ID работы: 12228984

Обмен навыками

Слэш
PG-13
Завершён
119
Пэйринг и персонажи:
Размер:
4 страницы, 1 часть
Описание:
Примечания:
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора / переводчика
Поделиться:
Награды от читателей:
119 Нравится 6 Отзывы 13 В сборник Скачать

***

Настройки текста
       – Винсент… Я… - Парень с синей чёлкой не успевает договорить фразу, так как по его приходу в чужой кабинет, на него тут же было направлено дуло дизайнерского пистолета в цвет татуировок его обладателя. Но когда Фаброн понимает, кому в лоб чуть не отправил пулю — вздыхает, а его пистолет исчезает, после чего татуировки на виске чуть блеснули.        – Я говорил про стук в дверь? - Мужчина сверкает глазами на бойца и возмущённо хмыкает. – Что ты хотел?        – Еду привезли… Жду тебя в гостиной.        – Une minute. - Кивает француз и закрывает крышку ноутбука с логотипом KINGDOM, в котором сейчас была расписана вся подноготная его новых разработок, но об этом лучше знать ему одному. Оттуда же и такая реакция на вошедшего парня.        – Ты сказал, напиток выбираешь ты. Так что жду ещё и выпивку. - С ухмылкой парень скрывается за дверью.

***

       – И что же ты там заказал, mon amour? - Специально игриво проговаривает Фаброн последние слова и ставит перед непонятным пакетом бутылку вина.        – Хочу, чтобы ты попробовал мою кухню. Ты всегда от нее отнекивался. Сейчас это не пройдет, месье. - Усмехается ему Рё и достаёт коробочки с едой. Ставит их на столик и распаковывает.        Винсент опускается на диван рядом с парнем и осматривает содержимое. Завидев то, что приборы в этой еде явно не вилки с ножами — вызвали какой-то даже страх внутри. А натура «Чамбера», которая бесстрашна перед всем, испарилась из-за отсутствия каких то вилок. Он сам для себя подметил, что выглядит наверное, как испуганный щенок, который уронил вазу.        – Винсент?       – А? Секунду, я принесу штопор. - Он тут же отрывается от дивана и уходит на кухню, но вместе со штопором приносит им по комплекту столовых приборов.       – Это лишнее. Вилками едят только позорники. Не делай вид, будто ты этого не знаешь. - Рё отодвигает вилки и протягивает Фаброну комплект бамбуковых палочек. – Не страдай хренью. Так же даже вкуснее.        Пока дуэлянт улыбался и уже приступал к удону. Винсент думал, что ему сейчас делать в таком конфузе. Если пару раз он и ел японские блюда, то очень давно, и то, чёртовой вилкой с ножом. Он тогда, кажется, был и вовсе один, поэтому не слышал никакого осуждения за свои действия.       – Oh, Sainte vierge, je ne veux pas me casser les doigts… - Француз отчаянно выдыхает и берёт в руку набор палочек, косится на соседа и пытается повторить нечто похожее в своей руке.        – И кого на этот раз ты проклял? - С набитыми щеками парень смотрит на Винсента, что отчаянно пытался не уронить вовсе эти палочки.       Но мужчина понимает, что все равно не судьба ему сдружиться с этим изобретением Японии, поэтому проще сказать всё, как оно есть:       – Это создание Дьявола. - Вздыхает Фаброн и кладёт палочки рядом со своей «тарелкой».       – Ты не умеешь их держать? - Рё вскидывает брови, и кажется, сдерживает смешок.       – Да. И что, чёрт, в этом такого? Не смешно. - Деловито кинул Винсент и схватился таки за вилку.       – Не торопись. – Придерживает его за запястье японец и вздыхает. – Я научу. Смотри. Одну зажимаешь между большим, указательным и средним пальцем. Вторую тоже между большим, но подальше, только ее уже держишь безымянным и мизинцем. И управляешь ими, уже на уровне интуиции. - Рё демонстрирует свои навыки владения палочками и улыбается, кивая, чтобы теперь Винсент попробовал сам.       И как бы француз не старался, пару раз всё-таки он чуть не уронил эти тростинки, а вслед за попыткой поймать их, чуть не проткнул себе ладонь:       – Putain de planches!       – Ты близок к истине. Давай ещё раз. - На этот раз руки Винсента попадают в слегка грубоватые ладони бойца. – Указательный и средний…       Фаброн всё это время наблюдал за тем, как японец пытается приучить его к новому виду столового прибора своей кухни, но кажется французская душа не хотела покидать его, и отрицала всё иное, что не принадлежит к его культуре.       – Вот так и оставь их. Теперь попробуй взять немного лапши. Вот так. - Наконец, зафиксировав палочки, Рё хватается за свои и демонстрирует, как нужно взять пищу.       А дальше комната наполняется хлопками в ладоши, когда Фаброн успешно доносит еду палочками до своего рта, не уронив ни лапшу, ни палочки.       – Bravo! - Это было одно из немногих слов, что знал Рё из французского языка. – Теперь, месье, откройте вино. Это по вашей части.       Раз в год на лице Винсента появляется смущенная улыбка, а после, положив осторожно палочки, он тянется к бутылке вина и ловко открывает ее, разливая содержимое по бокалам.       – С вином я угадал, надеюсь. - Рука с золотой татуировкой протягивает соседу напиток.       – Я никогда не сомневаюсь в твоём выборе вина. - Усмехается японец и делает глоток, а следом возвращается к лапше. – Япония с Францией определённо дружат по сочетанию вкусов. Попробуй.       На деле это был как бы способ поторопить Винсента, чтобы он снова схватился за палочки. Вышло не идеально, не с первого раза, но мужчине удалось взять их правильно самостоятельно через пол минуты мучений.       – С освоением нового навыка. - Рё одаривает француза улыбкой.       – Idn dans le cul. - Всё таки на французском он позволял себе иногда ругаться.       – Скоро я начну учить французский и хрен ты что скроешь. - Как то даже с недовольством говорит японец.       – Не переживай, не ты один сегодня тут сэнсэй.       – В плане?       – Ешь.       Следующие минут пятнадцать ушло на обед, после которого они выпили несколько бокалов вина и дальше Винсент подвинулся ближе к Киритани.       – Yoru… - В голосе слышится французский всхрип этого акцента на его имени. – Embrasse-moi.       – А если на общем языке?       – Поцелуй меня. Давай, mon amour, удиви меня. - Фаброн скалит зубы в улыбке и тянется к парню.       А Рё и принимает его просьбу, хватает мужчину напротив за галстук и тянет к себе, смотря ему в глаза перед самим контактом губ и следом тут же их прикрывает, коротко целуя француза в губы.       Винсент был бы удовлетворён этим раньше, но не сейчас. Раз японец подшутил над палочками, то у Винсента был тоже припасён план.       – По-французски, ma douceur. - Улыбка стала шире, а Киритани, кажется, покраснел. Вот и здесь его вывели на то, чего за парнем обычно не заметишь.       – Ты превращаешь это в игру? Думал, ты умеешь делать это только на заданиях.        – Всего-лишь обмен… Навыками. Только ты своим, а я своим. Давай, сделай это, как умеешь. - Наконец то Винсент мог позволить себе вновь включить своё эго в ход. Эта его высокомерность, роскошь в каждом его слове.       – Не умею. - Киритани не скрывает, говорит сразу. Он не боится так позориться, как боялся это делать Винсент.       Теперь уже, довольный его ответом, Фаброн двигается ближе и приближается к лицу Рё и заглядывает в его глаза, улыбаясь в своей хищной манере. Хочет поиграть? Обязательно поиграет.       – Для начала, хотелось бы придать этому вкус вина. Только-только выпитого вина. - Француз делает глоток вина и следом тянется к губам японца. – Открой губы… Слегка. Затем следи за моим языком.       Фаброн с ухмылкой наблюдает за тем, как уста напротив-сидящего приоткрываются, а следом мужчина подается вперед и касается сначала его губ своими, а дальше плавно проникает внутрь, прежде обведя контур рта кончиком языка.       Киритани вздрагивает, но не даёт себе отстраняться, а лишь анализирует действия француза, тяжело выдыхая. Он не ожидал, что такой вид поцелуев окажется таким нежным, или может, это пока что.       А Винсент и рад был поиграть. Одно из его умений — играть с соперником, путать его, выбивать из колеи. Но тут ситуация иная, и игру нужно вести в другом контексте, к другому исходу.       – Коснись меня в ответ. Embrasse-moi chaudement. Целуй. - Он говорил это тихо, горячо и медленно, пока их губы тёрлись друг о друга, пока из Винсента снова вылетали иностранные для японца слова. Но он догадывался об их значении.       Японец тянется к нему еще плотнее, нащупывает своим языком язык Винсента и касается его, а тот тут же начинает их сплетать, вплоть до того, что в один момент француз полностью берёт контроль над поцелуем, сцепляет их уста и жадно впивается языком глубже, из глотки вырывается всхрип, а руки затаскивают парня на свои колени, пока тот наконец осознает правила этой игры, хоть и его мысли опьянял привкус вина на губах Фаброна. Они итак были под действием алкоголя, но когда в кровь выливается ещё тонна эмоций, адреналин — то этот поцелуй только начинает набирать обороты, страсть и жадность.       Рубашка француза уже давно выбилась из брюк, галстук тоже потерял своё ровное положение, рукава, что были идеально закатаны, болтались на руках. Ладони Киритани блуждали по лицу Винсента, обводили на ощупь татуировки на висках, а в процессе и задевали уши, заставляя сбиться ещё и очки. Сбитыми движениям Рё хватается хаотично за дужку, и кажется, линзу. Да, сейчас он избавится от мешающего элемента, но потом знал, отхватит от Винсента за отпечатки на линзах, ведь оттереть их не очень приятное и быстрое действие. И кидая очки вовсе на пол, он не думал о последствиях. Они выдержат это падение так же, как и некоторые действа на их заданиях.       – Mon Amour…       Поцелуй приходится разорвать. Отдышаться, взглянуть друг на друга и продолжить начатое. На пол падают верхние элементы одежды Рё, а дальше и галстук с рубашкой Фаброна. Они снова отрываются, разглядывают друг друга. Киритани — в шрамах. Что-то от падений, что-то от пуль. Фаброн — в золотых татуировках, с похожими шрамами, но пока что к счастью без пулевых ранений.       Рука с татуировкой касается самого крупного шрама от пореза и снова японец улавливает какую-то французскую сожалеющую нежность, которую он снова не поймёт.       – Не нужно. - Тормозит руку за запястье и отводит в сторону. – Не напоминай мне о них.       – Compris… – Кивает мужчина и дальше тянет Рё в поцелуй.       По комнате раздаются звуки их сцепившихся языков, которые всё никак не получали своего должного наслаждения. Последний раз они были вместе несколько месяцев назад. Потом боец получил очередную рану, и Сэйдж тогда рядом не оказалось. Всё обошлось, хотя что один, что второй — ни на шутку испугались. Йору за себя, а Чамбер за своего… Напарника. Тогда перерыв был взят от всей жизни. Нужно было восстановить и физические и моральные силы. Только последнее время от этого они уже оправились.       Киритани отстраняется к своему бокалу с вином, делает глоток — хотелось освежить винный привкус их поцелуя. И снова он жмётся к крепкому французскому телу и ухо улавливает шёпот. Снова неразборчивые для японца слова…       – В такие моменты меня возбуждает это. Твой французский шёпот… - Рука Рё скользит по торсу партнёра от ключиц к груди, а затем и ниже, остановившись у пряжки ремня с фирменным логотипом Фаброна, а по ширинке лишь проводит взглядом.       – Дотронься до меня… - Винсент сам удивился, что на этот раз не выдал ничего на родном языке. Чтобы его точно поняли, чтобы все его желания были предельно понятны парню, что сейчас сидел на его коленях.       Бутылка вина так и не была опустошена тем днём.
Отношение автора к критике
Приветствую критику только в мягкой форме, вы можете указывать на недостатки, но повежливее.
Права на все произведения, опубликованные на сайте, принадлежат авторам произведений. Администрация не несет ответственности за содержание работ.