ID работы: 12234028

Пока мама спит

Слэш
NC-17
Завершён
122
автор
Пэйринг и персонажи:
Размер:
4 страницы, 1 часть
Описание:
Примечания:
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора / переводчика
Поделиться:
Награды от читателей:
122 Нравится 3 Отзывы 22 В сборник Скачать

А мама то спит

Настройки текста
Примечания:
*** На часах  уже давно пробила полночь, на улице бушевал холодный ветер, и где-то далеко выли голодные псы. В доме семьи Кавата погашен свет, тишина, казалось, полностью поглотила первый этаж, где глубоко в доме находилась комната матери двух непосед. Лёгкими шажками мимо дивана бежит кот, одним ловким прыжком он оказывается на мягких подушках. Так же тихо на цыпочках несутся две пары ног к лестнице. Слишком уж они долго смотрели ТВ, мама будет не рада, если заметит. Скрип ступени рушит идиллию и сильно подводит двух подростков, что спешили в ванную комнату. Ночь будет долгой. *** — Не поскользнись. — Нахоя звонко смеется и стягивает с себя футболку, ткань шуршит, оголяя мягенький животик и гладкие бока, что так приятно сжимать в ладонях. Его брат нелепо улыбается, повторяя за старшим, тряпка валится на холодный кафель, пальцы нащупывают замок, он хитро щелкает в тишине помещения. Спина Улыбашки мелькает перед глазами, его лицо можно вновь разглядеть, но теперь в отражении зеркала. Вечно веселый мальчишка умывается в холодной воде, иногда лишь хитро поглядывая на смущенного братишку, что ждал своей очереди. Со светлых бедер так заманчиво спускались шорты, что в голове вновь и вновь цвели непотребности. Соя тяжело дышит и вжимается спиной в дверь, где-то внутри разгорается очередной пожар, что будет сложно потушить. Нахоя усмехается, замечая такую бурную реакцию, открывает проход к раковине, тихо хихикая. Всё это выглядит забавно со стороны: красный Соя кусает губы пытаясь смыть краску с лица холодной водой. Ну разве не прелесть?Остановиться будет очень сложно, но они и не собираються. *** В доме по пережнему темно, а шторы плотно занавешенены, коты бесшумно дремлют на разных поверхностях гостиной, иногда только дергая лапками сквозь дрему. Только на втором этаже в ванной комнате  шумит вода и мотается счетчик  электричества. *** Соя вытирает лицо мягким розовым полотенцем, что пахло свежестью и чем-то безумно сладким. Обычно такой же приятный аромат исходил от старшего брата, что комкал под ним простыни каждое воскресенье, пока мама была у своего молодого человека. Злюка поджимает губы и вжимается носом в мягкую ткань, краем уха он слышит, как что-то валится на пол. Ох, черт, похоже это одежда брата. Ладони потеют, а самого бросает в жар, хочется тихо запищать и удушить себя мягкой тканью. — Раздевайся, что ты, как не родной... — голос Нахои заставляет вздрогнуть и поднять взгляд на брата. Но стоит это сделать как он врезается в единственное различие, по которому их в детсве различала мать. Родинка, что была чуть выше правой ягодицы, что так заманчиво красавалсь на светлой коже. Вновь хочется коснуться, провести пальцами или языком. Кажется, он уж слишком долго пялится, не отрывая глаз, но старший ничего против не имеет. Уж слишком сильно он любил внимание. — Соя, ты что завис? В одежде мыться хочешь? Брат вновь выгоняет из навязчивых мыслей о чужой пятой точке, что так навязчиво мельтешила перед лицом. Впопыхах стягивает с себя низ, всё тело трясет от томительного ожидания. На ватных ногах тот подбирается к Нахое, что рылся в тюбиках шампуней и всяких прочих средств гигиены. Приходится протиснуться, чтобы подобраться к полной ванне. Вода приятно обволакивает со всех сторон, заставляя мышцы расслабиться, а голову вовсе опустеть. Он прикрывает глаза совсем забыв про своего брата, что пытался найти нужный гель для волос. *** С шумным плюхом перед ним усаживается старший, разбрызгивая воду за пределы бортиков ванны, похоже придеться вытереть пол. Розовые волосы мелькают перед носом несколько секунд, прежде чем их хозян наклоняется чуть вперед, чтобы взять смешную уточку. — Оп! — Улыбашка смеется, нарочно прижимаясь спиной к влажной груди брата, по телу котрого сразу бегут мурашки, от которых тот так старательно избавлялся. — Мама убьет нас, если узнает… — небольшие ладони Злюки аккуратно обводят талию старшего брата, медленно переползая вверх к груди и розовым торчащим соскам. Как бы уверенно тот не действовал, пальцы всё равно дрожали словно он наркоман не получивший свою дозу. — Скажет, что мы больны.. И нас надо лечить. — Его губы касаются чужой шеи, оставляя на ней невесомый поцелуй, теперь и тело старшего порабощают мурашки, что бешенным жаром спешат к низу живота. Он издает тихий непонятный звук перед тем, как вздрогнуть от неожиданных ощущений. Набухшие от прохлады и возбуждения соски аккуратно массируют мокрые пальцы, вызывая новый прилив дрожи по телу. — Ты стал намного чувствительней, чем раньше...Даже от подобных стимуляций весь изводишься. — Младший упирается лбом в шею брата, что сейчас прикусывает собственные губы и мелко дрожит. Именно в такие моменты Соя может не чувствовать себя так, словно он тень брата. Нет-нет, у него нет с этим проблем, просто иногда ужасно обидно, что про него забывают. — Можно укусить?? — Младший тяжело дышит борясь с диким желанием сделать это просто так, хоть и понимает, что это могут заметить другие. — Не шею... Мама узнает и ко мне будут вопросы. — Голос Улыбашки звучит как-то неправильно, нет никакой уверенности в тоне, забавы или издевки, только робкость и дрожь, что так ему не свойственны. Между ними нет никаких любовных уз, они любят друг друга исключительно как братья. Секс это скорее попытки снять стресс и открытие новых очень приятных ощущений, ну а Соя не против. Низ сводит от возбуждения, теплая вода ласкала каждый участок кожи, руки давно покрылись мурашками, безумно хотелось ощутить пленительный оргазм. Соя трется носом о гладкое плечо, ладони спускаются по животу и ведут ниже, сердце пропускает болезненный удар, когда нащупывает раскрытое отверстие. Воображение рисует очень развратные картины с его старшим братом, что тихо стонет толкая в себя пальцы. От таких мыслей по телу бежит новая волна жара, хочется ощутить узость мягких стенок вокруг себя. В горле сохнет от осознания, что где-то в доме сейчас спит их мама, это безумно заводит. В помещении пахнет лавандой, уж слишком Нахоя любит бомбочки для ванны, но этот аромат абсолютно не мешает,  младшему даже нравится. Очень хочется толкнуться пальцами в растянутое кольцо мышц. Он судорожно выдыхает в пушистый розовый затылок, мысли немного путаются, особенно когда теплая поясница так плотно прижимается к нему спереди. — Думаю стоит поторопиться.. — Старший судорожно выдыхает через рот, царапая короткими ногтями руки брата составляя красные полосы, что позже сойдут. — Не хочу, что бы нас засекли.... *** Смешная желтая уточка проплывала свой незатейливый путь от края белой стенки ванной до дрожащего колена Нахои. Задернутая белая шторка не давала воде вылиться на пол от резких движений юношей. *** — Блять... — Нахоя шумно дышит через рот, тело ведет сладким удовольствием, когда изнутри так распирает горячим членом. Мокрые пальцы словно нарочно соскальзывали с гладких бортиков ванной,  только раздражая старшего. На плечах красовались ярко красные отметины, живот судорожно подрагивал, как и всё влажное тело. В голове пусто, а внутри всё ритмично сжимается при каждом грубом толчке, вода то и дело грозит вылиться на пол. Младший грубо сжимает чужие бедра, не стесняясь царапать их оставляя следы. Он знал, что любое его движение заставляет старшего трепетать и сильнее сжиматься вокруг. Нахоя узкий и горячий, настолько, что не хочется останавливаться только сильнее вбиваться в мягкое нутро. — Хорошо... — Улыбашка протяжно стонет, прогибаясь в  спине до хруста, он чувствует, как чужие руки оглаживают грудь и дёргают за соски, в уголках глаз собирается влага, а сил на то, чтобы закрыть рот нет. Сое очень нравилось дразнить старшего, но сейчас на это нет времени. Он старается не сбивать свой ритм двигаясь грубыми уверенными толчками, выбивая из Нахои вскрики и просьбы о большем, так пошло и неправильно. Злюка шипит выжимаясь лицом в мокрую шею, покрывая ее невесомыми поцелуями. Так приятно чувствовать чужое тепло и рваное дыхание, щупать дрожащие бока и слышать собственное имя. Он крепко сжимает брата в руках, двигаться в воде немного сложно, но Соя справляется с тем, что бы заставить второго просить.  — М-можно внутрь??? — Младший прикусывает светлый участок на шее, совсем забывая о чужой просьбе, ему сейчас слишком хорошо. Мысль о том, как было бы охуенно спустить внутрь просто убивала, услышать легкий испуганный вздох от неожиданности и громкую ругань после. Чужие прерывистые стоны не дают точный ответ на вопрос младшего, но раззадоривают только сильнее. Хоть он и понимает, что подобные вещи не очень полезны для чужого тела, но так хочется заполнить того полностью. Всё это неправильно и аморально, оба это прекрасно знают, понимают, что если кто-то узнает, им будет полный пиздец, но ведь это будет с будущими ими, верно? — Нахоя? — Тот всё же очень хочет получить разрешение от не совсем соображающего брата. Руки аккуратно поглаживают бока, дразня проскальзывают ниже в воду и обратно, ведя мокрую дорожку к груди. Губы плотно прижимаются к плечу, младший борется с диким желанием укусить еще раз, он никогда не думал, что ему так нравится метить. Хотя в детстве они с братом часто кусались из-за чего мама ругала, а в школу приходилось ходить с отметинами по всем рукам, если не по лицу. Соя немного выныривает из воспоминаний, когда его плотно сжимают и скулят, попутно царарая бортики ванной. — П-потрогай меня.... — Нахоя тащит дрожащую руку младшего вниз в воду, старший напряжён каждой клеткой своего тела, казалось, он сейчас лопнет, если не достигнет сладкого оргазма. Он не любит не получать сразу то, чего хочет, а брат знает и специально не идет на поводу. — Н-ну же!— Улыбашка нетерпеливо сжимается, его член безумно молил о малейшем касании, казалось, юноша умрет без банальных ласк. Ещё чуть-чуть и Нахоя начнет капризничать, но этого нельзя допустить, верно? Соя тяжело дышит, его ладонь накрывает небольшой член, это выбивает из старшего громкий стон и дрожь по всему телу. Движения внутри и спереди заставляют полностью забыться, тело пробивает бешенным жаром и удовольствием, еще немного и он точно сорвется на крик. — Ты с-слишком сильно м-меня сжимаешь… — Соя тяжело дышит тому на ухо, ему сейчас так хорошо как никогда, на минуту парень забывает, что они дома не одни. Как бы сильно не хотелось продлить удовольствие, надо понимать, что они и так слишком долго тут находятся. Младший покусывает чужие плечи, его рука быстрыми грубыми рывками потирает член брата. Оба на пределе, каждому безумно хочется ощутить сладкую разрядку. Нахоя шумно дышит через нос, на глазах наворачиваются слёзы, он приоткрывает рот в немом стоне. — Я... Я больше н-не могу... —  Старший тихо хнычит и срывается на стон, узел возбуждения сходит, остается только приятная дрожь в теле. Несчастный ритмично сжимается и тяжело дышит, сейчас его тело до боли чувствительное и братец этим воспользуется. Вода в ванной уже остыла, но горячее тело за спиной не давало ощутить это в полной мере, Соя выбивался в него как сумашедший. Бешенный ритм выдавливал из старшего скулеж и тихие просьбы остановиться. — Еще чуть-чуть... Потерпи… — Младший вновь и вновь кусает уже истерзанные участки кожи, где-то вовсе ее прокусывая. Он тяжело дышит чувствуя как ритмично брат сжимает его в себе, хватает еще несколько грубых толчков, чтобы кончить внутрь с тихим вздохом. *** — Ты когда-нибудь затрахаешь меня до смерти…— Нахоя вытирается полотенцем и тихо скулит, он выглядит очень замученным, но вполне довольным — Прости...Сложно себя контролировать.— Младший прикусывает губу, натягивая на себя шмотки. — Я серьезно... Ты точно меня затрахаешь....
Примечания:
Права на все произведения, опубликованные на сайте, принадлежат авторам произведений. Администрация не несет ответственности за содержание работ.