Настоящее волшебство

Смешанная
PG-13
Завершён
38
автор
Размер:
11 страниц, 1 часть
Описание:
Примечания:
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
38 Нравится 6 Отзывы 6 В сборник Скачать

Настоящее волшебство

Настройки текста
Они встречаются уже четыре месяца — почти два из которых совиной почтой, — но у Тони до сих пор ёкает сердце каждый раз, как он видит высокую тощую фигуру Стивена. Его не пропустишь даже на битком набитой людьми платформе девять и три четверти вокзала Кингс-Кросс тридцать первого августа. Хотя Тони нашёл бы его и в толпе великанов. Будто почувствовав взгляд, Стивен поворачивает голову в его сторону, и их глаза встречаются. Тони расплывается в счастливой улыбке, а ноги сами несут его сквозь толпу. *** На Косой аллее царило привычное оживление. В преддверии нового учебного года родители деловито сновали между магазинчиками и лавками, готовя своих чад к отъезду в Хогвартс, а те залипали на яркие витрины со сладостями, игрушками и мётлами. Пятница, забавно шевеля ушами, теребила пуговичку на новой курточке и бормотала под нос список покупок, периодически дёргая его за руку в сторону то одного магазинчика, то другого. Мантия, учебники и новый котёл, приплясывая, плыли за ней по воздуху. — Палочка! — внезапно воскликнула Пятница, резко затормозив, отчего стопка фолиантов едва не разлетелась по улице тяжёлыми снарядами. Несколько прохожих шарахнулись в стороны, а стоявшие поодаль скосили недобрые взгляды на вызывающе одетую домовиху. — Мастер Тони, вам нужна новая палочка! Цепкие пальчики Пятницы ухватили его за руку и потащили в обратную сторону — к Олливандеру. Тони возвёл очи горе: каждый год одно и то же. Много пыли, много бесполезных взмахов одинаково бесполезными палочками и мистер Олливандер, ворчащий, что не родился ещё тот дракон, чья жила выдержала бы напор юного мистера Старка. Скорей бы уже освоить невербальные заклятия — глядишь, и палочки не придётся каждый год покупать. В этот раз Тони отделался малой кровью: то ли повезло, то ли самому мастеру надоело тратить время на неблагодарную работу, но уже третья палочка была объявлена подходящей ему, уложена обратно в футляр и торжественно вручена за совсем не символическую плату. Выйдя из душной лавки обратно на улицу, Тони зябко поёжился: день стоял пасмурный и промозглый, как будто осень ошиблась поездом и прибыла на две недели раньше срока. Пятница забубнила список ингредиентов для зелий, и Тони стал озираться по сторонам в поисках путей отхода. Ему хотелось сливочного пива, горящего очага и дружеской компании, а не лягушачьих конечностей и сушёных жуков. Неожиданно взгляд зацепился за смутно знакомый силуэт в узеньком тёмном проулке. Тони остановился и пригляделся: его одногодка, заносчивый когтевранский заучка (хотя кто из когтевранцев не заучка), который то и дело уводил у него из-под носа факультетские баллы на занятиях, стоял, низко опустив голову, и с кем-то разговаривал — с кем-то достаточно маленьким, что его было не видать за мантией. Стрэндж — кажется, так его звали — опустился на одно колено, не заботясь об одежде, оглянулся украдкой и достал волшебную палочку. А потом Тони увидел собаку. Плешивая местная дворняжка, из тех, кого подкармливают вечерами владельцы кафе и закусочных, стояла перед Стрэнджем, поджав лапу и глядя с настороженным любопытством. Собака обнюхала протянутую к ней пустую руку и неловко попятилась, когда Стрэндж поймал её больную лапу. Он что-то пробормотал, сделал замысловатое движение палочкой и быстро выпрямился, пряча палочку в рукав. Дворняжка звонко тявкнула, вильнула хвостом и бодро затрусила прочь на четырёх здоровых лапах. Надо же. А в школе этот зазнайка выглядел так, будто руки утопающему не протянет. Тони усмехнулся про себя, размышляя, раскрыть ли Стрэнджу своё присутствие — пусть смутится, что его плюшевая натура рассекречена, как сзади на него наскочили, и нос щекотнула рыжая прядь. — Нат! — рассмеялся Тони, мгновенно забыв про когтевранских заучек, и развернулся, чтобы обнять подругу. Как же он соскучился по своим друзьям! — Привет, Тони, — улыбнулась Наташа. — Ты с нянькой? Как насчёт сбежать и выпить по сливочному пиву в «Ведьмином котле»? — Спрашиваешь! Он бросил взгляд на ушедшую вперёд Пятницу, погружённую в свои заботы, и утянул Наташу в сторону кафе. Серый день внезапно стал обретать яркие краски. *** Ухватив за воротник, Тони тянет Стивена вниз, и тот с готовностью поддаётся, встречая его губы на полпути. Поцелуй короткий и совершенно невинный, но на высоких скулах всё равно играет румянец, и от этого лицо Стивена ещё краше. Как он раньше этого не замечал? И когда заметил? Тогда, на Косой аллее? Нет, едва ли. В тот день Стивен впервые его заинтересовал — достаточно, чтобы через две недели, на этом же перроне, почти сразу выхватить его взглядом в толпе. И за привычно отстранённым фасадом разглядеть что-то ещё. Что-то, что с тех пор и притягивает к нему взгляд Тони, будто магнитом. — Скучал по мне? — Когда было на это время, — деланно равнодушным тоном произносит Стивен, но Тони не покупается. — Значит, постоянно, — ухмыляется он. Стивен не отвечает, только накрывает ладонью руку, всё ещё держащую его воротник, и легонько сжимает пальцы. Длинные, красивые пальцы, в которых хоть волшебная палочка, хоть обыкновенная ложка начинают выглядеть предметом искусства. *** — Локи, — Тони, одной рукой прикрыв глаза от солнца, другой подёргал друга за мантию, завоевав его раздражённый взгляд. — Локи, тебе не кажется, что Стрэндж потрясающий? — Старк, ты с метлы упал? Или на тренировке бладжером в голову прилетело? Обычный же заучка. — Все когтевранцы заучки. А Стивен… — …принц заучек. Когда ты на Барнса заглядывался, я ещё мог смириться. Там хоть зад что надо, да и эти его губы. Но Стрэндж. — Ха! Если это всё, о чём ты можешь думать, то посмотри на его роскошные руки и представь, как они… — на мгновение прикрыв глаза, Тони чуть содрогнулся от накатившего возбуждения. Локи почесал за ухом и пожал плечами. — Ладно, признаю: при должной фантазии можно и в нём найти что-то привлекательное. — Сноб. — Ветреник. — О чём спор? — Наташа плюхнулась на побитую осенней желтизной траву, откинулась на локти и подставила ещё тёплому солнцу лицо. Локи, всего мгновение назад теребивший страницы книги, которую читал, весь обмер, и Тони даже головы поворачивать не нужно было, чтобы знать, куда тот смотрит (якобы) украдкой. — Локи осуждает мой вкус в мужчинах. — Вернее, его полное отсутствие. — Я не осуждаю. По мне, Барнс — отличный вариант. Ох уж эти его ямочки на щеках… — Теперь у Старка новая зазноба. Принц когтевранских заучек. — Стрэндж, что ли? — удивлённо повернула голову Наташа. Локи победно ухмыльнулся. Тони показал ему язык. — Ну так если выбирать среди заучек, то лучшего, разве нет? — немного уязвлённо протянул он. — Совершенно согласна, — кивнула Наташа. — К тому же у него очень красивые глаза. Такие яркие и глубокие. — Вот! Сразу понятно, кто на что смотрит! — Тони поднял вверх ладонь, и Наташа с готовностью дала пять. Локи фыркнул и сделал вид, что вернулся к чтению. — Так что, ты насчёт Барнса окончательно остыл? — уточнила Нат. — Я могу принять его приглашение прогуляться? — Он весь твой. Даже если Тони и почувствовал укол совести, говоря это, о своих словах он не жалел. Локи не маленький, а он им не сваха. Захотят — сами между собой разберутся, а до тех пор пусть делают вид, будто им всё равно. Он снова вспомнил последнее занятие по Травологии, на котором наблюдал, как пальцы Стивена проворно распутывали переплёвшуюся с плющом лозу, и сладко вздохнул. *** Пожалуй, впервые за семь лет Тони рад, что отец с матерью в очередной раз в разъездах и не провожают его, как все родители, в школу. И даже Джарвиса удалось убедить, что в сопровождении Пятницы нет никакой необходимости. Рад ли он тому, что сам Джарвис, будучи привидением, проводить его также не мог, Тони не знал. Кстати о провожающих. — А где твои? — Донна приболела, мама осталась с ней. Отец помог добраться до вокзала и ушёл на работу. — Так значит, ничто не мешает нам занять купе получше! Тони хватает Стивена за руку и тащит за собой в ближайший вагон, преисполненный решимости занять купе для них двоих. Он слишком соскучился. И на ближайшие несколько часов хочет Стивена только себе. Судя по готовности, с которой Стивен последовал за ним, он не против. *** Заинтересоваться Стивеном оказалось легко. Заинтересовать его собой — вот это оказалась задачка. Классика вроде непринуждённых приветствий и просьб одолжить перо и чернила не работала от слова совсем. Помочь собрать рассыпавшиеся свитки не вышло: Стивен неспроста считался лучшим по Заклинаниям. Ему оказалось достаточно взмахнуть палочкой. План подсесть рядом в библиотеке и завести беседу также не увенчался успехом: Стивен уходил в чтение настолько глубоко, что переставал замечать целый свет вокруг. Как будто книги для него были сродни омуту памяти, в который он погружал сознание целиком (к слову, интересная идея: книги, истории которых воспринимаешь не словами, а проживаешь внутри самого воображаемого мира, вроде кино у маглов, стоило обдумать). Просто чаще попадаться Стивену на глаза оказалось бесполезно: тот его попросту не замечал. А значит, привлекать его внимание нужно было более радикальными методами. Такими, чтобы наверняка. — Тони, вздохами сыт не будешь, — Роуди пихнул его локтем в бок, а Локи доложил ему в тарелку с остывшей яичницей пару ломтиков бекона и намазанный джемом тост. — Тощего тебя он и вовсе не разглядит. Стивен сидел на своём обычном месте за когтевранским столом, неторопливо доедал кашу, припивая тыквенным соком, и внимательно слушал что-то увлечённо объяснявших ему Кристин и Хелен. Тони вздохнул и подцепил вилкой ломтик бекона. Страшно хотелось кофе, но в этом царстве замшелых английских традиций кофе не водился. Тони однажды даже пытался подкупить замковых домовиков, чтобы они варили ему кофе по утрам, но у бедных созданий едва не случилась истерика. Чем он её вызвал, Тони так и не понял, но от домовиков отстал и с тех пор пытался найти подходящую формулу трансфигурации. Лучшее, что у него получалось, отдалённо напоминало цикорий, но он не оставлял надежды. — Я думаю, тебе пора сменить тактику, — предложила Наташа, выглянув из-за Локи. — Сделать что-то, что явно покажет твои намерения. — Например? — Поцелуй. — Ха-ха. Схлопотать оглушающее заклятие, чтобы вы надо мной дружно посмеялись? Я на это не поведусь, Романофф. — Ты когда-нибудь слышал о непрямых поцелуях? — с этими словами Наташа взяла стакан сока, из которого только что отпил Локи, повернула к себе краем, которого касались его губы, и сделала глоток, не сводя глаз с Тони и намеренно не замечая взгляда, которым Локи проводил свой стакан до её губ. А ведь идея неплоха! Тони ухмыльнулся и торопливо запихнул в рот второй ломтик бекона, прикусывая тостом. Беднягу Роуди при виде этого аж передёрнуло. — Так что, Старк, осилишь? — поиграла бровями Наташа, возвращая злосчастный стакан на место. — Шпрашвшь! — кое-как проглотив ком, он вытер лицо салфеткой, зачесал пальцами волосы и поднялся из-за стола. — Это будет самый сексуальный непрямой поцелуй в истории! — Ты о себе слишком высокого мнения, — фыркнул Локи. — Это просто ты необъективен, — подмигнул ему Тони и, сделав глубокий вдох-выдох, бодрым шагом направился к когтевранскому столу. Что характерно, Стивен его приближение заметил последним. Ну ничего, подумал про себя Тони, теперь-то ты меня точно заметишь. Он кивнул Хелен, подмигнул Кристин, а затем посмотрел прямо в ярко-голубые глаза Стивена. — Привет, Стивен. Не теряя зрительного контакта, Тони взял со стола его кубок с тыквенным соком, сделал большой глоток, облизнул губы и вернул кубок на место. — Увидимся, Стивен. Махнув рукой напоследок, Тони развернулся и пошёл к выходу из Большого зала, на всю жизнь запечатлевая в памяти обескураженное лицо Стивена. В конечном счёте выходка увенчалась успехом: Стивен наконец-то его заметил. Однако праздновать победу было рано. Сражённым его неземным очарованием тот не выглядел, смотрел скорее настороженно и при каждом приближении замыкался, будто держал оборону против неприятеля, но Тони не сдавался. От полушутливых пошлых комплиментов перешёл к букетно-конфетным ухаживаниям — в своём стиле, разумеется. Один раз даже попытался написать стихи, но вовремя одумался и сжёг нелепый опус, пока Нат или Локи его не увидели. Вот только идеи заканчивались, а крепость по имени Стивен Стрэндж оставалась всё такой же неприступной. Будь это кто угодно другой, Тони бы сдался к Рождеству: что проку навязываться тому, кто тебя очевидно не жалует. Вот только со Стивеном Тони сдаться не мог: слишком потерял голову и с каждым днём увязал всё глубже, издалека любуясь его строгим профилем и украдкой ловя скупые улыбки. Стивен, как бы странно это ни звучало, любил повеселиться, посмеяться над другими, и у него было довольно специфичное чувство юмора. Проще говоря, был той ещё язвой и насмешником под маской каменного истукана. А ещё он обладал феноменальной памятью, острым умом, и движения его палочки всегда были безупречно точны. Он плохо сходился с людьми, но его друзья им явно дорожили. Вот только как отыскать путь к его сердцу? *** Свободное купе находится почти сразу. Оказавшись внутри, Тони запирает дверь на щеколду и задёргивает шторку на окне. — Что ты делаешь? — со смехом в голосе спрашивает Стивен, плюхаясь на сиденье. — Не хочу, чтобы нам помешали. — Помешали? Чему? — Побыть наедине, конечно, — отвечает Тони, забираясь верхом к Стивену на колени, захватывая в плен его лицо, оккупируя его рот. Они целуются, целуются и целуются — неторопливо, смакуя каждое мгновение. Одной рукой Стивен придерживает его за талию, второй зарывается ему в волосы, и Тони невольно постанывает, мечтая ощутить эти руки везде на своём теле. — Хочу увидеть тебя раздетым, — признаётся Тони, и сам почти пугается собственных слов. — Хотел бы раздеть тебя прямо сейчас, — хрипло отзывается Стивен, и от этого его голоса будто молнией прошивает. Они знают, что здесь и сейчас не время и не место. Позже. Они всё успеют со временем. А пока им достаточно знать, что они оба хотят одного и того же. *** Когда Стивен застал его на Астрономической башне с книжкой Локи, Тони всерьёз раздумывал, не применить ли к нему Обливиэйт. Предстать перед человеком, которого он отчаянно старался завоевать, в самом непрезентабельном своём виде — это ж надо было так облажаться! А потом Стивен спас книгу Локи и впервые посмотрел на него… заинтересованно. Впервые отвечал ему, а не запирался в свою вечную раковину угрюмости. Улыбнулся даже, отчего сердце Тони пропустило удар. И надежда вспыхнула с новой силой. Из башни Тони возвращался окрылённым, и завидев Локи у окна, заторопился к нему. — А знаешь, твои сказки и правда волшебные! Они сотворили настоящее чудо: Стивен наконец-то со мной заговорил и даже улыбнулся! — Рад за тебя, — отозвался Локи бесцветным голосом, не отрывая взгляда от того, что происходило за окном. Тони посмотрел на улицу и вздохнул. Наташа играла с Барнсом в снежки и беззаботно смеялась, ловко уворачиваясь от снарядов. — Скажи ей. — Не понимаю, о чём ты. — Да брось. Скажи ей о своих чувствах. — Мы просто друзья. — А я королева Англии. — Мы друзья, — с нажимом повторил Локи. — У меня не так много друзей, чтобы… чтобы рисковать. Тони не нашёлся с ответом. Просто похлопал Локи по плечу, всунул ему в руки книжку и потянул прочь от окна. — Тогда хоть душу себе не трави. Идём, выклянчим у домовиков горячего пунша и отметим мою грандиозную победу. Локи фыркнул и двинулся за ним. — Как низко ты пал, Старк, если для теперь улыбка какого-то зазнайки — грандиозная победа. — Ты не понимаешь! Это был первый шаг моего победоносного шествия! Теперь Стивен точно будет моим. И, возможно, он не был настолько уверен, насколько пытался показаться, но в конечном счёте оказался прав. С того дня Стивен к нему переменился. Он всё ещё закатывал глаза на любое проявление ухаживания и отшивал с тем же безразличным лицом, но уже не в полную силу, не всерьёз, а как будто по инерции, из духа противоречия. Там, где прежде Стивен наглухо закрывался, отбривал и уходил, теперь завязывались пикировки — и Тони ими наслаждался. И если раньше каждый отказ Стивена ранил и разбивал его решимость, то теперь лишь больше раззадоривал. Он мечтал о том дне, когда крепость по имени Стивен Стрэндж сдастся ему, и вместе с тем — хотел, чтобы эта игра в кошки-мышки длилась вечно. А потом он выиграл Кубок школы по квиддичу… и победил. *** — Привет. Наташа вздрагивает от неожиданности и оборачивается. — Локи. Привет. Снова сбежал от братца? — усмехается она, старательно не отводя глаз. Локи молча пожимает плечом. Где-то в толпе раздаётся зычный голос Тора, приветствующего своих друзей. — Не видел Роуди и Старка? — Видел. Роуди по уши в заботах школьного старосты, шпыняет буянящих малявок. Старк сбежал со своим ненаглядным принцем вить любовное гнёздышко в каком-нибудь пустом купе. Наверняка уже сидят где-нибудь и лобызаются. А ты… одна? Что твой Барнс? — Мы расстались ещё перед экзаменами, я же говорила. — Да, но я думал… — С ним весело. Но не более того. — О. Ясно. Локи скрещивает руки на груди, в очередной раз отгораживаясь, и это бесит. Наташа, вздохнув, разворачивается, чтобы отправиться на поиски свободного места в вагоне, как Локи её окликает: — Наташа… Она смотрит на него вопросительно — и снова тишина. — Скажи уже это, ну. — Если я скажу, то всё изменится. И никогда уже не будет, как прежде. — Поэтому лучше топтаться на месте. Ну, как знаешь. Наташа снова отворачивается, но замирает, услышав: — Я боюсь… Боюсь потерять тебя. — Потерять? — Ты моя подруга. Если мы… Что если у нас не сложится? И вдруг всё встаёт на свои места. Наташа наконец понимает, и всю злость и раздражение на Локи с неё снимает как рукой. Конечно, ей тоже страшно, но… — Мы сможем остаться друзьями. Если оба постараемся. — Ты правда так думаешь? — Да. — Тогда… — Локи протягивает ей руку. Она берёт его за руку, и их пальцы сплетаются. Наконец-то. Она улыбается, наверное, как дурочка, не в силах сдержаться, но Локи улыбается в ответ, и остальное неважно. Подумаешь, банальная подростковая драма на переполненном людьми перроне. Когда ещё им это переживать, если не здесь и не сейчас? Наташа тянет Локи вперёд, к вагону, но тот удерживает её за руку и смотрит серьёзно, прямо в глаза. — Я люблю тебя. Он всё-таки это сказал. — Да. Я тоже тебя люблю, — тихо отзывается Наташа. Мгновение они смотрят друг на друга, рука в руке, а в следующее Локи запрыгивает в вагон и втягивает её за собой. — Надо найти места, пока не все заняли. — Предлагаю завалиться к Старку с его ненаглядным. — И испортить им их сладкое уединение? — Как будто ты этого не хочешь. Локи ухмыляется. — Я помню, в какую сторону они пошли. *** — Я знаю, что ты здесь, Старк, открывай! Принесла ж нелёгкая. — Даже если вы там голые, всё равно открывай! Я, так и быть, прикрою глаза. Тони с сожалением отрывается от губ Стивена и спускает одну ногу на пол. — Придётся открыть. Прости. — Ничего. Раздаётся последний предупредительный гудок и поезд трогается. Тони едва не опрокидывается назад, но Стивен его удерживает. Снова раздаётся нетерпеливый стук. — Спасибо, — шепчет Тони Стивену в губы, ещё раз коротко целует и встаёт, чтобы открыть дверь. — О, они и правда тут! — немного удивлённо произносит Наташа. — Ты же сказала… — Она просто стучалась в каждое закрытое купе и говорила это, — усмехается Локи. — По-моему, Наташе просто понравился сам процесс. К тому же мы узнали много нового. Например, в соседнем вагоне пуффендуйцы устроили попойку, у них Бартон каким-то образом протащил бухло. А Роджерс заперся с Картер, и они, в отличие от вас, времени, кажется, даром не теряли. Впрочем, от кого там исходит инициатива, большой вопрос. Привет, Стрэндж. Новая причёска? Тебе идёт. Ой! За что? Наташа, наступив Локи на ногу, улыбается своей милейшей убийственной улыбкой: — Делать комплименты чужим парням дурной тон, ты об этом не знал? — Теперь знаю. Что ты — ревнивая кобра. И только теперь Тони замечает, что они держатся за руки. Свершилось, слава Мерлину! От радости за друзей Тони даже злиться больше не может за то, как бесцеремонно их со Стивеном уединение прервали. Едва они устраиваются вчетвером, в приоткрытую дверь заглядывает проводница с тележкой: — Еда, напитки, сладости. Не желаете? Они набирают всякой ерунды, а когда проводница спрашивает, что они будут пить, Стивен прерывает его и заказывает два чая. Тони кривится, но Стивен накрывает его руку своей и тихо шепчет: «Доверься мне». Что ещё ему остаётся? Как только дверь за проводницей закрывается, Стивен достаёт волшебную палочку, что-то неразборчиво произносит и делает замысловатый взмах над стаканом. А через мгновение купе наполняет аромат свежесваренного чёрного кофе. Что? — Что? — Тони нюхает жидкость, делает глоток и стонет от наслаждения. — Но как? Стивен, ты настоящий волшебник, ты знал об этом? — С рождения, — хмыкает самодовольный засранец, и Тони просто обязан смазать его ухмылку самым головокружительным поцелуем, на какой он только способен. Стивен стонет и цепляется за его мантию. Наташа одобрительно свистит, а Локи делает вид, будто прикрывает глаза рукой, патетично восклицая: «О, Мерлин и Моргана, мои глаза!» И всё-таки подглядывает между пальцами. «Хогвартс-экспресс» мчится вперёд, друзья смеются рядом, а любимый человек только что сделал ему лучший на свете подарок. Что ещё нужно для счастья?

Ещё работа этого автора

Ещё по фэндому "Мстители"

Ещё по фэндому "Доктор Стрэндж"

Отношение автора к критике:
Приветствую критику только в мягкой форме, вы можете указывать на недостатки, но повежливее.
Права на все произведения, опубликованные на сайте, принадлежат авторам произведений. Администрация не несет ответственности за содержание работ. | Защита от спама reCAPTCHA Конфиденциальность - Условия использования