ID работы: 12235809

do not let me go

Слэш
R
Завершён
51
автор
Пэйринг и персонажи:
Размер:
8 страниц, 1 часть
Описание:
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора / переводчика
Поделиться:
Награды от читателей:
51 Нравится 7 Отзывы 5 В сборник Скачать

Часть 1

Настройки текста
Примечания:
Джихуну хочется иногда быть грибом — поганкой или, может, блеклым млечником (потому, что название красивое). Хочется расти спокойно под каким-то крепким деревом или густым кустарником и существовать исключительно как результат межсезонного влияния. Впрочем, не сказать, что он далек от своего изысканного желания: он так же живет в дали от людей и городов, среди полей и деревьев, ветки которых обвили крышу ветхого, но крепкого дома, также впитывает в себя все, что ему дает природа, не требуя большего. И он живет в гармонии. С природой. С самим собой. Джи живет вдалеке от чужих мнений и прокуренных городов. В километре от какой-то незаметной деревушке, где он знал председателя и пару бабушек, которым иногда приносит козий сыр. он разводит овец и коз, которые однажды, видимо, отстали от стада, занимается фермерством, исключительно чтобы прокормить один рот — свой, — вдыхает запахи приближающейся грозы и ждет пока настоится чайный гриб. Он дает природе делать свое дело: деревьям — вплетаться в самодельную крышу, штормам — проходить, насекомым — сосуществовать с ним в отапливаемом печкой помещении. Он разговаривает с животными, чаще с пауком, который мирно сплел свою паутину в углу над кроватью, даже дал ему прозвище — Коми. Еще свою социальную энергию он растрачивает на Рози, Грюнендаль (порода собаки), которая помогает ему пасти овец и коз. С ними он тоже не побрезгует поговорить по душам. Этот день казался ему абсолютно обыкновенно прекрасным, как и все дни до, когда жизнь просыпается еще до восхода солнца, и капли росы омывают голые ноги. Он не живет по прогнозам погоды, вещаемых стройной девушкой в юбке-карандаш, он живет, как когда-то давние предки, по приметам, чутью и боли в голове или суставах. Выглянув в открытое окно, где чуть ли не белеется чистейшее небо без единого облачка, и осмотревшись, Джихун сделал вердикт, обращаясь к сожителям — Похоже, сегодня будет гроза. надо начать пасти малышек пораньше. Рози привстала на задние лапы, оперевшись передними о подоконник, взглянула на улицу и посмотрела на хозяина, непонимающе поворачивая голову. — Не смотри на меня как на умалишенного. Сегодня точно будет дождливая и ветреная ночь. Пахнет акацией и жасмином. Парень еще раз вдохнул этот предвещающий плохую погоду аромат и наконец-то встал с постели. Несмотря на жизнь вне цивилизации, Джихун не полностью отказался от изобретений человечества. У него были пластиковые окна, которые ему отдал председатель деревушки, да, с трещинами и какими-то еще недочетами, но без них в дома было бы совсем холодно зимой. У него была кровать и даже разные комплекты постельного белья, которые он стащил со своего прошлого места жительства. У него была необходимая посуда, полотенца, тапочки, все средства гигиены и даже небольшой декор в виде картин, фоторамок и статуэток. Дом был небольшим и состоял всего из одной комнаты, которая была и кухней, и столовой, и гостиной, и спальней, хотя кровать пряталась за углом и давала некое визуальное разделение помещения на зоны. Был вход, возле которого стоял когда-то кем-то выброшенный маленький шкаф, которого Джихуну вполне хватало на все его вещи. Кстати, его одежда состояла исключительно из пары футболок, штанов и кардиганов. сейчас на верхней полке этого шкафа ловко сложенная теплая куртка, черед которой настанет через месяца два. Посреди комнаты стоял маленький квадратный стол с тремя стульями вокруг. Порой Джихун задумывается, зачем он тащил все эти три стула через весь лес, если два из них абсолютно бесполезны. В углу комнаты стоит самодельная печь — главный атрибут этого дома, которые дает и еду, и тепло, и уют. На печке как раз тот самый редкий декор: две фоторамки, на одной из которых изображен маленький Джи с родителями, а на другой фотографии — молодые родители с их свадьбы. Эти две поржавевшие, вытцветшие фотографии — самое ценное, что есть у Джи. Бывает, в плохую погоду, когда за окном ветер и темнота, он зажигает свечу и сквозь ее полыхание из-за где-то просачивающегося воздуха, вглядывается в родные глаза на снимке, отмечая по себя десятый безнадежный вздох. И сегодня он уже настроил себя морально к этому вечеру, натягивая кардиган и выходя на порог дома. Солнце еще не поднялось выше гор, была предрассветная прохлада и еще сильнее пахло акацией. Через часа четыре, ожидаемо для Джихуна и совершенно внезапно для простого человека, начали сгущаться тучи и неприветливо багроветь небо. Парень спокойно отвел вместе с Рози парнокопытных животных в самодельный сарай, дал им поесть, и закрыв на замок крепкое строение, не спеша направился внутрь. Но периферийное зрение захватило в свою область видения приближающуюся человеческую фигуру. На секунду Джихун подумал, что сошел с ума, ведь даже из деревушки к нему никто никогда не ходит. Повернув голову и лишь убедившись в том, что глаза ему не лгут, он увидел тяжело идущего парня в плаще из войлока и большим походным рюкзаком за спиной. Взбирающийся в гору человек пытался привлечь внимание Джихуна, из последних сил поднимая правую руку. Рози засуетилась, немного напряглась. Джихун стоял обездвижен, ожидающий развития сюжета, но подсознательно подозревающий неладное. В то время когда незнакомый ему силуэт парня доползал до места икс, тучи начали плотнее закрывать небо. Поднимался ветер. И вот, через какие-то считанные секунды, перед Джихуном — скрючившийся пополам и пытающийся отдышаться человек. Рози обнюхивает опущенную шевелюру парня и редко виляет хвостом. Макушка начала подниматься, открывая заляпанное грязью лицо незнакомца. И вообще весь он выглядел так, будто его поваляли в грязи и осыпавшихся листьях. Его волосы были высветлены, и Джи казалось, что он видит перед собой иностранца, но раскосые глаза с тигриным прищуром отбивали эти догадки. Эти глаза не предвещали ничего хорошего. Рози подпрыгивала на парня, задорно виляя хвостом, будто уже давно подружившись с этим человеком. — Привет, я — Сунен. Глава деревни сказал, что я могу временно остановиться у тебя, пока за мной не приедут с города. Как Джи и предполагал. Этот глава деревни — добрый, но вечно сующий нос не в свое дело, старик. Конечно, джи очень ему благодарен за помощь в трудные времена, но беспокойство этого старика об одинокой жизни Джи его не радовало. — Отель гостей не принимает, все номера заняты, — саркастично ответил джи, потому что никому не разрешал врываться в его жизнь без стука с широкой улыбкой и цепким взглядом. — Старик меня предупреждал, что ты парень с характером, но боюсь у тебя нет выбора, — с этими словами Сунен обошел Джи, направляясь к входной двери. Немного опешив, Джихун поворачивается и своим вопросом останавливает идущего парня. — Это еще почему? — Ну-у, — тянет Сунен, наигранно приставляя палец к подбородку, — во-первых, я чрезвычайно привлекателен и мне нельзя отказать. Во-вторых, старик сказал, что за твоим неподкупным и холодным образом прячется чуть ли не булочка с корицей, поэтому ты не позволишь мне переживать эту ужасно мерзкую грозу на улице. Ну, и в-третьих, я прошел несколько километров, ужасно устал и не намерен вести с тобой полемику. Пока Джихун переваривал все сказанное, другой парень уже подобрался запредельно близко к двери. — Даже не смей трогать мою дверную ручку. А Сунен посмел, даже ни на секунду не задумавшись. Он по хозяйски вошел в дом, оглядываясь и оценивая свое временное место пребывания. Скинул с себя грязную верхнюю одежду на пол и поджав губы в небольшом удивлении, прошел дальше. — Я ожидал чего похуже. Здесь вполне миленько, правда я бы немного поменял дизайн, этот ковер не вписывается в общую обстановку. У Джихуна краснеет лицо от наглости незнакомца и от своего бессилия ему возразить. Последний был действительно прав и насчет внутреннего добряка, и насчет привлекательности. Но последний пункт Джихун решил игнорировать. Пока джи приводил свое внутреннее состояние в подобие спокойствия, Сунен успел распотрошить свой походный рюкзак, бросить его возле кровати и, переодевшись, улечься в нее. — Эй, я не разре- Сунен резко поднялся, вмиг сокращая расстояние между ними, и впиваясь взглядом в чужие глаза. Черт. Джихун уже чувствовал поднявшийся сильный ветер, иначе его легкая дрожь в ногах никак не объяснима. — Ли Джихун, давай жить дружно, м? — звучало совсем неподружески. — Ты не будешь меня сегодня трогать. Я действительно устал и единственное, чего я хочу, это сон. А я в свою очередь не буду занимать полностью кровать, оставлю место и тебе. Сунен подмигнул и опять завалился назад, а до Джи до сих пор доходил щекочущий ветер из-за слов и взмахов длинных чужих ресниц. Свою неспособность воспрепятствовать Джихун сваливал на долгое отсутствие какого-либо взаимодействия с другими людьми. Сунен спал уже третий час возле стенки, не колыхнувшись, будто пытаясь сдержать обещание не занимать много места. Джихун даже изредка норовил проверить, дышит ли этот парень вообще. Рози послушно сидела возле хозяина, находясь в полном спокойствие, будто никакого чужака в их доме и в помине не было. Стемнело окончательно, дождь бил по крыше и окнам. Несмотря на нахождение в помещении незнакомого парня, было на удивление спокойно и на душе у Джи, будто так и надо было. Хотелось спать. Рози тоже уже улеглась на свое любимое место перед печкой, свечи потускнели. Джи с опаской лег на самый краешек кровати, джае не пытаясь отобрать у «гостя» одеяло. Сложив руки на груди, поджав колени, Джи медленно закрывает глаза. Этим утром глаза открывать труднее. Так всегда после дождя и каких-то неожиданностей (сопящего в его объятиях незнакомца). Казалось, это утр… Стоп. Что. Джи разлепил глаза мгновенно. Оценив ситуацию, он решил, что выход существует один — убежать, спрятаться, зарыться, провалиться сквозь землю, исчезнуть с лица этой земли. Его рука покоилась на груди Сунена, правая нога была закинута на чужие бедра, голова лежала прямо на плече, а широко распахнутые глаза Джи смотрели на не спящие зрачки напротив. — Утро доброе, засоня, — Сунен улыбнулся. Видимо его совсем не смущала позиция. Джи покраснел, засуетился и грохнулся с кровати. Сунен искренне засмеялся. Его умиляла простота этого парня. — Не волнуйся, я тоже люблю обниматься во сне, — Сунен подмигнул, а краска на лице Джи стала еще гуще. Сунен был вовсе неплохим парнем, добродушным, откровенным, улыбчивым, красивым. Джи замечал свое странное поведение. Он смотрит на него, пока последний не видит; его мозг отказывается думать рационально; и ему нравится улыбка новоиспеченного временного сожителя. — Временного., — прошептал для себя вслух еще раз. Сердце не совершает кульбиты, как обозначается почти во всех книгах про любовь, руки не потеют и ноги не дрожат. Значит все хорошо. Рози лизнула щеку хозяина, приободряя его. Сунен помогал по хозяйству: пас вместе с Рози овец, попытался подоить козу, но отделался легким испугом и насмешкой от Джи; он приносил из колодца воду, удобрял огород, и даже смахнул всю паутину в доме, за что получил подзатыльник. Ему нравилось сливаться с природой, ему нравилось здесь находиться, ему нравился Джихун (и Рози). — Сегодня опять будет дождь, — сказал Джи, принюхиваясь к воздуху. Пахло холодом, приближающейся поздней осенью. Сунен стоял на порожке сзади него, Джихун словно случайно прижимался к его груди своей спиной, чувствуя спокойствие. Сунен был вовсе не против. Он хотел бы и дать волю каким-то внутренним порывам и обнять этого парня, но боялся, что взаимность ему только кажется. — Ты будешь чай? — Джи говорил с ним мягко, будто боясь спугнуть, будто один неверный шаг, неосторожное слово или лишнее действие — и их история закончится. Хотя она и так закончится. Сунен здесь не навсегда. Он просто отбился от туристической группы. За ним скоро приедут из города, и он навсегда потеряется в мегаполисе. Нет, все верно. У него наверняка есть семья, друзья, близкие, работа, дом, даже собака, которая тоже скучает по своему хозяину. Джихун видел, как на него смотрит парень, чувствовал случайные-неслучайные прикосновения, понимал, что к чему. Но, ни Сунен ни он не готовы нарушать свой привычный ритм жизни. — Да, с ромашкой. Ночью не спалось. Мысли заполняли все пространство, кажется, что они даже смешивались с воздухом вокруг. Джи смотрел на спину Сунена, его плечи равномерно то поднимались, то опускались. Он аккуратно подлез ближе, схватил указательным и большим пальцами край футболки и уткнулся носом в чужую спину. — Ты сводишь меня с ума, — хрипит Сунен. Джи вздрогнул, покраснел и отпустил кусок ткани. — Не отпускай. Сунен бессознательно вложил в эти слова намного больше смысла. Прошло еще три дня. Из города пока никто не приезжал, но оно и понятно: вряд ли кому-то захочется в такую переменчивую погоду находиться в горной местности. За окном опять тучи и неприятный ветер. — Твои друзья небось вовсю переживают, — сказал Джи, перебирая оставшуюся черешню, которую не побило дождем. — Уверен, Бу Сынгкван поднял нехилого шума, Джонхан настолько распереживался, что искусал себе ногти, а Чан, самый младший из нас, успокаивает их всех, — ухмыльнулся Сунен. Джи уже знал всех перечисленных ребят. Коротали время — болтали о том о сем. — А девушка у тебя есть? — Джи заметно напрягся, опустил глаза и чуть не раздавил ягоду. — Я бы не смотрел на тебя так, если бы у меня была девушка или парень. Сунена задело. Откровенно глупый и неразумный вопрос. Он был уверен, что не похож со стороны на человека, который может за спиной флиртовать со всеми подряд. Джихун был кем-то особенным, кем-то родным, будто забытым давно другом с детского садика, словно кем-то, с кем хотелось быть рядом. Сунен вышел на улицу, нечаянно хлопнув дверью. Рози вздрогнула, подошла к хозяину и заскулила. — Знаю, я дурак. Джи встал со стула, помыл руки от сока спелых ягод, накинул кардиган и пошел за Суненом. Последний сидел возле загона для коз, смотрел на то, как расходятся тучи. Джи присел рядом, прижав коленки и обхватив их руками. — Ты мне нравишься, — сказал Сунен. — Ты мне тоже, — без колебаний ответил Джихун, немного чувствуя, как сильнее стало биться сердце. — Я люблю тебя. — И я тебя. Сунен повалил Джи на траву. Слышно было сверчков, вокруг них летали светлячки, из-за разгоняемых туч выглядывала луна. Джихун любил такое ночное спокойствие, но сегодня перед его глазами было еще более прекрасное. Нависший над ним парень глазами гулял по его лицу, его кожа искрилась, все в нем было идеально. Невольно рука Джи потянулась к щеке Сунена, нежно, заметно касаясь, он гладил тонкую кожу человека, которому хотелось подарить весь мир. — Я хочу быть с тобой, — ласково прошептал Сунен. Рука Джи дрогнула, отстранилась от щеки, к пальцам будто подступил ток, которым он боялся ранить парня напротив. Сунен несильно схватив чужую руку, вернул ее на место, к теплой коже, — Не отпускай. Я хочу, чтобы ты меня не отпускал. Я хочу быть с тобой. Просыпаться с тобой. Выгуливать овец и научиться доить коз. Уметь так же как и ты определять погоду по запаху. Бегать вместе с Рози по холмам. Хочу видеть твою улыбку каждый день. Хочу обнимать тебя. Целовать тебя. Только не отпускай. — Но у те- — Я знаю, чего и почему ты боишься. Джихун, послушай. Я заработал прилично денег, чтобы позволить себе жить так, как я хочу. У меня суперские, понимающие друзья: они без проблем смогут к нам приезжать, если ты, конечно, позволишь, или мы к ним, если ты, конечно, не против. Моих родителей давно нет в живых, но я уверен, они меня поддерживают с небес. Мне нравится природа, твой дом, эти животные, Рози. И я не иду на это в ущерб себе. Я действительно желаю этого всем сердцем. С минуту они еще смотрели друг на друга, видя в глазах напротив свои отражения, искренность, неподдельность. Джи сделал рывок, перевернув Сунена и поменяв позиции. Теперь он сидел на его бедрах, руками он с осторожностью обхватил лицо и приблизился, легко и предельно нежно касаясь чужих губ своими. На следующее утро они оба проснулись от стука. У Джихуна остановилось сердце. Он предполагал, кто это, и знал, зачем они сюда пожаловали. Рози загавкала, заметалась. Это были люди с города. Они пришли сюда за Суненом, чтобы отвезти парня в его привычную жизнь, где ночью зажигаются светодиодники, много шума, где они с друзьями каждую пятницу ходили в бар Примэра, где была его настоящая жизнь. «Горожане» ждали в машине, дав время собраться. Джихуну не хочется отпускать. Но и не хочется рушить жизнь любимого человека. Он молча помогал собирать сумку. Сунен тоже молчал, явно расстроенный. Только Рози нервно ходила по комнате, скуля и тычась носом то в коленку Джихуна, то в шею Сунена. — Не отпускай меня, — наконец-то произнес Сунен, не поднимая головы. Джи поджал губы, закусил щеку изнутри, нос начинал щипать, а глаза наполняться слезами. — У тебя там жизнь, друзья, знакомые. Ты не должен оставаться здесь, на оторванном от цивилизации клочке земли. Еще чуть-чуть и Джи осознает, что расплачется, захнычет, вцепится в него когтями, запутает их губы в поцелуе. Сунен видит дрожащие плечи любимого человека, подходит и самым бережным образом заволакивает в объятия. Он вжимается носом в макушку парня, вдыхая его аромат: какие-то травы, мокрая трава, приближающаяся поздняя осень. Джихун закрывает глаза, позволяя себе раствориться в этом моменте, его плечи приятно слабеют, а тело становится невесомее. Чувства выпускаются наружу. Все слезы, что он таил в себе эти дни в ожидании ненавистного расставания, выплеснулись наружу. Руки обхватили снизу надежную, крепкую спину парня. Слезы высыхали попадая на кофту Сунена. Время не трогало их и пальцем, наверное, специально замедляя все вокруг. — Я не хочу, чтобы ты уходил. Я люблю тебя. Я хочу быть с тобой. Останься, пожалуйста, — плачет Джи немного охрипшим голосом. Сунен аккуратно отстранил от себя парня, молча достал что-то из сумки и выбежал на улицу. Через несколько минут он вернулся, с облегченной улыбкой на лице притянул Джи обратно к себе, как будто пытаясь полностью слиться с любимым человеком. Их мысли, души, сердца, тела переплелись, запутались, завязались на узел и не оставили им шанса быть порознь. Это было настоящее ощущение дома.

***

Где-то в Сеуле: — Похоже, Сунен нашел, наконец, то, что искал, — сказал Докем, отодвигая письмо переданное ему какими-то людьми в походной одежде. Джонхан по-доброму улыбался, а Сынкван уже переносил свои планы, заказывал походные костюмы на троих и выстраивал маршрут к дому Джихуна и Сунена.
Примечания:
Отношение автора к критике
Приветствую критику только в мягкой форме, вы можете указывать на недостатки, но повежливее.
Права на все произведения, опубликованные на сайте, принадлежат авторам произведений. Администрация не несет ответственности за содержание работ.