ID работы: 12232626

Icy

Слэш
NC-17
Завершён
44
Пэйринг и персонажи:
Размер:
10 страниц, 1 часть
Описание:
Посвящение:
Публикация на других ресурсах:
Запрещено в любом виде
Поделиться:
Награды от читателей:
44 Нравится 3 Отзывы 19 В сборник Скачать

Часть 1

Настройки текста
Примечания:

❄️🤍❄️🤍❄️

А Вы когда-нибудь думали о человеке, с которым вы не планировали встретиться, но жизнь решила по иному? Если и было суждено вам встретиться один раз, то хранить воспоминания о нем, как самую дорогую вещь, только ваше решение. Каждый человек имеет право помнить, любить и принимать решения, связанные с ним. Мучительно, когда ты ждёшь его, зная, что скоро он появится, а он не приходит, убивая все потраченное время. Боль и мучения убивают, создавая чувство вины и страдания... А если это не напрасно? Если тот человек приходит, даря свою любовь? Это все сны...

❄️🤍❄️🤍❄️

– О Боже, Ликс? – светловолосая девушка, глазками, словно два маленьких уголька, и очень милыми острыми ушками, что так идеально подходили ей, подбежала к Ли и кинула на него уставший взгляд. – Что ты тут делаешь? Парень прошипел что-то невнятное и опустил свой взгляд на озеро, покрытое льдом. Он не мог, даже если бы и хотел, показать свою боль при посторонних. Одно только озеро держало в себе чужие проблемы, не давая им попасть в мир. Пещера пяти королевств – самое красивое и безопасное место во всем снежном царстве. Когда-то здесь встречались сильные эльфы и колдуны, изучая новые миры, а сейчас оно пустует, и вся чудная красота достоется только Феликсу. Он мог днями и ночами напролёт сидеть в пещере и восхищаться ледяными глыбами, которые так необычно и красиво блестели холодными тонами из-за тёплых лучей света. Из-за странных событий озеро закрыли от посторонних глаз, поставив на него жирный крест. Говорят, что здесь происходили страшные вещи: все те эльфы и маги, которые не боялись, умирали страшной смертью. Никто не знает почему, но ходят легенды, что это место проклято. – Посмотрите, сам принц ледяного королевства, наследник престола, сидит и ждёт, пока его призовет в мир людей обычный человек. Девушка, закатив глаза, улыбнулась и махнула рукой в сторону Феликса, не услышав ответ на свой вопрос. – Конечно, тебе ничего не будет, если тебя здесь поймают, а вот меня точно отправят куда-то. Я знаю, ты здесь уже очень давано обосновался, но... – Зачем ты меня искала? – парень поднял светлые глаза на девушку. – Искала не я, а король. – словно пушинка, она опустилась к принцу к берегу озера и села рядом с ним, поджимая колени руками. – Он просил найти тебя и передать, чтобы ты вернулся во дворец. Он переживает. — Чушь! – вскрикнул парень в ответ, закатывая глаза. Его белокурые волосы с синими прядями были в самом лучшем виде. Бледная кожа, словно первый снег, была самой нежной во всем мире. А на его спине лежала серая шерстяная накидка, прикрывая его. Так выглядел настоящий принц снежного царства, но Ли никогда не мечтал и не стремился занять трон. Для него важнее всего: царства, богатства, народа, власти, была свобода. Каждый раз, когда Феликсу становилось тоскливо, не подавая вида, он спускался в ледяную пещеру и наслаждался своим одиночеством. Однажды, во время очередной ссоры с отцом, он вернулся в своё тайное место покоя и увидел там незнакомца. Молодой юноша тихо сидел у озера и царапал на деревянном луке надписи, напевая себе под нос спокойную мелодию. – Ты всё ждёшь его... – прошептала девушка, кладя свою голову Феликсу на плечо. – Я и сам не знаю, чего жду. Мне нравится приходить сюда, вспоминая минуту, когда его увидел, его свободу, что он подарил мне, и его безграничную любовь ко всем. – И сколько осталось ждать ещё? – отстронившись, девушка посмотрела на лицо эльфа. Глаза Феликса начали поблескивать, и хриплым из-за переживаний голосом он произнёс: – Я не знаю. Он скоро будет... – Я передам королю, что не нашла тебя, но обещай мне, что вернёшься. – Обещаю, – в его голосе не было жизни, он был холодным, как лёд. Он сидел там один, не чувствуя холода, думал только о нем и молил, чтобы он пришёл, простил и дал ещё один шанс – последний. Синие глаза, переливающиеся, как ледяные кристаллы, начали краснеть из-за нахлынувших слез. "Не могло так все трагично кончится. Всё что было разбилось о ледяные чувства, а он теперь один, как айсберг в ледяной воде." – размышлял поникший Феликс. Его мир изменился. Тот человек заставил измениться. Вдохнув поглубже, Феликс поднялся с холодной глыбы, спустился к озеру, и медленно побрёл к выходу. В одном метре от ледяной арки, ведущей к выходу, он остановился, повернувшись к замёрзшему озеру, и с ноткой грусти прошептал: – Я не смогу так...

***

Подходя ближе к отцу, который сидел на своём любимом кресле, читая книги, Феликс кинул приветствие и побрел к себе в комнату, стараясь избежать диалога. Его отец, каждый раз при встрече с сыном старался подтолкнуть Ли к мысли о наследии королевства. Сегодня нельзя было допустить этого. – Сын, послушай, – сделав глубокий вдох, король с большим трудом поднялся с кресла и еле-еле подошёл к Феликсу, хромая. Однажды, во время сильного снегопада в Снежном царстве, король получил сильное увечье, которое отобразилось на его здоровье. Он потерял своего близкого друга и стал больше похож на старика, для которого уже не существовало нормальной жизни. Но король не унывал и всегда старался быть рядом со своими эльфами и сыном. – Да? – прошептал Феликс, прикрывая глаза, чтобы отец не увидел их красноту. – Где ты... – Прости, – нагло выкрикнул принц, перебивая отца, – я был библиотеке и помогал Старейшине, – на лице короля появилось смирение, и он вернулся к своему креслу, видимо, стоять ему было тяжело. У Феликса был только один выход — солгать. — Пожалуй, я пойду в свою комнату, у меня много дел и завтра нужно в библиотеку пораньше, – получив одобрительный кивок, он скрылся. Большая комната, сделанная из дерева, с большими книжными стеллажами, полками, на которых висели сухие ветки, покрывшиеся лёгким инеем из-за холода, подсвечниками тёплых тонов и маленькой кроватью. Феликс увлекался ботаникой и постоянно ходил к Старейшине учиться траволечению. Цветы, травы и прочие растения привлекали его. Изучая их, он отвлекался от всего, а если бы его попросили помочь приготовить какой-то настой, то Феликс с удовольствием помог бы. Его книжные полки были завалены учебниками по траволечению и всегда были в идеальном состоянии, будто их только сегодня купили за серебряные монеты. В углу комнаты стоял огромный стол, сделанный из тёмного дерева, в нём было много отсеков для хранения разных мелочей, но Ли хранил там только цветы, котрые ему приносил человек из мира людей. В Снежном царстве эльфы могли добыть цветы двумя способами: отправится в дальнее путешествие, чтобы в каком-то месте из под слоя снега достать кусочек земли с травой, или же научится читать заклинания, помогающие меленьким молодым росткам расцвести. Те цветы, котрые ему дарил самый дорогой и единственный человек, захватили ледяное сердце Феликса, а доставая иногда их, он вспоминал о нем, о его тёплых руках и яркой улыбке. Феликс разлёгся на столе на одном из учебников и смотрел в окно. Он проклинал себя за все: что сделал, сказал и чувствовал к человеку. Он оставил свой тёплый отпечаток не только на Феликсе, но и на его сердце. "Я был глуп и неблагодарен... Я ненавидел себя, а он проявлял ко мне любовь. Я бы вернул время вспять, а он бы смог остаться со мной. Я бы сохранил его любовь, а он бы дарил мне её, словно цветы. Но я снова лечу в пропасть, где только сплошные шипы льда ждут меня... " Феликс закрыл глаза, на его лице не было слез, была только глубокая печаль. "Не может ледяной эльф чувствовать" – вечно твердили Феликсу, он сам понимал это, но что же на самом деле могло так повлиять на замёрзшее сердце? На утро Феликс проснулся лицом на своём столе, на нем появился отёк, а белые длинные волосы растрёпанно лежали на плечах. – Так и будешь лежать? – Феликс начал разговаривать сам с собой. – Старейшина! Быстро собравшись он побежал в самое дальнее здание королевства. – Хранитель! – ворвавшись в библиотеку, Феликс застал сонного старика с большими очками и короткой бородкой. Старейшина жил в библиотеке, охранял книги и заботился о них. Любой мог прийти в его полный знаниями дом и взять любую книгу, но в последнее время никто не появлялся на пороге, кроме Феликса. Сам Ли приходил к нему часто за книгами, но однажды начал расспрашивать старика о разных растениях и других мирах, на что получал ответы. И однажы Старейшина предложил ему стать его учеником, ведь в будущем он должен был стать снежным королём и новые знания ему бы не помешали. – Феликс, ты почему так рано? Или снова сбежал из дома? – старик стоял рядом с большой деревянной лестницей, оперевшись на неё, листая какой-то справочник. – Простите, – он быстро поклонился. – Так, что с тобой случилось? Ты больше недели ходишь в раздумьях, игнорируя весь мир. – Я... я устал немного. – Ты вчера ко мне вообще не заходил, – Хранитель провёл рукой по справочнику, очерчивая надписи. Всё его внимание было посвящанно в последнее время только Феликсу, но держать с ним зрительный контакт было пока очень трудно. – Я то хотел с тобой чай выпить и показать новые книги, которые мне принесли. – Новые книги? – переспросил Феликс. Он знал, что раз в месяц Хранителю приносят книги на проверку. Ли читал только научные книги, потому что только такие и были в библиотеке Старейшины. – Случайно, про другие миры там нет? – Что? – Старейшина поднял удивлённый взгляд на ученика. В их мире было запрещено говорить о других мирах и о "чужой" магии. – Ты, наверное, пошутил, если – да, то не очень смешно. Феликс выдохнул. – Знаешь, я нашёл для тебя одно дело. – Хранитель лишь хитро улыбнулся, поправляя свои очки, вернув справочник на его законное место. – Думаю, что тебе понравится. – Мне уже интересно... – без капли энтузиазма пробормотал Феликс. – Ой, да ладно тебе... Я заметил, что давно на чердаке не был, там должны быть старые книги. Сможешь найти их? – Я попробую. – выдохнул Ли, закатывая глаза. – Чудно, а потом возвращайся ко мне. Я заварил настой из зимних трав. Деревянный старый чердак, покрывшийся слоем пыли. В углах стояли бордовые кресла и один рабочий стол. Вся мебель была под шелковым белым полодном, чтобы пыль не портила её. – Ужас. – Феликс провел взглядом. Большая куча книг, спрятанные вещи и немного разных мелочей, посвящённых изучению льда. Но Феликса заинтересовал лишь стол, сделанный из тёмного дерева. – Наверное, старый стол дедушки Хранителя, не думаю, что он был бы против, если бы я поискал здесь книги Старейшины. Откинув покрывало, Феликс увидел странное изделие, от которого так необычно для ледяного мира эльфов пахло елью. На нем были книги. "Что это?" Маленькая книга, пахнувшая старостью и ежевикой, самый настоящий и любимый запах Феликса, на ней были выведены слова на старом языке эльфов. По старой сказке – это не предвещало ничего хорошего. "Старинный язык? Ха, необычно, конечно." Перевернув страницу, в глаза бросились слова: "Прости меня, я не должен был так поступать, но меня не вынудили. Это моя жизнь и моё решение. Я сам сбежал. Если бы мне дали шанс – оставить все, как есть, то я бы всё равно ушёл. Они не такие, как вы думаете. Прости меня..." Из книги, словно осенний лист, выпала старая жёлтая фотография, на который стоял весёлый мальчик с дедушкой. Хранитель и его дедушка. Такие фотографии были редкостью их создавали в ручную, работая над ними очень много времени, но такой щедрый подарок очень ценился. – Разве Дедушка Хранителя не пропал? – шептал Феликс листая книгу. – И от чего же он бежал? – не унимался Ли. В одну секунду он увидел слово – человек. Феликс стоял в шоке, разглядывая это слово, и не мог поверить, что нашёл то, что искал уже очень давно. Его минуту счастья прервали тяжёлые шаги. Звуки были слабые и глухие. Каждый шаг по леснице становился все громче, и, не раздумывая, Феликс кинул книгу в свою сумку, закрыв её. – Ли, спускайся. Феликса будто ударило молнией, он спустился на первый этаж, замечая, что Хранитель ждал его не у двери, ведущей к чердаку, а у лестницы. Не могло же Феликсу казаться, что он слышал чьи-то шаги. – Простите, я не буду пить чай, – Феликс прикрыл глаза, пряча их от учителя. Ему было не ловко. Никогда не брав чужие вещи, Ли испытавал жуткий стресс сейчас, боясь, что Старейшина заметит книгу дедушки. – Мне срочно нужно уйти, простите ещё раз. – Может быть ты ко мне придёшь хотя бы на игру в нарды? – Хранитель жил один, без любимого человека, детей. Самым близким человеком, к которому он привязался стал Феликс. Каждый день он приходил к нему, рассказывая интересные истории из своей жизни и слушая все о ботанике. Хранителя удивил молодой принц, он был особенным, не как все эльфы в снежном царстве, имел свой собственный внутренний голос и следовал своему пути. Но было в нем ещё одна вещь – Феликс был похож на его дедушку, который отдал свою жизнь ради... Ради любопытства. – Не бросай меня, прошу. – Не переживайте, Я... Вернусь, обещаю – с грустью прошептал Ли и выскочил из библиотеки. Времени оставалось все меньше и меньше...

***

Он бежал. Бежал быстро, не замечая эльфов, которые спокойно шли по своим делам, не обращая никакого внимания на принца; на его глазах появлялись слезы. Настоящие слёзы. Будто чьи-то холодные руки держали Феликса, не давая ему идти дальше. Его жизнь изменилась, потому что он сам изменился. И только он сам заставил себя когда-то преобразиться и стать таким, каким хотел быть всегда. Холодный ветер дул прямо в лицо, так, что Ли приходилось прятать лицо под серую шерстяную накидку. Началась сильная буря. Один неверный шаг, и он может упасть, а потом, как во всех трагичных историях, не встать, умирая от боли разбитого сердца. Феликс бежит, не замечая всего, сердце бьётся с такой силой, что, кажется, оно сейчас остоновится. Оказавшись в той самой пещере, он бросается прямо к озеру, по дороге, забывая о холоде, сбрасывает свою накидку прямо на толстый лед. Феликс не понимает, что делает, но знает точно – это правильно. Руки начинают замерзать, а тело бьёт ледяная дрожь. На его и без того бледном лице появляются голубые пятна. Не смотря на всю боль в руках, он листает старые пожелтевшие от времени листы и ищет глазами нужные строки. Он не может найти. Из-за сильного холода, словно нежную розу на морозе, тело парализует и Ли падает прямо на лёд. Всё, что было раньше: все события, все проблемы, все решения были пустыми. В его жизни появился не просто образ обычного человека, зависимого от общественного мнения, а того, кто сам решает, какой образ у него будет. "Я теперь там, где и должен быть. С таким холодным, как я, льдом." Вся та боль, что копилась в Феликсе за последнее время, начала проникать в мир. Он скрывал себя, свои проблемы и отношения от всех – это и погубило его жизнь. Умереть от своей жестокости, поплатившись за все грехи, стать человеком. В один миг на его лице появилась настоящая, горячая слеза. Она медленно спустилась по его щеке и упала с шумом на лёд, покрытый лёгким снегом, который еще не успел оттаять. У снежного эльфа появились чувства, о которых все остальные забыли, скрывая за лживой маской. Может быть тело Ли и было эльфийское, но душа стремилась в другое место. Все, что было дальше, можно назвать глупым детским сном, не имеющим ничего значительного, кроме переживаний. Феликс почувствовал, что толстый лёд начал трескаться под ним, а в слейдущюю секунду он падал в ледяную воду. Он медленно тонул. Его длинные шелковистые волосы, светлые руки стремились к выходу, но сердце тянуло на дно. Он не знал, что с ним будет, но точно был уверен, что он встретит того человека, из-за которого холодное сердце растаяло. – Ты просто ненормальный, – сделал вывод Феликс, смотря, как простой человек бегает без страха в глазах по тонкому льду. – Боже, а если он сейчас начнёт трескаться? Хенджин, я прошу тебя, иди ко мне. – молил Ли, прикрывая свои глаза маленькими ручками. – Ах, ты такой пугливый, – Хенджин оказался рядом с Феликсом, держась за него, чтобы не упасть. — Как ты можешь быть таким, если ты принц? – Я же не из какой-то детской сказки.– закатив глаза, Феликс несильно оттолкнул человека от себя, ставя его на место. – Если я захочу, то смогу с лёгкостью заморозить твоё сердце. – Да, ты не из сказки, а из моего сна. " Боже, этот человек уже сводит меня с ума своими глупыми шутками. Но почему мне это нравится?" Громко вздохнув, Феликс собрал всю свою силу в кулак и толкнул Хенджина прямо в снег, так, что тот с шумом упал в него, заливаясь смехом. Хенджин не ожидал такого поворота и был удивлён решением Феликса. Эльф каждый день удивлял его все сильнее. В первый день, когда он открыл для себя Снежную пещеру он увидел ледяного мальчика с бледным грустным лицом, не думая, кто он и что он тут делает, улыбнулся ему своей светлой, полной жизни, улыбкой. Парень лишь закатил глаза на его дружеский жест. Этот ледяной барьер между ними таял с каждой проведённой вдвоём минутой. Феликс пленил Хенджина своей необычной харизмой, застенчивостью и просто поведением: он был закрытый и внимательный. А каждое его слово, произносимое бархатным голосом, осталось в его памяти, как самое приятное и важное для него. Феликс приносил ему иногда книги из его комнаты, показывал самое красивое в Снежном королевстве и рассказывал о своих любимых растениях. Их встречи стали однажды постоянными. Каждый стремился к тому, чтобы увидеть друг друга. Они проводили почти все свободное время вдвоём, наслаждаясь друг другом, забывая счёт времени. Однажды Хенджин поймал себя о мысли, что думает только о том мальчике со светлыми волосами и ледяным характером. Хван знал в первое время только эту сторону, но со временим он понял, что это только защитная реакция, а парень в глубине души нежный, как цветок орхидеи, и любящий. Феликс сам начал чувствовать что-то к человеку, но не давал себе права на его любовь, считая, что не достоин её. Их чувства стали совершенно иными однажды. Феликс бился с самим собой. Не мог терпеть себя за то, что начал чувствовать к Хенджину, но все изменилось, когда он дал волю сердцу и поцеловал Хвана. Поцелуй был лёгким и неуверенным, но значил для обоих что-то очень важное. Когда во время поцелуя он держал руку Хенджина, на ней начал появляться лёд. Отстранившись, эльф посмотрел в глаза человеку: в них было только спокойствие и та самая надежда. Они игнорировали сплетенные под тонким льдом руки, наслаждаясь зрительным контактом. – Почему же ты меня не боишься? Ты знаешь меня уже очень давно и помнишь все мои слабости. Убегай, человек, убегай... – и правда, с момента их первой встречи прошло много времени. Они пережили множество трудностей вместе, делясь ими друг с другом. Хван поднял на Феликса удивлённый взгляд: тот гордо стоял над ним с победной ухмылкой. Он был неподражаем, а от одного его соблазнитнльного вида Хенджину сносило голову. – Ты презираешь меня? – громко и чётко спросил Хенджин, глядя прямо в глубокие синие глаза Феликса. "Что за бред?" – В голове Феликса началась паника. Самый близкий человек ступил на самый тонкий лёд души эльфа, так что тот с хрустом начал трескаться... – Я не могу так больше, Ли! – выкрикнул Хенджин, поднимаясь из кучи снега. – Знаешь, Феликс, хоть я и обычный человек, не имеющий способностей к чудесам, не умеющий, как ты, колдовать, но я точно уверен в том, что мы, люди, умеем по настоящему любить, а не прятать свои чувства. – Хенджин положил одну тёплую руку на плечо эльфа, а другую на его бледную щеку. Он медленно приблизился к малиновым губам и нежно, будто в последний раз, поцеловал Ли. Сколько бы не длился этот момент, им было мало и каждый это понимал. Оторвавшись от губ, Хенджин прошептал Феликсу: Я слишком сильно начал любить тебя. – Постой... – Феликс взял большую руку и приложил её к своей щеке, возвращая на место. – А твоя рука все ещё холодная, как и твоё сердце. С этими словами он ушёл из мира Феликса, но память о нем жила, оставив молодой, нежно зелёный росток во льду. … Он падал на самое дно синей воды, так медленно и мучительно, что, казалось, будто это страшный сон. Вода тянула его, показывая, как дорог Хенджин Феликсу, что без него жизнь Феликса становится пустой и скучной.

***

Каждый год в маленьком городке, где жил Хенджин, люди устраивали ярморку. Они надевали свои лучшие праздничные костюмы, хвастаясь ими перед знакомыми и выслушивая лестные комментарии. Каждый старался показать себя с лучшей стороны, привлечь к себе внимание и просто почувствовать всю прелесть безмятежной ярморки. Эту ярморку устраивали каждый год в разное время, а на этот раз выбрали начало осени, когда светло-зелёные листья только начинают желтеть. Самым важным на ярморке считалось, продавать свои вещи. Кто-то продавал выпечку, чаще всего это было самым популярным, кто-то торговал личными произведениями искусства и вышевкой, а Хенджин выбрал для себя яркие камни, различные подвески, котрые, по словам Хвана, приносят удачу на год, и различные украшения. Яркий свет с ярморки в городе людей играл тёплыми красками, зажигая своим теплом все каждую душу после зимы. Где-то разместились прилавки с вкусносями, шатры с разными "магами" и просто продавцы со всех местечек земли. Они продавали то, что считали самым нужным для людей, которые решили посетить эту ярморку. Громкие звонкие песни звучали из каждого угла, а ночные звезды тихо освещали тёмное небо. Где-то начали запускать фейерверки, создавая атмосферу праздника, которой так не хватало весь год, но только Хенджин просто сидел внутри своей маленькой палатки, рисуя чьи-то силуэты. Его вид был совсем не праздничный, а скорее скорбящим от потери любви и жизни. Он не подавал вид, что что-то случилось, боясь испортить праздник. К нему подходили люди, он натягивал улыбку ради них. Каждое его украшение, сделанное своими руками, он продавал, а так же с удовольствием принимал новые заказы. Всё что он делал было ради улыбок на лицах людей, поэтому все его товары были дешевле, чем обычные булочки в соседней лавке. Одно украшение, серебряная снежинка, сделанная маленькими бледными ручками, висела у Хенджина на шее. Он ценил её и каждый раз вспоминал о своей первой любви, снова испытывая чувство боли в душе, что так болезненно билась внутри. – И что же ты нос повесил, Хван Хенджин? – спросила женщина с густыми длинными волосами и с синей банданой на голове. На ней было длинное темное, как море, платье и много браслетов на руках, что так громко звенели. Она всегда стояла уверенно и пользовалась большим уважением в городе. Точно была гадалкой. И не простой, почти все её гадания были правдой. Сегодня она выглядела по особенному необычно, во всем синем. — Просите? – Хенджин вздохнул, отложил набросок в сторону. – Все хорошо. Не хотите купить украшения или просто сувениры для себя? – Хенджин подскочил со своего места, показывая все свои товары. – Подожди немного, и скоро на твоей улице тоже будет праздник. Лёд проломился. – женщина лишь указала пальцем на подвеску Хвана и её улыбка сразу счезла. Она стала серьёзной и пугающей. "И что это значит, если все уже потерянно?" Спустя какое-то время люди начали вести себя тише. Музыка стала более тихой и спойной. Некоторые лавки закрылись, а их хозяева разходились по своим делам. Только та улица, на которой сидел Хенджин, продолжала работать. Глаза Хенджина начали потихоньку закрываться из-за усталости, а его внешний вид совсем изменился, став более грустным и безжизненным. На одной из аллеи с магазинчиками появилась личность в ярко синем одеянии с капюшоном, прикрывающим его лицо. Молодой человек выделялся среди городских людей, такой вид одежды был только у ведьм и колдунов, как считали жители. Он шёл медленно, но уверенно, рассматривая каждый прилавок, искал то, что душе приглянется. И дойдя до самого посднего перекрёстка посмотрел на одну улицу в сторону Хенджина. Он смахнул что-то с лица и направился лёгкой походкой к нему. Инкогнито шёл медленно, завораживая зевак и отвлекая продавцов, что с таким интересом разглядывали новенького. Взгляд мужчины был направлен только на одного человека, он даже не смотрел на людей. В начале его шаги были уверенными и быстрыми, но подходя ближе к Хенджину, становились все медленнее и медленнее. А подойдя прямо к его столу, мужчина остановился. Хенджин резко поднял свой взгляд на него. – Феликс? – На лице Хенджина появился лёгкий испуг, он не верил, что перед ним сейчас стоял живой Феликс, умеющий чувствовать и раскрывать свои эмоции, как человек. – Я скучал по тебе... – прошептал Феликс, задыхаясь от нахлынувших эмоций. Он снял свой капюшон, открывая вид на коричневые волосы и маленькие человеческие ушки. Глаза Феликса тоже изменились, став более добрыми, человеческими и нежно голубыми. А вместо бледно-белого от лица, появился лёгкий румянец и множество маленьких веснушек. Он стал самым настоящим человеком, которым должен был стать в самом начале.– Прости меня... Ничего не ответив, Хенджин прижал его к себе, чувствуя тепло Феликса, что так приятно грело сердце. – Мне тебя так не хватало. – шептал Хенджин Феликсу на ухо. На лице младшего появились слезы, раскрывающие все чувства души.

❄️🤍❄️🤍❄️

Примечания:
Отношение автора к критике
Приветствую критику только в мягкой форме, вы можете указывать на недостатки, но повежливее.
Права на все произведения, опубликованные на сайте, принадлежат авторам произведений. Администрация не несет ответственности за содержание работ.