ID работы: 12230855

Демоны 2

Гет
R
Завершён
0
автор
Размер:
77 страниц, 11 частей
Описание:
Примечания:
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора / переводчика
Поделиться:
Награды от читателей:
0 Нравится Отзывы 0 В сборник Скачать

Часть 8

Настройки текста
Глава 8 Пророчества. Скалли развернулась на каблуках и направилась в гостиную, а Малдер вошел-таки в ванную. На этот раз он решил отказаться от душа и наполнил горячей водой ванну. Ему хотелось выбросить то, во что он был облачен прямо в окно, но Фокс бросил все это в урну. Он погрузился в воду, чувствуя, как постепенно оживают онемевшие конечности и приятное тепло обволакивает его измученное тело. От удовольствия он прикрыл глаза и задремал. Но внезапно темнота перед его закрытыми глазами замигала и осветилась темно-синим блеклым светом. Он понял, что с ним происходит, но был удивлен тому, что не чувствовал ни малейшей боли, а то, что он видел не было прерывистым. Внезапно он совершенно четко и в мельчайших подробностях увидел небольшую комнату, освещенную лунным светом. Около окна стояла постель, на которой лежала женщина. Он не сразу узнал в ней Скалли, а узнав, внутренне содрогнулся, но не смог открыть глаза. Комната была пуста, но внезапно дверь открылась, полоска яркого, слепящего глаза света ворвалась во тьму. В комнату вошел мужчина. Высокий, худощавый, темноволосый. В комнату вошел он сам. Он медленно направился к постели. Подошел к изголовью, поправил прядь волос Скалли, опустился перед ней на колени, взял за руку и… заплакал, нет, зарыдал, как никогда в жизни. Он плакал, сжимая ее руку, и медленно погружался во тьму. Когда все померкло, Малдер вдруг почувствовал, что ему не хватает воздуха. Он, наконец-то, сумел открыть глаза и почувствовал жжение – он полностью погрузился в воду. Молниеносно с шумным всплеском он поднял голову и стал жадно хватать губами воздух. Не успев отдышаться, он услышал тихий стук в дверь: -Малдер, с тобой все в порядке?- ее голос звучал обеспокоенным. А его ответ пришел сам собой, он произнес его даже раньше, чем успел задуматься над ним: -Да-да, все хорошо, я просто задремал. Уже выхожу. -Отлично, потому что пиццу уже доставили. Он услышал удаляющиеся шаги и вздохнул с облегчением, стирая ладонями капли остывшей воды с лица. Малдер, стараясь отключить ту часть мозга, которая вновь и вновь проигрывала перед его мысленным взором это жуткое видение, выбрался из ванны, вытерся полотенцем и надел махровый халат. Он кое-как вытер воду, выплеснувшуюся из ванны и, несколько раз глубоко вздохнув, открыл дверь. Скалли стояла прямо перед ним и уже занесла руку, чтобы вновь постучать. Она облегченно улыбнулась и произнесла: -Надо было предупредить, что ты проводишь в ванной больше времени, чем девчонка. Я начала волноваться. -Я просто немного устал и задремал, да и потом… хотелось как следует отмыться ото всего, что пришлось сегодня пережить. Скалли понимающе кивнула, а он понял, что и тут слукавил – он всего пару раз прошелся мочалкой по телу, а потом случилось это… -Ну, пойдем есть. Я оставила пиццу в гостиной,- Скалли уже повернулась, чтобы выйти, но Малдер остановил ее, взяв за руку. Она с тревогой обернулась, когда он спросил: -А ты разве не хочешь принять ванну? Или только после ужина? Она мягко улыбнулась: -Думаю, я смогу дотерпеть до дома, хотя мне тоже хочется все это с себя смыть, поверь. -До дома? Ты не останешься? Дана увидела в его глазах столько тревоги и даже… мольбы, что сама испугалась. -Ну, да. Ты, кажется, чувствуешь себя действительно лучше, а мне…,- она слегка помрачнела,- мне завтра нужно на похороны в полдень, нужно переодеться… в черное. -Но ты ведь можешь встать пораньше и заехать домой переодеться утром? Скалли мягко высвободила свою ладонь и привычно сложила руки на груди: -Что ты скрываешь от меня, Малдер? Неужели у тебя был новый приступ, но… я ничего не слышала… -Нет, Скалли. У меня не было приступа, но все же я… Если можешь, останься сегодня со мной. Она опустила руки и кивнула. -Ну ладно, я останусь, если тебе так будет комфортнее. Но ванну придется принимать после ужина, потому что в противном случае наша пицца остынет, а кола нагреется. Пойдем. Они прошли в гостиную и устроились на диване. Поначалу Малдеру казалось, что он не сможет съесть ни куска, однако, чувствуя, что Скалли находится рядом, живая, здоровая и умиротворенная, он вскоре и сам успокоился и принялся за еду. Трапеза проходила в тишине, но она, казалось, не напрягала. Наконец, когда с пиццей было покончено, Скалли, допивая свою диетическую колу со льдом, откинулась на спинку дивана и задала Малдеру довольно неожиданный вопрос: -Малдер, тебе никогда не казалось, что жизнь… чертовски странная, почти безумная штука? Фокс посмотрел на Дану с изумлением: -Вообще-то именно за эту идею в ФБР меня прозвали Призраком, а что? -Да ничего, просто…. Как же так, за один день можно пережить такую бурю эмоций: радость, умиротворенность, страх, боль от предательства, скорбь и вот… почти что счастье сейчас… -Ты счастлива?- он, казалось, изумился еще больше. -Ну,- она слегка смутилась и отвела взгляд,- я нахожу это очень приятным – сидеть тут, на мягком диване, перед коробкой только что съеденной пиццы со стаканом прохладной колы в руке и… с человеком, с которым мне комфортно и уютно рядом. В такие моменты время словно замирает, а все, что было до кажется каким-то нереальным, как и мысль о том, что я… больна. -Скалли… -Нет, нет, Малдер, все нормально, я могу говорить об этом. «Но я не могу!»- произнес про себя Малдер, на самом деле сохраняя молчание -Просто, так странно. Я живу обычной жизнью, ну для меня обычной, разумеется, а внутри меня небольшая опухоль делает свое черное дело. Это просто непостижимо. -Ну… для меня в тебе тоже ничего не изменилось. Ты по-прежнему отлично выглядишь, быстро бегаешь, метко стреляешь и все прочее. Я думаю, что любой, кто не знает о твоей болезни, не сможет даже предположить о том, что с тобой что-то не так. Именно это спасает… -От страха?- подсказала Скалли, ставя на стол свой пустой стакан. -В какой-то степени,- Малдер тоже избавился от своего стакана,- даже не от страха, а просто от бесконечных мыслей об этом. -Но не факт, что это продлится долго,- задумчиво, но спокойно произнесла Дана. -Что-то случилось? Почему ты говоришь это?- встревожился Малдер. Скалли положила руку на его колено в успокоительном жесте, а он спешно накрыл ее своей ладонью: -Ничего не случилось, я чувствую себя нормально, просто я… как всегда пытаюсь быть реалистичной. -Послушай, Скалли, я не хочу, чтобы ты думала об этом, слышишь? Все будет хорошо, этого не случится с тобою. Не будет этого! -Малдер…,- она тяжело вздохнула, переплетая его пальцы со своими,- нам нужно быть ко всему готовыми. Может, сейчас и не время для всего этого, но…. Я не думаю, что мы будем обсуждать это каждый день, так что лучше уж поговорить сейчас. Я не хочу, чтобы, когда у меня наступит ухудшение, это стало шоком для тебя. Я понимаю, что в любом случае это будет тяжело, но не надо строить воздушных замков. Давай трезво оценивать ситуацию и не отмахиваться от вероятностей. -Как ты делаешь это с вероятностью того, что все обойдется?- спросил он, чувствуя, как ее рука напрягается в его ладони. -Чем выше взлетишь, тем больнее упадешь. Пусть лучше уж твой «благоприятный исход» будет самой приятной неожиданностью в моей жизни, чем самым страшным разочарованием. Он понял ее логику и признал ее правоту, хоть это, как всегда, далось ему нелегко. -Что-то изменилось за сегодняшний день?- спросил он, невольно припоминая ее вчерашний душераздирающий страх и сравнивая с сегодняшним спокойствием. -Не знаю, Малдер,- честно призналась она,- но твое видение, мысль о том, что оно может быть реальным, и внезапная смерть Бена… Люди умирают, это страшно, но нормально. К сожалению, нормально. Кажется, я действительно уже не так сильно боюсь. Она посмотрела на него с теплой и совершенно бесстрашной улыбкой. Он крепко обнял ее и прошептал: -Все будет хорошо, тебе, правда, нечего бояться. Все будет хорошо. -Я надеюсь на это, Малдер. Они слегка отстранились, но все же, остались на близком расстоянии, глядя друг другу в глаза. Наконец, Дана отвернулась и, поднимаясь, произнесла: -Пора спать, как-никак, мне завтра рано вставать. Я уберу все это, а ты иди, ложись. -Ты все еще не хочешь, чтобы я пошел с тобой на эти похороны?- спросил Малдер, тоже вставая. Дана с двумя стаканами в руках замерла в нерешительности, а потом все же ответила: -Нет, я все еще думаю, что должна поехать одна. Извини. -Нет, что ты. Все в порядке. -У тебя не болит голова? Может, аспирин?- спросила Скалли уже из кухни. -Нет, я в порядке,- совершенно искренне ответил Малдер. Несмотря на это последнее видение, он не испытывал ни малейшей боли. Он прошел в спальню, снял халат, надел боксеры и футболку. Вскоре Скалли присоединилась к нему: -Я все же пойду приму ванну, а ты не жди, засыпай, только… у меня с собой нет одежды,- она чуть смутилась. Вчера это обстоятельство было не таким важным в связи с экстренностью ситуации, но сейчас костюм, в котором она проходила два не самых приятных дня своей жизни, сильно нуждался в стирке. Ночуя у него вторую ночь подряд, она чувствовала себя, словно его новая и мимолетная пассия, которая утром после бурной ночи наденет его рубашку и, сверкая обнаженными ногами, пойдет на кухню, чтоб сделать кофе. Однако все обстояло совершенно иначе, и эта мысль одновременно и пугала, и успокаивала ее. Да и про Малдера ли эта история, которую она мысленно нарисовала себе? Малдер дал ей длинную футболку и халат: -Синее полотенце кристально чистое,- улыбнулся Фокс, ложась в постель. -Спасибо за информацию. Засыпай, не жди меня, а я постараюсь не шуметь. -Ладно, спокойной ночи. -Приятных снов. Они с минуту смотрели друг на друга, а потом она медленно закрыла за собой дверь ванной. Малдер чувствовал себя по-настоящему усталым, поэтому решил последовать совету Скалли, «в кои-то веки», сказала бы она, если бы могла прочесть его мысли. Но она была лишена такой возможности. Быть может, к счастью… Ведь она могла бы прочесть и то, что он скрыл от нее. Его последнее видение. Он не сказал ей. -Спокойной ночи, Малдер,- произнес Фокс и, поворачиваясь на бок, натягивая одеяло на плечи, закрыл глаза, пытаясь уснуть. И Морфей, кажется, оказался на его стороне. Малдер почувствовал, как реальность медленно уплывает, а он погружается в спокойное забытье. Но через мгновение он понял – это не сон. Он снова увидел ту палату, в которой лежала Скалли. Теперь уже был день, и она сидела на постели, а на стуле рядом с ней сидел он, держа ее за руку. -Я должна кое-что сказать тебе,- слабым голосом прошептала она. От этого он, сидящий на стуле и он, смотрящий за всем со стороны, содрогнулись. -Что такое, Скалли? -Я… в общем…. Чип не подействовал, Малдер. Мое состояние продолжает ухудшаться. Малдер на стуле замер, а Дана постаралась покрепче сжать его руку. -В этом нет твоей вины. Я благодарна тебе за то, что ты искал лекарство для меня, хотя никто вообще не верил в его существование. А то, что оно не подействовало… Ты ведь не мог предвидеть этого. -Я не верю,- Малдер вскочил со стула и отвернулся от Скалли, закрыв руками лицо,- я не верю в это. Они что-то напутали в анализах. Он должен был подействовать! Должен был! -Ох, Малдер,- тяжело вздохнула она,- подойди ко мне, пожалуйста. Он, не отрывая рук от лица опустился на стул. Скалли дотронулась до его ладони и притянула ее к себе. Фокс посмотрел на нее и… в глазах его стояли слезы отчаяния и боли. Тот Малдер, что лежал сейчас в собственной постели и, казалось, спал, желал в эту минуту двух противоположных вещей – ему хотелось поскорее избавиться от этого видения и в то же время – узреть, чем все закончиться. Если тот Малдер, которого Скалли держала за руку, уже потерял всякую надежду и выглядел совершенно разбитым, то другому Фоксу еще очень хотелось верить в то, что все обойдется. -Малдер, все хорошо, послушай, все хорошо, я еще тут. Я тут, с тобой,- успокаивающе шептала Дана, проводя ладонью по его щеке. Он наклонил голову и зарылся лицом в складки ее сорочки, а она гладила его по волосам. -Не уходи от меня, Скалли, умоляю, не бросай меня, пожалуйста, только не бросай меня. -Ну что ты, Малдер, как я могу? Я останусь с тобой, помнишь, я же обещала тебе, ты помнишь? Малдер наблюдавший за всем со стороны подумал – а не плачет ли он сейчас на самом деле? В той реальности, где Скалли принимает ванну в его квартире, а не умирает на больничной койке, одновременно пытаясь утешить его. Он смотрел на самого себя и поражался – как он может так себя вести? Ладно еще плакать, когда она спит и не видит этого, но раздирать ей сердце своими слезами в такой момент?! Перестав мысленно бичевать себя, Малдер вслушался в ее фразу «Ты помнишь?» Боже, она ведь говорит о том, что произошло лишь вчера, когда они вернулись домой из Провиденса. Так сколько же времени прошло с тех пор? Сколько времени еще есть в запасе? Господи, парень, давай, скажи ей, что ты помнишь, и как давно это было! Сделай же хоть что-то полезное, ну давай же! Малдер, сжимавший Скалли в объятиях словно услышал этот немой приказ и произнес: -Я помню, Дана, я помню… Это ведь было около месяца назад. -Даже меньше месяца, Малдер,- печально улыбнулась Скалли, продолжая перебирать пальцами его каштановые пряди. «Меньше месяца?! Меньше месяца… Так мало… так мало времени? Нет…нет…НЕ-Е-ЕТ!!!» -Ш-ш-ш, Малдер, тише, успокойся, это просто сон, слышишь меня, это просто сон,- шептала Скалли, кладя прохладную руку на его покрывшийся холодным липким потом лоб. Фокс резко открыл глаза и рывком сел на постели. Дана поднялась медленнее и положила ладонь ему на плечо. -Что тебе приснилось, Малдер?- тихо спросила она после минутного молчания. Малдер потер ладонями лицо, словно прогоняя остатки сна, и опустился на подушки. Теперь Скалли смотрела на него сверху вниз, терпеливо ожидая ответа. Наконец, он произнес: -Ничего серьезного, Скалли. Так, стандартный набор – похищение Саманты, беспомощность и прочее…. -Но…,- Дана нахмурила брови,- ты ни разу не произнес ее имени… -Это повод мне не верить? Иногда я не произношу ее имени, но это не значит, что она мне не снится. -Хорошо, тогда причем тут «месяц»? -Месяц?- переспросил Малдер, пытаясь оттянуть время. -Ты кричал что-то о времени, о месяце, о том, что времени мало. Малдер…,- Скалли наклонилась к нему и снова положила ладонь на его лоб, а потом, словно невзначай, провела ею по его щеке. -Я не помню… Скалли, это ведь был сон. Кошмарный сон, так зачем ты хочешь, чтобы я его вспомнил? -Я задам тебе вопрос, а ты пообещай, что ответишь честно, хорошо? -Ладно-ладно,- через мгновение ответил он, поднимаясь с постели,- вот только у меня во рту пересохло. Я пойду, принесу воды, а ты пока сформулируй свой вопрос. Тебе не нужно воды? Скалли откинулась на подушки и замотала головой. -Я скоро вернусь,- словно прося прощения, произнес Фокс, выходя из комнаты. -Был ли это сон, Малдер?- прошептала Скалли в молчаливую темноту и повернулась на бок. На кухне Фокс налил себе стакан воды, бросив туда горсть льда, и выпил ее залпом. Он прислонил голову к прохладной поверхности оконного стекла и несколько раз глубоко вздохнул. Когда он вернулся, Дана лежала, повернувшись к нему спиной. Он осторожно лег рядом, думая про себя: «Может, оно и к лучшему». Он был отнюдь не уверен в том, что она спит, но мысленно благодарил ее за то, что она не заставила его лгать. А сказать правду он был просто не в силах. «Поразительно,- думал Малдер, изучая едва заметную трещину на побелке потолка,- я пошел к этому Голдстину, чтобы изгнать боль, связанную с историей моей семьи, чтобы узнать правду и успокоиться. Это мучило меня настолько сильно, что я плюнул на все – на безопасность и, о Боже, на мнение Скалли и рванул туда один. И что теперь? Теперь перипетии моей биографии отошли не просто на второй план, меня они больше не интересуют, во всяком случае, сейчас, теперь меня интересует лишь здоровье и безопасность Скалли. Одна боль ушла, пусть даже если и на время, но ее место заняла другая, намного более острая… Это не боль прошлого это настоящая, сиюминутная животрепещущая боль… Поистине, клин клином вышибают. А мою боль может «вышибить» только новая боль….» Когда он с трудом открыл глаза, солнце было в самом зените. Фокс повернул голову и увидел, что Скалли нет рядом. Он почувствовал смесь огорчения и чувства вины, когда понял, что не слышит ни шума воды в ванной, ни каких-либо признаков жизни на кухне. Он остался один. Это было не ново, но по-новому неприятно. Вскоре Фокс увидел сложенный вдвое небольшой лист бумаги, которого раньше здесь определенно не было. Он мгновенно потянулся к нему. «Я проснулась по будильнику и не стала будить тебя. Я сходила в магазин, тебе обязательно нужно позавтракать. Я позвоню, как только закончатся похороны. Скалли» Малдер поднес листок к лицу, чтобы почувствовать нежный аромат Даны, который каким-то непостижимым образом запечатлелся на бумаге. Фокс почти что видел, как она быстро, но, в то же время, тщательно подбирая слова, писала ему эту записку.
Возможность оставлять отзывы отключена автором
Права на все произведения, опубликованные на сайте, принадлежат авторам произведений. Администрация не несет ответственности за содержание работ.