шрамы в форме полумесяца

Слэш
PG-13
Завершён
47
Пэйринг и персонажи:
Размер:
2 страницы, 1 часть
Описание:
Посвящение:
Примечания:
Публикация на других ресурсах:
Разрешено только в виде ссылки
Награды от читателей:
47 Нравится 2 Отзывы 4 В сборник Скачать

Часть 1

Настройки текста
он подрывается с кровати, поднимается судорожно и отчаянно. задыхается в собственных рыданиях и страхах, давится слезами. босым ногам холодно бежать по ледяному паркету, но, не смотря на это, фигура быстро преодолевает расстояние от комнаты до входной двери и с тяжёлым вздохом выскакивает на улицу. главное – не разбудить. итэр устал, ему нужен отдых. итэр и так много всего сделал за день. а успокаивать плачущих бардов слишком затратно для нервной системы и сил, поэтому лучше сбежать туда, где тебя не будет слышно. туда, где тебя не услышат. ночной воздух тут-же накрывает плачущее тельце успокаивающей пеленой тумана и сырости. пухляш на крыльце испуганно дёргается, но видя объект, побеспокоивший его чуткий сон, лишь сочувственно отворачивается, пытаясь не накалять атмосферу для дрожащего создания ещё больше. слова тут бессильны, слова тут не нужны. дух обители никогда не умел красиво говорить, поддерживать тем более. не создан он для душевных разговоров и откровений, и сейчас даже ощущает вину за бестолковое бездействие, за то, что не может даже слово сказать в поддержку разбитого нечеловека. не знает. не чувствует. в голове поэта ветров снова пусто. ничего, кроме недавнего кошмара. свои действия кажутся такими далёкими, будто не он совершает их. на автомате, бессознательно, машинально. он снова лишь маленький сгусток анемо энергии, не имеющий ничего на подобие собственной физической оболочки. в обители никогда не бывает по-настоящему морозно. прохладно, зябко, да. но сейчас архонту холодно. он сворачивается калачиком на каменных ступенях дома, так похожего на мондштадтский, прячет нос между коленями и вновь расходится в приступе безудержного плача. когда ногти впиваются в кожу ладоней, перед глазами темнеет с новой силой, а руки ломит от перенапряжения. но это не заставляет его прекратить, он лишь с новой силой сдавливает ладони, пытаясь придти в себя. хочется запить это состояние, вновь забыться в нескольких бутылках и хоть на несколько часов не вспоминать о том, кто ты и кем ты являешься, за это он ненавидит себя ещё больше. он слишком зависим от забытья. слишком перебарщивает с этим. как только ладони практически немеют от невыносимой боли, наносимой им собственным владельцем, бард чувствует присутствие человека рядом, а после убеждается в этом, когда на ледяные руки ложаться тёплые чужие. пришедший приседает супротив певца ветров, оказываясь ниже и сонно-взволнованно смотрит. глядит, будто просит рассказать, не убегать от него и его помощи, при этом заботливо натирает пострадавшие ладони. глаза визави полностью красные, заплаканные, зарёванные и пустые. в них буквально плещется просьба, мольба о помощи, пока сам он не смеет просить об этом. блондин неспешно прикасается губами к шрамам в форме полумесяца, выцеловывая каждый, пытаясь облегчить чужую ношу. вновь просит отдать часть боли. — ..итэр, — чуть ли не одними губами произнесённое. названный думает, что оглох, настолько тихо и беззвучно лились изо рта визави слова, — пожалуйста. не надо. я заслужил. ты не виноват в моём бессильи. иди спать, я немного посижу и вернусь, — его будто не слышат. продолжают целовать каждую вмятинку на белоснежной коже по нескольку раз, — слышишь? итэр приподнимает голову, находя чужой потерянный взгляд. — зачем ты делаешь себе больно?, — спокойно, мягко и тихо спрашивает путешественник, легко сводя брови к переносице. — это тело даже не принадлежит мне, да и я.., — его прерывают, не давая завершить неправильную цепочку. — тем не менее, ты чувствуешь боль при этом.. думаешь, ему бы это понравилось? бард вздрагивает, уводя глаза. нет. никому бы это не понравилось, ему тем более. глаза вновь жгут слёзы, пока из горла не хочет исчезать болезненный ком. как он жалок. — венти, — собственное имя он слышит смутно, вновь погрузившись куда-то в болезненную пустоту. путешественник, в свою очередь, приподнимается с колен, садясь рядом и смазанное целуя в висок, — я по себе знаю, какого это, терять дорого человека. поверь, мне не чужды твои эмоции. барбатос поворачивает голову на звук и встречается взглядом с солнечной теплотой. он тянется ближе, доверчиво льнёт к спасительному теплу, утыкается в шею и прерывисто дышит. чувствует руки итэра на собственной спине, руках, предплечьях, в волосах и ловит поцелуй в макушку. тёплый, нежный и чувственный. сам обхватывает возлюбленного за талию, всеми силами пытаясь не уснуть прямо тут. рядом с путешественником спокойно, тепло и комфортно. до жути уютно и легко. — не уходи в следующий раз плакать один на улицу, — шепчет итэр, зарываясь рукой в чёрно-бирюзовые локоны и слыша лишь тихое положительное угуканье. пухляш на крыльце довольно засопел.
Примечания:
Отношение автора к критике
Приветствую критику в любой форме, укажите все недостатки моих работ.
Права на все произведения, опубликованные на сайте, принадлежат авторам произведений. Администрация не несет ответственности за содержание работ.