Enjoy the silence

Слэш
R
Завершён
104
автор
Пэйринг и персонажи:
Размер:
3 страницы, 1 часть
Описание:
Посвящение:
Примечания:
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
104 Нравится 9 Отзывы 26 В сборник Скачать

worlds are very unnecessary

Настройки текста
Примечания:
Чёрное небо украшено полной луной и её подчинёнными - мелкими звёздами. Все они разные, большие и крохотные, такие далёкие и неизвестные. Эти белые точки смотрят на Землю, планету, которая кишит собственными тайнами и загадочностью. Один из огромного множества взглядов устремляется к небесной равнине, наблюдая вроде завороженно, а вроде абсолютно пусто. Обнажённое тело колеблется в отражении зеркальной воды. Иллуми худ, высок и крепок. Прохладная вода озера ласкает бледную кожу, доводя до мурашек. Тёмные, цвета блестящего антрацита волосы намокают и прилипают к спине. Он, кажется, не видит ничего вокруг, бездонные чёрные глаза сталкиваются лишь с лунным светом и дорожкой - следом от небесного светила на воде. Иллуми не ждёт никого, кто мог бы помешать его действу. Уединение с водой для него сравнимо с личным пространством; человеку, чьи попытки помешать были бы замечены, уже не удалось бы покинуть это место, пока здесь находится Золдик. Листья деревьев тихо шелестят от лёгкого ночного ветра, эти звуки за долю секунды доходят до чутких ушей убийцы. Он продолжает нежиться в озере, почти мечтательно выводя узоры на синей глади тонкими пальцами. Парень намеренно не наклоняется и не опускается на колени, лишь изредка окунается и мочит волосы – уровень воды едва достаёт до торса; его всё устраивает. Вновь шелест. Но уже не такой тихий, как пару мгновений назад. Иллуми не подаёт виду, но чувствует и понимает, кто это. Убивать он не спешит. За деревом незаметно для невооружённых глаз скрывается высокая фигура. Статная и прямая, не имея плана напасть, она стоит на месте. Этот парень знает, что его уже раскрыли. Но некая своеобразная игра не лишается своей оригинальности и смысла, ведь так? «Хисока» – проносится в голове. Иллуми не нападает, стоит в воде неподвижно, постепенно переставая ощущать собственные ноги от холода. Интересно и как-то по-особенному приятно наблюдать и предполагать действия незваного гостя. Хисока делает шаг из-за дерева, до этого прячущее его изящное тело. Он облокачивается на надёжный ствол и ухмыляется. Образ нагого Золдика надолго останется в его голове. – Почему ты там стоишь? – наконец произносит Иллуми, даже не поворачиваясь к нему. Он задирает голову наверх, к тёмному бесконечному небу. – А ты не будешь против, если я присоединюсь к тебе? – отвечает Хисока, облизывая собственные губы, медленно расплывающиеся в улыбке. – Можешь попробовать, – Иллуми кажется, что Мороу собирается напасть, вернее, он почти уверен в этом. Хисока медленно и не спеша освобождается от одежды, совсем не стесняясь быть абсолютно голым при Иллуми. Он никогда не смущался подобного, своё тело считая неким произведением искусства. Изгибы и рельефы сильно выделяются, это выглядит более, чем красиво - потрясающе. Всё ближе и ближе, он заходит в воду, тут же ощущая приятную прохладу. Иллуми не поворачивается, ожидая атаки. Но Хисока лишь двигается дальше, ноги погружаются в жидкую темноту. Он высок, а потому её уровень достаёт лишь до бёдер, почти так же, как и Золдику. Фокусник ступает осторожно, безуспешно пытаясь не разрушить ровную гладь. Злорадно хихикая, он слабо бьёт по воде руками, от чего брызги летят прямо в спину убийцы. Тот просто игнорирует детский жест. – Ты так застыл, – произносит Хисока, приблизившись к Иллуми сзади. Золдик молчит, ни единый мускул на его лице не вздрагивает, как и всё тело. Это заставляет Мороу закусить губу, чувствуя зарождающееся желание вывести убийцу на эмоции. Как необычно и интересно это выглядело раньше! Но воспоминаний недостаточно: Хисока желает вновь увидеть любое чувство, способное отразиться на обычно лишённом эмоциональности личике. – Честно говоря, я готовлюсь к твоей атаке, – наконец отвечает Иллуми и делает шаг вперёд. Мороу следует, оказываясь почти впритык к его спине. – Какие глупости ты говоришь! У меня и в мыслях подобного не было, – ухмыляется волшебник, на пару секунд прикрывая янтарные глазки. Тем не менее, он не лжёт. А затем Хисока касается мокрой спины своим торсом, резко сокращая расстояние между телами. Он ещё тёплый и сухой, в отличие от Иллуми, чьё тело и вороньи волосы промокли почти насквозь. Это создаёт контраст - слияние горячего и ледяного, что заставляет вздрагивать и наслаждаться. Сродни воссоединению и для кого-то почти так же интимно, как секс. Для кого-то, но, наверное, не для Хисоки. В его понимании это очередная игра между разумами убийцы и фокусника. Руки, большие и ещё теплые, начинают медленно шарится по более худому телу длинноволосого парня. Никаких мурашек и бурной реакции: Мороу и не ожидает этого, его более чем удовлетворяет этот ментальный холод. – Хисока? Рыжий кладёт голову на достаточно широкое плечо и намеренно смеётся на ухо Золдика. Его смех похож на хихиканье лисицы из детских сказок - хитрый и предупреждающий о дерзкой затее. Как же приятно щупать не сопротивляющуюся оболочку души другого человека. Абсолютно обнажённые, они, кажется, беззащитные стоят посередине неглубокого озера и чувствуют друг друга. Иллуми ощущает сзади, Хисока - спереди. И думается, что Золдик вовсе не впечатлён, но стоит фокуснику легко щипнуть того в бок, впиваясь в похолодевшую кожу длинными ногтями, и он немного вскрикивает от странной неожиданности; будто Иллуми ожидал удар совсем с другой стороны. Хисоке нравится. Это слегка заводит, но недостаточно для того, чтобы прямо сейчас начать бой, а может, нечто другое. – Так вот оно - твоё слабое место? Золдик поворачивает голову, наполовину открывая взору парня свой совиный чёрный глаз, и произносит: – У меня нет слабых мест. Я лишь притворился, чтобы потешить твоё самолюбие. – Что ж, у тебя неплохо вышло, – отвечает Хисока и вновь тихо посмеивается. Его руки всё ещё находятся на тонкой талии, ногти слегка царапают напряжённый живот. Лунный свет отражается в тяжёлых чёрных волосах Иллуми, пряди которых проходят сквозь ловкие пальцы Хисоки, успевающие закручивать их и играться так, как ему вздумается. Убийца совершенно не сопротивляется, да и не похоже, что он против, даже его дьявольски загадочный взгляд начинает слабеть под крепким телом сзади. Только взор: тело всё ещё напряжено и готово к любому исходу событий — слишком уж член семьи Золдиков натренирован. Наконец Хисока замолкает. Ему нравится молчание и тяжесть, парящая в прохладном озёрном воздухе. Слова абсолютно бесполезны, поэтому он ничего не говорит, лишь аккуратно трогает нагое туловище, не позволяя себе опускаться ниже паха. Фокуснику это и не нужно, ему хватает только того, что дозволено хозяином организма. «Ты особенно красив в своём натуральном образе, Иллуми» – возникает мысль, тут же заставляющая улыбке появиться на выдохе. Мороу всё ещё не выдаёт ни слова. А Золдик не возражает, ему и на руку эта гробовая тишина с редкими тяжёлыми вздохами и усмешками. Он и сам еле слышно фыркает, когда острые, способные ранить руки соединяются в замке чуть ниже его груди и не двигаются. Хисока обнимает и утыкается во влажную макушку, наслаждаясь ароматом дорогого парфюма, который ещё не успел выветриться. А потом он немного опускается ниже, ладони отодвигают волосы в сторону, оголяя шею, после чего ложатся на талию. Иллуми чувствует горячее дыхание на своей шее и поджимает губы в демонстративном раздражении. Через пару секунд на бледной коже темнеет багряный след, подаренный Хисокой. Убийца шипит, но слова сдерживаются под его собственным мысленным давлением. Мороу выпрямляется и крепко прижимается сзади вновь, пока острые ногти одной руки царапают бедро парня под водой. Хисока получает удовольствие от изучения своего убийцы. Неважно, физически или морально - он может тронуть и разум, и тело, стоит только подкрасться ближе, будучи ментально лишённым голосовых связок. Тишина приятна. Оба парня прикрывают глаза, словно проваливаясь в сон прямо в воде. Их тела и разумы преследует ласкающее уши молчание, ставшее уже некой привычкой в моменты, когда Иллуми и Хисока остаются наедине. Тогда они становятся не должными друг другу партнёрами и даже не соперниками - их грешные, но свободные души воссоединяются в касаниях и отсутствии слов.
Примечания:
Отношение автора к критике
Приветствую критику только в мягкой форме, вы можете указывать на недостатки, но повежливее.
Права на все произведения, опубликованные на сайте, принадлежат авторам произведений. Администрация не несет ответственности за содержание работ.