ID работы: 12234421

Отвлечение

Гет
R
Завершён
39
автор
Пэйринг и персонажи:
Размер:
5 страниц, 1 часть
Описание:
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора / переводчика
Поделиться:
Награды от читателей:
39 Нравится 1 Отзывы 9 В сборник Скачать

Часть 1

Настройки текста
Примечания:
Он не ходил в бары. Обычно для этого просто не хватало времени. У него всегда были задания от Лидера Акацуки, и, закончив одно, он сразу отправлялся на другое. Потому и в Деревне Дождя он редко задерживался дольше, чем было необходимо для пополнения запасов. Однако, теперь все изменилось. Третий Хокаге погиб, и Итачи принял решение — по мнению Пейна сумасбродное — заявиться в Коноху и напомнить о себе. Шуму они с Кисаме наделали с лихвой. Акацуки старались особо не светиться, чтобы за ними не началась массовая охота. Чем дольше Великая Пятерка оставалась в неведении — тем проще организации было проворачивать свои дела. Сейчас, конечно же, ситуация изменилась. Когда они вернулись, Пейн подарил им тяжелый взгляд и велел сидеть пока в Аме, от греха подальше. И именно так Итачи впервые столкнулся с безделием. И в текущей ситуации это было хуже всего. Стоило ему потерять возможность куда-то идти и чем-то заниматься, как в голову полезли тяжелые мысли. И все эти мысли были о брате. О его полном ненависти взгляде. О том, как сильно он искалечен. Как сильно его ненавидит. О том, как Итачи пришлось причинить ему боль. Мысли давили на него. Итачи бесконечно вертел в голове безумные, злые глаза младшего брата, слышал полный ненависти голос. Наверное, так он и оказался у бара. Кисаме любил посещать такие места и часто говорил, что алкоголь помогает отвлечься. У Учиха ранее не возникало желания развлекаться таким образом, но почему-то сейчас это уже не кажется плохой идеей. Заведение оказывается вполне приличным. Здесь чисто и даже по-своему уютно, пахнет жаренными ребрышками и свежим пивом. Наверное, он до последнего надеялся, что здесь будут царить грязь и неприятный запах. Итачи занимает столик в углу, благодарно кивает официантке за принесенное меню и скользит по тексту пустым взглядом. Неужели он и правда собирается напиться?.. — Креветки в кляре, — раздается рядом. Итачи отрывает взгляд от меню. За соседним столиком сидит девушка. Она подносит к губам пиалу и внимательно следит за импровизированной сценой, где приглашенный музыкант настраивает гитару. — Простите? — Креветки. Они их тут хорошо готовят. К саке подойдет. Она так и не поворачивается в его сторону. Учиха мгновение следит за тем, как она перебирает кончики завязанных в низкий хвост светлых волос, находя в этом зрелище что-то завораживающее, скользит взглядом по зеленому обтягивающему платью, оставляющем открытыми длинные ноги. Итачи снова опускает взгляд в меню, выкидывая этот разговор из головы. Саке идет на удивление мягко, а креветки, и правда, хороши, хотя изначально он все-таки хотел взять так ароматно пахнувшие ребрышки. Однако вскоре он понимает, что алкоголь не только не помогает ему забыться, а делает еще хуже. Ненависть к себе начинает чуть ли не душить. Перед глазами снова вспыхивает озлобленное лицо Саске. — Ты делаешь неправильно, — раздается рядом. Итачи отрывает взгляд от пиалы и сталкивается с серыми глазами уже знакомой ему девушки. — Делаю что? — Отвлекаешься. Без спросу она устраивается за его столом, откидывает с лица косую челку. Под ее слишком прямым взглядом почему-то физически некомфортно находиться. — И как правильно? — Не в одиночку, — подмигивает девушка. — Я — Шинджу. Жемчужина. Итачи смотрит на ее светлые волосы, привлекательное лицо и думает, что ей подходит. И, хотя компании он не искал, прогонять незванную соседку не спешит. — Итачи. Ее губы изгибаются в улыбке. — Я думала, это женское имя. Он никак это не комментирует, выпивает очередную пиалу и переводит взгляд на музыканта. В голове появляется приятный туман, и кончики пальцев чуть покалывает. Шинджу накрывает своей ладошкой его руку, заставляя посмотреть на нее. — Я не хотела обидеть. — Не обидела. Она кивает, и руку почему-то не убирает. Итачи концентрируется на ее прикосновении, на теплоте кожи, и с удивлением понимает, что не помнит, когда его последний раз касались вот так легко. Шинджу не достает его расспросами, не спрашивает о его жизни и не лезет в душу. Их беседа легкая и ненавязчивая, девушка рассказывает ему об этом месте, о том, как владелец по сути спас этот бар. И ведь Итачи действительно далеко не сразу понимает, что тяжелые воспоминания перестают его тревожить. Он открывает рот, но не успевает задать вопрос: музыкант ударяет по струнам и затягивает песню. Хриплый голос завораживает, а история про мальчика, ушедшего из дома в поисках приключений, вводит в какой-то транс. Итачи снова будто выпадает из реальности. История этого мальчика не похожа на его, но все равно отзывается в душе. Неприемлимо для шиноби — но Итачи вздрагивает от прикосновения к своей щеке. Шинджу, успевшая передвинуть свой стул совсем близко к его, смотрит с пониманием на Итачи. — Не надо, — шепчет она ему на ухо, почти касаясь губами. Волна дрожи пробегает по позвоночнику. — Мы должны были отвлекаться, верно? — Итачи не видит ее лица, но легко может представить чувственную улыбку. Он поворачивает голову, осознавая, насколько близко девушка сидит. Их носы почти соприкасаются, и Учиха может рассмотреть россыпь бледных веснушек на порозовевших от выпитого алкоголя скулах. Ее серые глаза темнеют, взгляд падает на его губы. И все наваливается с новой силой. Усталость от этой жизни. Ненависть к себе. Ночные кошмары о том, как он убивает самых родных людей. Эти чувства кипят внутри, просят выхода. Он вдруг четко понимает — ему все равно, что он не знает Шинджу. Все равно, кто она, что любит, почему сегодня пришла в этот бар. Стоит ему преодолеть ничтожное расстояние, разделяющее их губы, и эту ночь они проведут вместе. — Извини, — шепчет он, отводя взгляд. Итачи оставляет на столе деньги, быстрым шагом выходит из бара и делает глубокий вдох. Холодный воздух чуть проясняет голову, но не помогает до конца. Алкоголь лишь усугубил его состояние. Внутренняя боль столь сильна, что на миг он хочет вернуться обратно. Чтобы не думать, чтобы отвлечься. Чтобы забыть о том, кто он такой и что творит с теми, кто ему дорог. Позади снова хлопает дверь бара, но Учиха даже не обращает на это внимания, пока его не окликивают: — Итачи. Обернувшись, он сталкивается взглядом с Шинджу. И только сейчас видит то, что упорно игнорировал весь вечер: поразительно знакомую боль во взгляде. Пожалуй, если бы он умел показывать свои эмоции, то выглядел бы так же. Он не знает, в чем причина ее боли. Не знает, от чего бежит эта девушка. Но это ему уже совсем не важно. И Итачи Учиха делает то, что ему никогда не было свойственно: он преодолевает расстояние между ними, притягивает Шинджу к себе за затылок и целует. Она отвечает мгновенно, страстно, и жар патокой растекается по телу. Итачи чувствует ее руки в своих волосах, ее тело, прижимающееся к его. Чувствует запах ее духов — свежую сирень. Губами он прослеживает линию ее скул, спускается ниже, прикусывает нежную кожу шеи. Шинджу кладет ладонь на его щеку, притягивает к себе для нового жадного поцелуя. — Идем, — полу-стонет девушка, отрываясь от его губ. Он вряд ли бы вспомнил дорогу. Итачи не может перестать касаться Шинджу, а девушка послушно льнет к нему, и мимолетные поцелуи становятся глубже, яростнее. Едва дверь дома Шинджу хлопает за ними, девушка оборачивается и скидывает с себя плащ. Учиха не может оторвать взгляда от ее темных глаз, от блестящих приоткрытых губ. Первый шаг делает он. Их губы встречаются, и Шинджу приоткрывает рот, касается языком его нижней губы, и Итачи глухо стонет. Ее руки скользят по его телу, стаскивают плащ, забираются под майку. Он горит. Проводит рукой по бедру девушки, собирая подол платья, и Шинджу стонет от его прикосновений, подается бедрами навстречу его руке. Она кажется ему невероятно прекрасной, с подрагивающими от удовольствия ресницами и приоткрытыми губами. Шинджу склоняется к его шее, прокладывает дорожку поцелуев по его коже и стонет. Итачи сильнее прижимает ее к стене, потому что стоять становится невероятно трудно. Ее рука тянется вниз, гладит низ его живота и проскальзывает под пояс брюк. С его губ срывается судорожный вздох, и Шинджу зачарованно смотрит ему в глаза. Они нетерпеливо срывают одежду, желание заставляет их руки трястись. Первый толчок резкий, полный голодного нетерпения. Шинджу сжимает ноги, оплетающие его талию, тем самым заставляя ускориться. Их движения рваные, лихорадочные. Итачи не может насыться ею, ему мало ее тихих вздохов, мало стонов, мало вкуса ее кожи и губ. Мало ощущения ее отзывчивого тела. Уже после они добираются до кровати, и Итачи отстраненно перебирает ее светлые пряди. Он знает, что больше не вернется. Знает, что когда Шинджу уснет — он уйдет. Но сейчас ее теплое тело так доверчиво прижимается к его, и у него нет сил с ней попрощаться. — Спасибо, — вдруг шепчет Шинджу. Итачи опускает взгляд. — За что? — Мне было это нужно. Тяжелая неделя. Он не отвечает, продолжая перебирать пряди ее волос. — Ты ведь понимаешь… Она издает тихий, горький смешок. Она же понимает, что продолжения не будет. — Понимаю.
Отношение автора к критике
Приветствую критику в любой форме, укажите все недостатки моих работ.
Права на все произведения, опубликованные на сайте, принадлежат авторам произведений. Администрация не несет ответственности за содержание работ.