ID работы: 12230855

Демоны 2

Гет
R
Завершён
0
автор
Размер:
77 страниц, 11 частей
Описание:
Примечания:
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора / переводчика
Поделиться:
Награды от читателей:
0 Нравится Отзывы 0 В сборник Скачать

Часть 1

Настройки текста
Глава 1. Отступление. «Это было между нами всегда. Мы подходили друг к другу ближе, затем отступали на два шага назад, но всегда, всегда между нами была какая-то недосказанность. Мы говорили друг другу о доверии, об Истине, свободе, идеалах, ценностях…. Но мы никогда не говорили друг другу о дистанции, которую сохраняли на протяжении четырех лет, о той черте, которую боялись переступить, о тех ранах, которые скрывали друг от друга. Это было между нами всегда. Но больше так не может продолжаться». Так думала хрупкая рыжеволосая женщина, изнутри съедаемая страшной болезнью, а снаружи – прекрасная и печальная. Ее голова покоилась на плече того, о ком она думала все это время, о ком она думала всегда. Горячие слезы боли и страха текли по ее щекам, впитывались в ткань футболки ее самого близкого и самого далекого человека и, хотя она не знала этого, проникали в самое его сердце. Он сидел на полу, положив переполненную адской болью и ложью голову на руки и…. плакал. И его слезы падали в пустоту, но они тоже, против его воли, оставляли следы в ее сердце. Они были одни в старом доме, а им казалось, что в целом мире. Хотя на самом деле стены их пристанища были окружены полицией, люди в форме держали оружие на прицеле и мчались в дом на той предельной скорости, которой их так долго обучали в академии. Они слышали выстрелы, это был сигнал для них. Они не могли знать, что это были выстрелы в прошлое, выстрелы в память, выстрелы в ложь…. Это была очередь, посланная, убить боль, его боль…. -Агент Скалли! Агент Малдер! Вы здесь!?!- отчаянно звал детектив, вошедший в дом вместе с целой армией подчиненных. Женщина, не двигаясь, громко и четко произнесла: -Мы здесь, детектив, с нами все хорошо, вы можете ехать. От звука ее голоса мужчина, чьи плечи она крепко сжимала своими нежными руками, вздрогнул, но не изменил положения. -Вы уверены, что вам не нужна помощь?- уже послав людей к выходу, спросил детектив. -Да,- чуть раздраженно ответила Скалли. Ответом ей был затихающий стук шагов. Они снова остались в этом доме одни. Один на один с его болью и ее страхом за него. Тишину нарушал лишь стук их сердец и тихое, с каждым вдохом все более ровное дыхание. Они боялись пошевелиться, нарушить эту тишину и спокойствие, медленно обволакивающее их. Прошло много времени до тех пор, пока Дана не решилась все же вернуться к действительности. -Малдер,- еле слышно и очень нежно прошептала она,- Малдер, тебе нужен покой, давай я отвезу тебя домой…. -Я не хочу домой,- глухой и равнодушный голос был ей ответом. Но ответ был, и уже это радовало ее. -Но мы не можем оставаться здесь, Малдер,- снова прошептала она, проводя рукой по его спине. -Я не прошу тебя остаться…. Я хочу быть один…. Малдер сидел к ней спиной, но она точно знала, сколько морщин прорезало его лоб, когда он, хмурясь, произнес эту фразу. -Я ни за что не оставлю тебя одного,- Скалли мечтала, чтобы ее голос сейчас услышал не его истерзанный разум, а сердце, еще способное на чувства. Он шумно выдохнул, подавляя новый приступ головной боли и слез, застилавших глаза. -Я чуть не пристрелил тебя сейчас, а ты еще не хочешь уходить,- ответил он, все же не решаясь посмотреть ей в глаза. -Ты не смог бы этого сделать, Малдер. И я все равно не уйду,- ее голос, такой спокойный и уверенный, окутывал его, притупляя острую боль. Ему на мгновение показалось, что одного ее тихого шепота достаточно, чтобы избавить его ото всех мучений. Но нет, эта боль была слишком сильной… -Откуда ты знаешь, что я не смог бы? У меня в голове сейчас все эти лекарства, я не контролирую себя…. Я способен на все,- сказал Малдер, чтобы только услышать ее ответ, снова услышать ее голос, который побеждает это сверление в висках, эти гулкие удары по его мозгу… -Есть границы, за которые мы не заступим никогда, ни при каких обстоятельствах, ни под действием самых сильных лекарств. Я знаю это, Малдер. И ты сам это знаешь. -Увези меня отсюда, Скалли,… увези, пожалуйста…,- его голос звучал так тихо. Дана еле расслышала его из-за стука собственного сердца, которое забилось чаще, когда она увидела струю темно-красной крови, медленно стекающую по его лбу. -Конечно, Малдер, я увезу тебя, прямо сейчас, все будет хорошо, обещаю,- прошептала она, доставая из кармана пиджака носовой платок, который, узнав о своем страшном диагнозе, стала постоянно носить с собой. Она осторожно приложила белую материю к его ране и увидела, как та теряет белизну. -Как ты себя чувствуешь? Тебе очень больно?- спросила она, вставая на колени перед ним. -Нет,- ответил он и чуть сжал своей ладонью ее хрупкое запястье, пробежал пальцами вверх, по нежной коже, накрыл своей рукой ее руку, сжимавшую белую ткань. Она освободила пальцы, и он сам прижал к своей ране платок,- все в порядке теперь… Скалли на миг затаила дыхание, следя за движением его руки, потом приблизилась к нему, крепко обняла за плечи и помогла ему подняться. -Обопрись на меня,- произнесла она, чувствуя его слабость. Он повиновался и обхватил правой рукой ее плечи. Они направились к выходу. Она ощущала на себе вес его тела, и это наполняло ее удивительной силой, позволявшей идти быстрее. Через несколько минут они остановились у машины. Женщина распахнула заднюю дверь. С ее помощью Малдер удобно устроился на сидении. Дана положила ему под голову свой свернутый пиджак, а он не стал противиться, потому что так мог чувствовать чуть слышный аромат ее духов, который действовал на него успокаивающе. -Вообще-то тебе нужно в больницу, но я знаю, что ты не захочешь туда ехать,- сказала она, заводя мотор,- мне отвезти тебя домой? Он кивнул, зная, что она увидит его движение в зеркале. -Домой,- для верности повторил он. Скалли вела машину осторожно, стараясь не беспокоить его. Она видела в зеркале, что он задремал, и ни за что не хотела нарушать этот сон. Сквозь чуть приоткрытое окно в машину проникал свежий воздух. Она испугалась – не будет ли ему холодно, но Малдер, не двигаясь, спал, поэтому она решила насладиться прохладой. Вереница ее невеселых мыслей изредка прерывалась красным сигналом светофора или фарами проезжающей мимо машины. В целом же дорога была спокойной, поэтому она, без риска для своей, а главное – его жизни, могла вволю подумать обо всем, что недавно произошло. Ее мучила его боль. Она не знала и не могла знать всех тайн его семьи, всех тайн исчезновения его сестры. Она не могла понять, почему он, в отличие от всех, не смирился со своей потерей, а начал нескончаемую, изматывающую войну с собственной памятью. Она знала лишь одно – с тех пор, как она переступила порог его кабинета, сама Судьба возложила на нее ответственность за него, а для того, чтобы ей не вздумалось от него отречься, скрепила их негласный союз чувством. Она знала, что такое любовь. Она помнила всех мужчин, которых любила. Но четыре года назад, она поняла, что не любила до тех пор никого. Оказалось, что истинная любовь – это такая сила, которую можно познать лишь единожды, от которой нельзя убежать, которую нельзя забыть. Она не задумывалась над тем, любит ли он ее. Она чувствовала лишь его страх потерять ее. Она видела, что порой, в погоне за Истиной, он перестает ее замечать, но она знала, что он ни на секунду о ней не забывает и, если не смотрит на нее, значит, смотрит в одну с ней сторону. Удивительно ли, что, узнав о самом страшном диагнозе – раке мозга, она испугалась не за себя, а за него. Ее бросало в дрожь не при мысли о химиотерапии, а при мысли о том, что он снова останется один и не будет рядом ее хрупкого плеча, на которое он всегда мог опереться. Удивительно ли, что, глядя в дуло его пистолета, она не боялась за себя, она боялась за него. Ее не интересовало, что он, даже случайно шевельнув рукой, может убить ее, ее интересовало лишь то, насколько этот безумный психиатр повредил его мозг. «Наверное, мне нужно остаться с ним этой ночью, ведь его нельзя оставлять одного, а утром я заставлю его поехать в больницу и позвоню Скиннеру, скажу, что мы не сможем выйти на службу…»,- за этими сиюминутными решениями, она скрывала от самой себя то, какая трещина сейчас расколола ее душу. Ей было до слез жаль Малдера, она страдала оттого, что не может избавить его от боли, но и у нее внутри была боль, которую она скрывала ото всех и от самой себя. Они с Малдером не были единым целым, между ними существовала какая-то преграда, которую оба видели, и оба не решилась сломать. Но если они не разобьют ее сами, то скоро она рухнет, без их вмешательства и погребет под своими осколками все…. При торможении машину чуть тряхнуло, Малдер почувствовал это и открыл глаза. -Дом, милый дом,- улыбнулась Дана, выходя из машины. Он чувствовал себя чуть лучше, но все-таки опирался на нее, шагая к дому. В такой час подъезд был пуст, двери лифта распахнулись в ту же секунду, как Скалли нажала кнопку вызова. Когда они подошли к двери с заветным номером «42», он рассеянно посмотрел на замочную скважину. -Я открою своими,- успокоила она его и достала из кармана брюк звенящую связку ключей. Дверь распахнулась, и Дана почувствовала, как ей в лицо ударил порыв ветра. «Он не закрыл окно»,- подумала она и, оставляя его на пороге, решительно шагнула внутрь. За несколько шагов она пересекла гостиную и захлопнула открытое окно. -Ты проветривал комнату?- спросила она, придерживая его за локоть, когда он проходил внутрь. Он кивнул, усаживаясь на диван. -Но от чего?- удивилась она, садясь прямо перед ним на журнальный столик, и стаскивая с него по очереди ботинки. Малдер хотел остановить ее и сказать, что все сделает сам, но не нашел в себе сил, откинул голову, и, глядя в потолок, ответил: -От табачного дыма. -Он был здесь?- изумленно спросила она, на миг оставляя тяжелый замшевый ботинок в покое. -Это он рассказал мне про врача. -Но…. Почему ты не посоветовался со мной, прежде чем ехать? Он оторвал взгляд от потолка и посмотрел в ее голубые глаза. -Я знал, что ты мне скажешь. А мне нужно было самому проверить. -Ну и как? Проверил? -Скалли…,- отводя взгляд, произнес он,- это МОЯ память, это МОЯ боль. Тебе этого не понять! Я ценю то, что ты делаешь для меня, но есть вещи, которые… -Оставь это, Малдер, не объясняй,- бросила она, поднимаясь,- я сделаю тебе горячий чай и попытаюсь отыскать в твоей аптечке лекарства, тебе нужно отдохнуть. А завтра я отвезу тебя в больницу, к врачу, которому я доверяю, и который не подчиняется Курильщику. Она смотрела на пустынную улицу, освещенную неоновым светом бесчисленных вывесок за окном, ожидая, пока закипит вода в чайнике. В аптечке Малдера нашлось лишь снотворное и аспирин, но и этого сейчас должно быть достаточно, нельзя перенасыщать организм лекарствами, это может кончиться еще хуже…. Наконец, шум закипающей воды отвлек ее от грустных мыслей о той самой преграде, которая, как она чувствовала, уже дала трещину. Скалли налила горячей воды в керамическую чашку с пакетиком чая и ложкой сахара. -Вот, выпей, только медленно, он горячий,- она осторожно протянула ему чашку, а потом и таблетку. -Что это?- спросил он, видимо, не доверяя собственным запасам. -Аспирин. Срок годности я проверила. Пей. Малдер взял с ее ладони таблетку и проглотил, запив чаем. По всему его ноющему телу разлилось приятное тепло. От удовольствия он прикрыл глаза, заставив ее улыбнуться. -Ты останешься со мной?- вдруг спросил он, не открывая глаз. -Да,- без раздумий ответила она. -А если я не про эту ночь? Она удивилась и снова посмотрела на него. Он сидел на диване, сжимая обеими руками горячую чашку, глаза его были закрыты. Она помолчала секунду, не размышляя над ответом, а просто глядя на него. -Останусь. Что бы ты не имел ввиду. Тогда он, наконец, открыл глаза и смерил ее печальным взглядом. -Все меняется, да? Скалли кивнула, подходя к нему и усаживаясь рядом с ним на диван. -Прости, что не сказал тебе о визите Курильщика….,- сказал он, ставя чашку на стол и глядя в окно. -Меня задело не это,- ответила она, сжимая его согретую чашкой ладонь,- ты сказал, что есть вещи, которые меня не касаются. Малдер снова посмотрел на нее: -Я не договорил, ты меня перебила. -Но ты именно это хотел сказать. -Да…. Прости меня. Сам не знаю, почему все так…. -Знаешь, как расстроилась моя мать, когда узнала, что я позвонила тебе из больницы, когда мне диагностировали рак. Я позвонила тебе, а не ей. Хотя, может, ее эта «вещь» касается даже больше, чем тебя. -Ну, если тебя это утешит, то с матерью я куда менее близок, чем с тобой,- он грустно улыбнулся, а потом погладил своими пальцами ее ладонь, лежащую у него на руке и спросил: -А почему мне? Почему не ей? -Я послушалась сердце. Малдер посмотрел на нее. «Что ты делаешь, Скалли? Что ты говоришь? Беги от меня, что я могу тебе дать? Беги, со мной только боль! Поэтому я не хочу открывать тебе все. Я не хочу губить тебя! Беги, Скалли!» На секунду ей захотелось отвести взгляд, чтобы только не видеть этой мольбы, но она выдержала. «Я останусь с тобой, что бы ты не имел ввиду». Тогда он улыбнулся. После всего, что пережил всего несколько часов назад, после того, как держал ее на прицеле, он сумел улыбнуться, искренне и открыто. Он протянул к ней руки. Она прильнула к нему, и он крепко обнял ее. Ее рыжие волосы щекотали его подбородок, а ее ухо было прижато к его груди. Она слышала биение его сердца и молилась, чтобы он слушал его, как она слушает свое. -Спасибо тебе, за то, что ты со мной, за то, что не дала мне пристрелить себя, спасибо, что терпишь меня. Она отстранилась и посмотрела ему прямо в глаза. Всего несколько дюймов разделяли их лица. Она чувствовала его дыхание на своих губах и боялась, что оно помешает ей сказать, но произнесла: -Я готова сделать для тебя много больше. Я готова для тебя на все. Я всегда буду с тобой, Малдер. Клянусь. Он слушал ее с замирающим сердцем. Он понимал, что «всегда» значит даже «после смерти». Он знал, что она умирает. Но он не желал подпускать эту мысль слишком близко. Все это им еще предстоит. Им предстоит сражаться с ее болезнью, ему предстоит спасти ее, во что бы то ни стало. Но сейчас…. Сейчас ночь, тишина, спокойствие и ее прекрасное лицо так близко от его лица. Его ладони сами легли бы на ее скулы и приблизили ее лицо к нему на те самые несколько дюймов, если бы она не отстранилась от него. -Тебе нужно отдохнуть, Малдер,- прошептала она, вставая с дивана. «Неужели я промедлил лишнюю секунду?»,- с горечью подумал он, откидывая голову и закрывая глаза. Скалли посмотрела на его опечаленное лицо и грустно улыбнулась. «Неужели я поторопилась всего на секунду?»- подумала она, неслышно подходя к нему. Ее ладонь коснулась его волос. Он улыбнулся, тогда она зарылась пальцами в пряди густых каштановых волос, как всего пару лет назад, когда их разлучили, когда он готов был сдаться, а она была единственной силой, способной заставить его продолжать борьбу. -Ты, правда, останешься сегодня?- спросил Малдер, поднимая голову. От неожиданности ее рука соскользнула и замерла на его щеке. -Я же обещала…. Пойдем, я уложу тебя в спальне. -В спальне? Скалли, ты же знаешь, я не люблю эту комнату,- он поднялся с дивана и последовал за ней. -Да, Малдер, видимо, ты, правда, ее не любишь,- Скалли улыбнулась, увидев необычный для Малдера, почти идеальный порядок и аккуратно заправленную постель. Она неохотно освободила свою ладонь от руки Малдера и подошла к кровати. Она откинула покрывало, взбила подушки. А Фокс так и остался стоять, прислонившись спиной к деревянному косяку и восхищенно глядя на напарницу. Видеть ее здесь, в собственной спальне, у собственной постели…. Малдер сам удивился тому, как естественно и органично Скалли смотрелась в интерьере его самой нелюбимой комнаты. -Иди в ванную и перестань пялиться на меня, Малдер!- ее голос звучал серьезно, но от слуха Малдера не укрылась едва различимая нотка веселья. Он молча повиновался, а когда его рука коснулась ручки двери ванной, Скалли положила свою теплую ладонь на его предплечье. -Ты уверен, что чувствуешь себя нормально?- спросила она весьма серьезно. -Да, Скалли, я думаю, что справлюсь с элементарным походом в ванную,- улыбнулся он, распахивая дверь и переступая порог. Скалли кивнула и убрала ладонь. Вскоре она услышала шум струящейся воды и окончательно успокоилась. Она присела на край его постели и коснулась ладонями пылающих щек. Она собиралась укладывать Малдера и, конечно, охранять его сон, хотя на самом деле устала не меньше, если не больше него. Она не спала ни минуты с тех пор, как ее разбудил телефонный звонок и едва слышный голос Фокса. -Нет, высплюсь завтра. А сегодня как-нибудь продержусь,- произнесла Скалли, вставая с манящей мягкостью постели. Чтобы прогнать смыкающий веки сон, она стала мерить спальню Малдера короткими шагами. Она с удовлетворением отметила, что с тех пор, как Малдер задал свой вопрос о том, останется ли она с ним, атмосфера между ними разрядилась, а если быть честной с самой собой, то пропиталась чем-то необычным, едва уловимым, нежным. Дана невольно улыбнулась, вспомнив мягкость его кожи под своими пальцами, когда она коснулась его лица. Скалли остановилась, зачарованная этим воспоминанием, улыбка еще не покинула ее губ….
Возможность оставлять отзывы отключена автором
Права на все произведения, опубликованные на сайте, принадлежат авторам произведений. Администрация не несет ответственности за содержание работ.