ID работы: 12236193

О слабостях и доверии

Слэш
R
Завершён
527
Размер:
4 страницы, 1 часть
Описание:
Примечания:
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Поделиться:
Награды от читателей:
527 Нравится 21 Отзывы 97 В сборник Скачать

Часть 1

Настройки текста
В строящемся корпусе было тихо до безумия — только шелестели газеты от редко задувавшего ветра и стрекотали немногочисленные кузнечики за холодным стеклом окон. Молчание нарушали лишь тихие вздохи Володи, который за весь день, что они с Юркой провели отдельно друг от друга, никак не мог восполнить поцелуями эту утрату времени, которого оставалось до отъезда совсем немного. Говорить не хотелось — они оба понимали, что Володя, загруженный мрачными мыслями о собственной испорченности, не сможет сказать ничего утешительного, и Юрка всячески пытался отвлечь его от этого, целуя то в висок, то в натёртую от очков переносицу, которые Юрка уже предусмотрительно снял и положил на подоконник, дабы не разбились. Обниматься хотелось бесконечно долго, даже если бы пришлось провести здесь всю ночь, чтобы, когда они будут приходить под утро, их увидели вожатые. Юрка уже придумал множество оправданий: встали пораньше и сами делали зарядку, бегали или им показалось, что кто-то из младших отрядов сбежал из комнаты. Скорее всего, это в любом случае не понадобилось бы — Володя слишком ответственный и осторожный, чтобы позволить себе такую оплошность, поэтому тот момент, который они проводили здесь, нужно было насытить до невозможности. — Разве тебе не кажется это каким-то странным? — выдохнул Володя. — Нормальные пары не прячутся по кустам, чтобы просто провести время вместе. Если Ксюша тогда поцеловала тебя на дискотеке, и все только завидовали, то сейчас… Ты сам понимаешь, что это неправильно. — А ты считаешь нас парой? — Юрка глядел снизу вверх, прижавшись щекой к его груди. — Если так, то я готов хоть до конца жизни скрываться где попало. — Ты вечно всё переворачиваешь с ног на голову, — Володя грустно улыбнулся. Слабый отблеск луны осветил его нахмуренные брови — не от раздражения, а от того, что ему было нечего противопоставить. — Я переворачиваю всё так, как удобно нам, — заявил Юрка, — не вижу никакой проблемы. — Проблема в том, что я в тебя влюбился. Бешеный стук Юркиного сердца, наверное, был слышен даже в лагере. Голова закружилась, а сам Юрка медленно поднялся к чужому лицу, пытаясь уловить сомнение или обман в глазах Володи. Тот сразу же отвёл их в сторону, пытаясь не сталкиваться взглядами. — Это… это же замечательно! — Юрка невольно задохнулся вскриком — Володя поспешил приложить палец к его губам, пытаясь утихомирить. — И после этого ты можешь говорить о нас как о неправильном? — уже шёпотом забормотал он. — Юр, пойми… — Я не пойму, почему это чувство ты считаешь чем-то плохим, даже не пытайся. Если тебе будет от этого легче, и я признаюсь — я тоже влюбился! И если ты продолжишь считать себя ужасным, это не изменит моего отношения к тебе — разве можно испытывать такое к испорченному? Вместо слов Володя только зарылся пальцами в волосы Юрки и уткнулся в них лицом, успокаиваясь. Юрка прекрасно понимал, что не в силах поменять мнение дорогого ему человека, но ведь он мог хотя бы подтолкнуть к этому? Надежда на что-то лучшее всё ещё теплилась в сердце, даже если была несбыточной. Сейчас Володя сам уже взял Юрку за подбородок и поцеловал — хотелось верить, что такое помогает ему забыться и хотя бы эту ночь провести без излишних сомнений и терзаний. Юрка с готовностью помогал, заправляя выбившиеся прядки за уши и неловко стукаясь зубами при попытке углубить поцелуй. Они уже не заикались о том, что произошедшее в лодке не должно было повторяться — оба хотели целоваться как тогда. Юрка верил, что так себя ведут только с по-настоящему небезразличными людьми, и всеми силами пытался показать это. Неосторожно вырвавшийся чужой стон воодушевил как никогда — Юрка нехотя разомкнул губы, но только для того, чтобы с новой силой целовать уже линию скулы, утыкаясь носом в ухо и оставляя на нём невидимые следы. Володя дрожал в объятиях, щёки обжигали, и он невольно запрокинул голову, открываясь Юрке ещё больше. Он помнил, что дал обещание самому себе не трогать шею Володи — не хотелось смущать его, как тогда — но сейчас удержаться было просто невозможно. Юрка соскользнул ниже, слабо прикусывая кожу под ухом и вжался в шею, вдыхая родной запах. Володя оцепенел, но не проронил ни слова и даже не попытался оттолкнуть. — Ты… позволишь? — тихо шепнул Юрка, не отстраняясь — так хотелось думать, что Володя сейчас ему доверится, и предчувствие не обмануло — тот слабо кивнул, тут же прижимая руки к лицу, и больше старался не двигаться. От одного этого жеста Юрке снесло крышу окончательно и бесповоротно. Он правда пытался держаться, целуя медленно и мягко, но одна мысль, насколько сильно Володя уверен в том, что Юрка не сделает с ним ничего плохого, выбивала почву из-под ног. Приходилось стискивать рёбра Володи в объятиях, чтобы хоть как-то отрезвлять себя тем, что нельзя подводить доверие, необходимо быть аккуратным и нежным. И Юрка правда делал всё настолько осторожно, насколько мог — целовал мальчишеский, едва выпирающий кадык, пока Володя глухо стонал в ладони, чуть ли не хныча, но всё так же не отстраняя; утыкался носом в изгиб шеи, давая перевести дух и избавиться от оцепенения; не сдерживаясь, касался кончиком языка привлекающей ямки над ключицей, что, казалось, совершенно лишало Володю способности думать. Он обхватил голову Юрки руками, с силой прижимая к себе, и тихо всхлипнул, прислонившись щекой к его макушке. — Что ты делаешь… Разве так можно?.. Юрка не сразу нашёл казавшийся очевидным ответ, вместо этого только вжавшись в Володю крепче, чтобы даже миллиметр пространства не разделял их. — А тебе нравится? — теперь была его очередь задавать каверзные вопросы. Володя долго молчал, заторможенно перебирая мягкие локоны на чужом затылке, в итоге впился в него пальцами и прошептал на выдохе: — Да… Сердце Юрки вновь изошлось от радости, стоило ему услышать, что он всё делал правильно — пусть Володя так и не думал. — Значит, можно, — отрезал он, с надеждой царапая Володину спину и вновь ожидая разрешения. — Ты просто невозможный… — Володя тяжело дышал, продолжая крепко держаться за чужие волосы, — ты меня убиваешь… — Я могу перестать, — залепетал испуганный Юрка, — только не злись, я правда пытаюсь как лучше… — В том и дело… Я не хочу, чтобы ты прекращал, — Володя измученно застонал, откидывая голову, — пожалуйста, Юрочка… Юрке казалось, что он тонет и захлёбывается, и всё, что слышит сейчас — простая игра его воображения. Ну не мог Володя, тот Володя, который совсем недавно называл себя испорченным и сбивающим Юрку с правильного пути, сейчас, изнывая, таким пронзительным голосом молить о том, что, по его мнению, происходить не должно. Из последних сил Юрка осознал — если сейчас он остановится, то Володя никогда не забудет тот стыд, который он испытал, признаваясь в том, что эти действия ему нравятся. Юрка не мог подвести. Как умалишённый он принялся ласкать шею Володи, неосторожно повалив его на пол — тот, казалось, даже не заметил этого, всецело отдаваясь рукам и губам Юрки. Он мягко прикусывал бледную кожу, обводил оставленный след языком, стискивая Володины плечи; забирался одной ладонью под его рубашку, совершенно забыв о том, что и этого ему не следовало делать — сопротивления и окрика он опять же не услышал, и сминал пальцами выступающие рёбра, пока Володя в совершенном исступлении гнулся под ним, стукаясь затылком о пол и никак на это не реагируя, оставив все свои чувства только для одного Юрки. Ему казалось, что эти вздохи и стыдливые стоны, заглушённые плотно сжатыми губами, отпечатаются у него на подкорке на всю жизнь, и слушать их хотелось также до скончания дней. Юрка в беспамятстве оттянул Володин галстук в сторону, оставляя поцелуи на прежде закрытой им части шеи — Володя тихо закашлялся и тут же, неожиданно для самого Юрки, вырвавшегося из помутнения, стиснул галстук в руке, крепко стягивая им шею. — Володя!.. — Юрка поймал его за дрожащущую, покрытую мурашками кисть. — Ты так задохнёшься… — Я знаю, что делаю… — лицо Володи горело красным не то от удушья, не то от невероятного смущения. — Не останавливайся… Юрка не посмел ослушаться его — только осторожно придержал Володино запястье, не давая ему утянуть свою шею сильнее. Пелена перед глазами спала — сейчас он чувствовал себя ещё ответственнее за то, чтобы Володе было хорошо. Он зарылся носом под плотно прижатый к коже галстук, поцеловал и прикусил сквозь ткань — Володя не замолкал ни на минуту, то судорожно вздыхая, то принимаясь хриплым голосом звать Юрку, как будто совершенно забыв обо всём и находясь где-то в другом измерении. Юрка слабо царапал его руку, приводя в чувства, и вновь принимался ластиться, прихватывая шею губами и стремясь прикоснуться к каждому её участку. Володя не выдержал: вздрогнув всем телом, он изогнулся со слабым вскриком, моментально расслабляя руки и отпуская галстук, а после рухнул без сил, позволяя Юрке накрыть себя полностью. Тот замер — он явно сделал что-то не так. — Володь… — Не спрашивай… — с неожиданной резкостью ответил тот. — Юрка, я ужасен… — О чём ты говоришь? — Юрка тряхнул головой, убирая волосы с глаз. — Ты… ты восхитительный! — Ты не понимаешь, — румянец с лица Володи не пропадал, — нам больше не стоит таким заниматься… — Но тебе же было хорошо? — В этом и проблема. — Володь, ты во всём ищешь проблемы, — Юрка придавил его к полу и потёрся о щёку Володи, — подумай хоть раз о себе, а не о мнении других. Тот молчал, мерно дыша — Юрка чувствовал, как под ним вздымалась и опускалась чужая грудь, и радовался, ведь Володя хотя бы не противился словесно. — Я знаю, что ты продолжишь изводиться, но я тебя не покину, — заупрямился Юрка. — Надеюсь, когда мы разъедемся из Ласточки, ты всё так же не отстанешь от меня, — Володя наконец слабо улыбнулся, поборов уже подкатившие слёзы. — Нет уж, дудки. Я за тебя в ответе, потому что приручил. Юрка сжал чужую руку в своей, сплетая пальцы, а Володя, тихо рассмеявшись, обнял его за шею. За окном блеснул первый рассветный луч.
Отношение автора к критике
Приветствую критику в любой форме, укажите все недостатки моих работ.
Права на все произведения, опубликованные на сайте, принадлежат авторам произведений. Администрация не несет ответственности за содержание работ.