We will meet again soon. You promised...

Гет
NC-17
В процессе
2
автор
Размер:
планируется Мини, написано 4 страницы, 1 часть
Описание:
Публикация на других ресурсах:
Разрешено копирование текста с указанием автора/переводчика и ссылки на исходную публикацию
Награды от читателей:
2 Нравится 0 Отзывы 0 В сборник Скачать

Часть первая

Настройки текста
      Стоило только ударить по барабанным перепонкам школьному звонку, объявляя о конце последнего урока, как ученики, будто потревоженная стайка пчел, спешили покинуть здание. Николь, бегом преодолевая расстояние до своего шкафчика, распахнула его, чуть не ударив по лицу Чарли, владельца соседнего металлического ящичка, а по совместительству одноклассника и верного товарища девчонки. Пока Джонсон бурчал о том, что следует быть аккуратнее, Нельсон закинула все лишние вещи в шкафчик и снова захлопнула его, спеша к выходу из здания. Чарли лишь недовольно закатил глаза: она снова не соизволила даже попрощаться.       Николь весело сбегала по ступенькам, перепрыгивая с одной на другую, рискуя упасть при очередном неудачном пируэте. Оставшиеся в рюкзаке вещи нещадно дребезжали при быстрой походке, норовя выпасть в боковое сетчатое окошко. Внешний вид оставляет желать лучшего: русые волосы, ранее собранные в конский хвост, растрепались, юбка помялась от беспокойного поведения, а заправленная рубашка вовсе нелепо торчала сбоку из-под пояса. Зато в голубых глазах сверкали самые яркие искорки, а губы сложились в наиглупейшей счастливой улыбке, оттого что она сегодня увидит его! Непременно должна увидеть, оттого так и торопится. Дети вокруг что-то громко обсуждали, очевидно ожидая родителей, которые должны были появится с минуты на минуту и забрать воспитанников домой. — До завтра, Николь! — кричит девочке Чарли, с которым ей все же удалось снова пересечься у самого выхода из школы. — Пока! — бросила в ответ Нельсон, даже не обернувшись. Она бежала к невысокой изгороди, где ее ожидала женщина в брючном костюме.       Агнес Картер — тридцатичетырехлетняя журналистка, уже десять лет заменяющая Николь родителей. Своих настоящих предков Нельсон не знала — они погибли в автокатастрофе, когда ей было не больше года. Именно тогда Агнес стала официальным опекуном девочки, потому как была знакома с ее матерью до трагедии. Уже в то время она была чрезвычайно ответственной и внимательной до самых незначительных мелочей, впрочем, ничего не изменилось и сейчас. Несмотря на строгий взгляд и слегка потухшие от усталости глаза, Картер была невероятно доброй и смогла стать для Николь и матерью, и сестрой, и самой верной подругой. — Как прошел первый день в средней школе? — сначала женщина добродушно улыбнулась, готовясь принять воспитанницу в объятия, а после в недоумении подняла бровь, увидев какой растрепанной выглядит Николь. — И как так получилось? — Я спешила просто… — замялась Нельсон, переступая с ноги на ногу в нетерпении. — Очень. — Ну и куда же ты так спешила? — слегка осуждающе поинтересовалась женщина, вытянув руки, чтобы расправить воротник девчонки. — Хочу встретится с Маркусом! — чересчур восторженно выдала Николь, уворачиваясь от заботливых рук.       Картер лишь обреченно выдохнула, массируя большим и указательным пальцами болевшую от перенапряжения переносицу. Пускай Нельсон и редко виделась с Коллинзом в последние полгода, заставить ее усердно учиться было просто нереально. От прогулок с друзьями и бессмысленном убивании времени в приставке или телевизоре Николь останавливала лишь мысль о том, что Агнес не хватит денег на университет, а значит придется идти в колледж и еще не давала покоя возможность получить скидку на будущее обучение, благодаря усердию в школе. Потому Нельсон старалась не пропускать занятий и в целом вести себя послушно и в какой-то степени даже трудолюбиво. Да и сама она по натуре была такой девочкой, что если соврет или прогуляет уроки, как многие ее одноклассники и делали, просиживая часами на лавочках, совесть ее совсем замучает, пока Николь не сознается в содеянном.       Именно в средней школе, как говорили старшеклассники, зарождается твое будущее место в обществе. Ты либо станешь недолюбленным ботаном, опасающимся в жизни лишь одного — завалить ближайший тест, либо присоединишься к бурной внешкольной жизни, становясь королем вечеринок, однако времени на учебу тебе, вероятно, хватать уже не будет. Хотя, несмотря на всеобщее удивление, существовали подобные личности, которые умудрялись получать исключительно высокие баллы на всех тестирования и при этом тусоваться со сверстниками, всегда выходя сухим из воды, вешая родителям на уши разнообразную несуразную лапшу в случае «опасности».       Одним из таких знаменитых в местных кругах людей был Маркус Коллинз. Начитанный и умный, обаятельный и по оценкам противоположного пола «весьма симпатичный», а самое главное — невероятно изворотливый. От этого обыкновенного на первый взгляд паренька была без ума половина школы: на удивление никто чувств особо не скрывал, и даже наоборот, некоторые девчонки выставляли своё восхищение учеником выпускного класса напоказ. Вокруг него всегда собирается целая толпа старшеклассников, молодняк обычно заинтересованно смотрит за этой компанией со стороны. Сам Коллинз редко заводит с кем-то разговор, по большей части темноволосый молчит, иногда добродушно улыбается вслед и дружелюбно пожимает руки своим знакомым в знак приветствия и прощания.       Познакомились они три года назад, когда Агнес нужно было уехать в соседний город на командировку и оставить воспитанницу одну не позволяла ни материнская любовь, ни закон, а Маркусу приспичило устроиться на летнюю подработку, чтобы разжиться парой десятков, а может даже сотен долларов на карманные расходы. Работать нянькой было для него очень даже отчаянным решением. Стоило признать, он никогда не решился бы на такое, если бы не Картер, почти слезно умолявшая встреченного на улице доброго мальчишку. Репутация у Маркуса была хорошая еще тогда, поэтому Агнес подумала, что ему можно доверять, к тому же до ее рейса оставалось всего пару дней и времени бесконечно перебирать всех возможных кандидатов не было.       Их туманное знакомство произошло у этих самых школьных ступеней, правда тогда была ранняя весна, местами ещё даже еще лежал грязный подтаявший снег, а стрелки часов еле перевалили за час дня — это Николь отчётливо помнит. Как и то, что небо тогда было серое-серое, как хитро прищуренные глаза, смотрящие на нее, казалось, совсем не так, как смотрят на остальных. Маркус тогда присел перед ней на корточки, чтобы сравняться в росте, и улыбнулся, максимально плавно и аккуратно протягивая свою руку для рукопожатия. А восьмилетняя Нельсон подозрительно щурясь в ответ, прижала маленькие ладошки, собранные в кулачки, к груди, оттого что со старшими, кроме своей приемной матери, особо не общалась, и теперь начать разговор с кем-то на вид лет на семь старше тебя было поистине непосильной задачей. Голубые глаза настороженно оглядывали парня, словно пытаясь отыскать какой-то подвох в происходящем, но ведь эта улыбка, все еще цветущая на юношеском лице, была искренней и такой дружелюбной. И маленькая шатенка, слегка расслабившись, протянула свою крохотную худенькую ручку, вкладывая её в большую теплую ладонь. Агнес тогда попросила темноволосого юношу проводить свою дочь до дома…       Николь никогда не задумывалась о том, каким же человеком является Коллинз на самом деле. Может быть он совсем другой и ведет себя прямо противоположно в иной компании? Они и до того, как старшеклассник стал много болеть и в целом редко появляться в школе, мало общались. Юноша мог иногда помогать Нельсон с уроками или забирать ее после занятий по просьбе Агнес, потому что они жили в одном подъезде. Но Николь отчего-то безумно хотелось пообщаться с Маркусом поближе, ведь этот парень казался ей таким добрым и, ко всему этому, он маленькую замкнутую девчонку чем-то упорно цеплял, сам того не замечая. К ученику старших классов безудержно тянули какие-то необъяснимые платонические чувства, а его способность общаться с детьми, существование которой Маркус старательно отрицал, только сильнее распаляла желание общаться с ним часами напролёт.       Громкий разговор разношерстной толпы, иногда пререваемый чьим-то неудержимым смехом и хрюканьем вернул девочку в реальность. Стоило только поднять глаза от запылившихся черных ботинок на небольшом каблучке, как далеко впереди, среди небольшой толпы старшекласников, любопытные голубые глаза мгновенно подметили высокого темноволосого парня. Вот он! Маркус устроился на небольшом расстоянии от кучки людей, пряча ладони в карманах темных брюк. Как же его ровесницы восхищались любовью школьника к идеально выглаженным белым рубашкам, пиджакам и разного рода костюмам. А ведь официальной школьной формы в заведении не было, и все носили то, что хотели, конечно ограничиваясь контекстом здравого смысла. Внутри у Николь всё затрепетало, казалось сердце совершило мертвую петлю в полете, стоило юноше только поднять голову и посмотреть на светло-русую макушку. Серые глаза едва заметно поблескивают, а их непосредственный обладатель, в своей обычной манере немного прищуриваясь и медленно направляется в сторону девочки. Весь путь он глядит себе под ноги, а походка какая-то у него чересчур скованная. Большие светло-голубые глаза разгораются еще ярче. Она чертовски долго ждала этой встречи, проведя все летние каникулы с компьютерной мышью в руках и неспокойными мыслями о Маркусе. Почему-то на ум приходит мысль поговорить об угрюмом виде старшеклассника, но к этой теме Николь непременно вернётся чуть позже и обязательно обо всем на свете его расспросит. Но это все потом, впереди еще много времени. Ведь сейчас до краев переполняет радость, подстегивающая прыгать на одном месте, как щенок, встречающий хозяина после долгой разлуки, и еще, конечно же, выпросить свою порцию обнимашек. Но Нельсон из-за всех сил старается этого не показывать, лишь в одолевшем ее беспокойстве переступает с ноги на ногу и треплет потертые лямки светло-розового рюкзака. Еще и резко приходит осознание, как ужасно она сейчас выглядит: волосы нещадно растрепаны и торчат в разные стороны из-за бега, а голубая рубашка некрасиво выбилась из-под пояса юбки. Николь сразу неловко опускает взгляд, норовя провалиться под земли. Ну вот. Не стоило так торопиться.       Маркус останавливается в шаге от Нельсон и тоже начинает нескладно мяться на одном месте. — Как твой… — Николь решает взять инициативу в свои руки, понимая о чем будет вопрос. — Я перешла в первый класс средней школы. День прошел отлично. В целом мне все нравится, — тараторила маленькая шатенка, сильно задирая голову, чтобы смотреть в глаза. Она словно давным-давно знала, какие вопросы ей будут задавать и подготовился заранее, будто на экзамен. Коллинз снова натянул улыбку. — Ну и хорошо, — он, зачем-то бегло оглянувшись по сторонам, протянул руку к рюкзаку девочки. — Тебе наверное тяжело такую ношу тащить. Хочешь, понесу? — Нет-нет, не надо, — Надула щеки от обиды девочка. Не верит в ее силы. Нехорошо. — Я хочу стать сильной, а значит мне следует больше тренироваться. — Но ты ведь девочка, тебе не обязательно этим заниматься, если ты не хочешь, — почему-то потуги Николь заставили улыбнуться шире. — А я хочу, — Гордо отвечает Нельсон, дефилируя мимо юноши с рюкзаком на спине. — Я хочу вырасти и дать сдачи всем, кто меня сейчас задирает. — А тебя девочки обижают? — удивленно поднимает бровь Коллинз, спеша нагнать шуструю хулиганку. — Не-ет, — детским голосом тянет она — Мальчики. А разве это так важно? — Нет, конечно нет, — качает головой старший, переходя дорогу вместе с Николь. — Может сменим тему? — Ну хорошо, — Нельсон быстро соглашается, ведь ей плевать, о чем именно говорить. Она лишь снова мысленно отмечает, что сегодня юноша какой-то слишком уставший или, может, даже расстроенный. Хотя Маркус всегда был каким-то подавленным и отрешенным, во всяком случае с начала их знакомства. Маленькая Николь не понимала и малой части происходящего, юноша ей ничего не рассказывал, так девочка научилась старательно искать хорошее в ситуации, где, по сути, ни капли хорошего-то и нет.
Отношение автора к критике
Приветствую критику только в мягкой форме, вы можете указывать на недостатки, но повежливее.
Права на все произведения, опубликованные на сайте, принадлежат авторам произведений. Администрация не несет ответственности за содержание работ.