ID работы: 12229249

Помоги мне не разбиться…

Гет
NC-21
В процессе
18
Размер:
планируется Макси, написано 54 страницы, 3 части
Описание:
Примечания:
Публикация на других ресурсах:
Запрещено в любом виде
Поделиться:
Награды от читателей:
18 Нравится 0 Отзывы 13 В сборник Скачать

Глава 1

Настройки текста
-Как с этим жить, Тео? Вопрос растворился в тишине комнаты. Сидящие на полу люди не знали на него ответа. Они задавали его себе и друг другу, но получали лишь тишину в ответ. А им обоим предстояло с этим жить. Потому что так нужно. *** Весна выдалась особо тёплой. Девушка могла бы искренне этим наслаждаться, ведь так любила это время года, но она вынуждена всё свободное время проводить в библиотеке. Самое мерзкое в этом - её помощь абсолютно не ценят. Она устала жертвовать собой во имя кого бы то ни было, но как будто её кто-то спрашивал. Она должна. Ей всего шестнадцать лет. Студентка слишком юна, чтобы чувствовать такую пустоту внутри. Она должна смеяться с близкими, попивая сливочное пиво, но, вместо этого, она пытается найти что-то, что поможет её другу избежать смерти. Девушка устало потёрла глаза и отложила очередную бесполезную книгу на край стола. Ничего нового. Сердце болезненно сжалось в предчувствии чего-то невероятно тёмного. Кошмары продолжали терзать её по ночам, иногда образы всплывали в голове даже днём. В каждом тяжёлом сне девушка видела, что не справилась. Она не смогла. Проиграла. Хотя это даже не её война. Это должны решать взрослые и сильные маги, но, кажется, им плевать. Расскажи она о своих снах и видениях - ей никто не поверит. Она бы и сама не поверила. Девушка прекрасно отдавала себе отчёт в том, что она всего лишь напуганный ребёнок. Этим можно объяснить сны. Но видения... Она так скептически относилась к прорицаниям, предпочитая рационально размышлять, но судьба жестоко над ней пошутила. Школьница чувствовала себя чокнутой Трелони. Первое видение случилось месяц назад. Она была в спальне для девочек после очередной ссоры её лучших друзей. Голова закружилась, и перед глазами поплыло. Девушка упала на колени, но даже не почувствовала боли. -Убей второго!-крикнул незнакомый голос, и туман перед глазами девушки начал принимать какие-то очертания. Она за секунду узнала Гарри, стоявшего справа, в шаге от неё. -Авада Кедавра!-раздался противный голосок и провидица узнала в атаковавшем Петтигрю. -Нет!-вскрикнула она, но зелёный луч уже ударил в грудь стоящего слева парня. Девушка бросилась к упавшему на землю телу и тут же с ужасом отшатнулась. Диггори... После произошедшего в тот вечер, девушке понадобилось два дня и несколько успокоительных зелий, чтобы придти в себя. Первой мыслью было пойти к Дамблдору, но она, подумав, всё же отбросила эту идею. Её не поймут. Ей не поверят. Размышляя, как всё же поступить, школьница даже подумала сходить к чокнутой предсказательнице Трелони и спросить, что ей делать, но, посмеявшись сама над собой, девушка всё же решила ни с кем пока не делиться произошедшим. Зато вместо этого, она погрузилась в изучение всевозможных заклинаний и прочих умений, которые помогут её другу. Но жалкие крупицы новой информации, которые она находила - разочаровывали. Складывалось ощущение, что кто-то обчистил библиотеку, забрав самое ценное и важное. И это ей вообще не нравилось. Чем больше времени проходило, тем больше в девушке формировался праведный гнев. Какого Мерлина? Студентка снова взглянула на наручные часы. Пять часов вечера. А она здесь с часа... Четыре часа опять фактически в пустую. Девушка раздражённо забросила свои письменные принадлежности и пергамент в сумку, вернула на места книги и покинула библиотеку. Нервные шаги разносились эхом по пустым коридорам школы. Студентка в одиночестве передвигалась по замку, полностью сосредоточившись на собственных мыслях. А в голове её шло нешуточное сражение. С одной стороны - чувство долга перед другом. Она не может его бросить в такой момент. Не тогда, когда её знания нужны ему. Но с другой... Она устала. И не только физически. Это была моральная усталость, избавиться от которой не помогал даже сон. На неё давило чувство ответственности, а также постоянное ощущение ненужности. Она убивалась в библиотеке, иногда даже засыпая за очередной книгой, а он в это время летал на метле или гулял на улице. Когда же студентка делилась с ним результатами, он кивал на все её слова, что-то односложно отвечал и, коротко извинившись( а иногда и без этого), быстро покидал её общество. Девушка поджала губы. Как бы больно это не было - она должна. Вбивать себе это в голову как мантру, уже начинало надоедать. Но студентка упрямо продолжала это делать. Потому что так нужно. *** На этот раз очертания было более четкими и девушка увидела кладбище, людей в чёрных мантиях, в тех самых, в которых они были на чемпионате. Большинство лиц было не знакомо, кто-то стоял спиной, но студентка без труда узнала платиновые волосы Люциуса Малфоя. Все Пожиратели смотрели на развернувшееся перед ними шоу. У кого-то в глазах был страх, у кого-то интерес, у некоторых сострадание, малая часть умело скрывала свои эмоции. -Ну же Поттер, сначала нужно поклониться,-мерзкий голос снова звенел в сознании. Девушка повернулась к его источнику и скривилась. Это было некое подобие человека, но существо не имело носа, а глаза представляли собой две красные щёлки, что делало его похожим на змею. Заставив себя оторваться от изучения этой мерзости, студентка перевела взгляд на друга, который уже поклонился, и явно не по своей воле. -Гарри,-слабо прошептала провидица. Она бессильно наблюдала как оппоненты расходятся, а затем одновременно выстреливают проклятьями. -Авада Кедавра! -Экспеллиармус! Лучи столкнулись и это было самое невероятное зрелище, которое видела студентка. Красный и зелёный потоки магии соединились между собой. Их противостояние вызывало восхищение. Провидица неподвижно смотрела на чистую магию. Зелёный луч перекрыл красный и заклятье достигло цели. -Гарри, НЕТ!-вскрикнула девушка и бросилась к мёртвому телу, вглядываясь в широко распахнутые глаза цвета изумрудного цвета, цвета Авады. Жизнь в них угасла за секунду. Боль пульсировала где-то в области сердца. Девушка не могла даже прикоснуться к другу - её пальцы проходили сквозь тело. По ушам резанул громкий, нечеловеческий смех. Просыпаться от собственного крика больно. Гермиона резко села на кровати, вытирая дрожащими ладонями слёзы. Образ мёртвого тела Гарри стоял перед глазами. Студентка долго смотрела в одну точку, пока её мозг пытался проанализировать. Простой вывод пришёл довольно быстро. Это был не сон. Её второе видение опять несло в себе смерть. Грудь сдавливала паника. Гермионе хотелось увидеть друга, прикоснуться к нему, убедиться, что он жив, что с ним всё хорошо. Девушка поджала колени к груди и обняла их руками. Опущенный балдахин не позволял Грейнджер видеть соседок, но по тишине можно было точно понять, что они крепко спят. И Гермиона им очень завидовала сейчас. Сразу после первого видения девушка начала каждую ночь накладывать на кровать заглушающие чары. Она часто просыпалась от кошмаров и до этого, но теперь становилось действительно страшно. А придавать огласке свои видения Гермиона не собиралась. Она буквально заставила себя встать с кровати и тихо прошмыгнула в ванную. Грейнджер приняла тёплый душ, чтобы успокоить свой организм и немного отвлечься. Протерев запотевшее зеркало, студентка посмотрела на своё лицо. Тёмные круги под глазами, которые у нормального человека, наверное, вызвали бы ужас. Её черты лица, некогда мягкие, сильно заострились. Гермиона оправдывала это подростковым возрастом, но в глубине души понимала, что далеко не последнюю роль здесь играет её потеря веса. Школьную форму Гермиона уже дважды уменьшала заклинаниями, но всё равно упорно продолжала прятаться за объёмными вещами и убеждать себя, что всё в порядке. Гарри и Рон ничего не замечали. Или не хотели замечать. Они оба были заняты выяснением своих личных взаимоотношений, а на первого ещё и давило чувство ответственности перед финальным туром. Но он не боялся. А зря. Чертов гриффиндорец. Гермиона вслух фыркнула. Её взгляд равнодушно скользнул по собственному отражению в большом зеркале. Ярко выделяющиеся ключицы, хрупкие плечи, небольшая грудь. Девушка провела рукой по влажной коже плоского живота. Под пальцами остро чувствовались рёбра, некоторые из них было видно под кожей. Такого раньше не было. Грейнджер никогда не была полной, но это переходило в анорексию. Её талия стала ещё у̀же, бёдра меньше. Они почти потеряли здоровую округлость. Однако, это открытие её не тронуло.Всё под контролем. Девушка вытерлась махровым полотенцем и надела школьную форму: длинную юбку, ниже колен и маггловскую безразмерную толстовку. Слизеринцы часто смеялись над её внешним видом, но для девушки это был единственный способ скрыть худобу. Пусть сама она её не признавала, но Лаванда иногда подозрительно косилась на гриффиндорку, когда та была в пижаме. А ей не хотелось лишних вопросов и проблем. Гермиона вышла из ванной и спустилась в общую гостиную. В столь ранний час здесь, по идее, никого не должно было быть. Гриффиндорка взяла со столика книгу, которую оставила здесь вчера и погрузилась в чтение. Но её утреннее уединение продлилось недолго - рядом с девушкой на диван приземлилось большое тело. Грейнджер скосила глаза, сначала увидев длинные ноги с мокрыми штанинами, затем вязаный свитер бордового цвета, под которым скрывалось подтянутое тело заядлого игрока в квиддич, и лишь потом подняла взгляд к лицу парня с огненными волосами. -Доброе утро, Уизли. -Доброе,-парень широко улыбнулся и взъерошил волосы, приводя их в ещё больший хаос.-Не рановато ли ты встала? Гермиона пожала плечами, стараясь не думать про ночное видение. Вместо этого она перешла в привычное нападение. -А ты что здесь делаешь в такое время?-девушка чуть прищурилась, внимательно глядя на брата своего друга. Они не так часто общались, поэтому Грейнджер чувствовала легкий дискомфорт от его общества. Гриффиндорец закинул длинные ноги на столик, чем вызвал недовольный взгляд девушки, и пожал плечами. -Я люблю летать по утрам, это помогает мне проснуться, подумать и,-парень быстро кинул взгляд на девушку, словно оценивая, стоит ли ей говорить, и всё же продолжил,-почувствовать спокойствие и свободу. Гермиона кивнула, раздумывая о том, что Уизли зачем-то начал открывать ей свою душу и, возможно, подсознательно надеется на её ответную откровенность. Но девушка лишь фыркнула про себя и, заправив прядь волос за ухо, перевела взгляд на окно. Однако гриффиндорец, кажется, сегодня, как и всегда, был настроен пообщаться. -Ты так и не сказала, что делаешь здесь так рано,-напомнил он, всё ещё внимательно наблюдая за подругой брата. -Читаю, Уизли, читаю,-Гермиона помахала перед его лицом фолиантом, который она читала вот уже неделю.-Смотри, это книга. Она и ей подобные созданы, чтобы люди узнавали новую информацию и учились. Парень перехватил ладонь девушки и прочитал название. -Это же магловское произведение, Грейнджер,-он усмехнулся и продолжил, глядя студентке в глаза,-Что есть любовь? Безумье от угара, Игра огнем, ведущая к пожару. Воспламенившееся море слез, Раздумье – необдуманности ради, Смешенье яда и противоядья. Гермиона удивлённо распахнула глаза. Она никак не ожидала, что Фред, к которому она всегда относилась с лёгкой насмешкой, которого считала легкомысленным шутником, оказывается читал магловскую классику, да ещё и цитировал её. А Уизли, довольный произведённым эффектом, нагло улыбался, держа в руке ладонь Грейнджер. -Ты, кстати, знала, что Шекспир был сквибом? В его роду были волшебники и он знал о существовании магии. Так что это не совсем магловское произведение,-он опроверг свои же слова, но Гермиона, находившаяся в состоянии двойного шока даже не заметила этого.-Но это не так важно. Сопливый роман, Грейнджер? Я разочарован. Думал, ты любишь что-то более серьёзное. Девушка, услышав обидные слова, почти тут же пришла в себя, тряхнула головой и отдёрнула руку вместе с книгой от парня. -Во-первых, это интересно. А во-вторых, я что, по-твоему, могу только энциклопедии штудировать?-она старалась, чтобы голос не дрожал, но слёзы уже почти пролились. Уизли отрицательно покачал головой. -Нет, Грейнджер, я говорил не об этом и вовсе не хотел тебя обидеть,-парень протянул руку, дабы в примирительном жесте дотронуться до девушки, однако она резко отшатнулась. -Но сделал именно это,-горько усмехнулась студентка и, закинув на плечо сумку, быстро выбежала из гостиной. Обидные слова и мерзкие прозвища из прошлого и настоящего крутились в голове, пока ноги несли девушку в неизвестном направлении. Благо, опешивший Уизли за ней не погнался, поэтому можно было хотя бы не торопиться. Девушка оказалась возле заброшенного класса Трансфигурации. Многие парочки в Хогвартсе знали про это место и частенько приходили сюда, чтобы уединиться, но сейчас Грейнджер была уверена, что никого не встретит. Она быстро забежала внутрь помещения, захлопнула дверь и, для собственной безопасности, прошептала несколько запирающих и заглушающих заклинаний. После чего отбросила палочку вместе с книгой и сумкой куда-то в сторону и решилась наконец выпустить все свои эмоции. Она упала на колени посреди кабинета, даже не почувствовав боли, и громко закричала. Стены, которые обычно привыкли поглощать стоны удовольствия, сейчас впитывали боль. В этом крике не было просьбы о помощи, было лишь желание отпустить. Забыть. Гермиона схватилась за голову и склонилась к полу. Глаза закрылись, но из них всё также текли на пол обжигающие слёзы. Перерывы на короткие, рваные вдохи и снова душераздирающие крики. Она не знала, сколько прошло времени, но голос охрип и сил кричать не осталось. Лишь слёзы солеными дорожками катались по щекам без остановки. Её трясло. Хрупкое тело дрожало и отказывалось подчиняться разуму. Свернувшись калачиком на холодном полу, Грейнджер билась в истерике, до крови царапая ладони острыми ногтями. Её не так сильно задели слова Уизли, просто это стало последней каплей в переполненном сосуде её терпения. Но сейчас сосуд снова пуст, она готова выйти к людям и вновь улыбаться им. Девушка медленно села, прислонившись спиной ко входной двери. Взлохмаченные волосы лезли в глаза и рот. Грейнджер ещё слегка дрожащими пальцами убрала их за спину. Кровь тонкими тонкими струйками стекала по предплечью. Кажется, кое-где она перестаралась. Душевная боль притупилась и студентка наконец начала чувствовать физическую. Засаднило колени, в руках ощущалось сильное жжение. Грейнджер тихо зашипела и потянулась к сумке. Там должна быть её карманная аптечка. Влив в себя флакончик успокоительного зелья, девушка подождала, пока руки окончательно перестали дрожать, после чего обработала и заклеила царапины. Боль особо не ушла, но Грейнджер это несильно расстраивало. Физическая боль помогала ей держаться в реальности. Она прикрыла глаза, сделав несколько глубоких вдохов, после чего привычным движением наложила чары красоты на лицо и уложила волосы. Теперь, на чистую голову, девушка наконец могла спокойно подумать. Она давно поняла, что с каждым годом её жизнь всё больше превращается в хаос. Дружба с Мальчиком-который-выжил давала о себе знать. Уже на первом курсе, с отвращением глядя на оглушённого тролля, лежащего посреди женского туалета, маленькая Гермиона поняла, что её ждут безумные семь лет. И дело даже не в том, что она волшебница, или что уговорила шляпу на гриффиндор, хотя та настойчиво предлагала когтевран, а в том, что из всей толпы новеньких, одиннадцатилетних студентов, она выбрала в друзья двух оболтусов, которые постоянно притягивают к себе неприятности. А если неприятности не притягиваются, эти болваны сами их находят. Но сейчас не время сожалеть о прошлом. Да и в любом случае, Гарри и Рон не виноваты в том, что она оказалась провидицей. Зато виноваты в том, что они глупые и несамостоятельные, ехидно прошептал голосок в сознании девушки. Грейнджер взглянула на наручные часы. До завтрака два часа, значит у неё полным полно времени. Воспоминание о её ночном видении заставило сердце сжаться. Это сложно списать на случайность. После первого случая Гермиона надеялась, что это не повторится. Но чуда не случилось. Девушка мысленно дала себе звонкую пощёчину. Хватит просто сидеть. Ей стоит заглянуть в библиотеку и узнать информацию про свои видения. Хватит прятаться от этого. Она же гриффиндорка, чёрт возьми. Девушка подобрала свои вещи, одним ленивым взмахом руки сняла все заклинания с кабинета и вышла в пустой коридор. Путь до хранилища знаний занял пятнадцать минут. Только подходя к большой двери, Грейнджер подумала, что, возможно, в такое время мадам Пинс ещё спит и библиотека закрыта. Но её опасения не оправдались: дверь легко поддалась и Гермиона полной грудью вдохнула уютный аромат свойственный книгам. Только здесь она чувствовала гармонию и умиротворение. Вечная тишина в библиотеке сейчас нарушалась только её легкими шагами. Никакого надоедливого скрипения перьев и мешающих перешёптываний. Девушка, знающая библиотеку как свои пять пальцев, тут же направилась к нужному стеллажу. Её пальцы невесомо прошлись по старинным корешкам, остановившись на самом толстом. ”Прорицания. Базовый уровень”. Гермиона достала фолиант, мгновенно узнав в нём единственный учебник из их школьной программы, который она не прочитала. Чёртовы Прорицания на 3 курсе, как же она презирала их тогда. Девушка, сдерживая непонятную злость, аккуратно поставила его на место и её взгляд неожиданно скользнул чуть выше. Расстояние до следующей верхней полки было чуть более большим, чем высота книг, поэтому между ними оставалось свободное пространство. Именно сверху на соседних справа, от учебника 3 курса, книгах лежала тонкая книжка, больше похожая на брошюру. Гермиона нервно фыркнула от такого невежества и её пальцы сами потянулись к книге. ”Прорицания. Кратко” гласило название. Девушка оценивающе посмотрела на толщину брошюрки и учебника. На губах сама собой расцвела улыбка, но Гермиона решила, интереса ради, прочитать эту книжечку. Она села за свой любимый столик, достала перо и пергамент для записей и открыла брошюру. Это пособие для ленивых или тех, кто не хочет тратить время на бесполезную информацию. Прорицания - самая неточная наука, потому что наше будущее зависит только от нас. То, что вы видите, лишь одна из версия будущего, но, не скроем, наиболее вероятная на данный момент времени. Перейдём к сути. Как вы знаете, есть несколько разных способов увидеть будущее. Это карты, шар, кофейная гуща, линии на ладони и многое многое другое. Самые сильные, неизученные, неуправляемые, а потому опасные - видения. Провидцы, способные на такое - большая редкость. Они опасны, а потому, в далёком прошлом, подвергались смертной казни. Обо всё более подробно далее. В магическом обществе есть распространённая байка, что видеть будущее дано лишь чистокровным. Но в истории случалось и такое, что маглорожденные предсказывали будущее, причём довольно ясно. Спешим расстроить фанатов чистоты крови - это не миф. Ну и рано радоваться магглорожденным - не всё так просто. Прорицания один из сложных и редких видов магии. Способность к этому должна быть в крови у волшебника или волшебницы. Мы сделаем небольшое лирическое отступление. Как вы знаете - магия в крови не берётся из ниоткуда. Несмотря на то, что общество делит волшебную кровь на ”чистую” и ”грязную”, если быть до конца честными - ”грязной” крови не существует. Она всегда будет либо смешанной, либо чистой. В фамильном древе любого волшебника есть другие волшебники. Если вы магглорожденный, и хотите изучить своё - вам следует смотреть на родственников не дальше 5 колена. Если ваши ближайшие родственники(родители) не обладают магией, а вы владеете волшебной палочкой, ваши родители - сквибы. У них есть ген, отвечающий за магию, но он, как бы, дремлет. Говоря более научно - он пассивный. И спустя 5 поколений, если в роду больше не было волшебников, он ”просыпается”. Согласно этой теории - все маги - дальние родственники,так или иначе. Согласно исследованиям, проводимым довольно длительное время, способностью к прорицанию обладает волшебник или волшебница, у которых пять поколений назад был волшебник, носящий одну из фамилий священных 28. Это условие является основным, другие пока туманны для нашего понимания, но исследования всё ещё проводятся. Поэтому, дорогой читатель, если ты считал себя магглорожденным, но уверен, что обладаешь способностью к прорицаниям - изучи своё семейное древо. Далее мы разберём каждый вид прорицания по-отдельности. Важно помнить, что если вы обладаете одним из видов - совершенно необязательно, что вы обладаете другими. Гермиона резко откинула книжку на стол и закрыла глаза. Это что шутка? В её роду должен быть представитель священных 28? У девушки вырвался нервный истерический смешок, и она, плотно сжав губы, решительно встала. Затем её взгляд упал на пустой пергамент и она села обратно. Решив начать исследование своего родственника, девушка написала письмо родителям, закончив его просьбой отправить ей фотографию своего семейного древа. Сверившись с часами, девушка убедилась, что успевает отнести письмо в совятню и закинула его в сумку вместе с пером и чернильницей. После чего, она перевела взгляд на книжку. Эта брошюрка ей нужна, но если она её возьмёт, к девушке могут появиться нежелательные вопросы. Мадам Пинс всё записывает в свой журнал, и, хоть список книг, которые когда либо брала Гермиона, был длиннее, чем Китайская стена, если кто-то поинтересуется, это будет очень подозрительно. Гриффиндорка прикусила губу, раздумывая как же ей поступить, и, наконец, проклиная саму себя, закинула книжку в сумку. Выходя из библиотеки, Грейнджер спрятала красные щёки за волосами, и, даже не глядя на библиотекаря, была уверена, что та провожает её подозрительным взглядом до самых дверей. Девушка спокойным шагом дошла до совятни, правда, пришлось воспользоваться согревающими чарами, ведь верхней одежды у неё не было, а возвращаться в башню не хотелось. Гермиона поднялась по скрипящим ступенькам в полной уверенности, что здесь никого не будет. Каково же было её удивление, когда она увидела чью-то спину. Услышав звук шагов, парень обернулся, и Грейнджер без труда узнала в нём Нотта. Память услужливо подкинула скудную информацию, которая у неё была. Однокурсник, слизеринец, по оценкам на третьем месте в потоке, уступая ей и Малфою. Они крайне редко пересекались, парень избегал стычек с красным факультетом. Кто-то говорил, что матери у него нет. Ну, и ещё, что его никогда не видели с девушками. Даже ходил слушок, что он гей, но Гермиона не верила в слухи. Её чутьё подсказывало, что к нему не стоит приближаться. Несмотря на то, что Нотт никогда её не оскорблял на прямую - он хороший приятель Малфоя, да и к тому же, слизеринец. Девушка осторожно зашла в помещение, на ходу вытаскивая пергамент из сумки. Она старалась не смотреть на однокурсника, а как можно скорее уйти отсюда. Чуть дрожащими пальцами прикрепив письмо на лапку к сове, Гермиона дала ей вкусняшку и, наклонившись, прошептала адрес. Пернатый почтальон тут же отправился в путь, и гриффиндорка проводила его взглядом. Только после того, как птица растворилась в дали, девушка повернулась к Нотту, который, казалось, не сводил с неё глаз с того момента, как она пришла. Парень улыбнулся кончиком губ и окинул Гермиону оценивающим взглядом. -Скажи, Грейнджер, гриффиндорский идиотизм передаётся воздушно-капельным путём? Я отойду на пару метров тогда. Девушка удивилась отсутствию агрессии в его словах. В интонации отчётливо слышалась насмешка, но Гермиона была не настроена на ещё один скандал. -Нет, это врождённое. А что я сделала тебе сейчас, что ты решил это спросить? Теодор повёл плечом и снова посмотрел на девушку. -На улице почти минус, а ты одета так, как будто находишься в душном кабинете,-он повернулся спиной к столу, опираясь на руки. Гермиона быстро оценила его внешний вид. Классические штаны, белая рубашка, заправленная с одной стороны и навыпуск с другой, и длинная уличная мантия. Девушка вспомнила как одета она и мысленно застрелилась. -Я не планировала выходить на улицу,-зачем-то оправдывалась она.-К тому же я навела чары. Нотт поджал губы и, стянув с себя мантию и, в два шага дойдя до девушки, накинул ей на плечи. -Не стоит...-начала было гриффиндорка, но Тео отмахнулся от неё, как от назойливой мухи. -Твои друзья может быть и не знают, что такое воспитание, но это не значит, что все такие. Ты закончила здесь?-Гермиона кивнула.-Чудно, идём. В полной тишине они дошли до замка. Всю дорогу девушка незаметно вдыхала приятный аромат одеколона, смешанный с запахом леса и чем-то ещё невероятно вкусным. Зайдя внутрь, Гриффиндорка вернула вещь её владельцу. -Спасибо, Теодор,-она мило улыбнулась. -Ох, да ладно тебе, Грейнджер, то, что я проявил воспитание, не делает нас лучшими друзьями,-фыркнул парень, забирая мантию. -Пошёл к чёрту, Нотт,-ухмыльнулась Гермиона и двинулась в сторону Большого зала. -Это мне нравится больше,-усмехнулся парень её спине и пошёл в другую сторону. Гриффиндорка удобно расположилась на самом краю длинного стола, хотя он был пустым. В такое раннее время все предпочитали спать, и в зале из учеников была лишь парочка когтевранцев, которые тихо что-то обсуждали. Гермиона равнодушно осмотрела еду, которая всегда поражала своим разнообразием и количеством. Вдруг сильно захотелось кофе. Но его за столы студентов никогда не ставили, поэтому девушка заварила себе чёрный чай, добавив в него немного мёда. Сахар в крови, из-за уменьшения количества пищи, снизился и Грейнджер поймала себя на том, что чувствует, что сейчас упадёт в обморок. Поэтому она начала пить сладкий чай. Гениально, правда? Ещё одним чудесным решением стало просыпаться раньше всех и ”завтракать” в одиночестве. Ведь если с ней будут Гарри и Рон, вопросов возникнет слишком много, и Грейнджер не сможет на них ответить. Девушка вдруг задумалась о том, что же в такую рань Тео делал в совятне. Логично, что отправлял письмо. И явно хотел сделать это тайно. Что же в этом письме было? Гермиона поджала губы. Её любопытство до добра уж точно не доведёт. К тому же, узнать, кому писал Тео не представлялось возможным, а строить теории можно бесконечно. Он даже не пошёл на завтрак...проводил её до Большого Зала, забрал мантию и ушёл. Почему он вообще отдал ей свою мантию? Да, воспитание, все дела. Но она же грязнокровка.. Выскочка Грейнджер. Девушка фыркнула в бокал, залпом допивая чай. Пора возвращаться в башню. К тому же, гриффиндорка хотела спрятать книжку в комнате, потому что чувствовала себя ужасно из-за своего воровства. Конечно, она её вернёт. Но совесть упрямо гнула свою линию. Гермиона встала, подхватывая сумку и двинулась в сторону выхода. Она вдруг вспомнила про утреннюю ссору с Уизли. Нет, первой она разговаривать с ним не пойдёт, ещё чего. Девушка так глубоко ушла в свои мысли, не ожидая кого-то встретить на пути, что в момент удара едва не упала. Но потерянное равновесие удалось восстановить, когда из-за спины раздалось знакомое: -Смотри куда несёшься, грязнокровка. -Смотри не захлебнись своим ядом, Малфой. А раз такой внимательный - мог бы и сам меня обойти.-Фыркнула Грейнджер, оборачиваясь к слизеринцу. -А чего это ты такая разговорчивая с утра пораньше? Обычно твои тупоголовые приятели лезут на рожон, а ты прячешься за их спинами,-парень повернулся к ней лицом, держа руки в карманах. Это было крайне невежливо, но, видимо, он не считал Гермиону за человека, с которым можно проявлять своё воспитание. -Они меня защищают от таких ублюдков как ты, Малфой. Это называется дружба. Уверена, ты не знаешь что это,-Гермиона окинула однокурсника насмешливым взглядом и, уже повернувшись спиной, продолжила.-И мне тебя жаль. После чего она предпочла быстрыми шагами покинуть общество опешившего Малфоя, пока он не кинул в неё какое-нибудь проклятие. Настроение, подпорченное утренней ссорой, упало окончательно. Прямо возле портрета девушка столкнулась с довольными Гарри и Роном. Последний рассказывал другу какую-то смешную историю, постоянно толкая его локтем в бок. Девушка натянула на лицо максимально натуральную улыбку, первой здороваясь с друзьями. Они подозрительно на неё покосились, но спрашивать ничего не стали. Вместо этого Рон решил поинтересоваться её планами. -Мы с Гарри хотели сегодня пойти в Хогсмид, ты с нами? -Гарри, ты разве не собирался готовиться к третьему туру?-изумленно посмотрела на друга Грейнджер.-Время же не резиновое. Парень нервным движением поправил съехавшие очки, глядя куда-то вперёд, мимо подруги. -Нууу…сегодня такая хорошая погода, Герм. К тому же, мы уже знаем, что третье испытание это просто лабиринт. Девушка чуть не задохнулась от возмущения, охватившего её. -Просто лабиринт?! Последний тур величайшего и опаснейшего турнира среди волшебников не может быть простым. Гарри и Рон переглянулись, зная, что подруга не сдастся. Подобные диалоги за прошедший месяц происходили слишком часто. -Прости, но я не собираюсь просиживать всё своё время в библиотеке, в поисках непонятно чего,-продолжил Поттер. -Хорошо, Гарри,-кивнула Гермиона, но все трое понимали, что она не сдалась.-До встречи у Ворот. Парни пожали плечами и двинулись в сторону Большого зала. Грейнджер же чувствовала себя выжатым лимоном. День только начался, и ведь это был её выходной! Девушка дошла до своей комнаты и рухнула на кровать. Прошло какое-то время, прежде чем она нашла в себе силы взять книгу и спуститься в гостиную, предварительно вытащив из сумки одолженную на время из библиотеки брошюрку и спрятав её в тумбочке. Уютно устроившись в мягком кресле у камина, не обращая внимания на торопящихся на завтрак студентов, погрузилась в чтение. ”Ромео и Джульетту” пришлось временно отложить, потому что воспоминания об утренней ссоре с одним из Уизли были ещё слишком свежи. Гермиона, впервые за долгое время, наконец-то потратила время на себя. Не пытаясь кому-то помочь, не занимаясь учёбой. Просто чтение книги дарило девушке невероятное чувство спокойствия и некого домашнего уюта. Наконец пришло время собираться в Хогсмид. Грейнджер осторожно встала, разминая затёкшие ноги и поднялась в спальню. Лаванда Браун, одна из её соседок, прихорашивалась, сидя перед зеркалом. Обычно девушки почти не общались, что весьма устраивало Гермиону, но, видимо, Браун нужно было постоянно о чём-то говорить и неважно с кем. -Эй, Гермиона, ты тоже в Хогсмид? Неужели какой-то парень таки пригласил тебя?-завела диалог она, не отрывая взгляд от зеркала. -Я иду с Гарри и Роном,-нехотя ответила гриффиндорка, надеясь, что на этом разговор будет окончен. -Ммм…понятно,-протянула Лаванда.-А меня пригласил Джонатан. Он учится на пятом курсе Пуффендуя. -Рада за тебя,-натянуто улыбнулась Гермиона. -Он, конечно, симпатичный, но мне бы хотелось кого-то более серьёзного,-Лаванда кокетливо улыбнулась своему отражению, а Грейнджер мысленно закатила глаза. Она положила книгу на тумбочку и поправила волосы заклинанием. Браун же, не оценив молчаливое поведение собеседницы, надула розовые губки и начала укладывать волосы. Гермиона, обрадовавшись окончанию бесполезной беседы, скрылась в ванной. Она обновила чары красоты и пшикнула на шею любимыми духами. Затем, быстро пробежав через спальню, дабы снова не влипнуть в разговор с соседкой, спустилась в гостиную. Сверившись с настенными часами, девушка поспешила на встречу с друзьями. Дорога по замку, слава Мерлину, выдалась на редкость спокойной. Несколько раз Гермиона встретилась в коридоре с гриффиндорцами, но те лишь проходили мимо или кивали, не подходя близко. У самых дверей Гермиона встретилась с мальчиками. Они стояли в компании Виктора Крама. Грейнджер собрала все силы, чтобы не предьявить претензию навязчивому болгарину. Может он просто подошёл поболтать с Гарри и Роном и вот-вот уйдёт… -Хей, Герм, Виктор хочет с нами в Хогсмид, ты же не против? Твою Мать. С самого Святочного бала, на который Гермиона таки пошла с болгарином, он пытался привлечь её внимание. Засиживался в библиотеке, подсаживался в Большом зале, а теперь ещё и в Хогсмид хочет с ними. Гриффиндорка на мгновенье поджала губы, но тут же растянула их в кривой улыбке. -Конечно. Парни кивнули, болгарин попытался подойти к девушке, дабы начать с ней какой-то диалог, но Гермиона ушла вперёд по тропинке, не давая парню такой возможности. Дорога выдалась долгой. Грейнджер боролась с желанием развернуться и, закрывшись в комнате, снова погрузиться в чтение. Или продолжить изучать брошюрку, одолженную в библиотеке… Девушка снова прокручивала в голове строки из книги. Обидное оскорбление ”грязнокровка” шрамом осталось на сердце. Гермиона никогда не думала в таком ключе, что магический ген не берётся из ниоткуда. Но одно дело просто маг, а другое дело чистокровный волшебник из священных 27. Она ничего о нём не знает, следовательно жена у этого колдуна - магла. А может это вообще женщина - ведьма, а мужчина магл. Гермиона нахмурилась ещё сильнее. Об этом она почему-то не подумала. Какая-то внутренняя чуйка подсказывала, что это будет мужчина. Но сам факт… чистокровные волшебники брезговали заводить детей с маглами. А некоторых из тех, кто таки решался на это, как гласили легенды, обвиняли в предательстве рода и убивали, вместе с жёнами и детьми. Но это лишь легенды. Гермиона выбралась из лабиринта собственных мыслей уже на главной улице Хогсмида. Гарри и Рон побежали в ”Звонко”, пообещав Гермионе через четверть часа быть в ”Сладком Королевстве”. Девушка же, оставшись наедине с болгарином, тяжело вздохнула и двинулась в сторону маленького книжного магазина на самом краю деревушки, даже не глядя на спутника. Но по тяжёлым шагам за спиной понимала, что он следует за ней. Дверной колокольчик тихонько звякнул, привлекая к новым посетителям внимание владельца магазина. Грейнджер, как постоянный клиент, мягко улыбнулась мужчине. -Доброго дня, мистер Бенедикт. -А день действительно добрый,-широко улыбнулся владелец, с интересом заглядывая девушке через плечо.-Ищешь что-то для молодого человека? -Нет, для себя. Мужчина сразу же потерял всякий интерес к болгарину, словно тот не был всемирно известной звездой. -Тогда у меня есть потрясающая новость, один из твоих любимых авторов выпустил новую книгу, я для тебя припрятал один экземпляр,-подмигнул студентке добродушный владелец. Та же в ответ засияла как новенький галеон. -Вы лучший, мистер Бенедикт! Но мужчина лишь отмахнулся, выуживая из-под прилавка книгу и передавая девушке. Гермиона осторожно приняла её, раскрыла и, поднеся к носу, глубоко вдохнула такой родной запах новой бумаги. Мистер Бенедикт наблюдал за ней с лёгкой ухмылкой. Рассчитавшись за покупку, Гермиона подхватила с прилавка пакет и, попрощавшись с владельцем, вышла на улицу. Виктор неотрывно следовал за ней, хоть и диалог начать не пытался. Гарри с Роном почти не опоздали. Друзья действительно встретились в Сладком Королевстве. Гермиона с детским восторгом оглядывала полки с различными конфетами, думая, чтобы выбрать. Рон уже набивал руки шоколадными лягушками, Гарри задумчиво смотреть на сладости с двумя вкусами. Виктор, не любивший сладкое, остановился у дверей, равнодушно глядя на толпу счастливых детей, стайками кишащими возле прилавков, заходящих и выходящих из здания. Гермиона обошла все полки, прежде чем наконец остановиться у леденцов. Рядом студентов не было, видимо этот вид сладкого не пользовался у детей популярностью. Гриффиндорка осторожно пробежалась пальчиками по баночкам с леденцами, выбирая вкус, как вдруг заметила ближе к концу полки черничные. Непроизвольно облизнув губы, девушка сделала шаг к выбранной баночке, даже протянув к ней руку, но её опередила чья-то мужская рука, крепко сжавшая сладости. -Слишком много встреч за день, Нотт. Грейнджер обиженно скрестила руки на груди, глядя как парень неторопливо забирает баночку с полки. Он повернул голову к гриффиндорке, и его глаза весело прищурились. -Грейнджер, ты как ребёнок. Выглядишь так, как будто у тебя отняли последнюю конфетку на этой земле. -Но такие здесь последние!-воскликнула девушка, тут же прикусывая язык. Она действительно ведёт себя как ребёнок. -Надо быть быстрее, Грейнджер,-слизеринец подкинул баночку в воздух, ловко поймав её, и ушёл в сторону касс. -Чёртов Нотт,-почти прошипела Гермиона, выходя прочь из магазина. -Хей, Герм, ничего не смогла выбрать?-уже на улице спросил Гарри, пока Уизли старательно пережёвывал шоколад. -Да,-бросила девушка и первой двигалась в сторону паба. Ей нужно сливочное пиво. Или что-то покрепче. Парни догнали подругу уже у Трёх Мётел. Болгарин по-джентельменски открыл ей дверь, а Рон отправился заказывать напитки и еду. Выбрав столик в углу, студенты удобно устроились на подушках. Разговор никто не начинал. Гермиона была расстроена, что ей не удалось приобрести желанную сладость, а парни, боясь разозлить подругу, помалкивали. Уизли принёс огромный поднос, расставив перед всеми угощения и уселся на стул между Гарри и Гермионой. -Этот Забини такая сволочь,-начал он, словно не замечая молчаливость друзей,-я сам видел, как бармен налил ему в стаканы огневиски. Хотел было спросить, какого Мерлина происходит, а он мне ”уйди с дороги, Уизел, а ещё лучше выйди из этого паба и не порть всем настроение своей рожей”. Чёртовы слизеринцы. Гермиона усмехнулась в свой стакан, и это словно послужило сигналом для парней, потому что они рассмеялись, поддерживая Рона. Грейнджер просканировала зал, находя глазами стол змей. Они сидели за столом, в противоположном от них углу. Забини, Паркинсон, Малфой и чёртов Нотт. В последнее время гриффиндорка часто замечала их такой компанией. Слизеринцы расположились в самом затемнённом углу паба, поэтому девушка видела всё лишь в общих чертах, но когда Нотт обернулся, быстро найдя взглядом девушку, и наглым образом ей подмигнул, она на миг потеряла дар речи. Чёртов Нотт. Его слишком много сегодня. Девушка повернула голову к друзьям, с удивлением обнаружив, что они в тишине смотрят на неё. -Что такое?-спросила она, поднося к губам свой напиток и делая глоток. -Ты только что таким взглядом прожигала слизеринцев, что если бы можно было бы убивать взглядом, они сгорели бы заживо,-ответил Поттер, стуча подушечками пальцев по деревянному столу. -Было бы странно смотреть на них другим взглядом,-Гермиона заставила себя весело улыбнуться, разряжая обстановку. Парни начали обсуждать квиддич, и Гермиона со спокойной душой продолжила опустошать свой бокал. Они просидели в пабе до самого вечера. Большинство студентов вернулось в замок, включая слизеринцев, чему Грейнджер была безумно рада. Её раздражала беззаботность, с которой Гарри относился к Турниру и вообще всему происходящему, но после двух бокалов сливочного пива она наконец смогла позволить себе немного расслабиться. Это было ещё днём, когда зал бы битком набит людьми. Сейчас, после пяти бокалов, ей стало вообще плевать на все эти проблемы. Бесил только Нотт, но когда и он ушёл, осталось только лёгкое головокружение и хорошее настроение. До замка её довёл Виктор. В трезвом состоянии она бы в жизни не позволила ему прикасаться к своему телу, но её опьянённый мозг нуждался лишь в том, чтобы добраться до кровати, поэтому принять помощь болгарина уже не казалось такой плохой идеей. Впрочем, на улице ей уже стало легче. Свежий воздух начал поступать в мозг и сознание понемногу начало проясняться. До состояния нормы было ещё далеко, но в гостиную она смогла войти уже без посторонней помощи. Попрощавшись у портрета с Виктором, а у лестниц в спальню с Гарри и Роном, Гермиона поднялась к себе. Решив, что проведёт оставшийся вечер с книгой, она тут же направилась в ванную, радуясь, что соседок по комнате ещё нет. Приняв тёплый душ и переодевшись в пижаму, девушка подошла к своей кровати и в изумлении замерла. На покрывале, в самом изголовье, лежала банка черничных леденцов.
Права на все произведения, опубликованные на сайте, принадлежат авторам произведений. Администрация не несет ответственности за содержание работ.