапно прибавила: – Тебе тоже гораздо лучше без очков. И это комплимент. – Увы, они часть моего сногсшибательного имиджа, – улыбнулся Севен. – Был рад поболтать с тобой, Джехи. – Доброй ночи, Люсиэль, – Джехи направилась к двери, но затем обернулась: – Надеюсь, все это останется между нами? – Ох, а я только собирался рассказать Джумину, – пошутил Севен, но тут же быстро добавил: – Конечно. Ты же знаешь, я умею хранить секреты. – Я знаю. Спасибо, Люсиэль, – Джехи вышла из комнаты, осторожно прикрыв за собой дверь. – Ничего себе! – выдохнул Севен, падая спиной на кровать и проводя рукой по лбу. Он и представить не мог, что Джехи придет к нему с подобным предложением. Дурацкая просьба Юсона не шла с этим ни в какое сравнение. Севен глубоко вздохнул, мысленно похвалив себя за выдержку – Джехи действительно была очень соблазнительной, и устоять перед ней было бы сложно, если бы они не были знакомы столько лет. Севен даже ущипнул себя, чтобы проверить, что не спит – сегодняшний день бил все рекорды по части неожиданностей. И, как оказалось, это был еще далеко не конец. Едва Севен пришел в себя после прихода Джехи, в дверь снова постучали, на этот раз одновременно и требовательно, и корректно. Севен, нахмурившись, открыл дверь и почти не удивился, заметив на пороге Джумина. – Добрый вечер, Люсиэль, – поздоровался тот. По слегка поплывшему взгляду и устойчивому запаху вина Севен догадался, что Джумин уже порядочно набрался. Неужели он выпил весь свой бар и пришел к нему за добавкой? – И тебе того же, – кивнул он, упираясь рукой в дверной косяк. Джумин посмотрел на него как-то странно, и Севен понял, что его многострадальная рубашка снова распахнулась. Он поспешно скрестил руки на груди. – Ассистент Кан случайно не от тебя только что вышла? – поинтересовался Джумин. – Хм, разве? – Севен изобразил на лице удивление. – Ах, да, точно, она приходила сказать, что сеть не работает, и просила меня разобраться. – Похвально с ее стороны, – кивнул Джумин и сделал шаг вперед, заставляя Севена отступить в комнату. – Ты меня не пригласишь? Севен тяжело вздохнул и распахнул дверь. Похоже, отдохнуть ему сегодня не удастся. – Ты ждал гостей? – спросил Джумин, проходя в комнату. – С чего ты взял? – удивился Севен и тут же заметил бутылку и бокалы, оставленные Джехи. Выглядело это, как предпосылка к свиданию. Джумин тоже смотрел на них. – Да, конечно, я ждал в гости мою любимую Элли, – тут же нашелся Севен. – А приперся почему-то ты. Может, ты посидишь здесь, а я пока сбегаю к тебе? – Он сделал вид, что хочет выйти за дверь, но Джумин перегородил ему дорогу. – Ее зовут Элизабет Третья, – слегка заплетающимся языком выговорил он. – И даже не вздумай выходить из комнаты. – Ладно, – Севен вздохнул. – Так что тебе надо? Джумин подошел к столу и взял бутылку. – «Шато Лафит» 1865 г., отличный урожай, – сказал он. – Выпьешь со мной? – Он открыл бутылку, разливая вино по бокалам. Севен покачал головой, снова чувствуя себя то ли во сне, то ли участником какого-то дурацкого розыгрыша. Может, члены RFA решили отомстить ему за его бесконечные шутки? Правда, Джехи не стала бы принимать в этом участия, да и выглядела и говорила она довольно искренне. – Ты даже не представляешь, от чего отказываешься, – Джумин поднес бокал к губам. – Наверное, это не мое дело, но мне кажется, что тебе уже хватит, – заметил Севен. – Это действительно не твое дело, – Джумин поставил бокал на столик. – Ладно, тогда можешь забрать бутылку с собой. Джумин пересек комнату и уселся прямо на кровать, закидывая ногу на ногу. Севен приподнял бровь и остался стоять. – Присаживайся, – Джумин похлопал по покрывалу рядом с собой. Его хозяйское поведение слегка раздражало Севена – понятное дело, что все они находились в гостях у Джумина, но тот сейчас явно нарушал все правила гостеприимства, ведя себя так, словно это Севен заявился к нему в комнату посреди ночи. – Я постою, – отозвался Севен. – Ты ведь, наверное, тоже слышал все эти слухи… – начал Джумин. – Какие слухи? – удивился Севен. – Про мою нетрадиционную ориентацию, – с серьезным видом заявил Джумин. Севена неожиданно начал разбирать смех. Неужели Джумин тоже… нет, это было просто невозможно! Кто угодно, только не он. – Так вот, – глубокомысленно изрек Джумин, – это неправда. – И ты пришел ко мне на ночь глядя, чтобы сообщить об этом? – поинтересовался Севен. – Нет, я пришел, чтобы сказать, что мне нет дела до пола партнера, если тот устраивает меня во всем остальном. Севен на миг растерялся, не зная, что сказать. – Эм… это похвально, и я даже разделяю твою точку зрения, но ведь не обязательно было сообщать мне об этом именно сейчас… – Приятно слышать, что ты разделяешь мою точку зрения, – кивнул Джумин. Похоже, сейчас у него включился избирательный слух, как часто бывало при разговоре с Зеном. – Ну, раз мы все-таки пришли к общему мнению… – начал Севен, думая, как же все-таки выставить его за дверь. – …то нет ничего предосудительного в том, если мы проведем ночь вместе, – закончил за него Джумин. – Что, прости? – даже несмотря на то, что случилось ранее в этот же вечер, Севен все еще не мог поверить собственным ушам. – Я хочу провести с тобой ночь, – повторил Джумин. – Не скажу, что у меня слишком богатый опыт подобных отношений, но я посмотрел несколько фильмов на тему. Порнографических фильмов, – слегка понизив голос, добавил он. – Исключительно в целях самообразования. К сожалению, у меня отсутствуют некоторые необходимые средства, но, думаю, что и это подойдет, – он извлек из кармана тюбик с кремом и презервативы. Севен на миг остолбенел, а затем разразился оглушительным хохотом. – Господи, Джумин! – наконец выдохнул он, все еще не прекращая смеяться. – Это либо самая смешная шутка в моей жизни, либо самый неудачный подкат, который я когда-либо видел. – Я абсолютно серьезен и не настроен шутить, – Джумин нахмурился. – Что значит «неудачный подкат»? – Джумин, – Севен наконец перестал смеяться. – Ты всегда так предлагаешь кому-то переспать с тобой? Джумин на миг замялся и даже покраснел. – На самом деле я делаю это впервые, но решил, что раз мы оба мужчины, лучше выбрать деловой подход. Или мне нужно было прийти с цветами? – Его вид был настолько серьезным, что Севен едва не расхохотался снова. – Нет, это было бы еще хуже, – признался он. – Так как ты смотришь на мое предложение? – спросил Джумин. – Увы, но вынужден отклонить его, – Севен попытался придать своему тону серьезности, но его все равно пробивало на смех. Немного истерический. – Аргументируй, – приказал Джумин, сцепляя руки в замок. – Эм… ну, ты просто не в моем вкусе? – сказал Севен первое, что пришло в голову, хотя на самом деле это было не совсем правдой. Но он действительно не собирался спать ни с кем из членов RFA. – Не принимается, – покачал головой Джумин. – Секс – это всего лишь физиология, я ведь не предлагаю тебе вступить в брак. – Знаешь, на брак бы я скорее согласился, – усмехнулся Севен. – Тогда я хотя бы мог отсудить у тебя половину имущества. – Вряд ли, – покачал головой Джумин. – У меня хороший адвокат. Но мы отклонились от темы. Взять, к примеру, актеров, снимавшихся в фильме, который я смотрел для самообразования. Сомневаюсь, что они испытывали друг к другу эмоциональную привязанность, что совсем не помешало акту совокупления. Севен слушал его и не знал, плакать ему или смеяться. – Вообще-то для порно-актеров это всего лишь работа, они получают за это деньги, – объяснил он. – Теперь ты понимаешь разницу? Джумин на мгновение призадумался. – Так дело всего лишь в деньгах? Я могу заплатить тебе, если это поможет. Севен прижал руку к лицу и покачал головой. – Обычно я никогда не отказываюсь от денег, но трахаться с тобой за деньги я тем более не буду. – Я не вижу логики, – нахмурился Джумин. – И не увидишь, пока будешь относиться к сексу, как к договору, – вздохнул Севен. – Знаешь, я даже дам тебе пару советов – совершенно бесплатно, заметь, хотя мог бы уже потребовать моральную компенсацию за потраченные на тебя нервы. Во-первых, если хочешь с кем-то переспать – никогда, ни при каких обстоятельствах не начинай разговор так, как ты начал его сегодня. И никогда не предлагай деньги – ну, разве что ты пойдешь в бордель – а то рискуешь получить по морде. Во-вторых, если тебе так уж невтерпеж, можешь обратиться к Юсону. У него как раз сегодня приступ спермотоксикоза случился. – Приступ чего? – переспросил Джумин. – Эм, ладно, забей, – отмахнулся Севен. Джумин кивнул и встал. – Хорошо, я понял, что ты не согласен заключать со мной взаимовыгодную сделку. Увы, обращаться к Юсону я не намерен. – Можно спросить, почему? – полюбопытствовал Севен. Джумин подошел к двери и обернулся на пороге. – Он не в моем вкусе, – сказал он и вышел. Севен снова прижал руку к лицу. Он решил лечь спать – чем скорее закончится этот безумный день, тем лучше. Но сначала вновь сходил в душ – в комнате даже ночью было довольно жарко, да и предшествующие события заставили его вспотеть. Севен все никак не мог отделаться от ощущения, что все происходящее – какой-то дурацкий розыгрыш или сон: настолько нереальным казалось то, что все члены RFA в один и тот же вечер буквально помешались на нем. Ну, то есть почти все, не хватало только… В тот же миг раздался оглушительный стук в дверь – в нее колотили настолько сильно, будто намеревались выбить. Севен едва успел обернуть полотенце вокруг бедер и выскочить из ванной. Наверное, что-то случилось, иначе зачем было так стучать? Он распахнул дверь и увидел на пороге Зена. Тот был без футболки, его волосы были растрепанными и влажными, лицо раскраснелось, глаза сверкали. – Ты ничего не хочешь мне объяснить?! – со злостью выдохнул он, буквально заталкивая Севена в комнату и захлопывая за собой дверь. – Ты о чем? – Севен удивленно смотрел на него. – Прости, Зен, но я действительно очень устал, поэтому не буду учить тебя целоваться, разговаривать по душам и заключать постельные сделки… – Ты что, перегрелся?! – вытаращился на него Зен. – Или головой ударился?! Какие еще постельные сделки?! Ты что у меня на спине написал, а?! Да за такое я тебя… И только сейчас Севен вспомнил про свою утреннюю шутку, хотя уже давно успел забыть о ней. События сегодняшнего вечера напрочь вытеснили эту безобидную шалость из его головы. Но для Зена, похоже, она была не такой уж безобидной. – Это будет сходить, по меньшей мере, две недели, а у меня скоро фотосессия для журнала топлесс! – продолжал возмущаться Зен. – Как ты мог вообще?! – Э-это… не я… – только и мог пролепетать Севен. – Ну, конечно, это не ты! На вот, полюбуйся! – Зен повернулся к нему спиной. Вся кожа на спине покраснела и уже слегка облезала, а прямо посредине ярко белела крупная надпись, сделанная лосьоном от загара: «ZEN ♥ Jumin». Увидев ее, Севен все же не удержался и прыснул. Он даже не ожидал, что получится так хорошо. – Ты еще и ржешь?! – Зен обернулся и угрожающе надвинулся на него. – Ты понимаешь, что весь остаток отпуска мне придется ходить в футболке и забыть о купании?! Впервые в жизни мне удалось поехать в такое шикарное место, а все что останется – это смотреть на океан с берега! Севен решил, что это действительно нечестно – он как-то не подумал об этом, когда собирался подшутить над Зеном – и ему стало неловко. – Прости, Зен, – смущенно произнес он, опуская глаза. – Я могу сказать Джумину, что это сделал я. Или ты можешь в отместку написать на моей спине что-нибудь похуже. Зен уже открыл рот, чтобы ответить, но вдруг переменился в лице. Наконец он осторожно спросил: – Севен… я тебя, случайно, ни от чего не отвлекаю? – Что? – Севен проследил за его взглядом – Зен слегка смущенно и удивленно переводил его с початой бутылки и бокалов на столике на крем и презервативы на кровати. Наконец он вновь посмотрел на Севена, скользнул взглядом по полотенцу на его бедрах и покраснел. – Ты здесь не один? – прошептал он, осторожно оглядываясь по сторонам. Севен понял, что еще немного, и у него просто случится истерика – это было уже слишком. Вся ситуация напоминала эпизод какого-то дурацкого ситкома. – Нет, Зен… – выдохнул он, пытаясь держать себя в руках. – Это… это не то, о чем ты думаешь… Это просто Джумин и Джехи… – Джумин и Джехи?! – Зен вытаращился на него так, словно у Севена выросла вторая голова. – Даже если я расскажу тебе, ты все равно не поверишь, – отмахнулся Севен. – Прости, мне действительно жаль, что так вышло с твоей спиной. Я думал, что это будет смешно, но не хотел вредить ни твоему отдыху, ни твоей карьере. Прости меня, пожалуйста. – Да ладно уже, – отмахнулся Зен, отворачиваясь. – Думаю, до фотосессии оно сойдет, а купаться я могу и в футболке. Но раз ты мой должник, то разреши покурить у тебя на веранде – корпоративный мудак выдал мне комнату с единственным окном, и то – наглухо закрытым, да еще и с сигнализацией, похоже. – Пожалуйста, – Севен указал на приоткрытую дверь. Зен достал из кармана сигареты и вышел на веранду. Севен немного подумал, а затем вышел вслед за ним. Зен курил, опершись на перила и глядя на океан. Несмотря на то, что стояла глубокая ночь, вокруг было довольно светло – не только из-за яркой луны, а еще и из-за фонарей, горевших по периметру особняка. – Шикарное место, да? – спросил Зен, выпуская дым. – Хотел бы я тоже иметь такой особняк… – Может, когда-нибудь и будешь, – Севен встал рядом с ним, тоже опираясь на перила. – Когда станешь достаточно популярным. Зен пожал плечами, а затем бросил на него быстрый взгляд. – Тебе не станет плохо от сигаретного дыма? Дурная привычка, я знаю, просто бросить никак не могу, особенно когда начинаю нервничать. – Моя домработница тоже курит, так что я привык, – отмахнулся Севен. – Запах сигарет иногда меня даже успокаивает. – Мисс Вандервуд? – спросил Зен. – Скажи ей, что девушке не стоит курить, это может отразиться на внешности. – Ей еще попробуй скажи, – усмехнулся Севен. – И я не думаю, что для нее так уж важно, как она выглядит. – Когда ты уже познакомишь нас с ней? – поинтересовался Зен. – Ты столько про нее рассказываешь, а мы еще ни разу ее не видели. Хотя бы покажи ее фото! Но только настоящее, – он смущенно отвернулся, наверняка вспомнив фотографию Севена в костюме горничной, которую тот однажды скинул в чат. – М-м-м, как-нибудь потом, – пробормотал Севен, размышляя, как перевести тему, но Зен неожиданно перевел ее сам: – Слушай, может, все-таки расскажешь, где ты тренируешься? У тебя действительно хорошая фигура, не каждый актер из моего театра может похвастаться такой. – О боже, только не опять, – Севен закатил глаза. – Почему ты так этого стесняешься? – удивился Зен. – Любой другой на твоем месте гордился бы такой внешностью. – Любой другой, но не я, – покачал головой Севен. – На самом деле мне наплевать, как я выгляжу, это не так уж важно. – Можно мне хотя бы потрогать? – попросил Зен. – Потрогать что? – Севен почувствовал, что краснеет. – Кубики на твоем прессе, конечно, а ты о чем подумал? – Зен рассмеялся как-то нервно. – Зачем? – Севен непроизвольно отступил от него на шаг. – Просто интересно, такие же они твердые, как мои, или нет, – Зен выбросил окурок и повернулся к нему. – Пожалуйста, Севен. Не забывай, что ты мой должник. – Я уже разрешил тебе покурить на моей веранде, – напомнил Севен, но Зен все еще испытующе смотрел на него. Севен наконец сдался и кивнул. – Ладно, трогай. Его действительно немного терзало чувство вины за дурацкую шутку с лосьоном, и он решил, что если Зен удовлетворит свое любопытство, они хотя бы частично будут в расчете. Зен подошел к нему и протянул руку, легко касаясь пальцами его живота. Севен непроизвольно напрягся, и Зен издал восхищенный вопль: – Ого! Они такие твердые! Севен немного смутился от его слов. Зен принялся тщательно ощупывать его пресс – в его прикосновениях не было ничего сексуального, но Севен почувствовал, что начинает возбуждаться. В конце концов, его никогда не трогали так осторожно, а чаще били – что мать в детстве, что на тренировках в агентстве, что на заданиях. Вандервуд его тоже нежностью не баловал: самое большее, на что он был способен, чтобы показать, что доволен Севеном, это потрепать его по голове. И то, за все семь лет их знакомства делал это от силы пару раз. Прикосновения Зена были абсолютно другими – аккуратными, исследующими, даже немного ласковыми. Севену казалось, что Зен скорее гладит его, чем просто щупает. Это было настолько непривычно, что вызывало совершенно адекватную, но неподходящую к ситуации реакцию. Напряженный член начал приподнимать полотенце на бедрах, и Севен порадовался, что вокруг не слишком светло. Он перехватил руку Зена и отвел ее в сторону. – Хватит, – хрипло произнес он. – Прости, я немного увлекся, – Зен выглядел слегка пьяным. – У тебя такая нежная и гладкая кожа… – Он вдруг наклонился и потянулся губами к лицу Севена. Севен среагировал мгновенно, отталкивая его. – Зен, что ты делаешь? Зен моргнул, приходя в себя, и густо покраснел – это было заметно даже в полутьме. – Н-не знаю, что на меня нашло… – слегка запинаясь, пробормотал он. – Ты ничего не подумай, ладно? Я ведь действительно не гей. Наверное, все дело в спермотоксикозе. Севен нервно рассмеялся и провел рукой по волосам. – Ох, черт, похоже, у всех членов RFA проблемы с личной жизнью. – Мы будто прокляты, да? – невесело усмехнулся Зен. – Ты уж точно не проклят, – возразил Севен. – Как и Джумин. Мне сложно поверить, что у вас никого нет, с вашими-то данными. – Корпоративного мудака не спасет ни богатство, ни внешность, с таким-то характером, – фыркнул Зен. – А вот в отношении меня это действительно несправедливо. Просто я пока еще не встретил свою любовь. – Но можно ведь просто найти кого-нибудь для снятия напряжения? Без обязательств, – беспечно произнес Севен и лишь потом понял, что сказал. В контексте всего, что случилось сегодня, и того, что только что сделал Зен, его слова звучали более чем двусмысленно. – М-м-м, а это неплохая мысль, – Зен смерил его оценивающим взглядом. – Знаешь… мне всегда было интересно узнать, каково это – целоваться с другим парнем? Чисто в ознакомительных целях. – Можешь поцеловать Юсона, он как раз искал, на ком бы потренироваться, – быстро сказал Севен. – Юсона? – изумился Зен. – Нет, ни за что! Не то чтобы я считал его совсем несимпатичным – он милый… в своем стиле, но если бы я искал того, с кем хочу попробовать, это точно был бы не он. – Джумина можно не предлагать? – обреченно уточнил Севен. – Да никогда в жизни! – возмутился Зен. – Я лучше наложу на себя руки! И ты только представь, как я заявляюсь к нему в комнату с подобными предложениями и этой надписью на спине! Да у него инфаркт случится! Севен не выдержал и рассмеялся, хватаясь за живот. Он действительно представил эту картину – и реакцию Джумина тоже. Только вот он не думал, что Джумина хватит инфаркт – скорее тот тоже попытается предложить Зену свою «взаимовыгодную сделку». Может, действительно попробовать свести их? Можно было бы снять это на камеру, а потом шантажировать обоих… На самом деле Севен не собирался никого шантажировать всерьез, но посмотреть на их лица в этот момент было бы забавно. Зен неожиданно вновь шагнул к нему ближе, буквально припирая спиной к перилам. – Севен… может быть, ты окажешь мне еще одну услугу? – тихо спросил он. – Тогда я забуду о том, что ты испортил мою безупречную кожу. – И чего ты хочешь? – Севен почувствовал, как сердце забилось чаще. Почему-то флиртовать с Зеном было проще, чем с Юсоном, Джумином или даже Джехи. Возможно, потому что они были почти одного возраста, а может, потому что Зен был единственным, кто хотя бы иногда понимал его шутки. И еще они частенько организовывали неплохую коалицию против Джумина. – Просто попробовать… – Зен наклонился к его лицу. – Скорее всего, мне не понравится, но… Севен усмехнулся и расслабился, позволяя губам Зена легко коснуться своих губ. От Зена пахло ментоловыми сигаретами, но этот запах не казался неприятным. Зен легко поцеловал его и тут же отстранился. – Не понравилось? – спросил Севен, приподнимая бровь. – Абсолютно, – кивнул Зен. – Но я хочу уточнить, чтобы знать наверняка… – Он вновь накрыл губы Севена своими, на этот раз целуя его более чувственно. Севен рвано выдохнул, приоткрывая рот и позволяя Зену ввести внутрь язык. Он обнял Зена за шею, привлекая его к себе, чувствуя, как обнаженная и горячая грудь прикасается к его собственной коже. Член моментально напрягся и затвердел, упираясь Зену в бедро. Похоже, Севен тоже страдал от сильнейшего спермотоксикоза. Он и сам не знал, от насколько сильнейшего. Зен обнял его за талию, прижимая к себе и скользя ладонями по его спине. Его губы и язык страстно и умело ласкали рот Севена, вызывая головокружение. Севен отвечал на его поцелуи, позабыв обо всем на свете. На какой-то краткий миг он вдруг почувствовал себя абсолютно свободным. Наконец Зен отстранился, пожирая Севена поплывшим взглядом. – Ох, черт, это… – он перевел дыхание. – Ужасно, правда? – усмехнулся Севен, чувствуя себя пьяным. – Ты даже не представляешь, как, – кивнул Зен и потянулся за новым поцелуем. Они целовались, как ненормальные, прижимаясь друг к другу. Севен чувствовал, что Зен тоже сильно возбужден – его твердый член упирался в живот, и Зен слегка двигал бедрами, потираясь об него. Севен тоже потерся об его бедро, не сдержав стона. Пора было это прекращать, иначе они могут перейти точку невозврата, а Севену совсем не хотелось портить отношения с кем-либо из членов RFA. – Зен, Зен, стой… – прошептал он, отстраняясь. – Хватит. – Почему? – хрипло спросил Зен, все еще прижимая его к себе. – Тебе совсем-совсем не нравится? – Мы сейчас сделаем какую-то глупость, – предупредил Севен, хотя сам еле сдерживался, чтобы не поцеловать его снова. – Ну и что? – улыбнулся Зен. – Я не против. – Зато я против, – Севен постарался, чтобы его голос звучал твердо, хотя вышло так себе. – Да неужели? – Зен прижался к нему и теперь сам потерся о напряженный член Севена, а потом поцеловал его в шею. – Если ты не прекратишь, я всем расскажу, что ты гей, – пригрозил Севен. – Тебе никто не поверит, тем более что это неправда, – рассмеялся Зен. – Да, я понимаю, что веду себя совсем не как обычно, но… какого черта вообще? Имею я право хотя бы раз в своей жизни сделать то, чего от меня не ожидают? – Ты – имеешь, а я – нет, – покачал головой Севен. – Я гораздо несвободнее, чем ты, хотя по виду не скажешь. – Прости, я не подумал, что у тебя могут быть какие-то причины… – Зен смущенно опустил глаза и отстранился. В этот момент Севен почувствовал, как что-то легко скользнуло по его ногам – полотенце, не выдержав того, что происходило пару минут назад, все же свалилось с его бедер. – Черт… – выругался он и дернулся, чтобы поднять его. – Не надо, – прошептал Зен, взяв его за руку. – Пожалуйста… – Я об этом очень сильно пожалею, – вздохнул Севен, вновь привлекая его к себе. Они вновь принялись целоваться и тереться друг о друга. Не разрывая поцелуя, Зен расстегнул свои брюки и прижался своим членом к члену Севена. Севен хрипло выдохнул, вздрагивая от удовольствия, вмиг разлившегося по позвоночнику. Зен принялся тереться об него – сначала медленно и осторожно, а затем все наращивая темп. Севен опустил одну руку и сжал оба члена в ладони, слегка надрачивая их. – Черт, Севен, я… – выдохнул Зен, разрывая поцелуй. – Ты сам этого захотел… – хрипло прошептал Севен, не прекращая движений. – Я не об этом… Просто… – он не договорил, тоже обхватывая ладонью их члены и слегка ускоряя движения. – Господи… – прошептал Севен, прикрывая глаза. Они тяжело и хрипло дышали, лаская друг друга. Севен не слышал ничего, кроме звука своего дыхания, такого же тяжелого дыхания Зена и тихих влажных звуков трущейся одна об другую плоти. Зен снова поцеловал его, но в этот раз как-то рассеянно. Севен бессознательно прикусил его нижнюю губу, и Зен тихо застонал. – Я скоро не выдержу… – прошептал он. – Я тоже… – ответил Севен, еле сдерживаясь, чтобы не рассмеяться. Сейчас ему почему-то очень хотелось смеяться, но не над кем-то, а скорее над собой. Наконец Зен громко застонал и выплеснулся ему на живот. Севен вздрогнул, почувствовав теплую влагу на своей коже. Это ощущение еще больше усилило удовольствие, и когда Зен крепко сжал его член и резко провел по нему рукой вверх и вниз, он больше не смог сдерживаться, и с тихим стоном кончил, изливаясь на себя и на живот Зена. Зен оперся на перила по обе стороны от Севена, снова прижимая его к ним. Он наклонил голову и тяжело дышал, пытаясь прийти в себя. Севен все еще чувствовал жар, исходящий от его кожи, запах его туалетной воды и пота. Эти запахи будоражили, как и только что пережитый совместный опыт. Наконец Зен отстранился и быстро застегнул брюки. Севен опомнился и потянулся за полотенцем, вытер им сперму с живота и вновь обвернул вокруг бедер. – Ну… – протянул он. – Сделаем вид, что ничего не было? Зен поднял на него глаза, глядя как-то задумчиво и странно. – А ты этого хочешь? – спросил он совсем не то, что Севен ожидал от него услышать. – Да, – на этот раз голос не подвел Севена и прозвучал достаточно уверенно, чтобы скрыть ложь. – Так будет лучше. Ты ведь не хочешь, чтобы твои фанатки узнали о таких экспериментах? Это испортит тебе карьеру. – Никто не узнает, – Зен пожал плечами. – Да и мне все равно. – М-м-м, ладно… знаешь что? – Севена вдруг осенило. – Ты не хочешь остаться ночевать в этой комнате? – Что? – удивился Зен. – Ты имеешь в виду… с тобой? – Нет-нет, конечно, нет, – наигранно рассмеялся Севен, натягивая маску легкомысленного агента 707. Именно так тот и должен был поступить в подобной ситуации – обернуть ее себе на пользу. – Я пойду ночевать в твою комнату. Мне не нужна веранда, а если я захочу открыть окно, то вполне могу взломать сигнализацию. А тебе здесь будет удобнее, правда? Можно покурить и все такое. И если Юсон, Джумин и Джехи вдруг снова попробуют попытать счастья на любовном поприще, их встретит не он, а Зен. Может быть, в конечном итоге, это окажется не так уж и плохо для самого Зена. Или для Джехи. Или для Джумина. Юсону здесь, скорее всего, ничего не светит. И так будет правильнее. Хорошие люди должны заводить отношения с хорошими людьми, а не с такими, как агент 707. Агент 707 должен оставаться загадочным, опасным, недоступным и… одиноким. Только так он сможет выжить. – Ну, если ты не против, – неуверенно протянул Зен. – Просто тогда нужно перенести вещи… – Перенесем их утром, ладно? – предложил Севен. – А то сейчас мы всех перебудим. В ванной есть чистые полотенца и новая зубная щетка. А свои вещи я сейчас заберу, я их не распаковывал почти. – И, не дожидаясь ответа Зена, Севен вернулся в комнату и бросился к своей сумке. Быстро оделся, сунул в сумку лэптоп и подошел к входной двери. Хватит с него сегодня уже этой комнаты. Зен как раз показался в дверях веранды. – Спокойной ночи, Зен! – махнул ему Севен и скрылся за дверью прежде, чем тот успел ответить. Он вошел в комнату Зена и бросил сумку у порога. Зен уже успел распаковаться: на туалетном столике стояли какие-то баночки и бутылочки, на двери шкафа висела белая рубашка, на стуле рядом стопкой были сложены белые футболки. В комнате сладко пахло косметикой. Севен подошел к окну и действительно увидел прикрепленный к раме датчик. Достал смартфон и запустил программу считывания электросистем, но, на удивление, ничего не обнаружил. Похоже, сигнализация на окне Зена была подделкой – возможно, своеобразной шуткой Джумина. Севен распахнул окно и выбрался из него наружу – спать ему перехотелось, а сидение в четырех стенах начинало раздражать. Он и так большую часть времени проводил в своей квартире-бункере, и не собирался просидеть в помещении весь отпуск. Он отправился на пляж – благо, идти пришлось совсем недолго. Луна серебрила спокойную гладь океана, тихо шумели волны, набегая на берег. Севен скинул кроссовки и ступил босыми ногами в воду, намочив штанины старых джинсов. Вода была прохладнее, чем днем, но все равно ощущать ее было прекрасно. – Ты там топиться собрался, что ли? – послышался за спиной знакомый саркастичный голос. Севен вздрогнул и обернулся. На берегу, освещаемый луной и светом фонарей у особняка, стоял не кто иной, как Вандервуд. – В-вандервуд? – слегка заикаясь, выдавил Севен. – А что ты здесь делаешь? Разве ты не должен… – Искупаться в лаве? – Вандервуд приподнял бровь. – Спасибо за предложение, я очень польщен твоей заботой о моем досуге, но отправлять меня в зону действия проснувшегося вулкана даже для тебя – то еще свинство, Зеро Севен. Ты не хочешь извиниться? – Не хочу, – дерзко ответил Севен и отвернулся. Вот и накрылся его отпуск – сейчас Вандервуд с особым наслаждением прикажет ему возвращаться домой и браться за остальные задания. Вряд ли он упустит возможность отомстить. – Вода холодная, – сказал Вандервуд. – Вылезай оттуда, не то простудишься. А мне возись потом с тобой. Севен вздохнул и вышел из воды. Он сел на песок, с грустью глядя на океан. Закончилась его свобода. Вандервуд сел рядом и закурил. Севен демонстративно закашлялся и замахал руками, отодвигаясь от него. – Фу, Вандервуд, меня сейчас стошнит, – скривился он. – Хм, надо же… – протянул Вандервуд. – А когда курил тот смазливый актер, ты сказал, что запах сигарет тебя успокаивает. Я, конечно, понимаю, что ты сказал это только для того, чтобы развести его на… кхм. Хотя на твоем месте я бы выбрал богатого чувака с кошкой или леди-ассистента. Богача реально можно было бы развести на деньги, а леди просто симпатичная. Ну, каждому свое. Севен повернулся к нему, распахивая глаза. – Пожалуйста, только не говори, что ты все видел… – прошептал он, густо краснея. – Если я этого не скажу, тебе станет легче? – усмехнулся Вандервуд, потушив сигарету в песке. – Вряд ли, – Севен вздохнул и растянулся на песке, глядя на звезды. Он ждал, когда Вандервуд прикажет ему собирать вещи и возвращаться, но тот почему-то медлил. Может, тоже давно не был на пляже. Все же здесь было лучше, чем в жерле вулкана, куда отправил его Севен. Ему вдруг очень захотелось поговорить – неважно о чем, лишь бы не сидеть в этой гнетущей тишине и неизвестности. – Вандервуд, ты помнишь свой первый поцелуй? – ляпнул он первое, что пришло в голову, вспомнив сегодняшний разговор с Юсоном. – Что за идиотские вопросы? – фыркнул Вандервуд. – Ну ответь, – попросил Севен. – Скажи просто – да или нет. Вандервуд вздохнул. – Да. Мне кажется, такое все помнят. – А он был с кем-то особенным? – Севен повернулся, глядя на него. Ему действительно стало интересно. – Ну да… – Казалось, Вандервуд слегка покраснел, или его лицо просто было красным после близкого знакомства с вулканом. – Зеро Севен, перестань маяться дурью. Больше ничего не скажу. – Я тоже помню свой первый поцелуй, – Севен тихо рассмеялся. Вандервуд посмотрел на него и нахмурился. – Ч-что? Ты ведь не хочешь сказать, что то, о чем я думаю… – Именно это я и хочу сказать, – Севен подмигнул ему. – Ну блин… Кто ж знал. Мне очень жаль, – Вандервуд действительно выглядел расстроенным. – Да не о чем жалеть, ты хорошо целуешься, – отмахнулся Севен. – Конечно, я предпочел бы, чтобы на твоем месте была Анджелина Джоли или хотя бы Эхо Герл, но и так сойдет. Вандервуд покачал головой, слегка взлохмачивая волосы. – Да уж, сойдет. Кто ж знал, что ты накуришься какой-то херни на том африканском острове и полезешь ко мне целоваться. – Ты, кажется, не слишком сопротивлялся, – Севен игриво приподнял бровь. – Эм-м, да… – Вандервуд почесал нос и отвернулся. – Ну, я тоже тогда немного курнул… – Ладно, не оправдывайся, со всеми бывает. – Но все-таки я думал, что в Гарварде ты… приобрел некоторый опыт. – Возможно. Правда, я практически ничего не помню, так что это не считается. А то, что случилось на острове… я запомнил. – М-м… да, – пробормотал Вандервуд, потянувшись за сигаретами, но не закурил. Севен повернулся на бок, опираясь на локоть, и принялся выводить на песке узоры. Ему вдруг захотелось еще кое-что спросить у Вандервуда, но он не знал, как тот к этому отнесется. Хотя какая разница? – Вандервуд, скажи объективно – знаю, что ты точно не станешь льстить – я красивый? Вандервуд повернулся к нему, распахивая глаза. – Зеро Севен, ты опять чего-то накурился? – Нет, я… – Севен вздохнул, не зная, стоит ли говорить об этом. Хотя, в конце концов – почему бы и нет? Вандервуд все равно уже обо всем знает. – Сегодня все так странно вели себя со мной, и я подумал… Ну ответь. Мне кажется, без очков я вполне себе ничего. Вандервуд смерил его с ног до головы оценивающим взглядом. – Ну, объективно… нормально ты выглядишь. – И все? – Севен улыбнулся, бросая на него быстрый взгляд из-под ресниц. – Ладно, ты красивый, доволен? – раздраженно ответил Вандервуд. – Что, правда? – Севен действительно не ожидал подобного ответа. – А то ты не знаешь. Разводишь меня, как всегда. Севен набрал в ладонь песка и теперь медленно ссыпал его аккуратной горкой на землю. – Я правда не знаю, – тихо ответил он. – Никогда не задумывался о внешности. В том мире, где я жил, это было не важно. Да и в агентстве тоже. Так что я действительно не знаю, красивый я или нет. Вандервуд немного помолчал, а затем спросил: – И того, что случилось сегодня, недостаточно для доказательства? Севен вздохнул. – Мне кажется, все дело в том, что остальные члены RFA просто почувствовали себя одиноко, а не в моей привлекательности. – Глупости ты говоришь, – пробормотал Вандервуд. – А ты считаешь меня привлекательным? – усмехнулся Севен. – Ну я же с тобой целовался, пусть и под кайфом. Севен громко рассмеялся. – Кхм, я даже не знаю – это да или нет? – еле выдавил он сквозь смех. Вандервуд взглянул на него с привычным раздражением, но Севену показалось, что сейчас оно напускное. – Перестань задавать дурацкие вопросы, у меня от них голова болит, – поморщился он. Севен кивнул, выпрямляясь, а потом вдруг прыгнул на него, повалив на песок и оказываясь сверху. Обхватив бедра Вандервуда своими ногами, он схватил его за запястья и прижал их к земле, навалившись на него всем весом. – Зеро Севен, что ты, мать твою, творишь? – прошипел Вандервуд, но в его глазах, на удивление, не было злости, а лишь интерес. – Я сумел застать тебя врасплох, – рассмеялся Севен, глядя на него сверху вниз. – Это больше не повторится, – тихо сказал Вандервуд. Севен усмехнулся и наклонился к его лицу, потянувшись к нему губами. Вандервуд вдруг резко вырвал свои руки из его хватки и перевернулся, подминая Севена под себя. Как и Севен до этого, он обхватил его запястья и прижал их к земле, не давая двигаться. Севен тихо рассмеялся. – Ты победил, – сказал он. – Поцелуй меня. – Зачем? – как-то устало спросил Вандевуд. – Просто так. Ну давай, какая тебе разница, мы ведь уже целовались. Вандервуд закатил глаза. – Тебе этого твоего актера не хватило? – спросил он. – Ты так на него набросился, я уж подумал, что сожрешь. Севен опустил глаза, краснея. – Я не хотел, чтобы ты это видел. – Какая разница? – фыркнул Вандервуд. – Я еще и не такое видел. – И тебе все равно, что я с ним целовался? – тихо спросил Севен. Вандервуд вздохнул. – Что ты хочешь, чтобы я сказал? Что я ревную? – Было бы неплохо, – Севен бросил на него игривый взгляд. – А ты ревнуешь? – Еще чего! – Вандервуд отвел глаза. – Мне все равно, с кем ты проводишь время, пока это не мешает работе. – Правда? – Севену неожиданно стало больно, хотя он даже не думал, что слова Вандервуда способны вызвать у него такую реакцию. Он просто шутил, играл, как обычно, но игра, кажется, слишком затянулась. На самом деле он даже не знал, чем она должна была закончиться. – Зеро Севен, я не знаю, что ты такое съел, но посоветовал бы вашему богачу проверить меню на предмет галлюциногенных грибов. Никогда не думал, что скажу это тебе – но ты ведешь себя слишком уж странно. Даже для себя. – Наверное, это на меня так действуют свежий воздух и открытое пространство, – рассмеялся Севен. – Я ведь редко выхожу из дома. – Надо сказать боссу, чтобы чаще отправлял тебя на оперативные миссии, – пробормотал Вандервуд, отпуская его руки. Севен тут же обвил ими его за шею, притягивая к себе. – Ты ведь знаешь, что это не одно и то же, – тихо сказал он. – Но нам больше ничего другого не остается, – так же тихо ответил Вандервуд. Они какое-то время молча смотрели друг другу в глаза. Севен не знал, что и думать – когда он прыгнул на Вандервуда и оседлал его бедра, то почувствовал, что тот возбужден. И Вандервуд сейчас, сидя на его бедрах, тоже мог чувствовать его возбуждение, но никак это не комментировал. Отчасти Севен был даже рад этому, но сейчас отдал бы полжизни, чтобы узнать, о чем тот думает. – Вандервуд, пожалуйста… – прошептал он, облизывая губы. Вандервуд наклонился к нему еще ближе, легко коснувшись лбом его лба. – Это бессмысленно, Зеро Севен, и ты это знаешь, – тихо сказал он, а потом резко поднялся на ноги, оставляя Севена лежать на песке. Оттряхнул рубашку и брюки от песка, и сунул руки в карманы. – Ладно, так и быть, разрешаю тебе отдохнуть пару дней. Но я останусь здесь и все проконтролирую. Не хватало, чтобы тебя вновь накормили какой-то дрянью, ты ж потом всю работу завалишь. Севен распахнул глаза, не веря собственным ушам. Он медленно приподнялся и сел, глядя на Вандервуда снизу вверх. – Вандервуд, ты... не шутишь? Ты разрешишь мне остаться здесь и провести отпуск вместе с членами RFA? – Ну ты ведь выполнил все срочные задания, – Вандервуд отвернулся и закурил. – Но не больше, чем на неделю. – Спасибо тебе… – прошептал Севен, но Вандервуд резко покачал головой. – Не нужно благодарить. Я соглашаюсь на это только ради дела. Если ты сойдешь с ума от безвылазного сидения в четырех стенах, босс потом спросит с меня, а мне проблемы не нужны. К тому же я все равно останусь здесь и буду следить за тобой, так что слишком не расслабляйся. – Ты… ты хочешь познакомиться с членами RFA? – удивился Севен, вдруг почувствовав какое-то радостное волнение. Ему самому было бы интересно посмотреть, как Вандервуд будет общаться с остальными. – Ни в коем случае, – покачал головой Вандервуд. – С вашим богачом, так и быть, мне придется познакомиться, все же это его остров, но с остальными – не вижу смысла. Я как-то переживу отсутствие болтовни актера о его красоте и этого вашего студента – о его игре. И научи его все-таки плавать, это ведь позор – в его возрасте купаться с кругом! Севен рассмеялся, вдруг ощутив сильнейшее облегчение, словно гора свалилась с его плеч. В мире лжи, где ему все время приходилось существовать, так хорошо иногда было открыть хотя бы частицу правды. Теперь он мог отдыхать со всеми со спокойной душой и не ждать, что по возвращении домой Вандервуд пристрелит его за побег. Теперь он хотя бы на несколько дней мог побыть немного настоящим, без всяких масок. На несколько дней ощутить свободу, которой у него никогда не было. – Но я бы на твоем месте воздержался от курортных романов, – заметил Вандервуд. – От них всегда одни проблемы. – Приму к сведению, – улыбнулся Севен и снова упал спиной на песок, глядя на яркие звезды. Где-то там, из глубины космоса, его второе я улыбалось ему в ответ.

Ещё работа этого автора

Ещё по фэндому "Mystic Messenger"

Отношение автора к критике:
Не приветствую критику, не стоит писать о недостатках моей работы.
Права на все произведения, опубликованные на сайте, принадлежат авторам произведений. Администрация не несет ответственности за содержание работ. | Защита от спама reCAPTCHA Конфиденциальность - Условия использования