ID работы: 12251749

Второй шанс

Гет
G
Завершён
27
Пэйринг и персонажи:
Размер:
2 страницы, 1 часть
Описание:
Посвящение:
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора / переводчика
Поделиться:
Награды от читателей:
27 Нравится 2 Отзывы 7 В сборник Скачать

Часть 1

Настройки текста
Лале не могла объяснить, что она делала — ее руки, плавно скользившие над пергаментом, не слушались ее, будто бы принадлежали другому человеку. Чистый лист постепенно темнел, а рисунок приобретал более детальные очертания, смутно напоминавшие слишком хорошо ей знакомое лицо. И не могло быть никаких сомнений, что оно принадлежало ее двоюродному брату Мехмеду. Человеку, который вызывал у нее противоречивые чувства. С одной стороны она боялась его, потому что воспоминания о недалеко прошлом все еще жили в ее голове, напоминая о чуть было не случившейся трагедии, в которой Мехмед бы, определенно, занял роль главного антагониста. С другой стороны, ей было стыдно признаться в этом даже самой себе, ее тянуло к нему с необъяснимой силой, что день со днем становилась все сильнее. И сопротивляться ей тоже становилось все тяжелее. Она чувствовала смущение, которое наливало румянцем ее щеки, каждый раз, стоило ей задержать на нем взгляд чуть дольше положенного. Или же поймать его внимательный, изучающий взгляд в ответ. С тех пор, как Мехмед вернулся, они так не разу и не заговорили — каждая их встреча сопровождалась неловким молчанием, беглыми взглядами и странной робостью, которая, очевидно, доставляла неудобства каждому из них. Тихо вздохнув, девушка вновь опустила взгляд на портрет — рисунок стал настолько же ярким и отчетливым, каким он еще никогда не был. Несколько небрежно смятых листов с незаконченными набросками так и остались лежать где-то в стороне, пока Лале с легким испугом рассматривала очередное свое творение. На этот раз юноша получился почти как настоящим. Короткие волосы были уложены, в точности повторяя прическу юного шехзаде. Тонкие, аккуратные черты лица притягивали взгляд, пробуждая желание рассмотреть лицо еще ближе, обращая внимание на каждую деталь получившегося рисунка. В нем практически все было идеально, может быть, лишь за исключением некоторых мелочей, но особенно запоминающимися яркими получились его глаза. Темные, глубокие, опасные. Будто бы в них была спрятана какая-то неразгаданная тайна, омываемая мрачными водами взгляда. И в то же время они были гордыми, уверенными и упрямыми. Точь в точь как тот, кто их носил. Лале и раньше ловила себя на мысли, что эти глаза идеально подходили Мехмеду, обладавшему сложным и тяжелым характером, но сейчас это стало особенно очевидным. Не удержавшись, она осторожно коснулась пальцами рисунка — к ее счастью, краска уже успела застыть. Медленно провела по открытому лбу, вдоль скул и подбородка. Очертила линию изящно красивых губ, изогнувшихся в знакомой легкой улыбке. А затем прикрыла глаза, позволив фантазии нарисовать его образ в голове. Лале должна была его ненавидеть, но вместо этого она непозволительно много думала о нем. И вместо того, чтобы провести это время с друзьями, она сидела одна, спрятавшись на небольшой поляне в тени высоких раскидистых деревьев, и любовалась собственной картиной. Картиной, которой не должно было быть, но она была. И чувства к изображенному на холсте человеку у нее тоже были. Но это была не злость, не ненависть, не гнев, не ярость и даже не обида. Это было что-то другое, непохожее на то, что чувствовала девушка раньше, когда долгими ночами ворочалась в своей постели, со слезами, застывшими в уголках глаз, вспоминая о человеке, который чуть было своею жестокостью и злобой не разрушил ее жизнь. То, что возродилось в ее душе теперь, было какой-то совершенно иной эмоцией, заставлявшей ее душу невольно тянуться к нему. Лале интуитивно чувствовала, что должна была дать ему второй шанс. Это казалось ей единственно правильным. Она давно его простила — ее доброе сердце всегда умело прощать — но сейчас ей нужно было сделать следующий шаг. И, кажется, она, наконец, была к нему готова. Теплая улыбка легла на ее губы. И робкая надежда искрой вспыхнула в ее груди. Она вновь взглянула на портрет, который все это время лежал у нее на коленях, а затем, осторожно свернув пергамент и надежно спрятав его, резво вскочила на ноги. Она точно знала, что собирается сделать, и была твердо намерена сделать все правильно. Потому что Лале не могла поступить по-другому.
Отношение автора к критике
Не приветствую критику, не стоит писать о недостатках моей работы.
Права на все произведения, опубликованные на сайте, принадлежат авторам произведений. Администрация не несет ответственности за содержание работ.