Помоги мне разбавить серые будни.

Слэш
PG-13
Завершён
39
автор
Размер:
3 страницы, 1 часть
Описание:
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
39 Нравится 1 Отзывы 6 В сборник Скачать

Часть 1.

Настройки текста
Примечания:
В один из дождливых учебных дней, после пары философии стояло окно. Чаще всего парни приходили в это тихое место по окончанию учебного процесса, чтобы развеяться или поискать нужные учебные пособия. Но, гораздо приятнее заявиться сюда утром, когда из приоткрытого окошка дует прохладный, освежающий ветерок, и зал наполнен свежестью. Осень, третий курс... Любимая погода Федора — дождливое утро с проглядывающим из-за туч солнцем, которое в меньшей степени нагревает дороги. Приятная обстановка. Николай, конечно же, не сторонник такой «мрачной скукотищи для скучных заучек» — как он любил выражаться, но все же не прочь провести часик-другой в такой обстановке, только если рядом его возлюбленный. Он делал все это каким-то особенным, скрашивая серый мир одним своим присутствием, даже если не шутил и иногда не мог в должной мере оценить юмор блондина. Им и так хорошо. —Коля, будь потише. — Брюнет сидит за маленьким столиком где-то в глубине огромного читательского зала, пока неугомонный однокурсник разглядывает книги хватая те, что попадаются под руку и рассматривая. Гоголь быстренько листает картинки, но довольно громко для библиотечной обстановки расстраивается когда не находит цветных. —Ску-ука смертная! Как ты вообще все это читаешь? — Блондин на цыпочках подбежал к студенту заглядывая в «нудное» пособие которое Достоевский взял в свои руки, — Хм... — парнишка выхватил книжонку, но быстро вернул на место — брюнет отвесил ему знатного подзатыльника, на что Николай покорчил рожицы. — Ух, каки-ие мы злые! — Юноша специально тянет слова, скрещивая руки на груди. Он так же постукивает по паркету носочком, неотрывно пиля глазами то книгу, то своего возлюбленного. —Эй, ты бы лучше не книгу так внимательно разглядывал, а меня красивенького. —Успею ещё, не переживай. На это Николаюшка-бесячка только цокнул, закатив глаза. Ему быстро надоело просто стоять, поэтому он решил докопаться непосредственно до Федора-злючки. Черноволосый парень утыкается в довольно занятную книгу по Японской мифологии в толстом, обшитом переплете. Она довольно массивная и увесистая, но Николай умудряется вновь её выхватить, так ещё и тихонечко побежать с ней между книжных стеллажей. Поднявшись с тихим матом со стула, Достоевский опёрся на стол одной рукой, а вторую приложил ко лбу. —Я не собираюсь за тобой бегать, идиот. — Он говорит в пол голоса, чтобы особо не нарушать тишину ещё больше. Федору на самом деле смешно, потому что Гоголь бегающий на цыпочках маленькими шажками умилительное зрелище. —Ну, так не интересно. Тогда и читай другую книгу. —Однокурсник показал любимому язык и сам стал вертеть предмет в своих руках, — Пф, какую же дребедень ты читаешь. — с серьезным лицом, но совсем не вникая в суть написанного на страницах книги. —Специально для тебя найду пособие для клоунов, не переживай. —Как любезно с твоей стороны, знаешь? —Не благодари. Николаю все же пришлось вернуть книгу обратно Достоевскому, иначе было бы что-то страшное. Он не знает что именно, но было бы. Как ни странно, но усевшись за одним столиком двое парней стали читать вместе. Время шло неимоверно быстро, и долгих полтора часа за чтением ощущались максимум на пятнадцать. Фёдор и сам не ожидал того, что его однокурснику будет интересно такое, но похоже от скуки не оставалось ничего другого, ведь в карты упрямый брюнет играть отказался. И в нарды. И в шахматы, которые так же были на отдельной полке с настольными играми. Вот упёрся в свою мифологию, а потом «Я же сказал что тебе будет интересно, если хотя бы начнёшь вникать в суть» — Гоголю по началу действительно не было интересно. Он просто от нехуй делать сидел рядом, чтобы иной раз не получить подзатыльника за раздражающее поведение. Прямо как словить нагоняй от всевышних в виде родителей за какую-то школьную провинность. Из материала этой книги он ничего не усвоил, кроме каких-то забавных словечек в виде имён Богов и Богинь, или названий мифологических существ, даже если уже завтра не вспомнит и половины из этой массы. Он был рад вот так просто сидеть совсем-совсем близко к Фёдору, потому что в другой обстановке он бы вряд-ли такое позволил. Да, несомненно моменты мимолётной нежности бывают, но чаще тогда, когда Николай настолько заебывает, что приходится сдаться. Но сейчас это что-то другое. В разы приятнее, и с какой-то эмоциональной отдачей, от которой становится легче. Блондину почему-то приелось грустноватое настроение которое сопровождалось песней «Black Out Days» в голове. Возможно это потому, что ему настолько умилительно видеть Федора таким, что аж грустно, ведь это не частное зрелище. В такие моменты его даже не хочется доставать или выводить из себя различными способами. На самом деле, Николай мог бы думать об этом целую вечность, но нужно сделать хотя бы вид того, что он читает. Такое, знаете, прямо задумчивое лицо как у детективов в кинокомедиях. Со стороны за этим даже забавно наблюдать, но об этом сможет рассказать только библиотекарь, если ещё не уснул с кружкой чая где-то в книжных ебенях. По истечению времени белобрысому даже не хотелось выходить отсюда. Хотя, возможно потому, что тут он мог спокойно прижаться всем телом к руке Достоевского так же оперевшись и согнувшись в три погибели из-за роста выше среднего. Да и не было огромного количества людей с осуждающими взглядами и погаными ртами, из которых только и неслись всякие бестактные вопросы и непристойные словечки. Как не удивительно, такие поганцы раздражали не только Федора, но и Николая. К сожалению, окна в расписании не вечны. Раздражающее пение птицы послышалось на телефоне Достоевского... Он поставил будильник на то время, в которое заканчивается окно и начинается время отдыха. Парням пришлось покинуть это место, как бы не хотелось, но Гоголь будет ещё долго расспрашивать о разных мифах своего возлюбленного, потому что сам толком ничего не усвоил. Белобрысый надеется на то, что они будут почаще заходить в это прекрасное место, ведь он наконец-то познал прелести такой спокойной обстановки, даже если это только благодаря присутствию любимого человека — Федора. И не важно что он не шутит и не хочет развлекаться в библиотеке нарушая привычную тишину, не важно если может дать нагоняй Николаю, не важно если совсем без настроения или расстроен, главное что сейчас он с Колей. Теплым, радостным, и порой раздражающим
Отношение автора к критике
Приветствую критику только в мягкой форме, вы можете указывать на недостатки, но повежливее.
Права на все произведения, опубликованные на сайте, принадлежат авторам произведений. Администрация не несет ответственности за содержание работ.