ID работы: 12375812

Happy Screams

Фемслэш
NC-17
Завершён
160
автор
Размер:
15 страниц, 1 часть
Описание:
Посвящение:
Примечания:
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Поделиться:
Награды от читателей:
160 Нравится 17 Отзывы 20 В сборник Скачать

Часть 1

Настройки текста
Примечания:
- Пока, Билли, я отлично провела время. Макс наблюдает эту картину стабильно несколько раз в неделю, меняется только время суток и девушка, выходящая из комнаты ее сводного брата.  Игриво улыбающийся Билли в дверях собственной комнаты, его торс обнажен, его руки широко расставлены в стороны выше головы и упираются в дверные косяки, он немного вспотевший и взъерошенный. Девушка, уже успевшая выйти в коридор, в наспех застегнутой блузке, помятой юбке, но такая счастливая, ее глаза будто сияют, и волосы, хоть и взъерошены, но кажутся гладкими и блестящими. Она еще не успела толком перевести дыхание после того, как они где-то час (с небольшими перерывами) “счастливо кричали” в комнате Билли, в ее взгляде очевидное желание вернуться сюда снова, в эту комнату в его накачанные руки.  В отличие от Макс, эта девушка еще не догадывается, что она здесь в последний раз, на ее месте совсем скоро окажется новая, которая будет точно так же кричать, а потом точно так же ластиться и почти мурчать в коридоре на выходе из его комнаты. - Пока, Билли, - кривляется Макс, еле слышно передразнивая ее себе под нос. Как ей уже все надоело. Стоит родителям ступить за порог, как появляется очередная расфуфыренная, самоуверенная девчонка с вкусно пахнущими духами, а Макс приходится забиваться в самый дальний угол дивана в прихожей и включать телик погромче, чтоб только не слышать.  Если бы у этой девушки был хвост, она точно бы помахала им прямо перед Билли, разворачиваясь к нему спиной в направлении выхода. И парень провожает ее, преимущественно взглядом, а потом поворачивается на Макс, подмигивает ей в своей жутко раздражающей манере и скрывается в комнате, не удосужившись даже убедиться, что гостья верно нашла выход. Она точно не вернется сюда больше, думает Макс. Много маминых “Cosmopolitan” было прочитано в тайне от нее и картинка начала наконец складываться в голове юной Макс. Счастливые крики за стенкой стали обретать очертания и она все больше осознавала природу уединенных занятий своего брата. Вот почему девушки выходят от него и в буквальном смысле сверкают - “счастливые крики полезны для здоровья”, пишут в журналах и Макс невольно осознает, что все взрослые так или иначе занимаются этим. Но не все после этого счастливы, подмечает она после некоторых конкретных статей, а значит, есть какой-то секрет и Билли абсолютно точно в него посвящен.  Макс становится старше, у Макс даже есть парень, Лукас, и они иногда целуются, а ведь когда она впервые застала Билли за этим занятием, ей было очень противно и пришлось потратить целую неделю, чтобы отделаться от этой картинки у себя в голове.  Однажды, она специально поцеловала Лукаса, когда знала, что Билли на них смотрит. Он должен знать, что она уже не та маленькая сестренка, но он лишь хмыкнул и отвернулся, не впечатленный, как будто пытался удержать смех.  В тот день Макс твердо решила, она хочет утереть Билли нос! Она хочет счастливо кричать с кем-то в своей комнате, а потом с таким же игривым взглядом (но без обнаженного торса) застрять в дверях, провожая и ухмыляясь, и чтоб его смазливое лицо перекосилось от удивления из того самого угла дивана и его длинные ресницы запутались в густых бровях, когда он распахнет широко свои глаза. И чтоб Элевен выглядела такой же счастливой, как все те девушки…   Стоп. Макс резко села на кровати, ошарашенная своими собственными мыслями. Картинка складывалась так хорошо и так гладко в ее голове, что она не сразу осознала, как образ случайной девушки плавно перетек в образ ее знакомой.  Они не общались с Эл, еще нет. Их первая встреча была как удар молнии, когда после всех немыслимых историй Макс безумно хотела знать, кто она такая - девчонка, которой доверили все секреты. И вот она здесь, на пороге, в отвязной одежде и с офигенным макияжем, грубо толкает ее в плечо, направляясь спасать мир в очередной раз.  Как оказалось, первое впечатление было обманчиво. Но Макс ни сколько не разочаровалась в девушке, когда узнала ее чуть получше. Познакомиться поближе не получалось, она всегда была с Майком и они убегали раньше, так как у шерифа для приемной дочки было особое расписание.   Сложно осознать, когда желание просто узнать Элевен получше переросло в заинтересованность, мимолетные взгляды, улыбки и легкий румянец, когда Эл улыбалась в ответ.  И вот сейчас Элевен в ее мечтах стоит возле двери в комнату Макс, улыбается своей очаровательной улыбкой, ее глаза светятся, а губы чуть припухшие от поцелуев. И Макс улыбается ей в ответ, игриво, но выражение ее лица далеко от лица Билли, она бы обязательно проводила Эл до двери, а может и вообще до дома, даже если бы шел дождь, они бы шли вместе по улице, нет, бежали, и попрощались бы только у дома Хоппера, а потом Макс, счастливая, шла бы домой, разбрызгивая лужи ногами, а дома ее бы ждал брат, с нескрываемым оттенком гордости за младшую сестру на лице. Макс откинулась обратно на кровать и закрыла лицо руками. Она чувствовала пальцами, какие теплые ее щеки, наверняка это смущенный румянец. Как здорово, что ее никто сейчас не видит, особенно Билли, он должен видеть только триумф.

***

Она падала со скейта сотни, нет, тысячи раз. И боль и разочарование после падения не были в новинку, но в этот раз она не почувствовала ни того, ни другого.  Макс чертыхнулась, скейт уехал дальше по улице и оказался в руках довольно знакомой фигуры. Больших усилий стоило распрямиться и спокойно ждать, пока фигура, с ее скейтом в руках, преодолеет расстояние между ними и встанет напротив, очень близко.  - Мы можем поговорить? А дальше все как в тумане. Макс казалось, что сейчас декабрь, она проснулась так рано, как только смогла и уже бежит, бежит в зал к елке открывать старательно запечатанный подарок, на котором написано кратко “от Майка”. Ей было безумно сложно скрыть восторг, когда Эл проливала свет на новые и новые детали их с Майком отношений и они переставали казаться такими уж идеальными, как выглядело со стороны, да и Майк, честно говоря, оказался козлом, каких еще поискать надо.  Это был шанс, за который рыжеволосая девушка собиралась схватиться обеими руками и держать, держать, пока глаза Эл не начнут светиться, а губы не станут припухшими от поцелуев, а Билли не посмотрит на сестру так, как не смотрел никогда раньше. А может и после этого держать дальше, потому что Майк такой идиот и сам пока не осознал, какую замечательную девушку он теряет.  То ли влияние Макс, то ли Эл и правда сама расценивала ситуацию как безвыходную, она бросила его, прямо на выходе из торгового центра. Грубо, жестко, не давая и шанса вставить слово. Все же, Макс хорошо ее натренировала. И расставание с незадачливым Лукасом не заставило себя долго ждать, теперь только жизнь, свобода и Эл. Хоппер на дежурстве, когда Макс в его доме с его приемной дочерью. Они замечательно провели день и Элевен забыла о разрыве и не переставала улыбаться, что Макс считала своей личной заслугой. Они слушали музыку, она показывала девушке свои журналы и комиксы, они болтали и казалось, что Макс может рассказать ей все на свете, или даже спросить что угодно… - Майк хорошо целуется? - Мэйфилд и сама удивилась, когда этот вопрос слетел с ее губ. Она еще не успела даже осознать, хочет ли услышать на него ответ, ведь это вполне может быть “да”, ведь они же так давно вместе… - Я не знаю, он мой первый парень, - пожимает плечами Эл, взгляд ее становится задумчивым и Макс не уверена до конца, это из-за расставания с Майком или от осознания открывающихся ей перспектив. - А как понять? Приходится задуматься на несколько секунд, ведь о магии и волшебстве поцелуев Макс читала только в маминых журналах. По описанию там они похожи на бабочек, на фейерверки внутри, а на деле же с Лукасом она помнит только как тряслись ее коленки до, и чувство облегчения, когда первый поцелуй закончился.  - Наверное, тут как и с одеждой. Ты целуешь тех людей, кто тебе нравится, и когда это тот самый человек - ты поймешь. - не самая мудрая мысль, думает Макс, но что-то внутри нее верит в собственные слова и она чуть сильнее сжимает пальцами простынь. Элевен не торопится с ответом. Весь мир ей кажется новым, неизвестным и непонятным, она будто идет вслепую и ориентируется лишь на тех, кто рядом, на их мысли, чувства и моральные ценности. Но Эл доверяет Макс, она доверилась ей на целый день и, по правде говоря, она и не припомнит в своей жизни, когда  еще была так счастлива.  - А что такое счастливые крики?  Молчание. - Ты говорила ранее… Ох, дорогая Эл, я помню, что я говорила, думает Макс, но едва ли она готова сейчас вдаваться во все сочные подробности. Часть ее очень жалеет об упоминании этой щекотливой темы, но она обещала девушке, что покажет мамины журналы.  Макс застыла на месте, ее глаза смотрят прямиком в глаза Элевен и ту начинает беспокоить реакция подруги, ведь едва ли кто-то будет так долго выдерживать зрительный контакт без особой на то нужды.  - Макс… - Да, я... - Макс выходит из транса. На кону отношения с Элевен, а если очень повезет, то еще и лицо Билли и ее собственная репутация. - Когда ты находишь того самого человека, то тебе хочется не только его целовать… Элевен мало этих объяснений, она смотрит напряженно и сосредоточенно, наклонив подбородок, как будто пытается вникнуть в высшую математику.  - Точнее, эм… Целовать можно не только в губы. Можно и в шею, например.. И не только.. и это должно быть, кхм, - Макс прочищает горло. Она никогда не думала, что ей самой придется описывать статьи и картинки, что видела. Да и знания ее о происходящем за закрытыми дверями по большей части теоретические, она слабо представляла, что в точности происходит за дверями комнаты Билли. Но узнать хотелось. - Приятно. Это должно быть приятно. Эл понимающе кивнула, когда дослушала до конца бессвязный монолог рыжеволосой девушки и Макс на секунду стало страшно, что сейчас выяснится, будто Майк и Эл уже закрывали двери от Хоппера в этой самой комнате и кричали счастливо, и от этих мыслей стало пусто и неприятно внутри. - Я видела. - голос Эл вырывает Макс из череды неприятных мыслей, но лучше не становится. - В смысле, видела? - Хоппер берет напрокат кассеты.. Есть те, которые мы смотрим вместе. Но пару штук он прятал у себя в комнате и я случайно нашла их, когда делала уборку. Они назывались вроде “Сладкая Клубничка”.. Я думала, там про десерты. Макс стало очень смешно и неловко одновременно. Если Эл уже “видела” такое, но она наверняка может даже обладать большим опытом в данном вопросе, чем сама девушка. В теории. Ей тоже хотелось посмотреть, очень. Это расставило бы многие точки над и. Но просить Элевен о таком и тем более сидеть рядом во время просмотра было бы просто невыносимо неловко. - И ты смотрела их.. целиком? - Я включила одну из них, когда он вернулся и мы сели посмотреть очередной фильм. Хоппер сразу же вскочил, вытащил кассету и с красным лицом побежал к себе, прятать, - Элевен рассмеялась, закончив рассказ и Макс не удержалась тоже, представляя красного как рака шерифа местной полиции. Его репутация немного смазалась в ее глазах. - Я все же успела увидеть немного.. необычные сцены. Люди на кассете были обнажены и… целовались, наверное. Макс и не поняла, когда ее лицо стало красным и как будто немного горело. Щеки Элевен не сильно уступали ей в этом и девочки просто рассмеялись, не зная как еще выйти из этого неловкого диалога. Макс знала, что хочет видеть, что было на этой кассете и что так смутило девушку. Но еще больше сейчас она хотела поцеловать Элевен. Ее взгляд то и дело падал на красивые пухлые губы, особенно когда девушка покусывала их в моменты смущения, а ее взгляд отнимал дар речи. Она видела сто раз, какими глазами смотрят на Билли девушки и как он смотрит в ответ, как они улыбаются друг другу и к чему это потом ведет. И взгляд Элевен был почти такой же, только неуверенный и смущенный и от того безумно милый. Макс может сделать это, верно? Она же может просто потянуться к девушке напротив себя, коснуться ее губ, утянуть в поцелуй, а после, если что-то пойдет не так, сказать, что она просто пыталась подкинуть ей новый материал для сравнения. Глаза могут выдать мысли, особенно когда взгляд устремлен четко на губы Элевен и дыхание будто замерло, и в комнате стало тесно и душно. Она осознает, как долго смотрела, только лишь когда поднимает глаза и видит сосредоточенный взгляд Эл, и что девушка немного наклонилась ближе и так же не дышит, ожидая. - Можно я поцелую тебя? - Макс не собиралась ничего говорить, но с Эл так не хотелось допустить и малейшей оплошности. Она такая милая, хорошая, достойна лучшего отношения, чем мог бы дать ей Майк. Взгляд Эл скользит на губы Макс и обратно, она делает короткий вдох: - Да.  Сердце готово выпрыгнуть из груди, его гул отбивается у Макс ушах. Она наклоняется еще ближе к Эл, ее запах окутывает и хочется сделать глубокий вдох, запомнить его и оставить себе. В глазах Элевен читается легкая паника, доверие и предвкушение. И больше Макс не в силах на нее смотреть, когда девушка так близко, что ее тепло обжигает кожу, она закрывает глаза и сокращает последние сантиметры оставшегося между ними расстояния.  В голове Макс будто зажгли яркий свет. Она поцеловала Элевен, коснулась первая ее губ и почти застыла, одурманенная ощущением, но это Эл, кто задала темп и сейчас нежно ласкает ее губы своими и сводит с ума кажется еще больше. В голове Макс задом наперед проносятся картинки ее фантазий, но вот только в дверях стоит не она, а Эл, безумно красиво улыбаясь, и это Макс со счастливым опьяненным взглядом и блестящими растрепанными волосами пытается восстановить дыхание, стоя в коридоре. Эл отдалилась и свет в голове Мейфилд погас, скрывая за собой все кадры. Нужно было открыть глаза и вернуться в реальность, сделать глубокий вдох и продолжить поцелуй. Она слышит и чувствует, как Элевен выдыхает и становится как будто еще ближе, а дальше ее пальцы у Макс на щеке, притягивающие ближе к себе и снова эти манящие губы и поцелуй более настойчивый и осмысленный, и Макс старается отвечать на него что есть сил и не упасть в эту бездну окончательно. Они прерывают поцелуй как будто одновременно, чтобы вдохнуть немного воздуха и прекратить бесконечный хоровод ощущений. Стук сердца пульсирует где-то у нее в нижней губе. Макс открывает глаза первая и напрягается на секунду от осознания, что все было реально и Эл и правда сидит напротив не и ее губы, припухшие от поцелуя стали темнее, насыщенней и целовать их хочется теперь еще сильнее. От вида губ Элевен Макс хочется сжать ноги, или вжаться сильнее в матрас кровати, что-то, чтобы снять это тревожащее ощущение внизу живота, оно точно новое и обескуражило ее.  Если она целовала Майка так же, то мне придется его убить, думает Макс. Она не готова, чтоб по земле ходил еще один человек, узнавший каково это - целовать Элевен. Ей хочется в холодный душ. Элевен выглядит озадаченной, она смотрит на Макс в ответ и как будто усиленно о чем-то думает. Макс паникует, это был самый лучший поцелуй в ее жизни, на самом деле, на его фоне все, что было с Лукасом и поцелуями-то назвать нельзя, но Эл не выглядит настолько же воодушевленной. Она почувствовала нужду что-то сказать, чтобы сбить ее с мыслей и снова уйти с головой в веселье и беззаботность, но в голову не шла ни одна адекватная мысль или фраза. - Я еще не показала тебе все комиксы, которые принесла, - выпаливает наконец Макс и ее собственный голос отдается эхом, а потом она начинает слышать музыку, которая все это время играла в комнате, и все как будто возвращается в момент ровно до поцелуя. Элевен улыбается, кивает и весь оставшийся вечер они и правда изучают принесенные Макс комиксы. Красочные картинки и захватывающие сюжеты увлекают девушек и они сами не замечают, как погружаются в сон. 

***

Элевен, красивая, милая, нежная Элевен выходит из ее комнаты, целуя Макс прямо в дверном проеме.  Представлять это намного интересней теперь, когда Макс точно знает, как ощущаются губы девушки и как она может утягивать в поцелуй. Но стало сложнее, добавилось странное ощущение внизу живота, которого никогда там не было и что с ним делать так же казалось неочевидным. Оно было предательским, включилось в момент, когда из комнаты Билли послышались те самые злосчастные счастливые крики и так легко было представить, что она тоже может заставить Эл так кричать… Мейфилд засматривалась на визитки психотерапевтов. Ей точно нужно было к нему, ведь мир сомкнулся на вчерашнем вечере, чужих губах и фейерверках в голове.  Из комнаты Билли вышла девушка и Макс почти подавилась попкорном, когда узнала в ней гостью с прошлой недели. Взгляд Билли уже не такой игривый, и он идет вместе с этой девушкой по коридору, и они сладко о чем-то перешептываются, и он даже не зыркнул на сестру в своей привычной противной манере. Брата надо брать с собой к психотерапевту, определенно.  А нет. Он закрыл за девушкой дверь, вернулся к своей комнате и подмигнул Макс, прежде чем скрыться за дверью. Что-то не меняется никогда.  Она еще не виделась с Элевен сегодня. Точнее, они попрощались утром и после этого не виделись, не договорились о новой встрече, Макс не знала, что ей делать. Попкорн казался не таким карамельным как всегда, да и по телевизору сегодня показывали одни только скучные ток-шоу, нужно было придумать себе занятие, иначе мысли о подруге просто сведут ее с ума. Билли снова мелькнул в коридоре, его шаги направлялись в сторону выхода, а после хлопка дверью звуки в доме и вовсе стихли.  Элевен сказала, что нашла кассеты с интересным содержанием в комнате у Хоппера. Макс не раз видела Билли в магазине видеопраката и зная, какие журналы он хранит в прикроватном столике, идея покопаться у него в вещах пришла как-то сама собой.  Убедившись, что машина брата покинула улицу в неизвестном направлении, Макс глубоко вздохнула и пошагала к нему в комнату. По настоянию мамы все двери в этом доме не должны иметь замков, поэтому девушка с легкостью проникает внутрь. В комнате жарко и душно, открытое окно пока не успело справиться с вентиляцией, смесь непонятных для рыжеволосой запахов ударила в нос, вынуждая поморщится. Здесь был пот, духи Билли, запах той девушки и что-то еще… Она отказалась внюхиваться и вдумываться дальше, когда в поле зрения попало скомканное постельное белье.  В шуфлядках прикроватного шкафчика, ожидаемо, хранились только журналы с обнаженными девушками на обложках. Поиски продолжились, она осмотрела содержимое шкафа с одеждой, затем книжных полок (а точнее одной, с одной книгой, вся остальная атрибутика была на тему баскетбола), и места для хранения чего-либо начинали кончаться. В этот момент Макс в глаза бросилась свисающая с кровати простынь, она закрывала все подкованное пространство и девушка решила пригнуться и глянуть, нет ли там какого-то потаённого места. Ей сегодня несказанно повезло, под кроватью был небольшой ящик, личная шкатулка Билли. Внутри, помимо разбросанных баскетбольных карточек и упаковок со жвачками (так подумала Макс, и что-то общее с жвачками там и правда было, перед ней лежали упаковки с резинками) лежала пара безымянных кассет без коробок и не подписанные на корешках. Пальцы Макс задрожали от волнения и страха, она не была уверена до конца, что хочет видеть содержание пленок, но она не могла уступить Элевен. Та знала что-то, о чем девушка может только догадываться по звукам из соседней комнаты и надо было срочно преступить порог неведения. Видеомагнитофон жадно слопал кассету, издавая характерные механические звуки. Пленку надо было отмотать на начало и Макс решила не травмировать себя раньше времени и сделать это с выключенным телевизором. Шелест отматываемой пленки создавал в комнате напряжение, девушка рассматривала оставшиеся две кассеты, на черном пластики которых остались отпечатки чьих-то пальцев. Она никогда не видела, чтобы Билли пользовался видеомагнитофоном у них дома и ей было странно осознавать, что он мог найти где-то еще место для просмотра таких очень странных вещей. Ее домашний видеомагнитофон тем временем успешно справился с задачей и оповестил об этом новыми механическими звуками. Макс понимала - можно включать. Кассета отмотана, назад дороги нет. Как минимум, чтоб скрыть свое вмешательство в секреты брата ей придется снова отмотать ее на конец.  Телевизор включился и в комнате появились звуки с пленки. Начало, как и у любого фильма, заставка, титры, какой-то дом в роли основного места действия. Макс сидела как можно ближе к телевизору, чтобы иметь возможность протянуть руку и нажать кнопку выключения на случай, если заявится кто-то из ее семьи. Она никого не ждала. Не сейчас. Даже Эл была бы лишняя в этой комнате в такую минуту. На экране все в том же доме появляется какой-то мужчина, а затем женщина. Макс решила, что не особо интересуется в сюжете и громкий звук ей тут не к чему. Диалог становится все жарче, судя по эмоциям персонажей, и вот они уже целуются так, что девушка может видеть их языки, и жмутся друг другу. Она не думала, что какое-либо еще кино кроме ужасов может создавать такое напряжение, но сложно было назвать его страхом. И вот пара на экране уже раздевается, одежда улетает весьма стремительно и это сильно похоже на правду, судя по состоянию комнаты Билли. Макс впервые видит на экране обнаженные тела, хотя самые интересные места тактично скрыты от прямого взгляда смотрящего.  Ей странно думать, что она могла бы так раздеться перед Элевен, страстно срывая одежду. Ей странно думать, что Эл могла бы ловкими движениями пальцев избавиться от платья, смотря Макс прямо в глаза. Хотя, справедливости ради, Макс удалось подсмотреть немного, когда ее подруга примеряла на себя бесчисленное множество нарядов в торговом центре, но это же не в счет? Все описанные в “Cosmo” статьи и сюжеты начинают наконец складываться в единую картинку. Вот два человека страстно целуются, а вот они уже обнаженные ласкают друг друга руками в самых разных местах и при этом… счастливо кричат. Но на кассете пока что можно различить лишь стоны, но и те можно назвать счастливыми, они явно не от боли. Макс отслеживает движение руки мужчины на видео. Она сначала перемешается в густые волосы девушки, потом на шею, скользит по плечу, идет к груди - на этом моменте Макс немного зажмуривается, не уверенная, можно ли ей такое видеть. Но когда рука спускается еще ниже, по животу и ныряет между ног девушки, а она выгибает спину и шире открывает рот, Мейфилд уверена - она видела достаточно.  Она выключает телевизор резким тычком по кнопке и отматывает кассету на самый конец, как и было до этого. Господи, Билли и правда все это видел от начала и до конца, думает Макс, пытаясь отогнать новые картинки из своей головы. Мозг играет с ней злую шутку, и вот уже Элевен в своем новом платье, которое они выбирали вместе, прижимается к Макс, легкий стон срывается с ее губ, когда рука Мейфилд тянется все выше и выше по ее ноге, отодвигая подол платья.  - Макс, хватит! - Она одергивает себя и мотает головой. Тянущее чувство внизу живота Макс вернулось и оно как будто чего-то от нее требует.  Она возвращает кассеты туда, где нашла их, старается разложить в том же порядке бейсбольные карточки и упаковки жвачек, заталкивает ящик поглубже под кровать ногой (как точно сделал бы это Билли) и скидывает простынь свисать с края в той же манере, как она и висела ранее. Мысленно она обещает себе больше никогда не пытаться рыться в вещах брата. 

***

Макс встречается с Элевен только на следующий день. Они договорились по рации встретиться на улице, где есть ровная дорога, потому что Эл очень хотела попробовать научиться кататься на скейте. Все было не так уже с самого начала. Мейфилд не удавалось поймать ту же легкость в общении, что была еще пару дней назад, в том числе из-за ее собственных мыслей. А еще Элевен стала как-то очень странно  стала реагировать на прикосновения Макс, когда та поддерживала ее во время попыток встать на скейт. Девушка то и дело смущалась, отводила взгляд, а когда Макс словила ее, падающую, сзади, обвив руками талию, в воздухе и вовсе повисло долгое и неловкое молчание. Элевен рассказала, что так и не сошлась с Майком, хотя парень несколько раз пытался заговорить первый. Макс была рада и озадачена одновременно. Эл все еще свободна, они замечательно провели время, поцеловались и спали рядом в одной кровати, но между ними происходит что-то не высказанное и тем самым отягчающее. Может, они все же просто друзья, все это был просто эксперимент и странное поведение подруги ей мерещится?  В тот вечер погода застала их врасплох, помешав закончить тренировки на скейте. Сильный дождь пошел сплошной непроглядной стеной, щедро заливая улицы Хокингса. Погода очень напомнила Макс ее собственные мечты, когда они вдвоем с сияющими глазами бегут по улице к дому Хоппера.. Мечта стала вполне себе реальная, когда Эл ухватила Макс за руку и повела за собой в сторону своего дома. До дома Мейфилд было далеко, по такому дождю возвращаться было бы тяжело и неприятно, и Макс решила, что может провести еще один вечер в доме Эл, и, скорее всего, ее даже никто не хватится из семьи. А если что, то она в самом безопасном месте в городе - в доме у местного шерифа с его дочерью. Кстати о шерифе, он, к удивлению и разочарованию Макс был дома, встретил их на пороге. Объяснять, почему они тут, не пришлось, по девушкам и так было видно, что они промокли до нитки и вода с их одежды и волос капала прямо на деревянный пол.  Они уже были в комнате у Элевен, когда это случилось. Свет в комнате был приглушен, дверь закрыта (все же Хоппер не хотел нарушать личное пространство двух молодых девушек), а из-за двери доносились голоса ведущих из телевизора.  Вся одежда Эл очень сильно промокла и сейчас прилегала к телу вплотную, очерчивая каждый изгиб фигуры и каждую маленькую деталь. Сквозь майку отчетливо виднелся край нижнего белья и Макс нервно сглотнула, когда осознала как выглядит фигура ее подруги без мешковатой одежды. И в голове Макс опять те самые картинки. Эл протянула Макс большое пушистое полотенце и Мейфилд дрогнула, осознав, что она пялится и даже не скрывает этого.  - Наверное, сегодня тебе стоит остаться у меня, - Элевен произносит медленно и убедительно, как будто и не заметив пристальный взгляд на свою грудь. - Я предупрежу Хоппера, он поймет. Дождь и правда очень сильный. - Да, думаю, ты права.  Макс и рада бы сказать что-то еще, но ком подкатывает к горлу, а дыхание перехватывает, когда Элевен без тени стеснения (по крайней мере Макс так казалось) стягивает с себя мокрую футболку и на некоторое время остается так стоять. Девушка отчетливо видит как по смуглой коже стекают капельки воды и как как она покрывается мурашками от холода в комнате. А может и не от холода вовсе, а от открытого взгляда рыжеволосой девушки, потому что на самом деле в комнате даже жарко. Она силой мысли заставляет себя отвести взгляд и начинает вытирать собственные волосы, как будто все это время именно это она и хотела сделать, но Эл все еще не торопится одеваться, она лишь медленно промакивает кожу полотенцем и Макс может поклясться, что еще пару секунд и она сойдет с ума. Ее собственное тело начинает дрожать и дыхание сбивается. - Ты замерзла? - Эл наклоняется к ней, проводит пальцами по покрывшейся мурашками коже руки, смотрит на нее обеспокоено и закусывает нижнюю губу. Наверное, я уже сошла с ума, думает Макс, не в силах снова отвести взгляд от этих губ. И история будто повторяется снова. Вот она, Эл, девушка из ее фантазий, так близко, наклонилась к ней и смотрит то на глаза, то на губы и вовсе не собирается отходить. - Да, - Макс смелеет. Это не может быть просто видением истощенного фантазиями мозга, она чувствует снова запах этой комнаты, запах Эл и ее дыхание на своей коже. И мурашки бегут совсем не от холода, а от такой волнующей близости. Твой поцелуй мог бы меня согреть, думает Макс и надеется, что эти мысли отчётливо читаются в ее глазах, потому что как иначе тогда Элевен бы все поняла и медленно, все еще неуверенно, но потянулась к ней.  Шериф мог бы зайти в эту комнату в любую секунду, предложить им новые полотенца, одежду или горячий какао. И от этих мыслей прикосновения губ Эл сводят с ума еще больше и дарят эмоции, сравнимые с электрическим разрядом.  Макс чувствует дрожь Элевен через ее губы и не уверена до конца, чем же она вызвана, но думать с каждым движением мягких губ все труднее и хочется притянуть эту девушку к себе еще ближе и повалиться на мягкую кровать. И целовать, целовать, целовать… Их поцелуй прерывает шорох за дверью, но никто так и не заходит. Однако, его достаточно, чтобы девушки отшатнулись друг от друга, как от огня и несколько секунд просто прислушивались к происходящему в доме. Это Эл, кто засмеялась первая. Она все же решила вытереться полотенцем до конца и накинуть что-нибудь сверху. Ее действия Макс сопровождала полным разочарования взглядом и осознанием, что раздеться предстоит ей самой.  Майка на теле Макс мокрая насквозь, подол уже немного мятый от попыток выжать ее стоя на пороге, она плотно прилегает к телу в неприятном ощущении, охлаждает кожу и мешает свободно двигать руками.  Эл молчит, когда рыжеволосая девушка напротив нее неуверенно перебирает пальцами подол своей майки, будто собираясь с мыслями. Взгляд Макс то и дело скользит на дверь, и Элевен, словно читая ее мысли о возможном внеплановом вторжении Хоппера, подходит к двери и подпирает ее своим телом. Сквозь эту девушку с ее сверхспособностями не могут пройти толпы Демогоргонов и Истязатель Разума, что уж говорить о попытках шерифа Джима проникнуть в комнату, Мейфилд может быть спокойна. Щеки Макс розовеют. Да, кроме них никого тут нет и она в полной безопасности от посторонних взглядов в маленькой хижине посреди леса с задернутыми шторами и приглушенным светом, но в безопасности ли она от этого глубокого взгляда Элевен, прямого и заинтересованного, все еще с искринкой в глазах от недавнего поцелуя. Хочет ли она быть в безопасности от него? Макс решается, тянет за край майки и стягивает ее через голову. Мокрая ткань отчаянно цепляется за кожу, отлипает неприятно, оставляет мокрые дорожки после себя. Но от горячего взгляда одиннадцатой напротив, вся влага как будто начинает испаряться прямо с белой кожи. Она боялась, что будет холодно, но ей жарко и хочется открыть окно.  Следом за майкой идут легкие джинсовые шорты, и они как будто слетают сами как только Макс убирает пальцы с пуговиц. Это неестественное падение как будто инициировано кем-то еще и Мейфилд задерживает дыхание, вскидывает взгляд на подругу, подозревая ее в безмолвно оказанной помощи, но доказательств в виде капельки крови нет под носом, да и откуда ей там быть, силы девушки давно вышли за пределы передвижения легких предметов. Эл не удерживается сама и уголок ее губ слегка дергается, как бы подтверждая догадки рыжеволосой девушки. Ощущение контроля возвращается к Макс в этот момент, как будто ее частичное обнажение может действовать на Элевен, и это странное и окутывающее чувство. Возможно, именно так и чувствует себя ее брат, рассекающий с обнаженным торсом по баскетбольному полю, когда все взгляды только на него и лишь судьи следят за игрой.  Но Максин не нужны взгляды толпы, ей хватит и этого одного, глубокого взгляда карих глаз, в которых так сложно прочитать конкретные мысли, но можно запечатлеть мимолетное желание. Как и в тот раз, когда губы Элевен нежно окутывали губы Макс и дрожью отдавались в теле, внезапный скрип за дверью вернул их в реальность.  Мейфилд собралась с мыслями, схватила полотенце с кровати и решила все же высушиться, перед тем как облачиться в любезно предложенную подругой одежду. Она и не подозревала, каким испытанием будет натягивать на себя майку, которая так дурманяще пахла девушкой.  На часах уже почти одиннадцать вечера, когда они наконец закончили сушиться и залезли под теплое одеяло. Дождь все еще бодро шумел за окном, не думая прекращаться. Телевизор за дверью так же стих, Хоппер пожелал им спокойной ночи через дверь и удалился в свою комнату. Макс опирается на подушку спиной, держа в руках один из комиксов, который они решили почитать перед сном. Элевен совсем рядом, касается ее горячей кожей обнаженных ног, ее голова на плече Максин, дыхание ровное и не осталось и намека на прошлую дрожь. Плечом Макс чувствует, как намокает ее майка от все еще влажных волнистых волос девушки. Она боится, что может слишком привыкнуть ночевать здесь, в этой комнате, засыпать на половине страницы, забыв выключить приглушенный свет, ощущая правым боком тепло Эл, слушая стихающий темп ее дыхания, когда она погружается в сон. 

***

- Макс, Хоп сегодня будет на дежурстве. Может, ты снова останешься на ночь? - Эл еще не до конца проснулась, ее волосы взъерошены после сна, она потирает рукой правый глаз и еле сдерживается, чтобы не зевнуть. Шериф ушел на работу с самого утра и обещал не возвращаться как минимум сутки. Макс рано засобиралась домой, переживая, что родители могли все же распереживаться о ее пропаже, если, конечно, заметили. Поэтому она впопыхах  натянула свои все еще влажные вещи и стоит сейчас в дверях со скейтом в руках и с лицом, полным растерянности и удивления. Конечно же она хочет. - Я постараюсь, Эл, - она улыбается сонной девушке в ответ, не зная, как лучше попрощаться после того, что случилось вчера в комнате. Да, они опять целовались и это было все так же крышесносно как и в первый раз, они смотрели на полуобнаженные тела друг друга с нескрываемым интересом, но никто из них не пошел дальше простых взглядов. Ей снова безумно хотелось поцеловать эту девушку, но дневной свет как будто отбивал остатки смелости. - Тогда до вечера. - До вечера. На скейте не ехалось от слова совсем. Мысли мешали сосредоточиться и память мышц одна не справлялась с такой обыденной задачей. Ей хотелось прояснить все, что происходит между ними, узнать наконец, что же думает о ней Эл и что она чувствует. Ей хочется встречаться с ней. Так как Майк встречался с Эл и как она сама встречалась с Лукасом, но только в этот раз все должно быть по-настоящему. И она думает, что могла бы с радостью пойти на Снежный Бал вместе с Элевен, танцевать с ней там под медленную романтичную музыку в окружении других пар.  От мыслей о других людях, свидетелях их отношений, фантазия рушится. Она никогда не видела, чтоб девушка танцевала или целовалась с девушкой, и у нее начинает кружиться голова. Возможно, так просто не бывает, думает Макс и окончательно спрыгивает со скейта, решив дальше идти пешком. Ближе к вечеру ребята по рации созывают общий сбор и настаивают, что это вопрос жизни и смерти, и Эл с Макс обязательно должны явиться. Позже, в подвале Майка они долго обсуждают последние события, вводят девушек в курс дела и высказывают свои самые смелые предположения. Они думают, что Билли замешан в происходящем и хотят отследить его. Это Эл, кто смотрит на Макс обеспокоено после этих слов. Ком подступает к горлу и хочется отрицать причастность брата к Изнанке, но доводы ребят слишком убедительны.  Она опять видела Билли сегодня и тот почти не обращал на Макс внимания, не пытался подколоть или унизить, запретить общаться с друзьями или что-то еще, что он обычно делал. Не было случайных девушек, он не задерживался дома, выглядел очень сосредоточенным и очень мокрым от пота, хотя при этом был одет и не сверкал идеально накаченным торсом. Все сходилось. И Макс отмахивалась от этих мыслей, как от назойливых мух. Они составляют план действий, договариваются приступить на следующий день, а в этот вечер все должны хорошо отдохнуть. Макс и Эл уходят вместе, а парни остаются ночевать в подвале Майка, попутно подготавливая всякие шпионские штучки. И никто так и не заметил, что с ними нет Дастина и тот уже некоторое время не выходит на связь. *** - Завтра наша жизнь опять будет в опасности? - задумчиво спросила Макс. Они снова лежали в кровати Эл, только в этот раз лицом друг к другу.  - Я боюсь, что да, - с горечью заключает Эл, смотря на Макс пристально и с ноткой беспокойства. Сегодня ребята привели достаточно аргументов о том, что Билли может оказаться главным злодеем или под властью главного злодея. Их отношения с Макс никогда не были идеальными, что уж там, даже хорошими их назвать не поворачивался язык. Но он все еще ее брат и в последние дни он вел себя как-то больше по-человечески, чем ранее, но оказалось, что и это ложь, контроль монстра с Изнанки.  - Эл, - Макс начинает и тут же замолкает вновь. Если уже завтра они снова предстанут перед мистическими монстрами с обратной стороны без сил, без поддержки и с одной только надеждой на Эл и немного на удачу, то ей очень нужно прояснить все то, что произошло между ними в последние дни. И Элевен понимает этот взгляд и без слов, хмурится, ведь скорее всего она подумала и почувствовала то же самое. Не будет лучшего времени, чем сейчас. - Можно я поцелую тебя? - вопрос Элевен в точности как вопрос Макс в их первый раз в этой самой комнате несколько дней назад. Что-то перевернулось тогда с ног на голову, но в кои-то веки это положение не пугало. Макс сталкивается со взглядом девушки напротив и принимает его и эту фразу за конкретные ответы, которые ей были так нужны: - Пожалуйста, - хрипло отвечает она, и сама не может узнать свой же голос, в нем смешались просьба, согласие и желание.  Эл близко, так близко, что мир вокруг перестает существовать и музыка в комнате становиться едва различимым эхом. Ее губы такие чувственные, что мысли рассыпаются на мелкие бессвязные осколки и нет ничего кроме них и этого момента. Пальцы Макс находят свое место на щеке Элевен, скользят по коже к затылку, зарываются в волосы. Ей было страшно дышать раньше, но сейчас хочется втягивать воздух с запахами как можно глубже, закрывать их там и хранить где-то внутри у самого сердца. Ей хочется касаться Эл руками, пальцами, ласкать кожу. И что-то внутри нее как будто срывается с толстого каната и с грохотом падает вниз с неимоверной высоты, когда от ее касаний с губ девушки на выдохе срывается тихий стон.  Дрожь пробегает по телу, начинаясь в районе губ, от вибрации голоса, и разносится по всему телу, концентрируясь ниже живота. Эл целует ее снова, еще глубже и чувственней, неожиданно и уверенно пройдясь по верхней губе языком. Макс тоже хочется застонать, она ощущает это всем телом и совсем не успевает осознать. Все, что она в теории знала раньше, блекнет в сравнении с реальными ощущениями.  Макс хочется осмелеть, хочется сместить руки с шеи, пойти дальше, но остатки еще не затуманенного сознания пока не дают ей. Но что она точно знает - ей хочется чувствовать Эл всем телом, стать еще ближе, обжечься ее теплом и она повинуется инстинктам, подвигается, ее колено интуитивно проскальзывает между ног Эл и она оказывается сверху, и они сейчас так близко, как не были даже во время объятий.  Ставшее ощутимо шумным дыхание Элевен сбивается в момент, когда бедро Макс оказывается плотно зажатым между ее ног и Мейфилд помнит, как ей самой хотелось сжимать ноги при этом тянущем ощущении. Поцелуи становятся глубже и влажнее, дыхание все чаще и она никогда еще не чувствовала такой жар, исходящий от тела Эл. Макс закрывает глаза все плотнее, повинуясь не четким указаниям в голове, а инстинктам - сейчас они целиком и полностью овладели ее телом и ведут ее, сейчас они вынуждают ее все сильнее вжимать свои бедра в бедра Эл, это повинуясь им она отрывается от сладких губ и перемещает поцелуи на уголок губ, мочку уха, нежную кожу шеи.  Ей кажется, что стук сердца Эл синхронизировался с ее собственным и сейчас пульсирует в губах Макс, в артерии на шее Элевен, в ее дрожащих пальцах, цепляющихся за плечи Максин.  В голове Макс кадры из безымянного фильма, просмотренного тайком от всех, без звука, в момент, когда она осталась дома одна. Кадры, где неизвестный ей мужчина с незапоминающимся лицом ласкал красивую девушку, не стеснялся в движениях собственных рук, проник ей под платье, и как она выгнула спину, глаза были крепко закрыты и на ее лице читалось наслаждение. Она даже представить себе не может, что именно он делал, но ведь как-то же они с Эл оказались в этой ситуации, а значит Макс сможет разобраться, что делать дальше. Губы Макс опять смещаются к губам девушки под ней, впиваются в нижнюю и ласкают, легонько прикусив зубами, пока сама она отодвигается и высвобождает свое бедро. Ее рука скользит по ноге Эл, она делает это медленно, чтоб девушка успела ее остановить. Но Элевен не отодвигается, не пытается прервать поцелуй, она лишь едва заметно напрягается, когда рука оказывается почти между ног и пальцы оседают на внутренней стороне бедра. Макс останавливается в этот самый момент, вдыхая поглубже, открывая глаза и пытаясь найти взгляд карих глаз. Он затуманен, она все еще дышит неровно и ее губы еще более припухшие и темные, чем ранее. Ее новый поцелуй служит немым согласием. И пальцы Макс движутся выше, касаются ткани белья и замедляются от непривычных ощущений на коже. Ткань влажная, очень, и только сейчас рыжеволосой девушке удается осознать, что у нее между ног сейчас все так же горячо и влажно. Все те же инстинкты ведут ее пальцы дальше, она надавливает подушечками пальцев на влажную ткань, водя вверх и вниз.  Эл прерывает поцелуй с тихим сдавленным стоном и прикусывает губу. Ей будто сносит крышу от новых ощущений и она только крепче сжимает плечи Макс тонкими сильными пальцами. Мейфилд совсем не думает сейчас о том, что эта девушка с помощью силы мыслей ломала кости монстрам из обратной Вселенной, закрывала порталы и переворачивала машины - она доверяет Эл, девушка не причинит ей боли даже в моменты отсутствия самоконтроля. А это было именно то, что сейчас делала Макс - отбирала контроль, отдавая взамен до дрожи приятные и новые ощущения.  Звуки в ушах смешались в одну сплошную аудиодорожку из музыки на фоне, шумного дыхания и их поочередных стонов и Макс думает, какие к черту счастливые крики, когда от ее действий так искренне постанывает самая невероятная девушка, которую она когда-либо встречала в своей жизни. Пальцы Макс усиливают нажим, все больше вдавливаясь в мокрую ткань и горячую плоть под ней. Ей кажется, что она могла бы делать это часами, пока Хоппер не вернется с дежурства и они просто не будут вынуждены прекратить. Но тело Эл сдается раньше, она отстраняется от губ Мейфилд и инстинктивно сжимает ноги, не давая Макс продолжать движения пальцами, и ее тело едва заметно содрогается. А после она расслабляется и Макс кажется, что сейчас самое время убрать руку.  На щеках Элевен плотный румянец и он как будто стал еще насыщенней минуту назад. Ее взгляд смущенный, но Макс отчетливо видит в нем то, что так мечтала  - ее глаза горят и ей сложно скрывать улыбку. И Макс ловит себя на мысли, что это самое прекрасное, что она когда либо видела, и подозревает, что выглядит сейчас точно так же.  Они больше не нуждались в разговорах, чтобы прояснить, что между ними. Эл кладет голову Макс на плечо, засыпает в ее объятиях, и Мейфилд не хватит слов всего мира и всех языков, чтобы описать свои чувства в моменты с ней.  Уже завтра им всей компанией нужно снова бежать, спасать мир. Нужно выследить Билли и узнать его планы. Билли, ее брата, который был невыносимым всю ее жизнь, а сейчас стал отчего-то казаться родным. Ей страшно, им всем страшно. Но одно Макс знает точно - она очень хочет пережить все эти события, ведь теперь с ней будет девушка из ее самых глубинных фантазий.
Примечания:
Права на все произведения, опубликованные на сайте, принадлежат авторам произведений. Администрация не несет ответственности за содержание работ.