Первая брачная ночь

Гет
R
Завершён
20
Награды от читателей:
20 Нравится 26 Отзывы 26 В сборник Скачать

Всё испортили!

Настройки текста
Наступила звёздная московская ночь, высокие фонарные столбы ярко освещали трассу и всю проезжую часть малой Бронной улицы. В домах уже почти не горел свет, лишь в некоторых квартирах можно было увидеть мерцание лампочки Ильича! Стояла тишина, нарушаемая лишь шумным звуком легкого ветерка, игриво ворошившего зеленую листву на деревьях, и редким пением всяких ночных птиц. Как вдруг, в ночи начал слышаться чей-то смех и веселые разговоры, а иногда даже песни. По улице шла свадебная церемония, провожая домой совсем недавно поженившихся возлюбленных — Геллу и Григория Даниловича Римских! Молодожёны вальяжно шли впереди, а все остальные гости данного торжества, естественно, позади них. Прохожие странно косились на изрядно подвыпивших гостей и странно одетых свидетелей жениха и невесты. Чудаковатый Мастер, бывший историк, а в настоящем писатель, автор известного романа о Понтие Пилате, был одет в красный измятый пиджак, а на его спине были вышиты золотыми нитями двуглавые орлы. Также на мужчине безвкусно смотрелись белые штаны в чёрную полосочку, а на голове красовалась его знаменитая тюбетейка с буковкой «М», которую Маргарита когда-то ему пошила. Он шел, то и дело шатаясь, иногда напевая себе под нос что-то непонятное, а порой и вдруг начиная танцевать ни с того ни с сего, чем обращал на себя еще больше недоуменных взглядов со стороны трезвых прохожих. — Геллушка-а-а-а-а-а, подруга, со свадебкой тебя!!! — вдруг завопил он, продолжая шататься, бодро хлопая вампиршу по плечу, так, что она чуть не упала. — Да-да-а-а-а, со свадебкой! *ик* — тут же поддакнула растрепанная Маргарита, то и дело икая. «Боже, понажирались суки! — зло промелькнуло в голове невесты, отводящей недовольный взгляд от нетрезвых свидетелей, — Тоже мне, культурные москвичи, блин… Понажирались так, что больше на свино-собак каких-то похожи! Позорища, блять», — естественно, Гелла не могла произнести это вслух, так как и сам Повелитель Тьмы был не в лучшем состоянии. — Гелл, ну ты чего сердитая-то такая?.. — спросил он, заметив, с каким недовольством она поджала губы, тоже похлопывая ее по плечу. — Мессир, вы пьяны, — сквозь зубы прошипела она, стараясь не смотреть ему в глаза, — как мне не злиться, когда все гости напились и теперь ведут себя не пойми как?! — Мы выпили всего лишь двадцать видов всеразличного спиртного! *ик* — вскрикнул возмутившийся Азазелло, тоже изрядно шатаясь и демонстративно ставя руки в боки. — Мя-я-я-яу! Ещё, ещё-ё валерьянки!.. — опьяневшим голосом молвил кот, тряся уже пустую бутылку над своим языком, надеясь, что там ещё хоть что-то осталось. — Бегемот! Да отъебись же ты со своей валерьянкой-то! — уже сердито воскликнула Гелла, понимая, что пьяные товарищи окончательно её выбесили. — Пардон, — котяра картинно поклонился. Шедший со своей новоиспеченной супругой Григорий Данилович все это время молча, лишь изредка шепча ей успокаивающие слова по типу «Не обращай на них внимания», но сам их не ругал. Его мысли были заняты другим — поскорее бы дождаться первой брачной ночи! И вот, наконец-то показался знакомый жилой дом, в котором проживал финдиректор театра Варьете. Мужчина с улыбкой взглянул на знакомое ему здание, после чего одна из его бровей как-то невольно приподнялась вверх, а на лице преобразовалось пошловатая ухмылка. Он хотел сказать женушке какое-нибудь ласковое слово, но в этот момент та в очередной раз повернулась в сторону пьяных гостей и заорала: — БЛЯ, ДА ВЫ ЗАКОЛЕБАЛИ! — Во-во! Заколебали! *ик* — подтвердила Марго, словно бы она сама была трезвее стеклышка, — нажрутся и песни орут! — А сама-то, — угрюмо забормотал Азазелло, опуская взгляд вниз. — Друзья, друзья, ну не ссорьтесь!.. *ик* — икнул притихший Фагот, который даже в пьяном состоянии вел себя мило и дружелюбно. — Фагот, тварь, я тебе этого никогда не прощу… — яростно прошипел Мастер, сощуривая свои пожелтевшие очи, — Взял и выпил целую бутылку МОЕГО подарочного вискаря! — Так его… Так его все равно никто не пил! — виновато развел руками в разные стороны тот. — А можно мне еще валерьянки? — мяукнул Бегемот, продолжая обсасывать пустую бутылку, очень надеясь, что там еще что-то есть. — Нет, нельзя! — злобно заорала Гелла, шипя на шерстяного. — Боже, это была адская свадьба… — выпалила она, закатив глаза вверх и при этом демонстративно вздыхая. — Я надеюсь, что это было сказано в хорошем смысле… — боязно промолвил кот, указывая своей дрожащей лапой на невесту. — Любовь моя, — нежно подал голос финдиректор, — не беспокойся, мы уже почти дома. Сейчас мы сможем остаться наедине друг с другом, а они успокоятся и разойдутся! — Ты не представляешь, с каким нетерпением я этого жду, Гриша… — мрачно выдала вампирша, опуская взгляд вниз, — чтобы эти алкаши наконец-то свалили! — крикнула она, уже обращаясь к гостям. — Ну подумаешь, немножечко выпили! — возмутился мужчина в тюбетейке, демонстративно сделав один шаг вперёд, — А не надо было в таком шикарном ресторане праздновать! Потом в главном зале Варьете, а потом и в Аду, поместье моего отца! — Ты сам это предложил, гений! *ик* — строго, почти зло выдал обычно дружелюбный Коровьев, сурово грозя товарищу длинным указательным пальцем. — Ну кто же знал *ик* что вы согласитесь! — так же строго ответил творец, поправляя свою тюбетейку, съехавшую набок. — Я твердо отказывался! — уверенно рявкнул рыжий демон, выделывая отрицательные жесты руками. — Ну да конечно, отказывался он. Первым же делом после такого предложения начал говорить, как бы круто было выпить, — ядовито прошипела Гелла, смотря недоуменному товарищу в лицо. — Ну зато здорово погуляли! — вдруг вступился за Мастера Варенуха, который был, пожалуй, самым адекватным и трезвым. — Да, мы может и перебрали немножечко с алкоголем, ну с кем же не бывает?.. — Ага… Немножечко… — сердито пробубнила Гелла, поправляя немного помятую свадебную фату, которая смялась из-за постоянных дружески объятий и похлопываний по плечу, — вижу я, как «немножечко»! — Ну есть хоть у кого-нибудь валерьянка-то? — в голосе кота уже послышались небольшие умоляющие нотки. — Геллка, ну ты, конечно, даёшь! — с противным смешком выдал Мастер, следуя за молодыми в подъезд, — Ты сердитая, и я понимаю, почему, ведь вы, вампиры, терпеть не можете спиртное! Вам лишь бы крови чей-то попить. — Я сейчас ИЗ ТЕБЯ всю кровь выпью, алкаш вонючий! — рявкнула та, резко поворачиваясь к товарищу, и ее крик эхом раздался по всему подъезду: «Вонючий, вонючий…» Мастер испуганно отшатнулся и упал бы, но приземлился в «объятия» кое-как подхватившего его Фагота. — Ладно, ладно… — замямлил он, делая руками жесты, мол, «воу-воу, полегче». Римский же всё это время старался молчать и не вмешиваться в их спор. Писатель робко замолчал и решил больше не злить свою подругу, да и Геллу можно было понять. — Ну что ж, — торжественно начал Повелитель Тьмы, улыбаясь во все тридцать два, — вот вы и дома, молодые. Еще раз желаю вам… Э-э… как это… Счастья и всего самого лучшего, и счастья! — выдал он, не осознав, что пожелал сейчас счастья два раза. — Мессир! Мессир! Они такие счастливые! — выкрикивал Фагот, демонстративно хлопая в ладоши. — Ага, очень… — почему-то недовольно выпалил Азазелло, скрещивая руки на груди. — Подруга, я тоже *ик* хочу пожелать тебе всего са-а-а-а-амого хорошего! — протянула Маргарита, пьяно, но мило улыбаясь, обнимая вампиршу за плечо. — Спасибо, — неловко улыбнулась в ответ та. — Григорий Данилыч, тебя тоже поздравляем! — радостно выпалил Иван Савельич, бодро сжимая руку в кулаке, мол, молодец. — Хе-хе-хе, спасибо… — неловко ответил финдиректор, почёсывая свой затылок. — Ну ладно, ребята, вы уж расходитесь, а мы с Геллушкой пойдём спать~ — Да уж… — девушка была так сердита поведением пьяных гостей, что не обратила внимания на пошловатую интонацию супруга. — Ну тогда, спокойной ночи вам, молодожёны! — браво выкрикнул Иван Савельевич, после чего заметно подмигнул своему коллеге по работе. Прошло еще минуты две, прежде чем с молодоженами нормально распрощались все гости. Кто-то желал им здоровья, кто-то счастья, кто-то всего сразу, а кто-то просто бодро хлопал по плечу, мол, ну, держитесь там. Наконец, все распрощались и расцеловались, после чего начали уходить. Убедившись, что за горизонтом скрылась голова последнего гостя, замыкающего процессию — Азазелло — довольный Григорий Данилыч тотчас повернулся к своей красавице-супруге. — Ну что, моя дорогая, теперь мы наконец-то остались одни~ — пошловато вырвалось из уст мужчины, что сильно напрягло Геллу, ведь она пребывала на данный момент не в самом благоприятном настроении. — Гриша, открой, пожалуйста, квартиру… — тяжко дыша, произнесла невеста, стараясь не смотреть на жениха. Тот молча кивнул, начиная шариться рукой в кармане, при этом не сводя похотливого взгляда с Геллушки. — Милая, ты из-за чего так расстроена-то? Неужели, из-за них? — уже чуть мягче вопросил он, взглядом указывая туда, куда минуту назад ушли пьяные гости. — Какой ты догадливый… — саркастично выпалила она, нетерпеливо наблюдая за действиями своего новоиспечённого мужа. — Лучше бы просто расписались в ЗАГСе! Ну нет же, мессир решил устроить очередной бал Сатаны! И в прямом, и в переносном смысле!.. — Родная, ну не расстраивайся ты так… — Римский пытался успокоить любимую, — они же уже ушли, значит, все уже в прошлом, — он мягко положил руку ей на плечо. — Ага… Ушли, а перегаром до сих пор воняет! — грубо выдала вампирша, ненавидяще пялясь в сторону ушедших, скрещивая руки на груди. — Ничего, родная, выветрится. — шутливо откликнулся финдиректор, наконец-то открывая входную дверь в квартиру. Очутившись в квартире Григория Даниловича Римского, Гелла сразу же лицезрела довольно-таки странную картину. По крайней мере, для нее. В коридоре было просторно, на стенах были аккуратно поклеенные жёлтые обои с белыми цветочками на них. Почему-то вампирше никогда не нравились именно яркие цвета, да и тем более — такие девичьи. Она предпочитала серые, чёрные и коричневатые тона в интерьере. А уж если это были обои, то они должны были быть либо в клеточку, либо в полосочку, либо в ромбики! У неё были довольно-таки специфические вкусы, впрочем, как и у всей свиты Повелителя Тьмы. Перед входом, слева от вошедших, помещался длинный бежево-белый шкаф, в котором хранилась верхняя одежда на любой вкус и на все случаи жизни. Слева же висело такое же длинное, во весь рост зеркало, в которых молодожены увидели свои лица. Под ногами стелился мягкий коврик шоколадного цвета, на котором было довольно приятно стоять вампирше, что была с босыми ногами. — Гриш, а ты разве до этого был женат? — заторможено спросила Гелла, рассматривая обои на стене квартиры финдиректора. — С чего ты решила? — спросил тот спокойно и с достоинством, надеясь, что его «хоромы» очень впечатляют его возлюбленную. — Ну а ради кого ты бы еще стал покупать такие обои? — она провела пальцем по узору, непонимающе смотря в сторону мужчины. Такой жест со стороны невесты сильно напряг Григория Даниловича, он резко побледнел, ощущая не самые приятные симптомы взволнованности! Он начал подбирать подходящие слова, при этом его глаза бегали по комнате, словно бы кого-то или что-то ища. Гелла же никак не обратила на это внимание, ибо была занята просмотром диковинного, как её казалось, интерьера. — Как тебе мои хоромы? Нравятся? — горделиво спросил финдиректор, решив немного сменить тему разговора, да и казаться поуверенней. — Вполне себе неплохо, — ответила Гелла такой интонацией и голосом, будто бы была дизайнером интерьеров со стажем, — правда, обои слишком яркие, надо будет их переклеить… — Да к чёрту эти обои! — страстно воскликнул Римский, демонстративно скидывая с себя пиджак — Сейчас они нам ни к чему~ — Ты о чем это? — Гелла была так погружена в мысли о пьяных гостях и слишком ярких стенах, что действительно почему-то не поняла намеков, и посмотрела на Григория, непонимающе приподняв бровь. — Как это — о чем? — тот так удивился такому вопросу, что даже его голос изменился, став из страстного неуверенным, — ну… как бы, о… Э-э… — О чем? — все таким же голосом спросила она, скрещивая руки на груди, не понимая, что от нее хотят. — Ну блин, ну брачная ночь! — выпалил он не то чтобы зло, но слегка раздраженно, аж подскакивая на одном месте. — А, ты про это? — ошеломлённо вопросила невеста, позабыв обо всём. — Гриш, может лучше завтра? Или на днях? Просто я сегодня не в духе, понимаешь?.. — смущаясь, выдала она, как бы намекая своему супругу на не очень приятные послесвадебные моменты. — Ну уж нет! — твёрдо выпалил Григорий Данилович, делая грозное выражение лица. — По всем свадебным традициям мы должны отдаться друг другу именно в нашу первую брачную ночь. — А про пьяных гостей и безвкусные обои там что-то сказано? — саркастично вопросила она, язвительно при этом захихикав. — А они тут причем? — уже непонимающе и немного расстроенно выдал он, обиженно надувая губы, как ребенок. — При том, что они испоганили мне все настроение! — зашипела девушка, сжимая руки в кулаках, снова вспоминая пьяные физиономии друзей, и волна гнева охватила ее по новой. — Я мог бы поднять тебе настроение, — Гриша не сдавался, и как можно соблазнительней улыбнулся, надеясь, что она все-таки согласится. На его предложение Гелла только промолчала и, ничего не ответив своему супругу, молча ушла в другую комнату. Такое поведение невесты лишь сильнее озадачило Римского. Он, конечно, был человеком не агрессивным, но капризное поведение его супруги, мягко говоря, разочаровало его. Ведьма очутилась в ещё более просторной комнате, которая была уже не такой яркой: огромные книжные шкафы, красивая румынская стенка и кожаный диван сильно её впечатлили. — Не может быть… — тихо промолвила она, любуясь всей этой красотой. — Геллушка… — финдиректор решил добиться супруги ласками, а не грозными требованиями, и нежно обнял ее за плечи сзади, — ну пожалуйста. Давай потрахаемся, м? Я очень долго этого ждал… — Гриш, нет! Сказала, не хочу! — не прямо уж зло, но строго выпалила она, уворачиваясь от его рук. — Ну блин! Ну как так-то?! — отчаянно спросил он словно сам у себя, всплеснув руками. — Вот так вот, Гриш, вот так вот… — с наигранной печалью сказала она, делая уставший вид, — У нас сегодня был очень нагруженный день, давай отдохнём лучше. Тем более, я никогда не была в твоей квартире. С этими словами она непринужденно направилась на кухню, чтобы осмотреть интерьер и там. «Ну нет, я просто так не сдамся! — упрямо подумал мужчина, аж сжимая руки в кулаках от напряжения, тоже следуя на кухню, — я добьюсь своего, пусть не сомневается!» Вампирша же тем временем уже пришла на кухню, тут же начиная с любопытством ее оглядывать. Ярко освещаемая люстра осветила всю кухню, которая чем-то была похожая на ту, что была в квартире на Садовой. Кремовая плитка, похожие резные тумбочки, но только вот кухонной утвари было совсем немного… Когда Гелла проживала со всеми товарищами, на кухне всегда было полно кастрюль, сковородок и котелков. Кухня снова вернула ей приятные воспоминания о прошлом, но сообщить супругу о хорошем настроении она как-то и не торопилась. — Тут красиво, — вдохновленно выдала она, нежно проводя пальцем по ручке дуршлага. — Угу, спасибо, спасибо, — натянуто улыбнулся финдиректор Варьете, при этом бодро кивая головой, думая, как бы ему дальше поддержать разговор и вскоре опять приняться за попытки соблазнить супругу. Он умолк, думая, что ему сказать, или же подождать, что скажет Гелла. Девушка лишь с превеликим интересом ошивалась по кухне и заглядывала в каждый шкафчик. Её всегда привлекала именно кухня, ведь уже много лет она была во служении мессира не только служанкой и горничной, но и самой прекрасной кухаркой. «Может, я смогу заняться с ней сексом на столе? — в лёгкой панике подумал Римский, при этом нервно сглатывая, — А что? Это неплохая мысль~» — Ну что? Нравится? — слегка кокетливо спросил он, уверенно скрещивая руки на груди, пытаясь казаться горячим и привлекательным. — Да, довольно милая кухня, — спокойно ответила вампирша, на некоторое время подзабыв и о пьяных гостях. — А нравится ли тебе этот кухонный стол? ~ — сладко вопросил он, медленно проводя руками по этому самому столу. — Ну стол, как стол, что в нём такого-то?.. — с неким напряжением в голосе вопросила невеста, косясь на жениха. — Ну-у-у-у-у-у-у-у-у… — протянул тот, с ехидной лыбой опуская взгляд вниз, а потом вновь поднимая его на возлюбленную, — посмотри, какой длинный и большой, какой удобный… Я думаю, мы бы на нем вдвоем смогли поместиться! — Зачем? — она непонятливо и немного неуверенно нахмурилась, но намеков все так же не понимала. — Гелла, ты разве не понимаешь намёков? — уже малость раздраженно вопросил Григорий, даже обижаясь на свою невесту. — Нас двое, плюс мы недавно поженились… — Гриш, ну сколько раз говорить тебе — не хочу и все! — твердо и упрямо выпалила та, тоже скрещивая руки на груди, — как ты не понимаешь?! — Прекрасно! Все невесты после свадьбы хотят брачной ночи, а она не хочет! — саркастично воскликнул Гриша, опять всплеснув руками. — Может быть, у меня болит голова! — зло добавила Гелла, уходя из кухни. — Ага… Конечно… — растерянно и так же недовольно выдал мужчина, снова нахмурившись. — Зашибись новость! Я, значит, весь день ждал, а она мне тут заявляет, что не хочет! — Если бы ты меня любил, ты бы меня понял! — рявкнула девушка, поворачивая голову к нему, — и не стал бы приставать! Услышал бы, что не хочу, и сразу бы отстал. Она вновь скрестила руки на груди и прошла в гостиную. Напряженный финдиректор пошел за ней. — Капец… И все из-за этих дурацких гостей! — сердито воскликнул он, в очередной раз выделав руками отчаянные жесты. — Я же сказала, что на днях мы обязательно отдадимся друг другу. Мы же живём не в древней Руси, когда надо было следовать всем этим традициям! — грозно молвила невеста, опускаясь на стул, что стоял в коридоре. — Ну да, на днях… А когда именно — на днях? — нудно и с неприятным сарказмом в голосе спросил мужчина, облокотившись об дверь всем телом, чтобы показать свою непринужденность. — Когда у меня будет настроение, — уже лояльно ответила она, поправляя прядь рыже-огненных волос. — И когда это будет?! Через триста лет? Нет, милая моя, я так не согласен! — выдал Римский, мысленно злясь на гостей из-за того, что они забрали у его жены все желание заняться сексом. — А я, может, побольше о тебе узнать хотела бы, ну в плане семейной жизни. — Ну вот и узнаешь, когда мы обзаведёмся детьми! — уже строго выдал он, топнув ногой. — И вообще, я в этом доме главный, не спорь с супругом! — А почему сразу ты?! — вдруг тоже возмутилась она, так же топнув длинной худой ногой, — ты вообще-то смертный, а я — вампир! Вампирша! Так что, дорогуша, это еще под вопросом, кто из нас тут главный… — Ну заебись просто! — выпалил тот, разводя руками в разные стороны, от возмущения не зная, что ему еще сказать. — Неужели, ты не хочешь потом? Или тебе вот сейчас горит?! — едва сдерживая себя, воскликнула невеста, словно бы ей задали какой-то неприличный или болезненный вопрос. — Гриша, ну пойми меня правильно, что для секса тоже нужны силы. Ну не буду же я лежать, как бревно?! — Ну я же могу сделать все сам, — Римский почему-то сделал свой из уверенного и пылкого чутка смущенным. — Нет, я так не согласна! Меня это не устраивает, — девушка закинула ногу на ногу, — я тоже хочу принимать участие в сексе! — Хорошо, хорошо, моя дорогая, будешь, — молвил Римский, поднимая с пола пиджак, — есть много разновидностей в сексе, что-нибудь да выберем с тобой, даже если ты сильно устала! — последние его слова прозвучали очень и очень бодро, словно бы он только сейчас додумался найти выход из сложнейшей ситуации. — Тебе не понятно было сказано?! — нахмурилась недовольная вампирша, — я же сказала сто раз, что ПРЯМО СЕЙЧАС я не в настроении! — Заебись, и что мне теперь делать?! — в очередной раз всплеснул тот руками, так топнув ногой, что пол чуть не сломался. — Снимать трусы и бегать! — недовольно и саркастично прошипела та, скрипя зубами от недовольства, — ну потерпи ты немного, ё-моё! — Я уже устал терпеть! — с некой страстью в голосе воскликнул мужчина, хотя так же можно было услышать в его голосе и нотки отборного гнева. В связи с сильным недовольством он жалобно опустился перед ней на колени и уложил на ее колени свою голову. — Ну давай я тебя хоть так поласкаю?.. — Я не бельё, чтоб меня полоскали. — задумчиво выдала Гелла, смотря куда-то вдаль. Римский непонимающе склонил голову, прежде чем понял, что это был каламбур. — Очень смешно, блин! — сердито, но уже устало выпалил он, понимая, что уже проигрывает в этом споре, и обессиленно выдохнул. — Да не вешай ты нос, Гриш. — успокаивающее сказала Гелла, откидывая голову назад, — Лучше сконцентрируйся на своём спектакле, ты же мне за него на той неделе все уши прожжужал! — О спектакле? Серьезно, о спектакле?! — рявкнул тот, гневно и немного непонимающе смотря на жену, — да о каком спектакле может идти речь, когда у нас прямо сейчас должна быть брачная ночь?! Не пытайся заставить меня думать о чем-то другом! — Жаль, — с наигранной грустью ответила Гелла, переводя свой такой же наигранно грустный взгляд куда-то в сторону, — а я уж думала, что это как-нибудь поможет нашему с тобой сексу… — Да что-то я сомневаюсь, — недовольно и саркастично ответил мужчина, еще раз устало вздыхая, и поднялся на ноги, потом глянул на часы: — м-да… Таким темпом брачная ночь превратится в брачное утро! — Не будет ничего брачного! — Гелла скрестила руки на груди, злясь из-за того, что муж все никак не угомонится. Римский рассердился и, поняв, что уже не в силах бороться с супругой, просто молча зашагал в свою спальню. Гелла некоторое время просто продолжала сидеть, надувшись и скрестив руки на груди. Как вдруг, в голову пришла одна весьма интересная идея. Чтобы повеселиться… «А что, если я сейчас пойду в спальню и только больше подразню его? — ухмыльнулась она себе под нос, — точно! Пойду и так и сделаю! Заодно повеселюсь…» Продолжая ухмыляться, она встала на ноги и тоже направилась в спальню. Зажгя свечу, Григорий Данилович быстро избавился от своей свадебной одежды и, нацепив белоснежную пижаму с кальсонами, улёгся под тёплое одеяло. «Ну и пусть идет она куда подальше! Надоела… — недовольно, но уже устало и не упрямо думал он, обреченно вздыхая, — ладно уж, что с ней делать…» Он демонстративно опустил голову, как вдруг боковым зрением, как дверь в комнату открывается, и внутрь тихо входит его супруга. Силуэт вампирши ненадолго промелькнул около входа в их спальню, а потом скрылся во тьме. Это сильно озадачило Римского, но он решил не обращать на это внимание, а просто накрылся одеялом с головой. — Дорогуша~ — вдруг послышался пошловатый голос. — А?! А, ч-что?! — Римский сам не понял, почему так испугался неожиданности, и высунулся из-под одеяла. Пошловатая интонация вампирши его малость озадачила и напрягла, и он не совсем понимал, что ей нужно, — что ты еще хотела? — Я тут подумала и решила — пожалуй, ты прав! — бодро вырвалось из уст Геллы, включающей свет. — Это ты сейчас в каком смысле? — непонимающе вопросил Римский, слегка приподнимаясь с кровати. — Что свадебные традиции нужно соблюдать! — все так же бодро выпалила она, эротишно прижимаясь к стене. Около секунды Гриша сидел и не понимал, в чем дело, пытаясь переварить в своей голове сказанное, после чего возликовал: — Это ты сейчас не шутишь?! — Ну конечно нет! — Гелла ухмыльнулась и, ловко опустившись на стул, добавила: — Вот только мне ещё надо бы раздеться, до утра у нас ещё много времени~ «Я не верю своему счастью! — радости финдиректора не было предела! — наконец-то она согласилась!» Около пяти секунд Григорий Данилович не помнил себя от радости, а потом решил, что должен вести себя, как такой весь горячий любящий супруг: — Ну хорошо, Геллушка, а как ты хочешь? — с тёплой интонацией в голосе задался мужчина, с нетерпением наблюдая за действиями жены. — Я готов, как угодно, лишь бы моё солнышко было довольным~ — Я тоже готова как угодно, — Гелла нарочно раздевалась очень и очень медля, дразня и будоража своего заведенного муженька, — давай, как ты сам хочешь~ Римский все не мог нарадоваться тому, что все это происходит, что он наконец-то победил, и Гелла сдалась! — Нуууу… — мечтательно выдал мужчина, закатив свои очи к потолку, — Я заметил в тебе отличный актёрский потенциал, мы бы могли с тобой сыграть в какие-нибудь ролевые игры! Хэ-хэ-хэ~ — Давай, — согласилась та, скидывая с себя сначала белую свадебную фату, а затем и белоснежные кружевные перчатки, — только учти, я без ума от российской классики! — Классики? — Римский немного задумался и в задумчивости даже поднес руку к подбородку, — это очень интересно. А что за произведение ты тогда хочешь использовать для нашей ролевой? М? ~ — ему было реально очень интересно. Взгляд Геллы внезапно переменился. Из похотливого и страстного он стал каким-то… вдохновленным и задумчивым. — Знаешь, дорогой. Вот как мне кажется, классиков нынче недооценивают, — строго и уверенно сказала она, тоже поднося руку к подбородку, — сложно, конечно, будет выбрать достойный роман, может быть, предложишь ты? — О, это я, конечно, с удовольствием! — чутка хрипло, но всё же уверенно и браво выдал Римский, аж вскакивая с кровати. — Я ж, в конце концов, финдиректор, а мы в нашем театре много чего ставили по всем этим романам. Пришлось на некоторое время погасить свой страстный пыл и задуматься о другом: какой роман выбрать для их ролевых игр. — Как насчет «Капитанской дочки»? — спросил он, заодно вспоминая в своей голове и другие романы. — Неплохой выбор, но надо бы еще подумать, — Гелла с трудом сдерживала ехидную улыбку, — Тем более, кого же мы могли бы изображать там? — добавила она, делая задумчивый вид. — Э-э… Ну… — как назло, Григорий почему-то вдруг резко забыл всех персонажей, — что, если ты будешь Машей Мироновой, а я — Швабриным? Когда он притащил ее к себе. Гелла притворно задумчиво и немного недовольно нахмурилась. — Да че-то я даже не знаю… Нет, давай другое выберем, — выпалила она, опускаясь на кровать. — Ну вот… — финдиректор расстроился в очередной раз. — Ну не расстраивайся ты так, Гришенька. — с притворной лаской в голосе произнесла вампирша, снимая с ушей серебряные серьги — Ты предлагай, предлагай… А я уж выберу. — Ну хорошо! — чуть уверенней выдал Римский, устраиваясь поудобнее в уютной кровати, — Как насчёт романа «Преступление и наказание»? ~ Я буду студентом Раскольниковым, а ты — старухой-процентщицей. — Что?! — возмутилась Гелла, едва ли не упав со стула от таких новостей, — То есть, я, по-твоему, омерзительная старуха?! Тебя такие возбуждают, да?! — Н-нет, нет… вовсе нет! — поспешил успокоить её взволнованный финдиректор, не на шутку перепугавшись истерики своей новоиспечённой супруги. — Ты очень красивая, я представлял на этом месте молодую, горячую, состоятельную хозяйку~ — Фу, альфонс… — зло прошипела она, скрещивая руки на груди и отворачиваясь от супруга. — Ну хорошо, хорошо, не хочешь быть строгой хозяйкой, давай тогда Соней Мармеладовой. М? — То есть, ты хочешь сказать, что я проститутка?! — грозно, но негромко выдала Гелла, резко вставая со стула. — ЧЕГО?! Да нет, да нет! — мужчина опять поспешил ее успокоить — не хватало им еще рассориться в первую брачную ночь, — я… я не это имел в виду, как ты могла такое подумать?! — Нет-нет-нет, Гришенька, не нравится мне это идея с «Преступлением и наказанием», — уже спокойно, но все так же зло и раздраженно выдала она сквозь зубы, садясь обратно, — выбери что-то другое! От закипающей страсти, да и от страха опять случайно обидеть Геллу, Римский снова, как назло, забыл какие-либо романы. — Блин, ну я не знаю уже! — нетерпеливо выдал он, виновато разведя руками, — а может… «Дубровский»? А? Как тебе? — он очень надеялся, что она согласится. — И что же ты там предлагаешь? Любимый… — последнее слова она произнесла крайне натянуто и раздражённо, словно бы ей не нравились варианты супруга, но просто так вампирша сдаваться не хотела! — Э-э, ну… «Так-так-так, давай, вспоминай срочно, какие там персонажи!» — напряженно думал мужчина, испуганно шаря глазами по сторонам. — Ну, предлагаю просто — я — Владимир Дубровский, ты — Маша Троекурова, — как можно аккуратнее выдал он, надеясь, что ну на это-то она даст согласие! — И ты мне тоже будешь совать письмо?.. — с неким сарказмом поинтересовалась она, вальяжно приподнимая одну бровь кверху. — Куда совать? — вопросил ничего непонимающий Григорий Данилович, тоже приподнимая одну бровь кверху. — В ЖОПУ, БЛИН! — яростно завизжала Гелла, перепугав своим внезапным визгом финдиректора Варьете. Тот аж подскочил и чуть с кровати не грохнулся, но спустя пару секунд успокоился. — Ладно, ладно, не ори! Сейчас я что-нибудь придумаю! — поспешно заверил он ее, делая успокаивающие жесты руками, стараясь не смотреть в ее недовольные глаза. «Та-а-а-а-ак… Черт, какие еще романы-то есть? А, ничего не могу вспомнить!.. Может, «Ревизор»? Правда, это вовсе не роман… А ладно, пофиг, предложу! Трахаться-то охота!» — Геллушка, а что, если мы поиграем в «Ревизора»? — как можно соблазнительней предложил он, похотливо поигрывая бровями, — я Хлестаков, а ты Марья Антоновна! — Да почему я везде Марья?! — зло закричала Гелла, тряся кулаками перед супругом, — И что бы ты у меня проверял, Ревизор ты мой ненаглядный? — со стёбом в голосе задалась она, тоже в ответку двигая бровями, — Где у меня стикер, и не нарушаю ли я правила товарного соседства? ~ — Ну блин, Маша тогда было распространенное имя, кто ж виноват! Кем тебе еще быть-то?! Не Анной Андреевной же! — выпалив все это на одном духу, Римский устало опустил взгляд и выдал тихое и недовольное «ой, ё-моё…» — Ну что? Есть еще варианты? — спросила Гелла с улыбкой, как ни в чем не бывало. — Что насчет Онегина? «Евгения Онегина»? — с натянутой и очень кислой улыбкой предложил мужчина, стараясь сохранять спокойствие. — Ты за меня будешь стреляться? ~ — с пошлинкой в голове вырвалось из уст вампирши, делающей очень похотливое выражение лица. — Ну а почему бы нет~ — Римский сам не понял, почему, но решил сделать такую же похотливую интонацию, чтобы хоть немного разрядить обстановку. — Ты издеваешься надо мной, да?.. — уже притворно обиженно вопросила вампирша, поджимая губы. — Почему сразу издеваюсь? — уже лояльно вопросил мужчина, не понимая, чего от него хочет Гелла. — Любимая, ну много романов существует! Раз ты так любишь русскую классику, есть ещё варианты: «Война и Мир» и «Анна Каренина»! — Не хочу! Кем я буду в «Войне и мире», дубом, что ли?! — тут же рявкнула девушка, не упустившая возможности так сказать. — Эм, вообще-то… — Римский хотел напомнить, что там как бы есть женские персонажи, но не успел. — Это что?! Это очередной намек на то, что я бревно, ДА?! — продолжала рявкать рыжеволосая, аж пуская слезу от наигранной обиды. — Моя дорогая, ну а кем ты сама хочешь быть?.. — уже обессиленно задался он, еле-еле дыша. — Прошу, решай быстрее, у нас же первая брачная ночь. Я не хочу ссориться с тобой, я же тебя люблю. — Хм-м-м-м-м-м-м-м-м-м-м… — как можно задумчивей выпалила она, поднося руку к подбородку, — а знаешь, нет! Не хочу я «Войну и мир»! И Каренину тоже не хочу! — Ну а что??? Ну а что ты хочешь??? — в голосе того послышались жалобные нотки, он уже был готов хоть встать перед ней на колени и сложить руки в умоляющий жест. Вампирша призадумалась, вернее, сделала вид, что думает, а сама стала быстро-быстро копошиться в своей голове в поисках новых идей для романа. Она понимала, что провоцирует своего супруга на ссору и слёзы, но, почувствовав, что уже перегибает палку, девушка решила ослабить свою упёртость. — Гриша, ты меня уж прости, дуру привередливую… Сейчас я сама что-нибудь выберу~ — Ну давай уж… — бедняга реально был готов хоть заплакать, — думай… Гелла думала около минуты, может, чуть подольше, и тут в ее голове родилась мысль! — Как насчет… Ммм… — торжественно начала она, специально нервируя и так уже настрадавшегося муженька. — НУ??? — «Горе от ума»! М? Как тебе идея? — с энтузиазмом предложила она. — А что? Это, в принципе, неплохая идея! Давай. Я согласен! — уже бойко выдал Римский, мысленно ликуя от счастья. — Скажи, мне костюмы из шкафа доставать?.. — добавил он слегка взволнованно, но в его голосе ещё чувствовались нотки радости и некой победы. — Достань-ка лучше знаешь что? — Гелла вдруг сделала свой голос ооооочень похотливым, когда додумалась кое-что еще предложить… — Что? — заинтересованно спросил он, чувствуя приятное волнение из-за похоти в ее голосе. Девушка вдруг хитро сощурилась, встала со стула и переместилась на кровать к супругу. — Достань… наручники, — томно выдала она, шепча это ему прямо в ухо, — мы будем играть немного не по канону произведения… Твоя Софья Павловна хочет тебя наказать! ~ — Ого, так вот вы какая похотливая лиса, Софья Павловна~ — нежно проворковал финдиректор, заметно смущаясь. — А за что же вы хотите меня наказать?.. Он спросил это и тут же открыл ящик в прикроватной тумбочке, в поисках наручников. Он был необычайно рад, что они наконец-то выбрали роман, и теперь будут заниматься сексом в свою брачную ночь! — Эээээээ… — долго протянула Гелла, неловко чеша свой подбородок, — за то, что вы такой красавчик~ — уже кокетливо выдала она, хлопая длинными ресницами, и добавила: — а точнее — за кражу моего сердечка~ — Ох, ну вы меня сейчас смущаете. Хе-хе-хе~ — смущённо ответил Григорий Данилович Римский, потихоньку вживаясь в роль. — Где наручники?! — страстно и притворно строго выпалила она, ставя руки в боки, тоже пытаясь вжиться в роль властной девушки. — А… А, да-да, вот они, — финдиректор наконец достал из ящика игровые наручники с черным пушком и подал их женушке. Гелла внимательно и холодно их осмотрела, после чего несильно толкнула партнера, тем самым вынуждая его полностью принять лежачее положение. «Какая женщина! ~» — возбужденно подумал он, уже приставляя свои руки к изголовью кровати. Зафиксировав руки мужчины наручниками, Гелла выдала весьма хищную улыбку, как тогда, когда впервые посвящала Маргариту в ведьмы. Она резко повернулась к трюмо и стала медленно снимать с себя свадебное платье, полностью позабыв обо всём. Тихо напевая себе под нос какую-то элегантную французскую мелодию, девушка сделала вид, что не замечает мужа в комнате. «Наконец-то! Наконец-то это происходит!» — радости того не было предела! Он так долго этого ждал, так упорно этого добивался… И наконец-то победил!!! Вампирша раздевалась нарочно очень и очень медленно, чтобы завести и подразнить Римского только больше. Бедняга ерзал и изнемогал от страсти и возбуждения, наивно полагая, что она действительно согласилась на брачную ночь, а не просто обманывает его… Сняв свадебное платье и просто скинув его на пол, Гелла осталась лишь в одном кружевном корсете. Гриша опять заерзал и прикусил губу, радуясь тому, что она уже сняла хотя бы платье. — Как я тебе? ~ — пошловато-ласково поинтересовалась вампирша, начиная мять себе грудь перед зеркалом, — Я думаю, что перед моей сногсшибательной красотой никто бы не устоял! — Ох-х-х-х-х-х-х, да, ты права, милая! — Римский аж закатил глаза от возбуждения, будто его ласкали уже физически. Еще немного помяв свою грудь перед зеркалом, девушка решила избавить себя и от кружевного корсета. Она слегка изогнулась, дабы выглядеть эротичнее, дотягиваясь до шнурков сзади и тотчас начиная их расшнуровывать. Ловко, но, как и следовало ожидать — очень и очень медленно. Римский молча наблюдал за всем этим, любуясь неестественной красотой своей новоиспечённой жены. Он был просто вне себя от счастья и уже мысленно представлял их счастливое семейное будущее. «Ну когда же она снимет наконец этот дурацкий корсет?!» — мысленно воскликнул он, опять кусая себя за нижнюю губу, не в силах остановить свое глупое ерзанье. — Дорогой, как я тебе? — решила спросить рыжеволосая ни с того ни с сего, дабы еще больше завести «жертву» риторическими и такими жаркими вопросами. — Ты просто богиня! — уже в отчаянном стоне заверещал финдиректор, ёрзая на кровати лишь быстрее, — Ты моя царица! Ты моё всё! Ну иди же ко мне! ~ — Ну подожди, любимый, дай твоя царица для начала разденется, — той только в радость было его дразнить все больше и больше, чтобы вскоре довести до финальной точки, а потом взять и резко лишить его удовольствия, на которое он так наивно рассчитывал. — Геллушка, ну не тяни кота за свадебные принадлежности! — истерично заверещал мужчина, резко выставив паховую область вперёд. — А Бегемота никто за яйца на свадьбе не тянул… — с наигранной растерянностью выдала Гелла, пожимая плечами. Римский коротко рассмеялся: — Ну я серьезно! — воскликнул он едва ли не умоляюще, — ну пожалуйста, пожалуйста, я не могу уже! Давай побыстрее! Извини, что тороплю… Но я реально не могу больше ждать, АААААА!.. — Ничего, милый, потерпишь, ничего с тобой не случится, — вампирша только расшнуровала корсет, с удовольствием вслушиваясь в эти мольбы. Вампирша избавилась от всего свадебного одеяния, и в ее голову пришла одна очень гениальная идея. Она резко выставила одну ногу на сиденье стула и стала аккуратно тереться об его холодную металлическую спинку. Гриша на секунду замер, словно не понимая, что она делает, но спустя еще пару мгновений до него все дошло. Он уже в который раз прикусил нижнюю губу и заерзал на одном месте, молча наблюдая, как супруга трется о спинку стула. «Черт, как же ты меня возбуждаешь, я не могу просто…» — только и думал он, от приятного шока и зрелища не в силах произнести это вслух. Медленно водя своей мокрой вагиной по холодному кованному пруту, девушка тихо постанывала, то и дело произнося имя своего ненаглядного. — Г-Гелла! Ну сколько можно!.. — нетерпеливо выпалил тот, едва ли не пытаясь вырваться из наручников, забыв о том, что так надо для их игры. — А я думала, моего сладенького возбуждает, когда я так делаю… — томно выдала девушка, хитро прищуриваясь на партнера. — Любимая, я уже не могу, он хочет тебя~ — прошипел мужчина, чей член уже выпирал из пижамных кальсон. — Ой, ну какие мы нетерпеливые… — наконец вампирша оторвалась от своего занятия, решив приступить к уже другим — более откровенным дразнениям. Мягко опустившись на кровать, она подползла к возлюбленному поближе, смотря на него ехидно-похотливыми глазами. Этот взгляд всегда заводил финдиректора Варьете, и сегодняшний раз не был исключением. — Сейчас будет жарко~ — нежно проворковала она, ловко взбираясь под одеяло. — Приготовься к следующему этапу, котик. Твоя София Павловна хочет тебя поласкать~ «Ох, да неужели, я этого дождался! — радости Григория Данилыча не было предела, — ну все, Гриша, ты наконец добился своего, теперь лежи и наслаждайся~» Он закрыл глаза и расслабился, готовясь к удовольствию, которое ему будет доставлять его изобретательная женушка. Она нежно прислонилась к телу супруга, после чего провела своим носом по шее мужчины. Тот издал еле слышный стон, на что вампирша лишь хитроумно заулыбалась. — Сейчас кое-кому будет очень приятно~ — с заметной пошлинкой в голосе выдала она, принимаясь нежно и легко целовать его шею. Римский вздрогнул и замер, на пару секунд невольно напрягшись от неожиданности, а потом так же невольно расслабился под всеми поцелуями, выгибая шею навстречу партнерше. Гелла буквально была готова уснуть в таких тёплых объятиях, ей даже начало это нравится, но отходить от своего плана она и не собиралась. Она всё же хотела проучить своего супруга за то, что он принуждал её к любви, ну и гости тоже были виновниками такой брачной ночи. Вампирша понимала, что сейчас поступает некрасиво, идея закатить пышную свадьбу была не только у мсье Воланда, но и у товарища Римского. — Нравится? — задала она риторический вопрос, отрываясь от своего занятия, смотря супругу в глаза снизу вверх. — Д-да… — прошептал он, готовый хоть растаять от этого нежного томного шепота, — Геллушка, пожалуйста, продолжай! ~ — Я хочу сделать кое-что лучше~ — жарко произнесла она, после чего резко прильнула своими губами к чужим. И пусть это был не первый их поцелуй, но он всё равно казался Римскому таким же пылким и страстным, как тогда, впервые… Он мгновенно ответил на него, с удовольствием ощущая, как чужой горячий язык бороздит просторы его рта. Ему уже не терпелось узнать и прочувствовать — что же Гелла будет делать дальше. Вампирша же тем временем решила совместить несколько приятных ощущений, чтобы подразнить «жертву» только больше. Продолжая жарко целоваться, она переместила обе руки на его грудь и начала нежно поглаживать. Тут Римский машинально дёрнул рукой, намекая на то, чтобы с него сняли наручники. Гелла поняла этот жест, но, не отрываясь от поцелуя, лишь нежно простонала ему в ответ. Финдиректор был возбужден уже почти вкрай, порой он даже и начинал забывать, что он должен лежать, скованный наручниками, согласно их ролевой игре! Уж больно ему хотелось их снять. Девушка же тем временем, естественно, и не думала воплощать его мечты в реальность. Запустив обе ладони под его пижаму, она начала поглаживать его грудь уже напрямую, без лишних слоев одежды, распространяя по всему его телу тепло от своих рук. Гриша уже понимал, что силы и терпение на максимальном исходе, и был бы он каким-нибудь цирковым силачом, то с ловкостью бы сорвал с себя эти наручники! — Г… Г… Гелла… — абсолютно невнятно выдал он, кое-как отстраняясь от поцелуя, ибо воздуха уже начинало не хватать, — н-ну все, хватит уже меня дразнить! — Почему это? — невинно осведомилась девушка, так же невинно хлопая зелеными глазами. — Я хочу тебя, ХОЧУ! — выпалил Гриша, опять начиная неистово ерзать на одном месте. — Так приятно, но прости, любимый, что-то я сильно подустала… Может, покувыркаемся уже завтра? Или, как я говорила тебе, на днях~ — язвительно молвила Гелла, ложась рядом с мужем. — Чего? — от такого неожиданного заявления Римский даже не рассердился, а просто впал в шок, от удивления аж растеряв огромную часть своего возбуждения. — Говорю, устала… — Гелла сделала потягушки и зевнула, — давай все же завтра, м? Мужчина так и замер, пялясь на нее во все том же шоке. — Это… Это шутка, да? — спросил он слегка дрогнувшим голосом, очень надеясь, что Гелла вдруг решила пошутить. — Дорогой, я очень устала и хочу спать. Поэтому, — тут она повернулась на противоположную сторону и, уложившись поудобнее, добавила: — спокойной ночи~ — Да ты издеваешься надо мной???!!! — вдруг взвыл Григорий Данилович, одновременно и зло, и отчаянно, — а зачем тогда были нужны все эти дразнения?! Чтобы просто посмеяться надо мной, да?! — он злобно задергал руками в наручниках, пытаясь вырваться. — Ну прости, любимый, надо же мне было как-то тебя наказать. Ничего, во время нашего жаркого секса я разрешаю тебе подоминировать надо мной. — Сними с меня это! — рявкнул он, опять дергая руками в наручниках. — Нет-нет-нет, дорогой мой Григорий Данилыч. Тогда ты сразу же или набросишься на меня, а мне этого сейчас никак не надо, — непринужденно выдала она, опять зевая, — так что… сниму я их уже утром. А сейчас — спокойной ночи~ Она поцеловала своего уже готового хоть плакать супруга в щеку и закрыла глаза, радостная тому, что наказание прошло успешно!

Ещё работа этого автора

Ещё по фэндому "Булгаков Михаил Афанасьевич «Мастер и Маргарита»"

Ещё по фэндому "Мастер и Маргарита"

Отношение автора к критике:
Приветствую критику только в мягкой форме, вы можете указывать на недостатки, но повежливее.
Права на все произведения, опубликованные на сайте, принадлежат авторам произведений. Администрация не несет ответственности за содержание работ.