ID работы: 12229886

Черно-белое сердце

Гет
G
Завершён
1
автор
Пэйринг и персонажи:
Размер:
5 страниц, 1 часть
Описание:
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора / переводчика
Поделиться:
Награды от читателей:
1 Нравится 2 Отзывы 2 В сборник Скачать

Часть 1

Настройки текста
Между домов по дороге шло четверо: три девочки и один мальчик. Обычная школьная компания. Высокая, стройная девчонка (таких еще в школе досками обычно кличут) с редкими светлыми волосами и похожий на нее как две капли воды парнишка. Две другие школьницы были немножко пухлыми, с темно-русыми волосами. Но, к счастью или сожалению, на этом их сходство заканчивалось. — У меня после этого урока физкультуры мышцы спины болели так, что я даже повернуться не могла! — воскликнула Ира. И так эмоционально получилось, что аж ногой топнула по асфальту. — А он мне нормативы да нормативы! Да сдались они мне! Вообще-то на дворе уже стоял август, солнце пекло по самое не балуйся да и на море все съездили и как следует отдохнули, но воспоминания о тиране Илье Владимировиче все еще были свежи. Задел старикашка. Свой предмет он любил до одури и с такой же силой ненавидел тех, кто пытался хоть как-то халтурить. — Вот-вот, — согласилась Лера. Она как раз из числа последних. То форму забудет, то почихает у медсестры, чтобы получить заветную справку, то лежит точно умирающая лебедь с больным животом. По два-три раза каждый месяц причем. В ее кармане позванивала мелочь, а по лбу стекала капелька пота. Все же выходить в джинсах в сорок с лишним градусов плохая идея. Как и стесняться якобы толстых коленок. — Как думаешь, на мороженное хватит? — Ой, да что у тебя болеть могло! Там ребра только, а у тебя тем более, — заявил Дима, ведя баскетбольный мяч. Этот фрукт был чуточку другой. Будучи все же старшим братом, а не одноклассником, он не знал ни о поганом нраве Илья Владимировича, ни о том, что Ира при всем равнодушие к физкультуре крутилась как белка в колесе. Ну чтобы диплом красный выдали. Куда ж без него? Но откуда ему знать? Он же в городе учится, в лицее для вроде как особо умных. Ира покраснела до кончиков ушей. — А вот и есть! — А вот и нет! — Понятно, значит не хватит, — пробормотала Лера, но на нее никто не обратил внимания. Эти как сцепятся, так жди полдня, а Светка вообще нового парня вконтакте кадрит. Она в такие моменты с Землей связь теряла. Иногда Лере так грустно становилось — вон у этих драма есть постоянно, у другой подружке вечно кто-то на крючке — а все потому, что Света выглядит старше. Да-да и никак иначе! — Есть! Я художник, я лучше знаю! — возмущенно ответила Ира. Она вроде бы понимала, что спор выходит на редкость глупым и что все равно ничего хорошего не принесет — Дима либо обидится и будет дуться, либо убедится, что она глупая малолетка — но остановится никак не получалось. — Ребят, спокойнее… — начала было Света, отрываясь от своего айфона. Парень и девушка одновременно поглядели на нее и через мгновение продолжили: — А я спортсмен. К тому же старше, — самодовольно добавил Дима, словно последний аргумент всё решал. — Всего-то на год и три месяца. — Вау, ты даже посчитала, — небрежно произнес парень. — И за что такая честь? — Да я… да какая разница? Не переводи тему! Я столько раз рисовала человека, что наизусть всё знаю, — не унималась Ира, подходя к зелено-желтой лавочке. Дима поймал мяч и, усмехнувшись, попросил: — Ну так перечисли мне все мышцы. Ира удивленно уставилась на него. — Ты издеваешься? Я же не учила их название. Лера и Света закатили глаза, что-то прошептали друг другу и, тихо засмеявшись, сели на лавочку. Диму порой заносило. Он вообще мог без умолку умничать обо всем на свете, даже о том, о чем ничегошеньки не знал. Это все давно поняли. Но и Ира была упряма как коза. — Что и требовалось доказать… — Да вы ещё поспорьте, — влезла Света. — Или подеритесь, — добавила Лера, не отрываясь от экрана. Мотала на ус — там Светка очередного старшеклассника из соседнего поселка разводила. Ира и Дима замерли и уставились друг на друга. Да так яростно, что казалось кто-то из них сейчас замертво упадет. Но вот девчушка хмыкнула, расправила плечи и с легкой улыбкой ответила: — Отличная идея, давай поспорим. — На что? — хмыкнул он. — А на что хочешь? Дима задумался, одной рукой прикрыв подбородок. Ира подметила про себя, что он так делает довольно часто и видимо совсем этого не замечает. — Хм… даже не знаю… хотя… Ты нарисуешь мне что-нибудь. Щеки у Иры заалели, а сердце предательски заныло. Но не так, как в сказке, нет. Ей было скорее больно. Она вообще считала себя дурочкой, что надеется по последнего, а потом сопли на кулак наматывает. Так и с рисунком было пару лет назад. Надоумила Светка, что Дима по ней сохнет, да уговорила ему рисунок нарисовать с признанием на обратной стороне. А Иру и уговаривать не надо — сделала всем лучшем виде и через подруг передала. Страшно ведь самой. Ой, как страшно! Итог удивил всех. Молчание. Гробовое такое, мрачное, после которого общение надолго прервалось. И только этим летом начало потихоньку восстанавливаться — так как будто того признания никогда и не было. — Я рисовала уже, — хмуро отозвалась девушка. — А может я ещё хочу. — Ооо!!! — смеясь, синхронно воскликнули Лера и Света, но ребята не обратили внимания. — Ч…что? — Тебе повторить? Ира помотала головой и прикусила губу. Что за игры странные он затеял? Быть может передумал? Это ж Дима, никогда своего прокола не признает, будет изворачиваться как уж на сковородке. Хочет заставить ее повторить? А вот фигушки. — Хорошо, а если проиграешь ты мне рисуешь. — Нет, — лаконично отрезал Дима. — Почему? — Я плохо рисую. — По барабану, — мгновенно ответила Ира, настолько быстро, что даже сама поняла что сказала только через несколько секунд. — Что? — не понял парень. — Мне не важно как ты нарисуешь, я хочу что бы ты нарисовал. Конечно, она фактически призналась снова. Но строго говоря Ира и не забирала своих слов обратно. А Дима, если так надо, все равно проигнорирует. — Хорошо. Мелкая, забей в интернете мышцы спины. Света фыркнула, демонстративно пряча телефон в карман, но после гляделки с братом все-таки достала и зашла в яндекс. Спустя несколько минут, она передала им гаджет, подмигивая Ире. Одного взгляда на открытую картинку хватило, чтобы все поняли, кто прав. — Ха! Понял? Я права была! — подпрыгивая, радостно крикнула девушка. Дима закатил глаза и, стукнув баскетбольным мячом по асфальту, протянул: — Ну и ла-а-адно. Спустя несколько дней Ира играла в Ведьмака. Компьютер старательно пыжился, пытаясь осилить графику на минимальных настройках, а девушка грустно вздыхала каждый раз, когда Геральт застывал прямо посередине боя. Эх, столько страданий, но шпильки от Йен того стоили. Вдруг зазвонил телефон, на экране высветилось «Света». Пришлось снять наушники — чай не детские стишки Геральт декламировал — и поставить прекрасного мужчину на паузу. Но на другом конце провода оказалась вовсе не подружка — от неожиданности Ира даже чуть телефон не выронила. — Выходи я рисунок принес, — произнес знакомый голос. Ни здрасьте, ни до свидания, как говорится, но девичью сердцу хватило четырех слов, чтобы подпрыгнуть, сделать кульбит и вернуться на законное место. Разве что теперь аж в уши стук отдавалась. — Мгх… Угу, — едва промычала она. Если честно, надежд на исполнение желания у Иры не было. Совершенно. Она так и не поняла выбор парня, и просто отмахнулась, когда Светка попыталась очередной раз рассказать, какой сложный характер у ее брата. И что тараканы там не только живут, но и царствуют. — Ира, ты куда собралась? На миг дыхание сперло — будто легкие сжались да приклеились к позвонкам, а по спине пробежали мурашки. Мама была против какого-либо общения с мальчиками. И если она узнает… А вдруг уже?! Но гореть так гореть, решила она. А посему почти правдоподобно выдала: — Гулять со Светой. По лестнице она летела, даже уже привычный страх вертануться и переломать себе все что только и можно, и нельзя отступил. По подъезду эхом прошел стук ее обуви. Дима ждал внизу, на площадке первого этажа. Он держался по привычному гордо, хотя легкий румянец на щеках его выдавал с потрохами. Или нет? Все же он краснел едва ли не с первых встреч, а как уже известно, это ничего не значило. — Привет, — сказал он, протягивая листок бумаги. Ира грустно улыбнулась, уже представляя, как он развернется и уйдет, а она даже не успеет сказать банальное «спасибо». Но все мысли — и грустные, и веселые, и умные, и не очень, вообще все — унеслись прочь, когда она увидела, что именно Дима нарисовал. Это был черно-белый, местами не слишком ровный рисунок — сердце, состоящее из разнообразных узоров, цветов и листиков. Сердце, которое она когда-то ему нарисовала. Сначала Ире показалось, что это срисовка или вовсе ее рисунок, но, приглядевшись, она поняла, что рисунок похож, но не идентичен. Некоторые сложные элементы Дима изменил, чтобы проще было. А еще сквозь ручку проглядывались карандашные отметки. Видимо, чтобы фигура симметричной вышла. Он явно пытался их стереть, но Ира-то знала. Если не подумать об этом с самого начала, получишь вот такую еле заметную, но все же гадость. Поверх сердца нарисована лента с надписью «Ich liebe dich». То же самое, что когда-то написала она. А внизу под рисунком идеальным печатным почерком ещё два слова «Я пытался». — Это… это просто потрясающе! Ты же сказал, что плохо рисуешь, — улыбаясь до ушей, воскликнула Ира. Ей захотелось обнять его и прижаться так крепко, как она мечтала последние годы. Но девушка не сдвинулась — вдруг, это все же не значит, что… Или все же значит? Не мог же он не знать, что не прав в споре с самого начала? Он же умный! Арх! Почему так сложно? — Да, но, учитывая сколько времени, я убил было бы удивительно, если бы не получилось что-нибудь стоящее, — в привычной самодовольной манере ответил он, словно говорил о какой-нибудь среднестатистической, совершенно обыкновенной вещи. Ира замолчала. Она не знала, что сказать, только лишь водила пальцами по рисунку. Неловкое молчание затянулось. Девушка не знала смотрел ли на нее Дима, но боялась даже поднять глаза. Вдруг там совсем не то, что ей хочется, до боли хочется увидеть? — Пойдем что ли. — Куда? — А что ты вышла, чтобы взять рисунок и домой пойти? — Мгх… Ну… — Значит пошли, — открывая дверь подъезда, сказал он. — А зачем тебе рисунок? — Ну, понимаешь… ты скоро опять уедешь, и я хотела, чтобы у меня было, что-то… напоминающее о тебе. — А когда Света сказала, что я тебе нравлюсь, ты стала нести какую-то чушь про парней получше, — проворчал он. — Ну а что я должна была сказать?! Что сохну по тебе пятый год? — воскликнула Ира, тут же испуганно пискнув и закрыв ладонью рот, но было поздно. — Да. Тогда было бы намного проще.
Отношение автора к критике
Приветствую критику только в мягкой форме, вы можете указывать на недостатки, но повежливее.
Права на все произведения, опубликованные на сайте, принадлежат авторам произведений. Администрация не несет ответственности за содержание работ.