ID работы: 12350198

sexual tension

Слэш
NC-17
Завершён
602
автор
Размер:
17 страниц, 1 часть
Описание:
Посвящение:
Примечания:
Публикация на других ресурсах:
Разрешено только в виде ссылки
Поделиться:
Награды от читателей:
602 Нравится 32 Отзывы 157 В сборник Скачать

Настройки текста
      Они стали легендой университета уже на первом курсе. Двое образцовых студентов, что получают высшие баллы во всех тестах, великолепных танцоров, за чьими движениями следить одно удовольствие, в принципе не могут не привлекать внимание, только вот одна деталь поместила их в центр всех университетских сплетен. Хван Хёнджин всегда на шаг впереди, а Ли Ёнбок уж очень не любит кому-то уступать. Когда они оказываются в одном помещении, воздух накаляется до предела, кажется, еще немного, и можно будет увидеть искры. Враждебность физически ощущается, заставляя всех свидетелей ежиться от страха попасть под горячую руку. Заинтересованы? Уже на следующей неделе эти двое покажут совместное выступление на концерте в честь юбилейного выпуска нашего университета. Не пропустите!       Так гласит текст университетской газеты, которую Ёнбок со смехом отбрасывает на стол. Сынмин, главный редактор, журналист, фотограф и автор этой заметки, смотрит на друга с легким осуждением. Он, вообще-то, старался.       — И что смешного?       Ёнбок утирает проступившие от смеха слезы и, честно, пытается успокоиться, но после случайно брошенного на газету взгляда вновь заходится в приступе хохота. Сынмин вздыхает и подпирает подбородок рукой, облокотившись на стол. Может Ёнбок случайно колонку с анекдотами прочитал вместо его заметки? Это бы все объясняло. Сынмин даже готов закрыть глаза на то, что они на разных страницах. Он терпеливо ждет, пока друг отсмеется и сам назовет причину своего веселья, хотя терпение, откровенно говоря, заканчивается.       Щелчок двери отвлекает Сынмина от смеющегося Ёнбока. В небольшой кабинет, выделенный под, конечно, громко сказано, но редакцию, заходит ее второй (и на этом последний) работник — Чонин. Он бросает удивленный взгляд сразу на Ли, а потом на Кима, который пожимает плечами в ответ, и, поджав губы и приподняв брови, закрывает за собой дверь.       — Чонин, ты видел, что он написал? — сквозь смех спрашивает Ёнбок, замечая пришедшего.       — Видел. Я это редактировал, — Чонин подходит к тумбе в углу кабинета и щелкает кнопкой чайника.       — Как ты это пропустил, Чони-ин, — Ёнбок утыкается лбом в столешницу, все еще продолжая веселиться.       — Объясни мне, что там такого смешного, — Сынмину вот вообще не весело.       Ёнбок выпрямляется, усердно строит серьезный вид, даже откашливается, прежде чем начать говорить, понизив голос:       — Легенды университета, — он свои слова сопровождает взмахами рук перед собой, — молнии в воздухе, все жмутся по углам от страха, — Ёнбок не выдерживает и снова прыскает от смеха. — Ты как вообще до этого додумался, Сынмин?       — Вообще-то, там не так написано, — ворчит Сынмин, все еще не улавливая причину веселья. — И что не так?       — Это анонс университетского концерта или описание боевика на Нетфликсе?       Сынмин вздыхает и закатывает глаза, отворачиваясь от старшего. Ничего он не понимает. Программа концерта, по большей части, довольно унылая — ничем не примечательные песни и пляски, — а вот совместное выступление двух второкурсников, о которых действительно в университете ходят легенды (Сынмин еще во время приемной кампании наслушался о них), — самая настоящая изюминка. Он весь месяц стойко держался, чтобы тут же не написать об этом в университетской газете, когда Ёнбок ему по секрету, как другу, рассказал о планирующемся выступлении. А когда администрация, наконец, дала добро на подобный анонс, сразу же решил, что чего-то менее помпезного это событие не заслуживает. И Чонин был полностью с этим согласен. Только Ёнбок все еще хихикает. Ну ничего, ему явно будет не до смеха, когда актовый зал до отказа забьется студентами, которые только ради них с Хёнджином придут. Правда, Сынмин тактично умолчал в заметке о том, что второкурсники будут выступать последними.       — Хён, а ты на репетицию не опаздываешь? — он, чуть прищурившись, смотрит на старшего.       — М-м, — Ёнбок с сомнением бросает взгляд на экран телефона. — Да, наверное, пора идти.       — Можно вас пофотографировать сегодня, для отчетной статьи? — Сынмин, конечно, и так знает, что друг откажет, но надеется, что так достанет его с этим вопросом, что тот все-таки сдастся.       — Сынмин, я тебе в… — Ёнбок строит задумчивый вид и загибает пальцы, как будто действительно считает, — двадцать седьмой раз повторяю, что на наши репетиции путь третьим лицам закрыт, потому что наш номер — сюрприз. И потому, что хореограф очень хочет остаться анонимным, — он встает из-за стола. — Так что счастливо оставаться, ребята, удачи со статьями.       Дверь за Ёнбоком закрывается, и Сынмин поворачивается к одногруппнику, который делает глоток кофе 3-в-1 и морщится.       — Что думаешь?       — Думаю, что их загадочный хореограф — кто-то из студентов, потому что преподаватель, наоборот, кричал бы на каждом углу, что приложил руку к такому легендарному выступлению. Вспомни нашего препода по вокалу, — Чонин ставит свою кружку перед Сынмином и обходит стол, чтобы сесть на место, которое занимал старший. — Тем более, ты помнишь, как на тебя смотрел организатор, когда ты спросил, кто помогает с постановкой хореографии?       — Как на последнего идиота, — фыркает Сынмин, отпивая кофе и искренне не понимая, что в нем так не понравилось Чонину.       — Вот-вот, — Чонин задумчиво постукивает пальцами по столу. — А еще я думаю, что забаню Ёнбока во всех соцсетях на недельку-другую, в целях профилактики, если их с Хваном «сюрприз» не оправдает ожиданий.       Сынмин смеется, но соглашается с другом.

      — Боже, и почему я вообще этим занимаюсь, — Минхо устало растягивается на полу, утыкаясь лбом в ламинат.       — Потому что ты лучший студент юбилейного выпуска ведущего университета искусств страны, — почти мурлычет Хёнджин, в ответ на что Минхо фыркает. Хёнджин усаживается на него и массирует плечи. — И еще потому, что я тебя очень убедительно попросил.       Минхо укладывает подбородок на сложенные руки и прикрывает глаза, расслабляясь. Ладно, возможно, помогать младшим не так уж и плохо. Щелчок со стороны двери заставляет открыть один глаз и повернуть голову в сторону звука.       — Оу, я не вовремя? — Ёнбок выгибает бровь и улыбается одним уголком губ.       — Вовремя, — Минхо вздыхает, когда Хёнджин поднимается на ноги. — Мы ждем тебя уже час.       — Просто я, в отличие от некоторых, не прогуливаю лекции по истории искусств, — Ёнбок бросает неодобрительный взгляд на Хёнджина.       — А что мне там делать? — тот потягивается, с насмешкой глядя на одногруппника через зеркало. — И так получу высший балл за тест.       — Интересно, как скоро преподше надоест рисовать оценки за твои красивые глазки, — фыркает Ёнбок, проходя вглубь зала и бросая рюкзак рядом с вещами парней.       — О, ну спасибо за комплимент, Ёнбокки, — елейно улыбается Хёнджин.       — Всегда пожалуйста, Джинни, — отвечает тем же Ёнбок.       — Отвратительно, вы еще засоситесь тут, — кривится Минхо, наконец поднимаясь с пола. Хёнджин надувает губы, поворачиваясь к одногруппнику, на что Ёнбок с Минхо одновременно закатывают глаза. — Избавьте меня от ваших любовных игрищ, давайте займемся делом. Я не хочу тут ночевать.       Ёнбок фыркает, вставая рядом с Хёнджином, чтобы начать репетицию. Ни о каких любовных игрищах не может быть и речи. Ёнбок скорее от танцев откажется, чем вступит в какие-то отношения с одногруппником. Пусть они и общались достаточно мило в самом начале учебы, сейчас Хван своими самоуверенностью и самолюбованием бесит до зубного скрежета, хотя отрицать то, что он действительно хорош во всем, глупо. И внешностью привлекательной его природа не обделила, и навыки его до идеала отточены, и изгибы тела в танце… Так, Ли Ёнбок, ты о чем думаешь? Ладно, да, отрицать то, что его к Хёнджину влечет, тоже глупо. Но пока тот опережает его на один балл в рейтинге, Ёнбок не собирается признавать, что видит в одногруппнике не только своего конкурента.       Музыка заканчивается, когда Хёнджин откидывает голову Ёнбоку на плечо, а тот скользит рукой вверх по чужой шее. На лице Хёнджина расползается улыбка, и Ёнбок чувствует, что она не предвещает ничего хорошего.       — Сильнее, папочка.       Ёнбок резко отдергивает руку, Хёнджин звонко смеется, а Минхо только устало массирует виски, дожидаясь, пока Хёнджин замолкнет.       — Лажаешь, Ёнбок. Опять в тех же местах.       Ёнбок вздыхает, усаживаясь на пол в позу лотоса. Без этого замечания последние две недели не проходит ни одна репетиция. Он уже всерьез думает над тем, чтобы попросить Минхо заменить движения, которые никак не выходили так, как было нужно.       — Кажется, кому-то стоит все-таки прогулять пару невероятно важных лекций по истории искусств, — Хёнджин бесцеремонно распластывается рядом в позе звезды, — иначе на концерте нас закидают тухлыми яйцами. Не хочу получать за чужие ошибки.       Ёнбок только открывает рот, чтобы ответить, но его прерывает раздраженный голос старшего:       — Помолчите, я думаю.       Второкурсники выжидательно смотрят на Минхо (Хёнджин ради этого даже сменил горизонтальное положение на сидячее), который, кажется, действительно серьезно задумался, закрыв глаза и давя на виски ладонями. Хёнджин очень скоро начинает скучать, но не решается ничего сделать, чтобы не прерывать мыслительный процесс Минхо, поэтому просто недовольно надувает губы. Ёнбок бросает на него равнодушный взгляд, постукивая пальцами по коленям в ожидании. В конце концов, Минхо вздыхает и взмахивает рукой, подзывая к себе:       — Не уверен, но давай попробуем сделать так…       Ёнбок старательно повторяет все движения. Внешне они меняются едва заметно, но, удивительно, поддаются лучше. Минхо, конечно, все равно делает пару замечаний, тут же объясняя, что в его движениях не так, однако, в целом, остается доволен. Заставляет повторить их еще несколько раз, чтобы закрепить успех, и все идет хорошо, пока Ёнбок через зеркало не бросает взгляд себе за спину.       Хёнджин следит за одногруппником, упершись языком в уголок губ, и таким взглядом скользит по чужому телу, что у Ёнбока сбиваются мысли в кучку, и он путается в своих ногах, чуть не упав. Хёнджин не может удержаться от смешка, и его выражение лица возвращается к привычному ехидству.       — Хван, я тебя сейчас выставлю за дверь, — Минхо разворачивается, уперев руки в бока и осуждающе хмурясь, а Хёнджин только хлопает ресницами, мгновенно состроив невинный вид. — А лучше тащи свою тощую задницу сюда, посмотрим, как в связке движения выглядеть будут.       — Ничего она не тощая, — Хёнджин дуется, поднимаясь с пола. — Отличная у меня задница.       — Просто закрой рот и иди сюда, — Минхо закатывает глаза. — Это последнее, что я хочу обсуждать. Молчи.       Хёнджин снова дует губы после того, как ему даже не дают шанса вставить очередной сомнительный комментарий, и послушно встает рядом с Ёнбоком, который возвращает себе невозмутимый вид, но мысленно соглашается, что часть тела ниже спины у одногруппника действительно хороша. Мысль тут же поспешно отгоняется, когда Минхо включает музыку.       Он заставляет их раз за разом повторять хореографию до тех пор, пока второкурсники чуть ли не валятся с ног от усталости. Возможно, ему совсем немного стыдно за это, но зато сил на пререкания у них тоже не остается, и зал наполняет только тяжелое дыхание. Минхо бросает взгляд на часы. Пора заканчивать.

      Семь… Восемь… Все. Ёнбок падает на пол и разглядывает залежи пыли под своей кроватью, с удивлением обнаруживая там носки, которые потерял еще полгода назад. Надо бы убраться.       Ёнбок переворачивается на спину, упираясь взглядом в потолок, пытаясь восстановить дыхание после отжиманий. Нужно не забыть оставить гневные комментарии экспертам из интернета, которые заверяют, что спорт отвлекает от нежелательных мыслей. Ни черта это так не работает. В голове все еще образ проклятого Хван Хёнджина, который смотрит на него голодным взглядом, как на недавней репетиции, и проводит языком по своим отвратительно пухлым губам. Ёнбок ерошит волосы и зажмуривается до плавающих белых пятен перед глазами.       Он чувствует себя пубертатным подростком, хотя тогда, кажется, было попроще. Подобные сны, как сегодняшний, заставивший вскочить с утра пораньше в воскресенье и убить около часа на занятие спортом, были безличными и оставляли после себя более приятные впечатления. Ёнбок рывком переворачивается снова на живот и возвращается к отжиманиям. Ну уж нет, он не проиграет Хёнджину снова, пусть тот и не знает, в чем именно побеждает Ёнбока сейчас. И лучше бы ему никогда об этом не узнать.       Навязчивый образ не уходит из головы даже после контрастного душа (и почему всех домашних так тянет мыть посуду, когда он идет в ванную), и Ёнбоку все-таки приходится признать свое поражение. Но проигранный бой — еще не проигранная война. Главное, что в голове рядом с именем Хёнджина все еще ярко-красным горит «конкурент», а все сомнительные фантазии — мелочи.

      Хёнджин задумчиво жует трубочку в своем айс-американо, пока сидящий напротив Минхо что-то очень энергично печатает на экране смартфона. Слишком долго печатает. Хёнджин оставляет трубочку в покое и подпирает подбородок рукой, недовольно надувая губы. Минхо с телефоном не расставался с того самого момента, как они зашли в кофейню, и, случись подобное месяц назад, Хёнджин бы спокойно это проигнорировал, только вот сейчас на повестке дня тема, требующая срочного обсуждения, поэтому ему хочется немного внимания и к своей персоне.       Минхо отправляет очередное сообщение, блокирует телефон и раздраженно бросает его на стол, тут же делая большой глоток чая из своей кружки. Хёнджин с сочувствием смотрит на гаджет, а после переводит взгляд на друга:       — Что, неприятности в личной жизни?       — У меня эта личная жизнь хотя бы есть, — Минхо складывает руки на груди и откидывается на спинку стула.       — Боюсь, такими темпами, скоро не будет, — отвечает со смешком Хёнджин и самодовольно улыбается. — На месте твоего благоверного, я бы тоже засомневался, что ты с таким красивым парнем дважды в неделю в кафешки не на свиданки бегаешь.       — Если бы он узнал, для чего я на самом деле с «таким красивым парнем» бегаю по кафешкам, то назвал бы меня неудачником и бросил, — фыркает Минхо. — Уж лучше бы на свиданки.       Хёнджин удивленно выгибает брови, а после хитро улыбается, и только открывает рот, как старший его тут же обрывает:       — Нет.       Хёнджин недовольно дуется и демонстративно отворачивается к окну. Вечно Минхо все веселье обламывает, так неинтересно. Ёнбока подкалывать гораздо приятнее: он Хёнджина не затыкает и очень забавную мордашку строит, когда не может придумать, чем бы таким ответить.       — Кстати о моей личной жизни, осталась неделя, — Хёнджин поворачивается к другу и делает небольшой глоток своего кофе. — Точнее, пять дней, но не суть.       — А невероятный Ли Ёнбок все еще не прибежал в твои личные сообщения с признаниями в любви? — усмехается Минхо. — Прости, забыл какие еще эпитеты ты для его описания использовал.       Хёнджин закатывает глаза и цокает языком.       — Да, не прибежал. Кажется, наш план не работает.       — Да брось, готов поспорить, что бедному мальчику уже снятся кошмары из-за похотливых взглядов, которыми ты его облизываешь постоянно.       — Ты уверен, что это стоит называть «кошмарами»? — Хёнджин выгибает бровь, расплываясь в самодовольной улыбке. — Интересно, что он вытворяет со мной в своих фантазиях.       — Надеюсь, он скоро сам тебе об этом расскажет, а еще лучше — продемонстрирует на практике, и мне больше не придется выслушивать твои мечтательные вздохи, — Минхо фыркает и вспоминает про свой уже начавший остывать чай.       — Тогда ты будешь выслушивать о наших с ним «практических занятиях».       — Избавь меня от этого, я же не посвящаю тебя в подробности своей сексуальной жизни.       — Да что ты? — Хёнджин откидывается на спинку стула и строит задумчивый вид. — А как же тот звонок среди ночи, когда ты со своим благоверным устроил контрольную закупку в секс-шопе и…       — Я просто делился новым опытом.       — Ох, ну да, это совершенно другое, прошу прощения.       Минхо закатывает глаза и театрально вздыхает, вызывая у младшего тихий смешок.       — Только умоляю, не тащи потом Ёнбока на наши встречи.       — Ты что, обиделся, что я не пустил твоего парня в наш уютный кружок, потому что до тебя он девушек пое…       — Нет, потому что я не хочу один выслушивать упреки, почему это я ради какого-то «длинноногого вертихвоста» бросаю своего парня, вместо того, чтобы провести незабываемое свидание с ним.       — О, ну прости, что лишаю тебя секса по средам и воскресеньям.       Минхо одаривает его мрачным взглядом, а потом вдруг так мило улыбается, что у Хёнджина по спине пробегают мурашки от дурного предчувствия.       — Отработаешь, — со все той же улыбкой практически мурлычет Минхо, чуть наклонившись вперед.       — Ли Минхо, я, между прочим, почти занятой человек, — выгибает бровь Хёнджин.       — Не думаю, что это проблема.       Минхо бросает взгляд на часы на запястье и подзывает официантку, заказывая коробку шоколадных кексов. Хёнджин поджимает губы и позволяет себе отвлечься на телефон, чтобы проверить, не выложил ли Ёнбок что-нибудь в Инстаграм, пока он тут мило беседует с другом, и случайно зависает в ленте, не обнаружив ничего нового у одногруппника. Отвлекается, только когда Минхо дожидается свою выпечку и встает из-за стола.       — Эй, а заплатить.       — Джинни, я же сказал: отработаешь, — Минхо хлопает его по плечу свободной от кексов рукой, вновь растянув губы в милой улыбке. — Вот и отрабатывай.       Хёнджин провожает друга взглядом со смесью растерянности и удивления на лице. Вот ведь…

      Сынмин заглядывает в актовый зал и тихонько присвистывает. Кажется, заметка в университетской газете сделала свое дело, потому что внутри, как он и предсказывал, не протолкнуться. Остается надеяться, что Чонин успел занять места поближе к сцене, чтобы не пришлось весь концерт скакать с камерой, пробиваясь через толпу, и спокойно сделать парочку отчетных снимков, сидя в удобном кресле.       Виновников аншлага нигде не видно. Жаль. Сынмин очень хотел посмотреть на лицо Ёнбока и поинтересоваться, смешно ли ему до сих пор. Что ж, ладно, словит его после выступления. Заодно возьмет интервью для статьи. Если повезет, то сможет сделать даже совместное интервью с Хёнджином. Остальной материал за Чонином.       Тот как раз машет одногруппнику рукой, чуть приподнимаясь со своего места в первом ряду. Кажется, он воспринял «поближе к сцене» слишком буквально, потому что Сынмину было достаточно и пятого ряда, но, что уж теперь, придется наслаждаться орущей прямо в уши музыкой и надеяться не оглохнуть к концу мероприятия.       В целом, концерт оказывается не таким уж и унылым. Все-таки организаторы не дураки и отобрали для участия лучших студентов, чьи навыки и харизма не могли не привлечь зрительское внимание. Сынмин записывает имена нескольких выступающих вокалистов и вокалисток со старших курсов, чтобы пообщаться с ними позже и спросить парочку советов. Не факт, конечно, что они согласятся, но попытка не пытка. И все-таки, Сынмин, как и большая часть студентов в зале, пришел сюда за другим.       — Может стоило все-таки надеть линзы? — Хёнджин пытается разглядеть себя со всех сторон через экран телефона.       — Успокойся, — фыркает Ёнбок, отрываясь от мемов в ленте, — никто в зале все равно бы их не заметил.       — Зато я бы точно знал, что я невероятный красавчик в голубых линзах, — Хёнджин поправляет и без того идеально лежащую челку, придирчиво вглядываясь в экран.       — Ты и без них невероятный красавчик. Доволен? — вздыхает Ёнбок, возвращаясь к своему телефону.       — Да, — Хёнджин победно улыбается, а после, по-лисьи прищурившись, придвигается чуть ближе к одногруппнику. — Ёнбокки, я тебе нравлюсь?       — Джинни, я тебя терпеть не могу, — Ёнбок поднимает равнодушный взгляд на Хёнджина, которого такой ответ, кажется, ничуть не смутил. Он посылает Ёнбоку воздушный поцелуй, заставляя закатить глаза и вновь отвернуться.       Они сидят в каморке, гордо именуемой «гримеркой», уже час, половину из которого наедине, и Ёнбоку начинает казаться, что у него едет крыша. Потому что чертов Хван Хёнджин, в узких кожаных штанах и немного просвечивающей рубашке, сидит в опасной близости и не закрывает свой рот ни на секунду, заставляя мысли в голове танцевать канкан. Ёнбоку бы о предстоящем выступлении думать, но каждый раз, как он поднимает глаза на Хёнджина, весь мыслительный процесс сосредотачивается на отвратительно восхитительном внешнем виде одногруппника и вытаскивает наружу все самые смелые фантазии, которые вряд ли должны были появляться в отношении человека со статусом «конкурент». В общем, Ёнбок очень радуется тому, что его штаны достаточно свободны, а в интернете полно мемов, которые помогают не думать о Хёнджине слишком долго.       — Что ты там все смотришь? — Ёнбок чувствует чужое дыхание на своей щеке, и мысленный канкан превращается в ирландские танцы. Чертов Хван Хёнджин, хватит испытывать на прочность.       — Тебя мама не учила, что заглядывать в чужой телефон — неприлично? — Ёнбок блокирует экран гаджета, хоть ничего компрометирующего там и нет, и поворачивается к одногруппнику, встречаясь с ним взглядом.       Ёнбоку кажется, что Хёнджин видит сейчас всю его душу и мысли. И его лицо достаточно близко, чтобы в этих самых мыслях не осталось ни намека на адекватность. Черт возьми, как же Хёнджину идет подводка. И как же соблазнительно выглядят его губы с этим насыщенным красным тинтом, одолженным у одногруппницы. Ёнбока уже не заботит, что Хёнджин прекрасно видит, как он его разглядывает сейчас.       Стук в дверь спасает Ёнбока от необдуманного поступка, заставляя обоих второкурсников обернуться и заметить в проеме Минхо.       — О, я помешал? — он многозначительно выгибает бровь с ухмылкой на губах.       — Нет.       — Да.       Ёнбок резко поворачивается к Хёнджину, а тот только невинно улыбается. У Минхо вырывается смешок, и они вновь одновременно обращают взгляды на него.       — Я, конечно, дико извиняюсь, но вы следующие, так что идите за кулисы.       Ёнбок, кажется, подрывается со своего места слишком резко, потому что Хёнджин что-то недовольно ворчит, поправляя волосы. Ёнбок бросает короткое извинение и ураганом проносится мимо все еще стоящего в дверях Минхо, едва успевшего отступить на шаг, чтобы не быть сбитым с ног.       — Умеешь же ты испортить момент, Минхо, — Хёнджин неспешно поднимается со стула, закатив глаза, а после недовольно смотрит на друга. — Он меня почти засосал!       — Значит, еще обязательно засосет, — фыркает Минхо. — Шевелись давай, толпа тебя живьем закопает, если ты такое долгожданное выступление хоть на секунду задержишь.       Ёнбок вздрагивает, когда одногруппник появляется рядом, заставляя того прыснуть со смеху. Ёнбоку вот совсем не смешно, мысли в голове свои бешеные танцы прекращать не намерены. Хёнджин переводит взгляд с чуть ли не дымящегося от напряжения Ёнбока на сцену и со скучающим видом наблюдает, как третьекурсница с вокального вытягивает высокие ноты, мысленно умоляя ее закончить побыстрее.       — Не налажай только сегодня, Ёнбокки, — мелодия, кажется, приближается к своему логическому завершению.       — Ты тоже постарайся, Джинни, потому что движениями вареной лапши вряд ли получится кого-то впечатлить.       Хёнджин ухмыляется:       — Не сомневайся, я выложусь на максимум.       Хёнджин протягивает одногруппнику руку, когда чужой номер наконец заканчивается. Ёнбок поджимает губы и вкладывает свою ладонь в чужую. Минхо предложил начать танец с резкого расцепления рук на предпоследней репетиции, чтобы добавить выступлению немного сюжета. К удивлению Ёнбока, танец после этого нововведения как будто стал выглядеть целостнее. Да и резкий жест в самом начале прекрасно задает настроение всему последующему номеру.       Хёнджин проводит большим пальцем по тыльной стороне чужой ладони, когда они выходят на середину сцены, а когда Ёнбок бросает на него взгляд, подмигивает ему, буквально за мгновение до того, как из колонок вырываются первые звуки музыки. Хёнджин действительно вкладывает все силы, которые экономил на репетициях, в свои движения, и Ёнбок, принимая условия этой игры, не собирается уступать.       После того, как анонс концерта увидел свет, Минхо сказал, что автор немного неправильно подобрал слова. Потому что то, что повисает в воздухе между Ёнбоком и Хёнджином, не враждебность, а сексуальное напряжение. И сейчас это чувствуют, кажется, все зрители, наблюдая за развернувшимся представлением. Никто даже не замечает конкуренции в энергичных движениях второкурсников, думая только о том, что еще немного, и смотреть на них станет просто неприлично. В прочем, именно такого эффекта и хотел Хёнджин, когда умолял Минхо поставить им хореографию. Конечно, его желание звучало немного иначе, но в приличном обществе о таком говорить не принято.       Хёнджин, тяжело дыша, откидывает голову на плечо Ёнбока, а тот скользит рукой по чужой шее, сжимая ее с последними звуками музыки. С губ Хёнджина срывается тихий стон, от которого у Ёнбока сносит крышу напрочь. Зал взрывается аплодисментами, которые доносятся до слуха как будто из-под толщи воды. Ёнбок обводит зрителей затуманенным взглядом и едва не вздрагивает, когда Хёнджин берет его за руку для поклона.       Ёнбок держит себя в руках, пока они уходят за кулисы, освобождая сцену для заключительных слов ведущих, пока спускаются в коридор, ведущий к крохотной гримерке, но прямо в этом темном коридоре шлет весь здравый смысл вместе со своими принципами к чертям, прижимая Хёнджина к стене и жадно впиваясь в его губы. Хёнджин стонет в поцелуй, обнимая Ёнбока за шею. А тот не успевает за своими мыслями. Во-первых, тинт на чужих губах сладкий. Во-вторых, эти самые губы безумно мягкие, и Ёнбок даже жалеет, что не поцеловал Хёнджина раньше, потому что целовать его восхитительно. В-третьих, проклятый Хван Хёнджин, на кой черт ты отрастил себе такие длинные ноги. Ёнбок себя немного по-дурацки чувствует, стоя чуть приподнявшись на носках, но мысль об этом мгновенно вылетает из головы, когда Хёнджин проводит языком по его губам и углубляет поцелуй.       Ёнбок отстраняется, когда последствия влажных поцелуев и чужих стонов дают о себе знать даже в свободных штанах. Смотрит мутным взглядом на облизывающегося и закусывающего губу Хёнджина, обнаруживая, что успел забраться руками под его рубашку.       — Ну вы бы пару метров дотерпели уже.       Ёнбок отрывает взгляд от Хёнджина, замечая опершегося на стену плечом Минхо, снисходительно наблюдающего за развернувшейся перед ним картиной, сложив руки на груди. Ёнбок глупо моргает, пытаясь вернуть себе способность мыслить.       — И давно ты?..       — С того самого момента, как ты припечатал Хвана.       Минхо вздыхает, отлипая от стены, и что-то бросает Ёнбоку. Тот рефлекторно ловит брошенное, распознавая в нем связку ключей. Минхо подходит ближе, чтобы похлопать его по плечу:       — Все на столе. Разберетесь. Удачи.       Ёнбок провожает его ничего не понимающим взглядом под тихое хихиканье Хёнджина, который, даже не давая шанса осознать произошедшее и сказанное, тянет за собой в гримерку.       Прижатым, на этот раз к двери, теперь оказывается Ёнбок. Хёнджин забирает у него ключи и упорно пытается закрыть дверь на замок, зацеловывая чужие губы. Одному Богу известно, каким чудом у него это все-таки выходит.       Ёнбок перехватывает инициативу, упирается в чужую грудь, заставляя Хёнджина отступать назад, не разрывая поцелуй, пока тот не натыкается спиной на стол. Подхватывает Хёнджина под бедра, усаживая его на столешницу, и покрывает поцелуями шею, вновь руками забираясь под рубашку. Хёнджин откидывает голову назад, рвано выдыхая, и зарывается пальцами в волосы Ёнбока, второй рукой вцепившись в его плечо. Ёнбок прикусывает нежную кожу, наслаждаясь мелодичными стонами Хёнджина.       Хёнджин берет лицо Ёнбока в свои руки, отрывая его от выцеловывания ключиц, и выдыхает ему прямо в губы:       — Я хочу тебя.       Если хоть какая-то щепотка адекватности и оставалась в мозгу Ёнбока, после этого она точно поспешно собрала свои вещи и отправилась на поиски более подходящей черепной коробки. Он сплетает их с Хёнджином языки и сминает его бедра, получая в ответ томный стон, а после скользит руками вверх, останавливаясь на ремне. Хёнджин отстраняется только для того, чтобы помочь побыстрее избавиться от аксессуара, а после вновь нетерпеливо утянуть Ёнбока в поцелуй.       Ёнбок расстегивает чужие штаны и неспешно проводит пальцами по возбуждению Хёнджина через ткань трусов, заставляя того выгнуться навстречу. Хёнджин отрывается от чужих губ, руками опирается на столешницу за своей спиной и разводит ноги пошире. Смотрит прямо в глаза, ожидая дальнейших действий.       Ёнбок ласкает член Хёнджина через ткань, окончательно расстегивая его рубашку и оставляя россыпь поцелуев на груди. Тот шумно выдыхает, постанывает, когда Ёнбок обхватывает губами сосок и сжимает руку на возбуждении, и ерзает в нетерпении.       — Ёнбок… Пожалуйста… — Хёнджин тяжело дышит и ловит взгляд одногруппника.       — Ну раз уж ты так просишь, — Ёнбок понижает голос, не разрывая зрительного контакта, а у Хёнджина по телу проходит новая волна возбуждения от такого парня напротив.       Ёнбок стаскивает с Хёнджина всю лишнюю сейчас одежду, вынуждая приподняться на руках, и облизывается, заставляя попрощаться с остатками разума. Он проводит по члену кончиками пальцев, а Хёнджин закидывает голову назад, закусив губу. У Ёнбока внезапно в голове что-то щелкает, и он, вспомнив загадочные слова Минхо, скользит взглядом по столу, замечая сиротливо стоящую на краю баночку лубриканта и пачку презервативов рядом. Ли Минхо… Наверное, стоит его поблагодарить после? В любом случае, Ёнбок подумает об этом позже, сейчас немного не до этого. Точнее, совсем не до этого.       Ёнбок распределяет прохладный гель по пальцам, благодаря уже себя за то, что после неудачной попытки отвлечься на спорт, все-таки провел время на сайтах другого содержания, а не с бесполезными советами. Он обводит тугое колечко мышц и медленно вводит первый палец, а Хёнджин вцепляется в его плечо, поджав губы и закрыв глаза.       — Все хорошо, Джинни? — Господи, у Ёнбока всегда был настолько глубокий голос?       — Все замечательно, Ёнбокки, — Хёнджин выдыхает, убирает прилипшие ко взмокшему лбу пряди и, потянув за ворот рубашки, притягивает одногруппника к себе для поцелуя.       Ёнбок неспешно растягивает Хёнджина, покрывая поцелуями и легкими укусами его тело, а после вновь возвращается к губам, добавляя палец. Хёнджин уже, кажется, искусал себе все губы за это время, в прочем, как и Ёнбоку. Он ерзает на столе, пытаясь почувствовать чужие пальцы глубже в себе, но этого катастрофически не хватает, а Ёнбок развивать события не спешит.       — Блять, Ли Ёнбок, — Хёнджин шумно выдыхает, — если хочешь хоть в чем-нибудь меня опередить, прекращай дразниться своими короткими пальчиками и вставь уже свой член, иначе на этот несчастный стол я усажу тебя, — вцепляется в волосы одногруппника, когда тот прикусывает кожу на груди.       Наконец Ёнбок вспоминает, с кем именно занимается непотребствами в тесной университетской гримерке и, отстранившись, ухмыляется, вытаскивая пальцы. Хёнджин руку из волос на плечо перемещает и смотрит прямо в глаза, сгорая от нетерпения. С растрепанными волосами и чуть оплывшей подводкой. Такой прекрасный.       Ёнбок раскатывает презерватив по члену и елейно улыбается, выливая на руку еще геля:       — Ты уверен, что готов, Джинни?       — На все сто, сладкий, — Хёнджин придвигается чуть ближе к краю стола. — Готов поспорить, член у тебя такой же миниатюрный, как и па…       Ёнбок входит на всю длину, сжимая чужие бедра, и окончание фразы тонет в общем громком стоне. Он приближается к уху Хёнджина и почти шепчет:       — Что ты там говорил?       — Ниче… О, Господи, — Хёнджин цепляется за ткань рубашки на спине Ёнбока и обхватывает его талию ногами, когда тот начинает двигаться. — Ничего. Только не останавливайся. Ох, блять, не смей останавливаться.       — Как скажешь, Джинни, — Ёнбок прикусывает мочку уха Хёнджина. Все, о чем думает — как же потрясающе звучит стон Хёнджина в сочетании с собственным.       Хёнджин утыкается в шею Ёнбока, покрывая ее поцелуями и прикусывая кожу каждый раз, как тот входит до конца. Черт возьми, как же хорошо. Хёнджин уже от одного факта того, что с Ёнбоком, который два года из мыслей не выходил, сексом занимается (еще и в стенах университета, где их с легкостью поймать могут) готов кончить, но он и представить себе не мог, что это будет так хорошо. А низкие стоны Ёнбока и вовсе заставляют забыть обо всем на свете. Хёнджин точно не жалеет, что так долго чужого внимания добивался. Оно того стоило.       Хёнджин охает и впивается зубами в шею Ёнбока, когда тот рукой его член обхватывает, двигает по всей длине, под темп толчков подстраиваясь. Хёнджин сейчас от накрывающих его ощущений и счастья расплачется. Выгибается и стонет во весь голос, пока чужой язык по ключицам скользит.       — Блять… Ёнбок… Это, о Боже, издевательство, — Хёнджин откидывает голову и закусывает губу. Он уже на грани.       — Кто еще… — Ёнбок стонет, утыкаясь лбом в плечо, когда Хёнджин ногами его к себе прижимает. — Кто еще над кем издевается. Незаконно быть таким охуенным, Хёнджин.       С губ Хёнджина срывается смешок, и он обхватывает лицо Ёнбока руками, утягивая в глубокий поцелуй прежде, чем кончить ему в руку. Тот толкается еще пару раз и, простонав в поцелуй, кончает следом.       Хёнджин отрывается от чужих губ и, тяжело дыша, откидывается назад всем телом, опуская ноги и упираясь руками в столешницу. Пальцы немного подрагивают. Ёнбок выходит, опираясь на край стола, стягивает презерватив и немного растерянно оглядывается по сторонам. Поднимает взгляд на Хвана, а тот, после паузы в несколько секунд, заливается смехом.

      Хёнджин, уже одетый в свою повседневную одежду, трет ватным диском лицо, стирая размазавшийся макияж, пока Ёнбок натягивает джинсы. Свободной рукой Хёнджин упирается в поверхность стола, потому что ноги все еще немного не держат. Как бы потом до зала дойти, а после этого и домой. Ёнбок его явно на руках не понесет.       — Кстати, Ёнбокки, — Хёнджин отправляет ватный диск в урну под столом и берет в руки расческу, чтобы собрать волосы в хвост, — теперь ты просто обязан начать со мной встречаться.       — Чего? — Ёнбок отвлекается от пуговицы на джинсах, поднимая удивленный взгляд на одногруппника.       — Вот так вот, да? — Хёнджин картинно закатывает глаза и цокает языком, расчесываясь. — Сразу оттрахал меня прямо на столе, а теперь не хочешь брать ответственность? Не думал, что ты из таких, Ёнбокки.       Он не дожидается ответа и демонстративно тихо фыркает. Завязывает волосы, когда Ёнбок обнимает его со спины и оставляет поцелуй на шее.       — Вообще-то, я совсем не против называть тебя своим парнем, Джинни, — о своих принципах и убеждениях, после всего произошедшего, думать уже глупо.       Хёнджин довольно улыбается, разворачивается в объятьях лицом к Ёнбоку и накрывает его губы мягким поцелуем.

      Минхо лениво листает ленту Инстаграма, развалившись в кресле перед сценой, пока первокурсники ползают по ней на четвереньках, с включенными фонариками на телефонах наперевес исследуя все самые темные углы. Минхо их почти жаль. Все равно ведь ничего не найдут.       — Ёнбок и Хёнджин точно не нашли ключи в коридоре? — Сынмин выпрямляется во весь рост, начиная подозревать, что они явно занимаются бесполезным делом.       — Сейчас спрошу, — бросает Минхо, не отрываясь от телефона, и переводит взгляд в верхний угол экрана. Делает вид, что печатает, а после выжидает около минуты, прежде чем снова заговорить: — Нашли. Сейчас переоденутся и придут.       Лучше бы этим голубкам поспешить, потому что отвлекать журналистов-энтузиастов Минхо больше не может, и, если второкурсники на самом деле не явятся в ближайшее время, он даже не будет останавливать Сынмина и Чонина от того, чтобы сходить проверить, где они пропали. Он сделал все, что было в его силах.       Первокурсники падают в кресла рядом, а Минхо начинает обратный отсчет до того, как их терпение совсем иссякнет. И так уже торчат добрых полчаса, если не больше, в опустевшем актовом зале, хотя могли уже давно взять необходимое для университетской газеты интервью и разойтись по домам. Если бы кое-кто не брал кое-кого другого в гримерке. Надо будет напомнить Хёнджину, что он теперь еще больший должник.       Чонин вздыхает, Сынмин уже порывается встать, Минхо едва заметно приподнимает уголки губ в улыбке, но второкурсники наконец выходят в зал, негромко переговариваясь. Ёнбок замечает оставшихся в зале, и уж было открывает рот, чтобы спросить, что они тут делают, но Сынмин его опережает:       — Ну неужели. И где были ключи?       Ёнбок глупо моргает и переводит взгляд на Минхо, который уже улыбается в открытую, с трудом сдерживаясь от смеха, и пожимает плечами. Дальше второкурсникам придется выкручиваться самим.       — Не поверишь, какой-то гений засунул их под пожарный шланг, — Хёнджин, дружелюбно улыбаясь, чуть надавливает на подбородок Ёнбока, заставляя его наконец закрыть рот, и подходит к Минхо, чтобы отдать ему связку. — Хоть бы записку какую оставил.       Чонин хмыкает, а Сынмин, фыркнув, поворачивается к застывшему другу:       — Кстати, хён, научись уже заряжать телефон или носи с собой портативку.       Ёнбок тянется к почти полностью заряженному гаджету в кармане, но вовремя себя одергивает и немного натянуто улыбается, подходя к компании:       — Прости. Не доглядел.       Сынмин вздыхает.       — Ладно, давайте по-быстрому закончим с интервью, и так кучу времени впустую убили.       Хёнджин оглядывается на Ёнбока с хитрой улыбкой на губах, и тот отвечает одногруппнику тем же. Сынмину стоит говорить за себя, потому что они уж точно о потраченном времени не жалеют.

      Чонин, если честно, все еще не до конца понимает, что происходит. Ровно как и сидящий рядом Сынмин. Чонин с Ёнбоком собирался, чтобы отпраздновать конец семестра, еще до того, как сам поступил. В прошлый раз к ним присоединился Сынмин, на правах нового общего друга. И главной темой во время их посиделок всегда был Хван Хёнджин, раз за разом обходящий Ёнбока в рейтинге на один балл. Хван Хёнджин, который прямо сейчас сидит с Ёнбоком в обнимку, о чем-то с ним воркуя. Чонин отказывается верить, что живет не в симуляции. Сынмин его в этом поддерживает.       — Подожди, хён, мы точно правильно все поняли? — Сынмин все еще уверен в том, что это какой-то розыгрыш. — Ты и Проклятый-Хван-Хёнджин-Как-Я-Его-Ненавижу встречаетесь?       — Сынмин, от того, что ты задаешь этот вопрос в пятый раз, ответ на него не меняется, — у Ёнбока вырывается смешок, а Хёнджин в его объятьях только и может, что переводить сочувственный взгляд с одного первокурсника на другого. На их месте он бы тоже не поверил.       — Пиздец.       Чонин резко поворачивается к другу, а Ёнбок округляет глаза. Сынмин еще ни разу на их памяти не матерился. Что ж, пожалуй, в этой ситуации даже святой не удержался бы. Хёнджин прыскает со смеху:       — Знаешь, все не так плохо. Мы даже не хотим друг друга убить, — он чуть прищуривается, переводя взгляд на Ёнбока. — Хотя временами я в этом сомневаюсь.       Тот так улыбается в ответ, что первокурсники тут же понимают, о чем говорит Хёнджин, и они не уверены, что хотели это знать.       — Привет всем, — Минхо разбавляет неловкость своим появлением, бросает кожанку на спинку стула и тут же устало падает на него.       Собравшаяся за столом компания кажется Чонину и Сынмину все более безумной. Конкурент, пусть уже и бывший, Ёнбока и лучший студент факультета хореографии чуть ли не за всю историю его существования, на которого Ёнбок буквально молился (наверное, если бы друг начал встречаться с Минхо, первокурсники бы меньше удивились), хоть и не был в восторге от дружбы старшего с Хёнджином. Зато становится понятно, почему Хёнджин заказал сразу два стакана пива.       Минхо обводит присутствующих взглядом, не выражая никаких эмоций насчет не отлипающих друг от друга второкурсников, и чуть прищуривается, глядя на сидящих напротив них Сынмина и Чонина:       — А вы, ребят, тоже типа парочка?       — Мы друзья, — мгновенно отвечает Чонин.       — Я по девушкам, — одновременно с другом говорит Сынмин.       Минхо смотрит на Чонина с сочувствием в глазах, но тут же хмурится, услышав рингтон своего телефона. Вздыхает, взглянув на экран, и отвечает на звонок:       — Да? Да, я в баре. Да. Да, он тоже тут. Блять, умоляю…       Хёнджин внезапно выхватывает телефон из рук друга, притягивая к себе удивленные взгляды.       — Приветик, Сан, это тот самый «длинноногий вертихвост» Хёнджин. Не волнуйся, к твоему парню никто не пристает, меня и без него есть кому е…       Минхо резким движением возвращает свой гаджет себе и коротко бросает в трубку:       — Я позвоню, как буду дома, — завершает звонок, поднимая возмущенный взгляд на друга. — Клянусь, Хван, я тебя когда-нибудь придушу.       Хёнджин откидывается на спинку диванчика с самодовольной ухмылкой. Чонин и Сынмин переглядываются. Если первой по популярности темой для обсуждения в университете было соперничество Ёнбока и Хёнджина, то почетное второе место занимал слух о том, что этот самый Хёнджин спит с Минхо. Первокурсники охотно в него верили, только вот они уже поняли, что Хёнджин спит с их общим другом, а Минхо, как оказалось, с одним из лучших студентов третьего курса. Кажется, они все-таки живут в симуляции.       Сынмин очень радуется тому, что достиг того возраста, когда ему уже наливают алкоголь, потому что на трезвую от полученной за вечер информации начинает раскалываться голова. Он с трудом сдерживается от того, чтобы не выпить залпом свое пиво сразу же, как официантка ставит его на стол.       — Кстати, у нас сегодня есть еще один повод выпить, кроме конца семестра, — Ёнбок не спешит пить после того, как они чокаются.       — Да? Какой? — Сынмин даже останавливается после первого глотка. — Только не говори, что ваши любовные дела с Хёнджином.       — И не скажу, — Ёнбок выуживает из кармана телефон под тихий смешок Хёнджина и демонстрирует всем собравшимся снимок рейтинга. — Я первый.       — Ого, как у тебя получилось? — Чонин переводит удивленный взгляд с экрана на лицо друга.       — Ну знаете, — Хёнджин ставит свой стакан на стол, — как-то тяжело идеально танцевать, когда тебя в ночь перед экзаменом оттра…       Чонин громко кашляет, Минхо звонко смеется, а Сынмин давится пивом. Нет, если Ёнбок сейчас же не расстанется с Хёнджином, он точно сопьется.
Примечания:
Права на все произведения, опубликованные на сайте, принадлежат авторам произведений. Администрация не несет ответственности за содержание работ.