ID работы: 12228529

One second.

Видеоблогеры, Minecraft (кроссовер)
Слэш
PG-13
Завершён
87
автор
Размер:
6 страниц, 1 часть
Описание:
Посвящение:
Примечания:
Публикация на других ресурсах:
Разрешено с указанием автора и ссылки на оригинал
Поделиться:
Награды от читателей:
87 Нравится 4 Отзывы 12 В сборник Скачать

..and we are together.

Настройки текста
Примечания:
      Сладость жизни давно потерялась в перце. По крайней мере для Джорджа. А может и для кого-то ещё, но давился неоднозначными чувствами в этом доме, кажется, только он. Дрим же либо был истинным идиотом, дураком и неудачником, либо просто издевался, но в неверности последнего варианта Фаунд убедился ещё давно.       Вызвавший это случай... мягко сказать, пропитан испанским стыдом, отчего британец готов был сквозь землю провалиться и даже всерьёз начал рыть яму в своей комнате. Помогло это не особо, ведь на Джорджа до сих пор давил осуждающий взгляд Дрима, заставшего этот отвратительный момент. Мальчишку тогда пришлось втроём вытаскивать из грязевой ямы, в ходе чего здорово обжёгся Бед.       Так что за случай? По своей неловкости, после очередной победы зелёного засранца-телепузика, Джордж приземлился на того после возрождения, и Тейкен, не ожидая такого, принял удар на себя и повидал, насколько мягки доски. Красные – может от злости, может от смущения – щёки горели ярким огнём, пока британец пытался встать, попутно извиняясь, но, потеряв равновесие, вновь упал. Дрим, конечно, придержал его, всеми силами пытаясь не убиться или не быть убитым неудачным падением Фаунда, но эти грубые руки так идеально схватили мальчишку за талию, заставляя перестать покачиваться и успокоиться, сесть рядом, но, не думая, британец приземлился на чужие бёдра. Воздух выбило из лёгких, и громкий звон в ушах заглушил все звуки, пока Джордж в растерянности отполз от победителя и быстрым шагом... нет, бегом скрылся из поля зрения.       Но Джордж смирился с тупыми подкатами и ещё более тупым Дримом, который, кстати, их озвучивал. Несмотря на всё это, Джордж не понимал, сознаёт ли зелёный телепузик его чувства, ведь все попытки поговорить об этом заканчивались только разочарованными вздохами и красными щеками Фаунда. Однако был ещё один случай, а вместе с ним появилась вторая яма в комнате Джорджа. Растения, пользуясь случаем, радостно росли к земле, из-за чего это доставляло больше проблем и без того озабоченному британцу.       Но может всё же что-нибудь изменится…

***

      – Если ты ещё хоть раз скажешь про мои растения что-то плохое, я подожгу все твои плакаты с Джейкобсом! – рычал Джордж, желая разорвать Сапнапа на куски. Сделать это мешал Дрим, который крепко сдерживал парня захватом из рук.       – Твои ёбаные растения лезут ко мне в комнату, я их сожгу! – плевался в ответ Сапнап, забывая про Беда и сразу же получая по макушке с громким «Святые маффины, замолчите!»; Дрим коротко вздохнул. Ссоры между этими двумя были не впервой, особенно из-за растений Джорджа, которые любили темноту и лезли через щели в прогнивших досках в комнату Пандаса. Это и бесило ранее названого, и вот на часах восемь утра и снова сработал будильник. Хотя... Странный он какой-то, матерится на весь дом.       – Да пошёл ты, – резко укусив Дрима за руку, Джордж вырвался, отпрянул от того, грозно смотря на масочника и затем переводя взгляд на Сапнапа. Взъерошенный, как воробей, Фаунд, кажется, готов был разорвать оппонента на куски за свои зелёненькие листики, но, приняв решение оставить это на завтра, он громко фыркнул, задрал голову в приступе гордости и направился в своё убежище, вовсе не замечая идущего за ним телепузика.       В комнате светло, растения путаются под ногами, и, спотыкаясь, британец добирается до окна, резким движением закрывая шторы. Гардинные кольца едва держатся на креплениях, опасно покачиваются, на что слышится лишь раздражённый фырк и топот. Джордж мнёт свои стебли, плюхается на кровать, воротя нос от всего, и неожиданно замечает Дрима, который всё это время стоял в углу комнаты, так и не проронив ни слова. Тот выглядит слегка напуганно, отчего весь пыл утихает, и брюнет виновато смотрит перед собой.       – Хей, – тихо зовёт он того, замечая, как масочник откликается, поднимая опущенную голову, – иди ко мне, чего зажался? – мягко крутит ладонью, подзывая к себе. Дверь лёгким движением ноги закрывается, и Джордж хихикает с того, какой Дрим предусмотрительный. Не секрет: эти тесные «дружеские» обжимания в закрытой комнате существовали для того, чтобы просто расслабиться и быть в спокойствии. Но Джордж не чувствует прежней тёплой атмосферы, только неозвученные вопросы.       Дрим садится рядом, по инерции прижимаясь плечом к плечу и бедром к бедру. На менхантах Тейкен был безбашенным, сносил всем головы своим алмазным топором и из раза в раз – Дракону. Но находясь в общем доме, он, оказывается, был тихоней ‒ зона комфорта заметно расслабляла его, и Дрим любил ко всем и всему лезть обниматься. Наверное, это и был его главный секрет победы в битвах – отдых дома. А Джорджу не хватало этого, от слова совсем: синяки под глазами скрывали до забавы большие очки, а в бессонные ночи тело обнимали растения, заменяя чьё-то родное тепло.       – Что-то случилось, – мягко оповещает он. Джордж вздрагивает, не ожидая такого тона, и вопросительно поворачивает голову, встречаясь с глубокими жёлтыми глазами, – я вчера всю ночь слышал тихий плач.       Ох.       Глаза округляются, и Фаунд стаскивает с переносицы очки, невзначай откладывая в сторону. Делает вид, будто не понимает, о чём Тейкен толкует, да только...       Плакал всю ночь Джордж.       Сердце пропускает удар, а глаза с едва скрытым в них ужасом бегают по чужому лицу. Кажется, весь мир ломается, и Джордж готов прямо сейчас броситься на колени, молясь всем богам о пощаде: о том, чтобы Дрим не знал истину.       – Джордж, – Тейкен смотрит на руки мальчишки, замечая, как расслабленные пальцы мигом сжались в кулачки. Фаунд отводит взгляд, ожидая приговора. – Эти звуки были из твоей комнаты.       Всхлип. Плечи вздрагивают, и парень виновато смотрит в пол. Дрим всё молчит и молчит, несмотря на сожаление в глазах и ломающееся сердце в груди, и, пользуясь чужой уязвимостью, трепетно прижимает к себе мальчишку, обвивая руки вокруг его талии. Джордж тоже молчит, закусывая губу, сдерживая новый всхлип, и дрожащими руками обнимает в ответ.

«Всё хорошо, Джорджи, я с тобой».

***

      С того случая прошло немало времени, и Дрим даже как-то… начал уделять больше внимания состоянию Джорджа. Он не знал истинную причину слёз британца, но всё равно заходил глубокой ночью к тому в комнату, заключая в объятия и помогая успокоиться Джорджу.       Только вот он и был этой самой причиной.       И хотелось ещё сильнее захлебнуться в слезах, когда тот мягко обнимал, прижимал к себе, шепча что-то до боли утешающее. Это одновременно нравилось, но также ужасно бесило. Тейкен видел его слабым, помогал, и смириться с этим Джордж не мог. Хотелось биться головой об стену, отталкивать от себя всякий раз, делать больно, чтобы больше не прикасались, не успокаивали. Но всё, что он мог, так это только расплыться в чужих руках.       Это и убивало, и нравилось, и вызывало такой спектр эмоций, что однажды, не сдержавшись от наплыва мыслей, Джордж убежал из дома. Конечно, вернулся к вечеру, кто он такой, чтобы оставлять свои растения? Но факт того, что он уже давно был на грани, пугал ничего не понимающего Дрима. Пугал настолько, что ранее сделанные выводы были втоптаны в землю, и ни Дрим, ни Сапнап, который всё это слушал, догадаться не могли о состоянии британца. Подростковый возраст давно прошёл, но эмоциональность парня наталкивала на мысль, что Джорджу лет так шестнадцать. Понятное дело: это было глупыми раздумьями, и Сапнап, не сдержавшись, долго хохотал с этого.       – Джордж, хей, – поздоровался Сап, однажды заметив маячившего возле кухни британца, – чего делаешь?       – Ищу, ищу…       – М-м?       – Ах, вот же она!       Быстро нагнувшись, Джордж подобрал что-то или кого-то и мигом побежал к себе в комнату. Вид, мягко говоря, был у него не очень, взъерошенные волосы, усталые глаза. И если Ник привык видеть его таким, то сейчас это настораживало. Что-то такое особенное исходило от парня, и тот был как на иголках.       Впрочем, от Джорджа и след простыл; ничего не было даже тогда, когда Сапнап подошёл к двери, где только что стоял британец, вплотную. Он как будто сквозь землю провалился… Стоп.       Резко распахнув дверь, Ник увидел яму в досках и вздохнул.       – Блять.

***

      Возникало всё больше и больше вопросов, но была ещё одна вещь... дата менханта. Парни ещё давно договорились об этом. Дрим, как обычно, тренировался, пока Джордж со скукой во взгляде наблюдал за этим. Мощный взмах топором, и очередному чучелу снесло голову.       – Слушай, – мягко привлёк внимание Фаунд, – мне кажется, у тебя особый фетиш на срубание голов, – и пальцем перерезал себе глотку, тихо смеясь.       – Я бы никогда не перерезал тебе шею, – сказал в ответ Дрим, переминаясь с ноги на ногу и ловя на себе хитрый взгляд.       – Ты, кажется, ошибся. Уже так делал.       – Ты знаешь, что я имел в виду.       Пауза.       – Эм-м, ладно, – протянул британец, поудобнее садясь на скамью, – хочешь анекдот?       – Анекдот? – Дрим вновь замахнулся: удар пришёлся на грудь чучела, ‒прямиком в сердце. – Давай.       – Я, конечно, не шар для боулинга, но ты можешь засунуть в меня три пальца, – хихикая, сказал парень.       «Боже, ты уверен, что это точно анекдот, а не подкат?» ‒ зашептал внутренний голос, и ему ответил другой, звучавший неуверенно: «Без понятия».       – Хорошо, ладно, – стягивая потёртую временем кофту, Тейкен садится рядом. – Как думаешь, кто победит в этом раунде?       – Честно, без понятия, но почему-то мне кажется, что опять ты, – «Возможно», ‒ хмыкнув в ответ, Дрим закрыл глаза, замечая на себе любопытный взгляд.       – М-м? – приоткрыв один глаз, он взглянул на Фаунда. Тот потянул руки к торсу Дрима, тыкая пальцем около шрама.       ‒ Я не помню, что бы он был у тебя.       – А, ну, я получил его в прошлый раз, когда соскользнул в шахту, здорово проехался по камням, и один из них оказался больно острым. Вот, – британец мягко приложил руку к шраму, осторожно поглаживая ещё не до конца зажившую рану.       ‒ Может, нам стоит быть аккуратнее?       – В этом нет необходимости.

***

      Трава шуршит под ногами, дыхание тяжёлое, и тащить на себе броню кажется чем-то невозможным. Фаунд валится с ног – опять отстал от охотников, – в рации слышны чужие голоса, а если быть точнее их отголоски. Когда техника резко затихает, Джордж понимает, что попал, и садится на траву, вздыхая. Сердце бешено стучит от погони: сначала ребята вновь бросились за жертвой, но та быстро развернула ситуацию в свою сторону, отчего пришлось уносить ноги. Джордж готов был молиться всем божествам, чтобы Дрим не погнался за ним, но, слыша отдалённые шаги, опустил руки, ещё не успев их поднять. Попался. Опять загнал себя в ловушку и даже не имел сил подняться.       – Джо-о-о-ордж, – низко пропел голос, заставляя вздрогнуть и бесполезно развернуться назад ‒Джордж всё равно ничего не увидит, очки-то потерял по пути. Сжав рукоять топора ещё крепче, Фаунд почувствовал прохладу носоупоров на переносице и неожиданно застал Дрима в его глупой маске. Костяшки побелели, пока руки с немалым усилием замахнулись оружием.       – Отойди.       – Как невежливо, сладкий мой, – Тейкен отпрыгнул, и удар топора приняла земля. Послышался насмешливый смех, а вместе с ним и злобное фырканье. Лезвие никак не хотело вылезать из почвы, а позже оружие и вообще выбили из тонких рук британца. У Джорджа не оставалось выбора, только принять смерть. Меч с лёгкостью приподнял подбородок, и уже Охотник, задирая маску, осмотрел чужое личико, сильнее впиваясь острым концом в чужую шею.       ‒ Подожди… Нагнись ко мне, я всё равно безоружен, – мягко попросил парень, расплываясь в глупой улыбке. Клэй, удивлённый такой просьбой, в замешательстве отставил меч в сторону и присел на колено, наклоняясь.       – Да?       Пальцы зарылись в чужие волосы, притягивая ближе. Джордж прикрыл глаза, вздыхая и осторожно прислоняясь к сухим губам совсем неумело, будто на пробу. Дрим завис, теряясь от мягкости поцелуя. Отстранившись, Фаунд откинул голову назад, заливаясь неловким приглушённым смехом.       – Теперь можешь уби…       Не давая закончить речь, Тейкен затыкает британца ответным поцелуем, нависая сверху и вновь соединяя их губы вместе. Джордж резко вдыхает и сам не осознаёт, как впускает Дрима этим вздохом. Мычит, ощущая, как чужой язык проходится по ряду зубов и по нёбу. Охотник буквально вылизывает его рот, из-за чего Джордж сильнее прижимает его к себе, натягивая волосы на тонкие фаланги пальцев. Неумело отвечает, чувствует, как его сильнее вжимают в землю. Другая рука незаметно опускается вниз, и неожиданно для охотника Джордж выхватывает предмет из кармана одежды, вновь поднося руку к затылку Дрима.       Тейкен почти не отпускает из своего плена, по-собственнически оттягивая нижнюю губу и в процессе грубо прикусывая. Фаунд приподнимает бёдра, ухватываясь ногами за чужой торс, пытаясь как можно ближе прижаться и везде коснуться. Дрим рычит, делая восхитительное движение вперёд, отчего рука расслабляется.       Стук.       Дрим резко отрывается от желанных губ, поднимаясь и осматриваясь. Джордж рвано вздыхает, с ужасом осознавая, что его план провалился. Изумрудные глаза находят что-то блестящее в траве, и, поднимая кинжал, Тейкен хмурится. Мальчишка под ним расплывается в хитрой улыбке, хихикая.       – Упс.       Клэй скалится, стягивая маску с лица окончательно и откидывая её в сторону.       – Гадёныш.       Джордж, заливаясь тихим смехом, неловко вертит головой в знак отрицания и втягивает Дрима в новый поцелуй. А может и не зря провалился этот план…
Примечания:
Отношение автора к критике
Не приветствую критику, не стоит писать о недостатках моей работы.
Права на все произведения, опубликованные на сайте, принадлежат авторам произведений. Администрация не несет ответственности за содержание работ.