ID работы: 12228804

Прогулка

Слэш
PG-13
Завершён
67
автор
Tianess гамма
Размер:
17 страниц, 1 часть
Описание:
Примечания:
Публикация на других ресурсах:
Разрешено с указанием автора и ссылки на оригинал
Поделиться:
Награды от читателей:
67 Нравится 4 Отзывы 10 В сборник Скачать

...

Настройки текста
В Йокогаме стояла сорокоградусная жара. Типичная для японского лета. И ночная температура не слишком отличалась, разве что было прохладнее. Сегодня Дазай решил остаться ночевать в штаб-квартире, и Федя составил ему компанию. В сущности, квартальный отчёт нужно было сдать ещё вчера, а Дазай с ним снова затянул. – Мне скучно, – пробурчал Дазай. – Мне жарко. Почему опять не работает кондёр? Он лежал щекой на бумагах, пока Федя переносил данные в таблицу, быстро переключался между программами и разбирался со следующей. – Он сломался. – Третий раз за месяц! Я пожалуюсь Мори-сану. Федя кивнул. Любопытно будет на это посмотреть. Послушать – ещё любопытнее. Но здесь вряд ли его пустят. Придётся довольствоваться рассказами и сплетнями. Здесь ему, пожалуй, даже немного интересно. Самую чуточку. – Только принеси ему отчёты, чтобы он был более склонен тебя слушать, а не ругаться, – Федя снова вернулся к делу. Дазай неохотно выпрямился и тоже начал печатать, что, впрочем, не особо помогало. Он некоторое время все же делал свою работу, и тишину помещения разбавляло только тяжело дыхание и стук клавиш. – О! Точно! А давай… Федя, не отвлекаясь от работы, ответил. – Я не пойду в город. Когда мы в прошлый раз ходили туда компанией, вы с Колей обрушили в ресторане потолок, – он поставил точку и окинул взглядом отчёт, прикидывая, подойдут ли выбранные кандзи в данном случае. – Но ругал босс почему-то меня. – Блин! – Дазай перешёл на русский, недовольно посмотрел на Федю и обиженно запыхтел. Стоило оторваться от экрана, чтобы заметить, что он надувает щёки, как маленький ребёнок. – Так нечестно! – Жизнь – нечестная штука. Если я привык, тебе тоже стоит, – произнес он максимально серьёзным тоном. Дазай фыркнул и бросил в него степлер, впрочем, скорее просто так, так что Федя без труда увернулся и вложил в ответный взгляд весь скепсис, на который был способен. На этом аргументы у Дазая кончились. Или же, к чему Федя склонялся, он задумал нечто другое. Некоторое время они молча продолжали работать над отчётами. Федя погрузился в работу. Словари ему уже не требовались. Он успел выучить всю необходимую лексику. – Федь, а поехали гулять. За город, – вдруг мечтательно произнес Дазай. – Тут в окрестностях Токио такое местечко есть. – Какое-нибудь особенное кладбище, что ли? – Федя закрыл документ и откинулся спиной на спинку стула. – Неа. Лес, – Дазай встрепенулся, подскочил со своего места и подскочил к нему, заглядывая через плечо. – Но красивый. Тебе…о, ты закончил? Слушай, помоги с моими, а? Или я ещё три дня буду над ними сидеть. – И что мне за это будет? – с лёгкой провокацией спросил Федя, запрокинув голову и заглядывая прямо ему в глаза. Дазай отскочил назад, драматично приложив руку к груди, туда, где находилось сердце. – Вот что за меркантильность! Это тебя Накахара научил, да? Его дурное влияние? Федя растянул губы в улыбке. Возможно, эти реакции ему даже нравились. Забавляли. Пусть он и прекрасно понимал, что они оба дурачатся. – Мы едем в этот твой лес на машине, и поведу я. Но все отчёты сдаешь ты и отчитываешься. Тогда помогу, – он не имел ни малейшего желания идти в кабинет к боссу мафии. Он его не опасался, но практически каждая встреча либо превращалась в игру в проверки, либо являлась ею с самого начала. Огай до сих пор не доверял русским до конца, придерживаясь максимальной осторожности. И особенно – ему. Сейчас, если можно так сказать, Федя был совершенно не в настроении играться в «кто кого перебодает». Дазай насупился. – Ладно. Договорились. Но доделай мои отчёты! Федя пересел за его компьютер и принялся за дело. Дазай заглядывал в экран, положив пальцы ему на плечи. – Ты быстро это делаешь. – Ты тоже можешь. Только не хочешь. Дазай обнял его за шею сзади и так и стоял молча. И без того жарко, но Федя ничего ему не сказал. Просто работал над его отчётом, как над своим. – С предыдущим квартальным не сходится. Дазай нехотя отстранился и провел пальцем по экрану. – Угу. Понял. Пиши как есть. Я знаю как решить проблему. Сперва разберусь, потом пойду к Мори-сану. А завтра утром поедем. Смотри, ты обещал! – Я не жалуюсь на память. – Тогда пойду решать проблему. А ты закончи с отчетами, – и он выскользнул наружу, оставив пиджак небрежно висеть на спинке стула. Федя вернулся к делу. Если Дазай сказал, что справится сам, его помощь здесь не понадобится. Или он бы намекнул иным способом. Вообще, как он мог судить, завтрашняя прогулка явно важнее, чем какой-то возомнивший себя слишком умным человек, запускающий руки в бюджет Портовой Мафии. К моменту возвращения Дазая он взялся уже за третий. Дел здесь было по сути на полдня. И стоило вот так затягивать? Иногда он решительно не понимал Дазая в том его желании сидеть до последнего и ожидать, пока на него полетят все шишки. – Я испачкал рубашку, – поставил его в известность Дазай и ткнул пальцем в красное пятно на ней. – Зато теперь у босса не будет ко мне вопросов. Федя прищурился и глянул на него. Что-то он сомневался. Пока дописывал последний, распечатал все остальные и вручил огромное количество папок Дазаю. – Иди отчитывайся. Босс ещё здесь. А утром мы можем, как ты и хотел, ехать гулять. Но если ты не сдашь их, отсюда не выпустят. – Ну мы же не в тюрьме, – простонал Дазай, отнюдь не впечатленный перспективой идти на ковёр к начальству прямо сейчас. Хотел, видимо, ещё потянуть с этим. – Поверь. Тебе лучше, когда ты имеешь дело со мной. Макс вот более дотошен… Дазай поморщился. – Вот пусть с Чуей отчёты пишут. И Колю заберут. Мне хватит, – он нехотя накинул на плечи пиджак, взял папки и ушёл. Выглядел Дазай так, будто его на казнь ведут, а не на доклад. Учитывая, что ничего ему босс не сделает, выглядело это немного даже смешно. Федя покачал головой и закинул сумку в угол, а сам спустился в коридор. Охранники курили и перекидывались шуточками, но тут же замолкли, увидев его. Как и Дазай, он вызывал в них нервозность и лёгкий страх. Впрочем, к такой реакции он достаточно давно привык, так что не обращал внимания. Проще игнорировать, чем разговаривать. Если не играешь и не хочешь вызвать что-то определенное, конечно. Он просто прислонился к стене и так и стоял. Время от времени на него бросали нервные взгляды, но Федя не обращал внимания. Все равно ничего не скажут. Дазай задерживался. Похоже, босс полощет ему мозги. Впрочем, разве можно было ожидать чего-то другого? На мгновение Федя подумал, что может пока уехать без него. К примеру. Раз уж накосячил, пусть догоняет. Помощи он и так получил более чем достаточно. Но все же отказался от этой идеи. Потом обидятся, скорее всего, уже на него. И пойди пойми, всерьез или нет. А в данном случае он не всегда мог понять чужое настроение. – Наконец-то! Дазай вылетел из коридора счастливый и взъерошенный. Феде это напомнило прошлое и собственных соучеников. Обычно так убегали с занятий или после нагоняя от Менторов. – Я думал, ты останешься жить в его кабинете, – усмехнулся он и направился к дверям. Дазай поспешил за ним. – Нет уж. Не нужно мне такое сомнительное счастье, – открестился он. – Но объяснять некоторые пункты пришлось. Вот и застрял. Ладно хоть не до утра. Федя посмотрел время на раскладушке. – Ну почти. Уже пять тридцать. Это считается? – спокойно поинтересовался он. Непохоже, чтобы сегодня в графу планов включался сон. Впрочем, он и не планировал. Кофе разве что можно выпить. – Ну вот. Домой не успеем. Так поехали в лес? Федя задумался. И кивнул. – Только в комбини зайдём. Хочу взять кофе перед дорогой. Дазай кивнул. Федя проверил второй телефон. Они оба с Дазаем носили простые и доступные раскладушки. Из-за перекоса в технологиях, вызванных чередой войн, завершившихся Великой Войной, в Японии в частности, компьютеры предпочитали десктопные, телефоны носили простые. Сенсорные и прочие новаторские технологии в основном приобретала армия или правительство да некоторые очень крупные госкорпорации. Обычное население же редко носило смартфоны и прочие подобные новинки. Стоили дорого. Впрочем, у них обоих имелись сенсорные телефоны, только вот Дазай свой включал раз в год по праздникам. Но вот сейчас его затея с лесом по соседству с городом Феде доверия не внушала, и он активировал на своем геолокацию. По счастью тот самый лес и впрямь оказался относительно недалеко. Две чашки кофе были уже допиты, даже пара булочек и мороженое из комбини кончились, пока они добирались до места. Старая деревянная табличка с названием, такая старая, что потрескалась с двух сторон, мелькнула сбоку, но Федя не обратил особого внимания, сосредоточившись на дороге, которая резко стала хуже, и машина теперь неуклюже переваливалась сбоку на бок. Впрочем, по сравнению с имперскими – сущая ерунда. По обе стороны раскинулись высокие деревья с пышными зелёными кронами. Могучие коричнево-зеленые стволы сплошь уходили вдаль. Землю покрывал плотный ковёр, такой, что и не разглядишь, где корни. Похоже, идти там крайне неудобно. Время от времени попадались желтые ленты обвивающие стволы и уходящие в лес. – Аокигахара, – жизнерадостно объявил Дазай. – Ещё у нас его называют Лес Самоубийц. Ты слышал о нём? Федя пожал плечами. Название, на которое он обратил внимание ещё на въезде, казалось смутно знакомым, но, к сожалению, он не мог знать все на свете. Впрочем, когда они сюда ехали, он сразу подозревал неладное. Хотя чего ещё можно было ожидать от Дазая? Только чего-то подобного. – Почти нет, – он свернул и заметил удобное место, чтобы остановиться. Дазай кинул свой телефон на сидение, и, заметив вопросительный взгляд, пояснил: – Не хочу, чтобы нам мешали. А то знаю я их. Только отойдешь, сразу начнут все названивать. Ты свой тоже оставь в машине. Федя не стал спорить. Кинул оба на сидения и открыл дверцу. Воздух оказался свежим, как обычно бывает за городом. Где-то неподалёку щебетали птицы. В общем, практически обычный лес. Тропинка вела куда-то вглубь. Здесь действительно было красиво. Никаких людей. Только шум крон да птичьи голоса. Сильно отличается от городов – больших и малых. – Вот видишь чёрно-жёлтые ленты? Их используют самоубийцы, когда хотят, чтобы тела нашли, – пояснил Дазай со знанием дела, повиснув у него на руке и потащив за собой по тропинке. – Многие приходят с палатками и запасами. Думают, стоит ли оно того. Иногда появляются добровольцы и полиция. Пытаются их переубедить. Федя осматривался, вслушивался в спокойную тишину. – То есть у вас на полном серьёзе людям позволяют сюда приходить себя убить? – уточнил он. Не то, чтобы он даже удивился. Хотя нет, что-то все же показалось ему немного странным. В Империи, к примеру, такого места бы не могло существовать. – Ага, – легко и жизнерадостно отозвался Дазай. – А чего такого? – Да ничего в общем-то. Просто у нас такого нет. Потому я немного удивлён, – он склонил голову набок и посмотрел под ноги, на плотный зелёный ковер под ногами. Дазай усмехнулся весело. – Может ты просто завидуешь, что у нас есть такая возможность, а у вас нет? Федя фыркнул, борясь с желанием закатить глаза. Если бы ещё было чему завидовать вообще. – Зачем приходить куда-то конкретно умирать, если можно сдохнуть при желании где угодно, не выбирая специального места. Дазай обиженно засопел. – Будто нам кто-то запрещает. – Я по тебе заметил, – он хмыкнул, не обращая внимания на недовольный взгляд, и придолжил. – А здесь живописно. Отличное место для пикника или прогулки семейной. Как раз попалась отличная зеленая поляна, словно предназначенная для того, чтобы устроиться на ней с бенто и напитками. По крайней мере, многие бы так и поступили. – А знаешь, люди так и делают, – ядовито заметил Дазай. – Приходят сюда с семьёй, отдыхать. Гуляют, на великах катаются, пикники разбивают. Федя поднял с травы пустой блистер из-под таблеток, с некоторым усилием вспомнил эти иероглифы. Похоже на сильнодействующие нейролептики. Похоже, кто-то решил покончить с собой именно таким способом. Однако… – Я не знал, что в Японии такие интересные представления о семейном отдыхе. Прийти и наткнуться на агонизирующего суицидника или труп. Дазай стянул его с дороги, весело улыбаясь. Федя послушался и почувствовал под подошвами ботинок мягкую лесную подстилку. – А что тебе не нравится? Я тоже пытался здесь свести счёты с жизнью. Как раз помешала какая-то парочка гуляющая, – беззаботно сообщил Дазай. – Правда это ещё до встречи с Мори-саном было. Но серьезно. Разве здесь не красиво? Умиротворяющее место. Знаешь, говорят, что в старину в голодные и плохие времена сюда уводили всех немощных и детей, кого не могли прокормить. И оставляли на голодную смерть. Потому их души остались здесь. Именно поэтому местные поговаривают, что лес живой. Их души стали его душой. Феде нравилось его слушать. Пусть нельзя сказать, чтобы он всерьёз верил в подобные вещи, почему бы и не узнать что-нибудь новое. Да и просто так. – И ты бы хотел тоже стать частью чего-то большего? – полюбопытствовал Федя. Дазай озадачился. Непохоже, чтобы такая мысль приходила ему в голову. Понятно. Похоже, он его изрядно переоценил в этом отношении. Хотя, возможно, если так размышлять, для кого-то это могло служить утешением. – Ясно. Забудь. – А ты бы хотел? – задал ответный вопрос Дазай. – Мне кажется, тебе бы понравилось. – Искать утешения таким способом? Не знаю даже, – Федя пожал плечами. Он бывал во множестве странных мест. Но здесь действительно царило некое умиротворение, не совсем сродни крематориям и кладбищам, на которых ему выдалось оказаться по разным причинам, но некие оттенки этой атмосферы витали в воздухе. Или это воображение играло злую шутку. Или просто на данный момент ему хотелось так думать. – Есть и другие варианты, как мне кажется. И, кстати, почему здесь нет камер? – Лес слишком большой? – озадаченно предположил Дазай. – Ограждение? – Понятия не имею. Дорого видимо, – Дазай вел его все дальше. Однозначно они шли сами не понимая куда. – А какая разница? – Просто пытаюсь понять, почему вашим властям нет дела, – он не пытался ничего скрыть. Обычное любопытство и больше совершенно ничего. – Возможно, это даже удобно. В городах непонятно, когда человек так поступит, а здесь есть шанс кого-то отговорить. Кто ж их знает, – Дазай улыбнулся шире. – Плюс туризм. Тут на въезде хороший рёкан, старинный. Федя кивнул. Смерть всегда привлекает людей. Недаром множество людей всегда собираются поглазеть на несчастные случаи, с такой жадностью читают криминальные сводки. Жестокость вообще на редкость притягательна. – Понятно. Прибыль тоже играет роль. Но вот следующий вопрос. А меня ты сюда на свидание притащил? Уголки губ недовольно опустились, а между бровями на мгновение пролегла складка. – Ну да. А тебе, что, не нравится? Федя запрокинул голову. На дереве висел труп молодой женщины. Судя по небольшому количеству мух вокруг и почти полному отсутствию запаха, достаточно свежий. Похоже, офисная работница. Даже не переоделась. Приехала, вероятно, прямо после работы. – Мне все нравится. Даже немного романтично, – он задумался, вкладывает ли нужное понятие в слово. Или вообще, нужное ли определение подобрал. Если честно, Федя не знал. Но, возможно, Дазаю и не нужно. Тот подтвердил его слова, поцеловал в щеку, потерся носом об уголок губ. – Правда? – немного задумчиво потянул он. Чужое дыхание щекотало губы. – А ты всё ещё сомневаешься? – Федя сделал паузу, взвешивая за и против и резко ухватил его за пальцы одной рукой. Другую положил себе на плечо и закружил его в танце под воображаемую мелодию, звучащую только в его голове. Он даже не стал особо отдавать себе отчёт, что именно это такое. – Ого! – воскликнул Дазай и плотнее сжал пальцы на его плече. – Смотри под ноги, или свалимся оба, – он передвигался почти наугад. Лесная подстилка была неровной и изобиловала корнями, скрывающимся под зеленью. Приходилось постоянно следить. Но он доверил это Дазаю. – Хорошо, – тот тихо рассмеялся и сжал пальцы сильнее. – Почему вдруг танцы? К слову, ты отлично танцуешь, как оказалось. – Много тренировался для пустых формальностей ещё в Империи, – он ступал осторожно, закружил в объятиях осторожно, чтобы не ударить головой о ствол дерева. Дазай время от времени посматривал вниз и говорил, куда не следует наступать. – Слева корень. Правее ставь ногу, нет ещё чуть вбок, – шептал он, почти касаясь губами уха, потом зацепил зубами за мочку и слегка потянул. Практически не чувствительно, дразняще. Коричные глаза весело сверкали. Федя скользнул пальцами по его бедру, почти ненамекающе, но все равно вызвал лёгкую усмешку. Растрёпанные каштановые волосы едва ли не коснулись черных туфель висящего позади трупа, когда Дазай сделал шаг назад. Федя потянул его на себя, и они чуть оба не запнулись обо что-то под плотным ковром зелени, синхронно удержали равновесие. Их лица оказались близко друг к другу. Федя позволил прижать себя спиной к стволу дерева напротив, зарылся пальцами в каштановые прядки и только тогда поймал его губы своими. Тот не возражал. Только ухватил его за другую руку, и Федя ощутил прикосновение его бинтов к коже. Это словно послужило сигналом углубить поцелуй. Жар чужих губ. Непонятное тепло где-то в области солнечного сплетения. Золотистые искорки веселья в чужом взгляде. – Интересно, правда? Когда в этом месте есть что-то живое? – Ты бы предпочёл умереть здесь? – Федя резко сделал шаг вперёд и поймал его за запястье. Буквально мимолётный жест. Дазай чуть не споткнулся о притаившийся под зеленью корень, но подался навстречу, и через пару мгновений они поменялись местами. Теперь уже Дазай прижимался лопатками к коричневатой коре дерева, зелень местами поднималась почти до их роста прожилками. Если люди и приходили, чтобы сделать это место своей гробницей, сам лес дышал жизнью. И до людей и их желаний ему не было никакого дела. – Не. Я же тебе обещал, – полушутливо отозвался он и охнул. Федя укусил его за губу, так сильно, что струйка крови спустилась по изгибу подбородка и капнула на рубашку. – Обещал, – он перебирал его пряди пальцами, словно уже забыл текстуру волос и совсем не чувствовал, как его плечи царапают ногтями. Чисто из вредности естественно. Пиджак он, как и Дазай, оставил в машине. По такой жаре таскаться в теплом по улице не хватало. – Но ты никогда никого не слушаешь. Дазай хихикнул и облизнулся. – Неправда. Иногда я слушаю тебя. И Мори-сана. Не помогло. Кровь ещё шла. Похоже, он прокусил ему губу. В качестве извинения он поцеловал его снова. Впрочем на этот раз укусили его. Только в шею. Он не стал спорить. В конце концов, сам виноват. Вцепился Дазай крепко. И сверкал глазами недовольно-игриво. Федя поглаживал его по волосам. – Иногда – ключевое слово, – усмехнулся он, прикрыв глаза. Боли он практически не ощущал. Хотя, когда Дазай оторвался, то весь перепачкался в крови. Но выглядел он весёлым, вдохновленным. Когда выпрямился, Федя положил ладонь ему на грудь. Сердце колотилось, словно от возбуждения. – Тебе понравилось, я погляжу, – заметил он, глядя на перепачканное сияющее лицо. – Кто тебе виноват, если ты вкусный, – потянул тот в ответ. Тогда он коснулся языком его щеки, провёл до краешка губ, вызвав дрожь. Обвел по контуру. Заметил только, как Дазай вцепился пальцами в кору, как его ногти зацарапали по поднимающемуся вверх мху, оставляя на нем борозды. – А кто виноват тебе, что ты постоянно провоцируешь всех, включая меня? – негромко поинтересовался он. Дазай был таким сам по себе. Всегда. С момента их первой встречи несколько лет назад. – А ты против? – пробормотал он едва слышно. Под кровью только его теплая кожа. Если опуститься ниже, на шею, там бьётся жилка. В нее тоже хотелось вцепиться зубами. В точности так же, как Дазай укусил его за плечо. Он укусил за подбородок, после чуть ниже. Укусил и отпустил. И ещё раз. Правее, ещё ниже. И снова левее. Судорожный выдох в ответ. – Возможно, совсем немного. Может, я жадный и совсем не хочу делиться? Дазай не сдержал смешок. – Какая жалость… – он чертил кровью линии на его рубашке, расстегнув пуговицы. Или порвал. Когда именно Федя почему-то не успел заметить. – А я постоянно мешаю. Даже в этом отношении. Мешаю не делиться? Интонация звучала полувопросительно, но в ней чудился лёгкий вызов. Пришлось даже задуматься на мгновение. Дазай перехватил его за запястье, крепко сжал. Потом будут синяки. Он не соизмерял силу. Или, напротив, делал это на редкость дозированно. Настолько, что хотел, чтобы Федя пришёл к нему и попросил бинты или нечто в этом духе. – Может, это твое достоинство, а не недостаток? – спросил он, гадая на мгновение, думает ли так на самом деле. Хотя, наверное, если бы его что-то не устраивало, они не были бы вместе. Впрочем, Феде иногда хотелось знать, что думает о нем сам Дазай. «Быть вместе» – странная формулировка, но она нравилась ему больше, чем прочие. По крайней мере, относительно любви или даже сильных эмоций он никогда не мог высказаться с определенностью. Потому лучше уж так. Она давала им обоим относительную свободу действий относительно друг друга и позволяла не говорить больше, чем следует. – Ну если ты так говоришь… – Если я все ещё здесь, – пальцы шутливо сомкнулись на его шее. – И ни разу не попытался придушить тебя, – и повторили действие с мастерством, слегка сжимаясь кольцом, совсем ненадолго, на несколько секунд перекрывая доступ к кислороду. Дазай тихо и немного хрипло рассмеялся, глядя прямо ему в глаза. – Ну, ты хотя бы честен. – Я…стараюсь. Жду и от тебя этого. Дазай задумался. – Наверное, это и обо мне тоже, – он, наконец, убрал окровавленные пальцы от его кожи и снова облизнулся. – Но я порой понятия не имею куда идти. – И не надо. – Пожалуй. Они оба замолчали, коснувшись той темы, которой обычно избегали. Ни один, ни другой обычно предпочитали вообще не заговаривать почему и зачем они дошли до данного пункта к своей жизни и закончили тем самым пресловутым «быть вместе». Определенность имела смысл только для людей, которым было что терять. Не для них с Дазаем. К тому же многие вещи они сами не понимали. К чему кидаться фразами, о значении которых ты имеешь только самое отдаленное представление? Проще просто делать то, что кажется им самим подходящим к ситуации. – Ты расстроен? – Дазай спросил серьезно. Он встал рядом и прижался к нему боком, больше ничего не делая. Он выглядел несколько напряжённым, словно опасаясь, что сделал что-то не так. – Нет. Просто думаю, – взгляд снова упал на висящий неподалёку труп. – Это действительно умиротворяющее место, как ты и сказал. Здесь комфортно. Невысказанное «возможно поэтому» повисло в воздухе. Но оно и не потребовалось. Дазай прекрасно его читал, как и он его. – Да. Потому я и люблю иногда приезжать сюда и гулять. Федя не стал задавать вопросов и уточнять, только ли гулять. Просто потому что знал, что сейчас здесь нет двойных смыслов. Он тоже сделал бы также. Их пальцы переплелись. Липкие, от уже засыхающей крови. Возможно, это приносило лёгкий дискомфорт, но, в то же время, было привычно. – Ещё пройдемся? – только и спросил он, потянул Дазая за собой, не особо задумываясь над тем, куда конкретно они идут. Так или иначе, это не имело особого значения. Лес почти безмолвствовал, и тишину нарушали только их шаги. Пока никаких других трупов не попадалось. Лишь пару раз встретилась грязная старая жёлтая лента, небрежно обмотанная вокруг стволов. Под ботинками похрустывали время от времени попадающиеся старые ветки и плотный ковёр зелени, а плотный свод из склоняющихся крон уберегал от палящего солнца, а лёгкий ветерок иногда приносил прохладу. Разговаривать им обоим было своего рода также комфортно, как и молчать, потому они так и шли, держась за руки. Никаких вопросов или лишних слов. Только дыхание, звук шагов да редкое щебетание птиц. Федя наслаждался подобными моментами, и поездка сюда показалась ему одной из действительно немногих хороших идей. Единственное, пожалел, что не взяли с собой бенто. Впрочем, можно наведаться сюда ещё раз. Они шли неспешно, не особо думали о том, чтобы смотреть под ноги, держались за руки и, возможно, поэтому не заметили естественную ловушку, которая подстерегла их впереди. Будь они не так расслаблены. Вернее, будь он не так сосредоточен на атмосфере леса и не наслаждайся так их прогулкой, то среагировал бы как положено. Но он расслабился. – Чёрт! – охнул идущий на полкорпуса впереди Дазай. Федя осознал на считанную долю секунды позже, но не успел ничего сделать. Они уже провалились в пещеру. – Твою мать, – проворчал Дазай уже по-русски. – Блин. Федя поморщился и сел, посмотрел наверх. Они находились на глубине нескольких метров. Похоже, он не сломал себе что-то лишь благодаря счастливой случайности и тому, что они свалились также с частью подстилки. Да и острых камней поблизости не было. – Дазай, ты в порядке? – он потянулся к нему. Ногу прострелило болью. Нет, на перелом непохоже. Растяжение, разрыв связок или сильный ушиб. Наверное. – Руку, похоже, вывихнул, – тот поморщился и смог подвинуться к нему поближе. – Вправишь? Я мог бы и сам, но мне неудобно. Федя кивнул и выполнил его просьбу. – Забавно погуляли, – он запрокинул голову и посмотрел на дырку наверху. Подняться туда будет не слишком просто. Высоковато. – А ты как? – Связки порвал скорее всего. Ничего серьезного, но слегка помешает в текущей ситуации. Дазай вздохнул и принялся разматывать бинт с поврежденной руки. – Что ты делаешь? – Зафиксировать надо. Поищу тут палку какую-нибудь. Федя поискал взглядом необходимые объекты. Да. Будет нелишним. Несмотря на ситуацию, а оказывался он и в куда худших, ему было весело. Кто бы сомневался, что их вылазка закончится чем-то подобным. Дазай встал и вскоре вернулся с какими-то ветками, из которых удалось снарядить подобие нужного. Ещё Дазай на всякий случай замотал ему плечо. Здесь грязно. Ещё заражения крови не хватало. Если уже все началось не поможет, но что поделать. Воды все равно нет. – Ну, что будем делать? – поинтересовался Федя у него, когда они закончили и с ногой и с рукой. Он мог только надеяться, что у Дазая правда вывих, а не перелом. Может и трещина в кости. Высота немалая. Дазай запрокинул голову. Стены где-то там, в глубине и темноте. Просто яма с неровными краями. К сожалению, даже корни ненадежные, достаточно тонкие и свисают не так низко как хотелось бы. – Понятия не имею. С земли тут не допрыгнуть точно… встать друг другу на плечи? – предположил Дазай. – Даже если бы я ухитрился встать тебе на плечи, я бы не дотянулся, – усмехнулся Федя. – Только если попытаться подпрыгнуть, но я бы не смог с этим украшением, – он кивнул на импровизированную шину. – Да и в любом случае не горю желанием ломать тебе позвоночник, – он усмехнулся. – Полагаю, ты отказался бы пытаться залезть на меня. Дазай кивнул неохотно. – А мобильники наши в машине. – Ты сам хотел, чтобы нам ничто не мешало, – Федя прислонился спиной к каменной стене. – Есть шансы, что нас тут найдут? – Вряд ли. Мы сошли с тропы и ушли достаточно далеко вглубь, а лес большой. Тридцать пять квадратных километров. Много пещер, просто мест, которые никто без нужды осматривать не станет. – Ну вот и сбудется твоя мечта, – Федя хмыкнул. – Романтично умрем вместе от голода и жажды в грязной яме где-нибудь в пятистах метрах от туристической тропы. Дазай поморщился недовольно. – Ну уж нет. Мне такой способ не нравится. Федя тихо рассмеялся. До того забавное у него было выражение лица. – А как нравится? – Уж явно не так. Получится медленно и мучительно. Не хочу. – Ладно-ладно. На твое счастье у нас есть шанс. Я включил на смартфоне геолокацию, прежде чем выйти. Так что, когда нас хватятся, а это наверняка произойдёт не позже завтрашнего вечера, то Чуя, Коля и Макс попытаются нас найти. Им наверняка хватит сообразительности попробовать этот способ, когда они не смогут дозвониться, – он неопределенно махнул рукой. Дазай покосился на него, а после подобрался поближе и прижался боком. Федя заключил его в объятия и поцеловал в висок. – С чего ты вдруг решил геолокацию включить? – Подумал, что если мы заблудимся, потом отслежу по ней с любого чужого компьютера нашу машину, или они смогут нас найти, – он сделал паузу. – Так и получилось. А то им придется идти длинным путем – отслеживать по номерам куда мы поехали. И смотри, пригодилось же. Дазай прикрыл глаза, больше не задавая вопросов. Очевидно же. Если найдут машину, дальше пойдут искать как есть. Не дураки, поймут, что случилось что-то неординарное. – А ещё в этом лесу удобно прятать трупы. Никому не нужно, искать не станут, – пробормотал Дазай негромко. – Может замутим бизнес? Избавляться от трупов…всегда актуально у нас. Федя задумался. – Хорошая идея. Поговорю с Максом. Они некоторое время просто молча сидели. Дазай потёрся носом о его щеку и прикрыл глаза опять. Похоже, он задремал. Бессонная ночь накануне, а также несколько часов сна, которые они оба урвали во время войны с отчетами, давали о себе знать. Федя тоже прикрыл глаза. Если за ними и придут, то явно не в ближайшее время. Не имеет смысла сейчас сидеть просто так. С этими мыслями он и задремал. Когда Федя проснулся, было уже совсем темно. Дазай дремал рядом. Ночной лес полнился звуками. Непохоже, чтобы они проспали очень долго. Похоже, ночь не так давно вступила в свои права. Федя ещё раз осмотрел края ямы. Неужели их единственный шанс и впрямь дожидаться остальных? Они ничего не сломали. Их повреждения достаточно несерьёзны по меркам их обоих. Можно попробовать выбраться своими силами. Вот только каким образом? Если исключить их ошибки при приземлении, что им остаётся? Даже если связать одежду, ее не за что зацепить наверху. Все корни не выглядят надёжными, чтобы выдержать вес даже одного из них. Деревья слишком далеко. Тоже не вариант. На самом деле это даже смешно. Два человека, которых боится весь преступный мир Йокогамы, свалились в искусственную пещеру на прогулке в лесу и попали в ловушку… это как идти по улице, поскользнутся на банановой кожуре и разбить себе голову. Все их враги небось бы хохотали и злорадствовали. Нет. Правда иронично. Он слишком расслабился. Его ошибка. Хотя смысл уже себя винить? От них, увы, никто не застрахован. Они с Дазаем, как выяснилось, тоже. Даже с их подготовкой есть предел их выносливости и силе. Отсюда вот им не выбраться с лёгкостью. К сожалению. Потому он в прошлом с осторожностью перемещался по таким местам и ожидал подобных ловушек. А сейчас вот… – Ты слишком много думаешь. Дазай сонно хлопал ресницами. – Откуда ты знаешь, что я думаю? – У тебя такое сосредоточенное лицо, – он провел пальцем по переносице. – Совсем немного отличается, но я вижу. Размышляешь ведь, верно? – Да. Думаю, как нам отсюда вылезти. И если у тебя есть твой очередной план, лучше делись сейчас, а не тяни до последнего. Дазай посмотрел вверх. Где-то там виднелись деревья, и сквозь просвет меж кронами, сияло несколько звёзд. – Сейчас нет. В мои планы не входило падать с тобой в эту дурацкую яму, – он вздохнул. – Я даже понятия не имел, что она здесь есть. Пещер тут хватает, так что такие, видимо, не редкость. Потому и запрещают сходить с тропы. Можно заблудиться или вот, свалиться в расщелину. – Заблудиться – не проблема. А вот это уже вполне себе, – Федя вздохнул, припоминая случай, когда им с ребятами пришлось полазить по высокогорному массиву. Тогда они тоже оказались условно говоря в ловушке. Но у них с собой хотя бы было снаряжение. Да и перед тем, как туда отпустить, их два месяца гоняли с инструктажем. Не то, чтобы это могло перевесить знания человека, который ходит по горам большую часть жизни. Но выбора им не оставили. Пришлось выживать как получится. Он потер виски. – Попробуем что-нибудь придумать. Сходи осмотрись. Может эта пещера здесь не кончается, – Федя без проблем мог бы ходить сейчас, но решил приберечь эту возможность и погонять его. Пригодится для более подходящего случая. Дазай неохотно встал и отправился осматриваться. – Там есть проход, но я уткнулся в каменную стену. Видимо, его завалило…насколько давно без понятия. Я в этом не разбираюсь, – он покачал головой. – Значит ловушка. – Угу. И вся надежда на твою геолокацию. Или, что кто-то из ребят догадается отследить номера машины, – Дазай снова сел с ним рядом и привалился к его боку. – Знаешь, мне непривычно, когда так… – Не ты контролируешь ситуацию? – Угу. – Мне тоже. Они оба замолчали. Наутро, когда начало светать, Федя встал и отправился все же осматриваться сам. Рукав тоннеля уходил на пару метров и заканчивался несильным каменным завалом, но руками не разобрать. Во всем остальном пещера выглядела герметичной. Кроме той дыры, в которую они свалились сверху. – Федь, посмотри, – окликнул его Дазай. В углу обнаружились острые каменные шипы. Слишком аккуратно выстроенные в ряд, чтобы иметь естественное происхождение. Сейчас, в неровном падающем солнечном свете они казались щербатыми. – Непохоже, чтобы и это создала пещера. – Полагаю, когда-то давно это место использовалось, возможно для жертвоприношения или чего-то подобного, – он коснулся одного из шипов. Если на нем и бывала кровь, сейчас уже не понять. – Но насколько нам уже не понять. – Ууу, призраки, – Дазай подкрался к нему сзади и начал щекотать под рёбрами. – Пришли по наши души. И заточили нас здесь. Губы непроизвольно растянулись в улыбке. Он обернулся и поцеловал его в уголок губ. Дазай перехватил инициативу, а после сложил руки на груди и сказал. – Сядь. Нечего тебе бегать. – Только если ты перестанешь махать рукой так, словно с ней все в порядке. Они несколько мгновений смотрели в глаза друг другу, и никто не хотел уступать. Потом Федя неохотно опустился возле кольев. Дазай опустил руку вдоль туловища и проворчал. – Видишь? Не машу. Они оба молчали, потому что знали, что, скорее всего, преуменьшили травмы, которые получили при падении. Федя подозревал, что Дазай бы точно не сказал. Да и сам привык давно, так что особо не видел смысла обращать внимания. Но зафиксировать действительно стоило. Или стало бы только хуже. – Ладно. Просто будем ждать. И они ждали. Время можно было отслеживать только по теням, падающим на стены их пещеры. Солнце снова село. Ещё, конечно, хотелось есть. Они поели в последний раз перед тем как приехали сюда. Но пить хотелось ещё сильнее. – Знаешь, у узников в фильмах всегда какой ручеек воды в пещере есть, – нарушил молчание Дазай, облизнувшись. – Он позволяет им дождаться помощи. А нам вот не повезло. – Мы же не в фильме, – Федя пожал плечами, осматривая растущий на стенках мох. – Не в фильмах много всего интересного происходит. Или ты хочешь продолжить тему? Дазай мотнул головой и уткнулся носом ему в плечо. – Прости. – За что это? – Федя искренне не мог понять, что это на него нашло. – Ну…я тебя сюда притащил? – не слишком уверенно предположил Дазай. Он казался не слишком похожим на себя, словно его что-то действительно тревожило. – Но эту дыру, замаскированную травой не заметили мы оба, – Федя всерьез не понимал, в чем дело. – Ты серьезно? Чтобы расстроить или разозлить меня, нужно что-то посерьёзнее чем подобная ситуация. – Чем перспектива помереть со мной за компанию в яме в лесу? – развеселился Дазай. Федя провел пальцами по его шее, погладил ласково, насколько мог судить, сейчас подходяще к ситуации. Рука поднялась на затылок. – Безусловно да. – Уф! – он потёрся головой о его ладонь, широко улыбаясь. – Вот теперь мне стало гораздо спокойнее. Федя хотел спросить: «это все, что тебя беспокоило?», но все же прикусил язык вовремя. Возможно, он чувствовал что-то, чему никак не мог найти объяснение. – Ну, по крайней мере, шанс у тебя есть. Закончить так, как ты и мечтал. – Да сказал же, я так не хотел, – буркнул он недовольно. – Впрочем…я не один, и уже неплохо. Невысказанное «с тобой» повисло в воздухе. Федя подумал,что должен что-то сказать в ответ. Что-нибудь такое, хорошее. Правильное. А в голову ничего не лезло. Что говорят вообще в таких случаях? Вот всегда он не знал, что ответить, если говорить честно, а не болтать всякую отводящую взгляд ерунду. Вместо ответа он просто прижал его к себе ближе. И снова воцарилась почти полная тишина. Им оставалось пока только ждать. И они ждали. На следующее утро, кажется, стало ещё жарче. Даже от спасительной тени почти не было толку. Им однозначно грозило обезвоживание, если помощь не прибудет в течение следующих суток. Возможно, могло показаться странным, что они не попытались выбраться сами и сразу, но они оба не видели смысла в заведомо провальных попытках, которые просто привели бы к падению и дальнейшим травмам. Они оба дремали, когда их из забытья вырвал детский голосок. – Вот вы где! Нашла! Федя запрокинул голову. В полумраке наверху виднелись золотистые волосы Элис. – Сейчас я передам ваше местоположение остальным! Подождите ещё немного! Девочка исчезла из поля зрения. Федя пихнул Дазая в бок. Тот не пошевелился. – Так, ты помирать мне не вздумай. Особенно без меня, – возмутился он. Дазай неохотно открыл глаза и покосился на него. – Уже и помереть спокойно не дают, – пробурчал он едва слышно. В горле пересохло совсем, потому его голос звучал едва слышным шёпотом. – Не мечтай. Или вместе, или никак. Но нас уже обломали. Элис здесь. – Федя! Дазай! Дазай-сан! – над ямой поочередно появились Коля, Макс, Чуя, Акутагава и даже босс. – Вы даже босса привлекли. Вот это стыдобища, – не удержался от смешка Дазай. – Но я даже чувствую себя своего рода польщённым. – Помолчал бы, придурок, – прошипел Чуя, выпрямившись и, соизмерив расстояние спрыгнул в дыру. – Вы что тут вообще делаете? Коля оказался рядом с ним в считанные мгновения. И он пыхтел от возмущения. – Мы упали в яму и не смогли подняться, – проинформировал их Федя. Мори, смотрящий на них сверху, скрестил руки на груди и ожег ледяным взглядом. Перевод взгляду не требовался. В нем и так читалось «вы совсем идиоты или да?» Они с Акутагавой сбросили вниз верёвку. – Чуя, привязывай его. Коля оттащил Федю от Дазая и протащил через портал, за пару секунд переместив наверх. – Это было безответственно, Дос-кун…Федь! Мы волновались вообще-то! – Я оставил геолокацию включенной. – По крайней мере, хоть у кого-то из вас есть пол-извилины, – холодно прокомментировал Мори. – Мы вас уже почти сутки ищем. Лес огромный. Пошли от машины кругами, и то вы отмахали больше километра к юго-востоку, прежде чем свалиться. – Простите, – только и ответил Федя. Впрочем, сказать ему больше не было. Мори осмотрел импровизированную шину на его ноге. – Коля, перемещай его до дороги. Макс иди с ними, подгони машину, хотя бы одну. Дазая потащат Акутагава и Накахара. Федя не стал говорить, что может идти сам, не желая усугублять ситуацию. Хотя хотелось. Однако он прекрасно знал, когда стоит помолчать. – Почему опять я? – возмутился Накахара. Он как раз тянул верёвку, на которой на манер качели поднимали Дазая. Акутагава никак не прокомментировал происходящее. Только с готовностью кивнул. – Потому что я так сказал, – Мори тяжело вздохнул. Дазай помахал Феде рукой, когда его подняли на уровень земли. Он выглядел уставшим, но счастливым. Просто улыбка до ушей. – Мы есть хотим ,– сообщил он всем присутствующим. – Знаю. В машине все есть, – Мори бросил Феде бутылку с водой, пока Макс подал Дазаю ещё одну. Он присел сперва перед Федей, осмотрел его, а после перешёл к Дазаю. – Жить будете. Хотя я не уверен, рад я этому факту или не очень. – Это значит, вы не против оставить нас здесь? – оживлённо поинтересовался Дазай. Мори смерил его спокойным взглядом. – Дазай, я настоятельно рекомендую тебе помолчать, пока я не решил, что ты недостаточно пострадал и не помог тебе дойти до нужной кондиции, – он махнул рукой Акутагава и поднявшемуся Накахаре. – Ладно. Все потом. Дайте отмашку нашим сворачиваться. Я осмотрю их нормально в штаб-квартире.. Пойду с Максом. Подгоню вторую машину поближе. И не думайте, что легко отделались. Мне казалось, что у вас есть хоть намёк на разум. Дазай скорчил обиженную физиономию, отнюдь не впечатленный. Федя проигнорировал устремлённый на него укоризненный взгляд, слабо улыбнулся и помахал Дазаю в ответ, прежде чем Коля замотал его в свой плащ, и они исчезли, чтобы оказаться в машине. Коля на него обижался. Сидел в углу и дулся, хотя Федя никак не мог взять в толк почему. Через четверть часа привели и Дазая, только усадили в другую машину. Жаль. А после оба черных джипа сдвинулись с места и поехали обратно в Йокогаму. Так и завершилась их прогулка в Аокигахару.
Отношение автора к критике
Приветствую критику в любой форме, укажите все недостатки моих работ.
Права на все произведения, опубликованные на сайте, принадлежат авторам произведений. Администрация не несет ответственности за содержание работ.