ID работы: 12377928

Спасая себя

Слэш
R
Завершён
38
автор
Пэйринг и персонажи:
Размер:
11 страниц, 1 часть
Описание:
Посвящение:
Примечания:
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора / переводчика
Поделиться:
Награды от читателей:
38 Нравится 6 Отзывы 6 В сборник Скачать

Часть 1

Настройки текста
Примечания:
Старая парта, для Дазая ощущалась по новому, родители с детства привили привычку получать хорошие оценки, но сам он этого вряд-ли желал. На уроках юноша часто спал, вёл очень беспорядочные, неаккуратные конспекты, если вёл в принципе, но почему-то знал ответы на все вопросы и даже часто готовился заранее. - Просыпайся! - тихо, но резко сказал одноклассник, дабы не мешать учителю. Чуя сильно толкнул Дазая так, что стул слегка пошатнулся, заставляя Осаму распахнуть веки и поменять положение, тот позырил на Чую пару минут, взгляд будто твердил : "Зачем?". -Ты реально спал? - неизвестно кто удивился больше, Чуя или же его собеседник. - - Разве не похоже-е - зевая сказал Дазай. - Почему кому-то приходится стараться, а кто-то может проспать весь урок и знать все ответы, ощущается несправедливо - Чуя перевёл взгляд на тетрадь, только что очнувшогося знакомого - да ты бы хоть писать научился. Ранее Чу действительно не обращал внимание на этого мрачного типа, что большую часть уроков лежал на парте, но каким-то чудом ему удавалось заполучать внимание учителей. Рыжего это действительно раздражало ибо он прикладывал кучу усилий, лёгкая победа посторонних выбивала его из колеи. Чуя никак не мог понять его логики, мотивов, его странного образа, стиля жизни, а Дазай не особо отличался от остальных ибо был достаточно тихим, но притягивал своей загадочностью. С того дня Накахара ничего не понял и не изменил лишь стал чаще поглядывать на этого недоумка. Возможно, жаждал обрести нового друга. ... Наблюдения Чуи не особо продвинулись, но и занимался он этим не особо серьёзно. Общался Осаму мало, к диалогам Чу не прислушивался, но каждый раз Дазай подозрительно улыбался на одну сторону, ехидно смеясь, либо же наоборот увиливал от разговора, снова становясь хмурым. Но Чуи ещё много стоило бы понять и узнать. Мотивом Чуи служило лишь чистое любопытство, многих людей он понимал сразу, многие ему казались чересчур открытые, желающие обсуждать лишь досуг и не давали рыжему должного внимания. Знаете чувство бабочек в животе? Оно несёт панику, а не любовь и именно это чувство Чуя ощущал при виде Дазая. Особый интерес у Чуи был к внешнему виду Дазая, одновременно отталкивающие неуложенные волосы, худощавое телосложение и синяки под глазами, но при этом высокий и одет действительно красиво. Почему-то все прошлые годы Чуя не предавал внимание таким выделяющемся бинтам. ... - тебя стало слишком много, на каждом шагу вижу, ты бы мог меньше на меня поглядывать - совершенно спокойно вбросил Осаму, Чуя даже не понял, что эта фраза была кому-то адрессована, она говорила будто в пустоту, провертев эту фразу у себя Чуя оцепенел, на лавочке были лишь они вдвоём, он совершенно точно адрессовал это Чуе, как только Накахара подхватился, на него смотрели два карих глаза из под нелепой чёлки, даже более - откровенно пялились, заставляя рыжего запнуться. Дазай лишь улыбался, поджав уголки губ. - мог бы меньше улыбаться, чудак. - обычно Чуя бы ограничился фразой, Осаму бы даже понял и не стал бы допрашивать сразу, но пугающая тишина и страх требовали Чую объясниться. - - Я, я, я никак не мог разгадать тебя, Дазай! 32 студента в нашем классе, 29 в параллели, а ты единственный, кто мне особо и на глаза не попадался. Вряд-ли ты что-то обо мне знаешь, да и о остальных тоже и тебя вряд-ли кто-то знает. Я действительно не понимаю, каким образом тебе удалось остаться таким отстраненным в коллективе имея хорошую успеваемость и.. -Действительно следил - сказал Осаму на выдохе. - Что? Да делать мне нечего! - фыркнул старший. - Ты ошибся, Чуя, знаю. Честно говоря Чуя не особо понял к чему было всё это, но переспрашивать не решался. Теперь Накахара его скорее опасался, разумеется не первый случай, когда он избегал контакта с определённой особой, но этот был особо запоминающийся. ... Чу, уже забыл когда последний раз посещал психолога, но снова вернувшись к паническим мыслям бил кафель, разбивая костяшки пальцев в кровь, ударяя руку об плитку, добивая себя, душа - перенося всю злость, что копилась в нём на себя, мог обьяснить каждый удар, но для других маскировался иногда перчатками, он очень хотел внимания, безумно, но почему-то у посторонних лишь возникало больше вопросов, а особо близких у него и не было. Валяясь в кровати днями и погружаясь в себя он и забыл как остался один со всеми своими переживаниями, он слишком рано повзраслел, и был самым ответсвенным и взрослым ребёнком, мечтал лишь о тепле и внимание, но видимо судьбе не прикажешь и каждый раз выходя из школьной кабинки, Накахару никто не жалел и он просто шёл дальше, благодарен жизни за то, що ещё стоит на ногах. В порыве саморазрушения Чуя решил всё таки поговорить с Дазаем ещё немного ему слишком льстило, что кто-то так наблюдателен по отношению к нему. Уроки уже заканчивались, студенты старшей школы шагали домой. Дазая рыжий заметил сразу, Чу чувствовал себя слепым котёнком и как раньше он не замечал такую яркую персону? Идя по тропинке вслед за младшим Чуя прокручивал у себя в голове, чтобы сказать. Оставалось метра 2 и он его догонит! Но Чую обогнали и предугадали. Рывком Осаму откинул пальто и развернулся рывком к преследователю. - Слишком много чести, чтобы сталкерить меня говоришь? Чуя действительно споткнулся от неожиданности. Поправляя шляпку, он наконец-то промолвил : - Ты сказал, я ошибся? Что ты имел в виду. - - Накахаре явно было некомфортно, он не знал, что ещё можно ожидать от такого наблюдательного Осаму Дазая. - Указывая, что я мало что-либо знаю о тебе мог бы хотя бы подумать. - - Сказал Дазай лыбясь. - Иди нахер, со своей гримассой - Чуя очень любил слушать о себе, ему нравилось слышать мнение о каждом его действии, рассуджения о его характере, портрет того, как он выглядел со стороны... для него это звучало как оргазм для ушей. - Могу ли я услышать твои доводы? Осаму был донельзя доволен, показывая своё удовольствие вальяжным поправлением волос. - - Обожаешь наблюдательность, любишь слышать подтверждение того, что ты хороший человек, но сам считаешь себя плохим, часто говоришь лишнего за что коришь себя, не по тому ли ты сейчас решил спросить об этом? Единственное мне интересно почему ты начал так сильно увлекаться мной в последнее время? Чуя остолбенел, его прочитали, а Дазай стоял и глазом не моргнув. В процессе разговора они шли вперёд в известном Накахаре направлении - к парку. Чую несмотря на это можно было описать как потерянного. - Ты меня пугаешь! - Ещё бы, я старался, чиби! - Дазай действительно неподдельно улыбнулся. ... Одиночество. Вот, что действительно очень пугало Чу, можно ли бояться того, что сопровождает тебя всю жизнь? В детстве он не ощущал этого, но сразу после смерти отца, когда мать уехала на заработки, оно виделось ему во всём. Он боялся потерять всё, что имеет, ведь уже терял. Каждый день ненавидит себя за то, что не наслаждался моментом, каждый день скучает по тому, что уже было. Всё дошло до того, что каждый день со знакомыми он прощался как в последний, желал прикоснуться, дабы не отпускать. Он хотел навсегда остаться в воспоминаниях к которым он так привязан. В конце каждого дня он осознавал - всё закончилось. Всегда заканчивается, он всегда всё упускает. Каждый. Ебаный. День. Панические атаки мучали парня часто, сопровождая его дома в ванной, на уроках в школе, в спортзале, везде, где только мог оказаться рыжеволосый. Причин на истерики было много, разгребать было тяжело, иногда Накахара ходил к специалисту прорабатывать свою аутоагрессию, покинутость, нарушение эмоциональной саморегуляции, вспышки гнева, ранимость, трудности с концентрацией, амнезию, избегание, флешбеки, ощущения покинутости, излишнюю ответсвенность, перечеслять можно долго, язык сломается. Ни мать ни тиран отец не оставили много денег сыну потому Чуя не мог себе позволить. Единственное с чем он справлялся - последствия. Шляпка - прикрывает голову, что изливается кровью из-за выдернутых волос и расчёсанную до крови кожу. Перчатки - кровавые костяшки. Бинты на ногах - ссадины на коленях, которые он бил каждый раз, что винил себя. Но эта истерика отличается от других, всё так же школа, кабинка туалета, он даже не закрывался - обычно там никого не было, разбитые костяшки, рвота - ибо Чуя ударял себя куда-угодно, даже по животу чуть-ли не теряя сознание, но его услышали. Он был слишком зол на самого себя, в глазах виднелись не слёзы, а вспышки гнева. Он не понимал, что делает, а боль лишь добавляла острость ощущений. Честно, ему было плевать, младшеклассники бы не поняли, одноклассники наверное бы помогли, а Чуе не хватало заботы. Чуя услышал лишь тихий звон в ушах. - Чууууууя? - протянул Дазай будто зовя. Но Накахара вряд-ли бы ответил, такой, весь в слезах, задыхающийся он был против и другим и себе. Но сопротивляться возможной помощи он бы не стал, хоть мог бы как обычно справиться сам. В ответ Чуя попытался произнести "Да", но сил хватило лишь прокашляться, указывая на своё существование. Всё было не так, как обычно, все изменили своим принципам. Дазай, когда решил позаботиться о чьём-то существовании, Чуя, когда доверился кому-то, показал себя, но он просто сорвался, устал спасать себя в одиночку. Дазай очень тихо, боясь спугнуть подкрался к Чуе сзади и увидев товарища в таком состоянии смог лишь промямлить : - - Чиби, блять... - более менее спокойно Дазай, взял бинт с шеи, теперь он чувствовал себя словно голый. Хотя оголял скорее душу, а не тело. По руке всё ещё шла кровь, раны неприятно саднили вызывая дискомфорт. Чуя сидел свернувшись комочком, выставляя согнутые в кулаки руки, перед собой дабы облегчить Дазаю путь к его травмированным костяшкам. Дазай немного нервничал, но не показывал этого у Чуи лились слёзы, но он сидел тихо. Чуя уже не мог думать, лишь бредить в попытках собраться, когда Дазай держал его руки, боль словно проходила, но это не тот такой особенный, Чуя был готов отдаться любому, кто хоть немного уделит ему внимания. Осаму же был чрезмерно спокоен в такой, на первый взгляд экстренной ситуации. Чуя продолжал молчать, а что ещё можно сказать? Соображал ли рыжий вообще, когда делал это? События происходили слишком быстро, дабы оба успели что-либо проанализировать. Руки Чуи жгли от обработки, заставляя его закусить губу. Дазай лишь бездушно наблюдал за этим действием после того, как помог ему обработать раны, Чуя удосужился встать, Осаму вытянул свою руку, дабы удерживать ещё ослабшего Накахару. Чу действительно был готов упасть, но на пол, а не Дазая, тот в свою очередь лишь ухватил посильнее. Чуя держался как мог, не подавая виду, но от прикосновения вздрогнул и слёзы полились сами. То ли в неудачном падении, то ли по своему желанию Чуя прижался к Дазаю словно недолюбленный кот. Чувство вины тут же накатило Чую, а слёзы, что он так отчаянно скрывал поплыли прямо Дазаю на воротник, но сил сдерживаться не было. Чуя винил себя, что снова оказался жертвой, что снова провалился, снова и снова оказался жалким. Он не понимал Дазая, зачем он остался стоять если абсолютно не заинтересован в происходящем, зачем помог, почему пришёл. Слишком много вопросов, Накахара никак не мог предотвратить поток своих мыслей и тупую привычку слишком зацикливаться о последствиях. Совершённое видимо было протестом психики на вечное сдерживание, рыжий и вправду нуждался в заботе. На удивление обоих Осаму завёл руку Чуе за спины, слегка поглаживая. Тем самым успокаивая Накахару. Пробыв так пару минут любитель шляп закрыл своим головным убором лицо, отстраняясь и мямля : - - спасибо, Дазай! Дазай почесал затылок и приулыбнулся. - Береги себя, коротышка - тут же он быстро смылся. Дазая беспокоила лёгкая тревога и адреналин из-за происходящего, но несмотря на то, что почувствовал что-то неладное в своем поступке ведь прежде бы боялся так учинить, слишком добродушно и мило... Чуя заревел ещё сильнее, первый раз он не остался один и хоть кто-то ему помог. Первый раз он почувствовал заботу, но не от кого-то близкого, а от Дазая, в туалетной кабинке. Дазая, который прежде лишь и мог, что шутить о росте Накахары и бездушно смотреть в потолок загадочно размышляя. Но главным для Чуи было то, что он не один, повязки на руках служили напоминанием, что это всё взаправду. Он никогда не был интровертом, но ему чертовски не хватало общения, которое питало его и давало сил. На самом деле он многое не помнил, не помнил были ли у него друзья ранее, в какой момент его стал мучать тактильный голод. А видели ли его состояние другие? Вряд-ли ещё не одного замечания или вопроса о том, как он себя чувствует. Чу любил жизнь и не имел суицидальных наклонностей. Верил в судьбу и считал все проблемы решаемыми. Но он абсолютно не любил и не жалел себя. ... Тревога была серьёзным препятствием и следовала за рыжим всю его осознанную жизнь, мешая здраво оценивать ситуацию. Потому окончанием вчерашней истерики он радоваться не мог, а думал как бы не попадаться Дазаю на глаз, дабы избежать лишних вопрос или куда хуже - проявить слабость, заплакать при нём. Чуя не любил пробуждение, его будто вырывали из приятной вселенной в обыденную, где нужно быть ответственным, а он с этой ответсвенной не справлялся. Вселенная, где уже некого подводить и нет на кого рассчитывать. Он в долгу лишь перед собой, но на самом деле в его состоянии можно было заметить прогресс - более продуктиврый чем ранее, Чу находил в себе силы саморазвиваться, изредко читать книги, рисовать пейзажи, но многое бросал не доводя до конца. Его очень мотивировали комментарии других о его творчестве, потому он иногда находил собеседников, на пару часов. Накахаре пришлось действительно рано повзрослеть их семья всегда была между банкротством и богатством, мать старать работать, но так как несколько лет жизни она посвятила семейным делам самостоятельно поднимать сына и себя было мягко говоря тяжело. Отец же скончался, когда Чуе было 11, Чуя долго не мог отойти от потери, на удивление не понимал почему, родительская любовь утихла давно до его гибели, Чуя был слишком самостоятелен и вырос рано. Подростковые годы он мешал матери, откровенно. И винил себя за смерть отца, ведь абсолютно не обращал на него внимание. ... Чуя решил попытать удачу и всё таки попробовать с Дазаем обсудить произошедшее, Дазай казался его возможным спасением и не смотря на то, что ничего ясно не было у Чуи в голове уже была картина близкой дружбы с Осаму. Весь день он обдумывал с какой-бы момент лучше всего подойти к Дазаю. Голоса в голове Накахары сошлись на варианте сходить на набережную, перед этим Чуя сходил в магазин купив бутылку любимого вина себе на вечер, ожидая приятный итог дня. Про себя он высмеивал свою наивность, с чего бы первому встречному проявлять к нему такой интерес и стараться сблизиться? Но что-то подсознательного его вело... Приближался конец последнего урока - математика, вроде как Дазай был в ней силён. Чуя быстро подхватился и прежде чем Дазая успел бы смыться, начал вести диалог : - Дазай! - Чуя сказал это достаточно громко хотя был близко, Осаму медленно повернул голову, слегка улыбаясь - ты не против прогуляться? - жестикулируя, чтобы скрыть тревогу промолвил Чу. - В целом, не против - это звучало куда более заинтересовано, чем остальные речи Дазая в былые дни. Обое протопали к выходу школы, невзирая на явный прогресс по сравнению с прошлыми днями - бинтованный выглядел менее депрессивно, повисло неловкое молчание. Тишина давила на Чую, будто требуя извиниться, заставляла его чувствовать себя не так, как нужно. Учитывая молчаливость своего компаньона Накахара решился взять инициативу в свои руки, хоть это было слишком неловко. - Спасибо за вчерашнее, я не должен был впутывать тебя в свои... проблемы (?). Прости, прости! - неуверенно сказал Чуя. - Если уже ввязал, то видимо тебе это требовалось. Не извиняйся. - Дазай показательно помял свою шею, напоминая о вчерашнем. Чуя был очень увлечён тем, что его не отвергли. - Чиби, а куда мы идём? - поинтересовался Дазай. Чуе не особо нравилось это прозвище, но возмущаться сил не было, да и момент неподходящий. - в сквер возле моря, не бывал тут раньше? Здесь многие из нашей школы гулят, странно. - Предпочитаю сидеть дома. Чуя лишь одобрительно хмыкнул. Большую часть он и сам сидел дома лишь стремясь выйти на улицу. Страх выглядеть глупо всё же пересиливало желание быть услышанным : - не особо люблю одиночество, хотя большую часть времени провожу в уединении, слегка напрягает. Потому рад каждой прогулке, не помню когда гулял послендий раз, но здесь я быь множество раз! - дабы не звучать так, якобы он жалуется он постоянно нервно смеялся, что-то перебирал в руках, забавно жестикулируя. Давай же наоборот был слишком спокоен, вряд-ли его что-то могло бы смутить. Они молча шли около километра, пока не увидели море вблизи. Весенняя погода была излишне прохладной, потому набережная была относительно безлюдно. Чуя ждал, пока Осаму наконец-то начнёт говорить. Диалог никак не клеился, пугает. Так как Накахара бывал здесь не раз он выбрал лучшее место, где можно спокойно отдохнуть. - Хочешь пойти в более безлюдное место, полюбоваться закатом, воды? Еды? Скажи если что-то понадобиться я могу купить, принести, если... - Чуя растерялся увидев, как Дазай хохочет. - Я не сказал ничего смешного, скумбрия!!!! - возмутился рыжик - и вообще ради тебя стараюсь, чтобы ты хорошо провёл день, а ты! - Чуя отвернулся, злобно фыркнув, показывая всё своё недовольство! - Ахаххаха, на траве сядем и так нормально. Разумеется, Чуя послушался и обижаться не стал, лишь присел поудобнее. Дазай закурил, предлагая Чуе стрельнуть сигарету на что Чуя с радостью согласился. - Чуя знаешь, а мне нравится твоя настойчивость - затягиваясь сказал Дазай, Дазаю как раз таки нравился эффект помутнения сознания после очередной дозы никотины в то время как Чуе нравился запах дыма, черничных сигарет с кнопкой... Напоминают отца. - Не сказал бы, что я сильно настойчив, но сочту за комплимент. - Не сказал бы, что такой как ты мог бы рыдать в туалете, стараясь как можно сильнее искалечить себя, странно, когда учителя позвали меня найти тебя я не ожидал. - Не рано ли отгадывать моё поведение, ты меня пару дней как кх... знаешь(?) - Ты так и просишься, чтобы о тебе узнали, не так ли? Или я ошибаюсь? Почему тогда мы сейчас здесь? - Дазай наблюдал за сигаретным дымом монотонно говоря. - И сам не знаю. Какого хуя ты понимаешь меня лучше, чем я себя самого. Мне льстят твои наблюдения -Накахара действительно недоумевал. - - Знаешь, Дазай, не желаешь вина? Красного. Опять то-ли с улыбкой, то-ли с насмешкой Дазай одобрительно кивнул. Чуя ожидал вопрос, откуда у 16 летнего с собой бутылка вина, которую он собирается выпивать вместе с 15 летним малознакомым мальчишкой посреди людной набережной, но видимо Дазай и это уже предвидил. На удивление Чуи большую часть алкоголя выпил именно Осаму, долго не пьянея, Чуи же досталось всего пол стакана! Единственное, что радовало - наличие человека рядом и то, что Дазай стал более раскрепощеннее. Не стеснялся узнавать Чую, но все равно о себе говорил мало, не то, что Чуе это не нравилось, скорее заставляло его чувствовать себя неловко и слегка виновато. - Чууууууууу - протянул Дазай - знаешь, увидев тебя тогда в туалете я режил помочь тебе лишь потому, что ранее не находил ещё людей с тягой терзать себя, подобно мне, мало кто может понять и знаешь, я надеюсь, тебе стало лучше. Чуя опешил, его действительно поняли, обратили внимание и не обсудили. - - Знаешь, я действительно ждал "спасения", дабы не делать всё в одиночку, люди действительно спасают, Дазай, спасибо, прости... - Чуя часто извинялся по мелочам, многое было не к месту, но такова уж вредная привычка. Дазай был уже порядком пьян, а Чуя уставший, он положил свою голову, Дазаю на коленку, и сонно лежал, спокойно молвля и обсуждая накопившиеся. Дазай лишь посмотрел на него немного удивившись, погладил по макушке и продолжил повествование. Давно Чуе не было так хорошо, удивительно, но этот тихий Осаму был ничего такой, мог слушать не задавая лишних вопрос, правда наблюдательный, до жути! Многое, что Чуя собирался ему поведать младший либо знал, или же уже предполагал. Дазай не стеснялся строить догадки прямо при Чуе и всегда попадал в точку. В прочем, Накахара выглядел менее не ловко и не винил себя за нытьё. В основном причиной пролитой крови и синяков на его теле чаще всего было самонаказание. Мальчики засиделись слишком много, часы показывали полдвенадцатого. - Чудесный вечер, неправда ли, Чуя? - Дазай смотрел то-ли на ночное море, что казалось матовым, то-ли на звёздное небо, а может на разлетевшиеся по лицу Чуи пряди, что слегка мешали рыжику, в прочем не важно, главное, что оба чувствовали себя живыми, отдохнувшими. Чуя попытался подняться и слегка шатнулся, но не от алкоголя, а от усталости, Дазай же шёл очень вяло, перебирая ногами, словно был готов уснуть на месте. - Тебе далеко идти? - ненавязчиво спросил Накахара. - - и вправду далековато, минут 30 пешком до общаги, забрать некому, вряд-ли сам дойду, придётся ждать такси... эх - зевая промямлил брюнет. - - в пределах 10 минут пешком можем дойти до моей квартиры, не против? - предложил Чуя не задумываясь, непонятно от искреннего желания или же из вежливости. Разумеется Дазай согласился, было бы тупо ради гордости уснуть пьяным посреди дороги, да уж 15 летний пить не умел от слова совсем. Они уже вошли в квартиру, панельку, действительно путь был недолгим. Дазай ушёл в ванну, минут да 10, вышел в одной лишь длинной рубашке. - Чиби, не одолжишь ли своему другу пижаму? - голос пьяного Дазая стал куда ниже и звучал по домашнему. Чуя лишь щуря глаза в улыбке кинул ему бордовую футболку, что была на пару размером больше Чуи, на худощавого, но высокого Дазая села идеально. И розовые шорты, Накахаре было интересно увидеть такого Дазая. Пробыв в ванной ещё минут 20, переодевшийся Осаму наконец-то явился. К тому времени Чу уже постелил новую постель для гостя, в квартире как всегда было достаточно чисто, будильник рыжий завёл на 6.45, чтобы было ещё немного времени перед началом уроков. Единственное, что кровать была лишь одна, но та двухместная потому места им хватило. Чуя первый раз увидел Осаму без бинтов, начиная с лет 13 Дазай не являлся в школе без этого элемента гардероба. Чуя увидел шрамы... свежие, старые, вдоль, поперёк. От бритв, лезвий, потушенных об кожу окурков, тело было просто изуродовано. Шрамы его не красили, а лишь придавали его рукам бледно красной окраски. А Чую окутывала паника, он ничего не сказал дабы не смущать Дазая и не мучать себя его ответом на пьяную голову. Но бабочки тревоги в груди и волна страха все равно препятствовала тому, чтобы просто закрыть глаза на это. Дазая потопал на свою половину кровати и тут же вырубился, Чуя провёл рукой по его запястью, потрогав шрамы, Дазай сьёжился, но не проснулся. ... Процесс засыпания занял у Накахары немного больше чем у его нового друга. Слегка поежившись Чуя принял нужную позу и отогнав панику улёгся. Обычно Чуя спал крепко и не помнил сны, он проснулся немного ранее, чем успел бы прозвенеть будильник. Дазая рядом не оказалось, Чуя немного занервничал, вместо того, чтобы сразу отправиться на поиски товарища он предварительно заглянул в уборную, чтобы поправить причёску и умыться. Пару таращился на своё отражение, услышал небольшое шуршание и снова входя в реальность опомнился и продолжил утренюю рутину. Он собирался пойти на кухню, чтобы приготовить кофе и найти Дазая или же улики его исчезновения. Шорох действительно доносился оттуда. Чуя тихо шагал, будто боясь спугнуть. Дазай забинтовал своё тело, для него это стало уже ежедневной привычкой. Начиная от шеи, грудь, заканчивая ногами, где он их и закреплял. Осаму практически закончил, осталось лишь забинтовая левую руку. Дазай сразу не заметил нежданно появившигось Чую, а сам Чуя лишь наблюдал за ним несколько секунд, закончив Осаму всё же посмотрел на Накахару, когда они столкнулись взглядами, Чуя резко отвёл глаза и тихо сказал : - если ты хочешь обсудить это, то я буду рад выслушать - Чуя подавлено смотрел в пол, стараясь не смущать брюнета. - Спасибо, учту - ответ звучал совершенно обыденно. Чуя лишь прошёл вдаль, собирался куховарить. - Кофе, чай, какао, фреш? Есть печенье, вафли, фрукты, дальше в холодильнике, могу приготовить овсянку, есть хлеб на полке справа, возможно желаешь тостов? - Чуя с энтузиазмом выхвалялся своей хозяйственностью. - Кофе, с молоком, без сахара - попросил Дазай - пожалуйста. - Ты должен позавтракать, ты ничего не ел с момента нашей прогулки. - ох, Чуя... тогда на твоё усмотрение. - Будем готовить вафли! - обрадовался Чуя, что ему не пришлось уговаривать Осаму дальше. Чуя жестом указал Дазаю, на стул недалеко от входа в кухню, где тот мог бы расположиться. Сам же владелец дома решил достаться вафельницу и принялся мешать заготовку. Чу напрягало ощущение, что за ним наблюдают и ничего не говорят. - либо помогай, либо говори, что-то! - Чуя сердито топнул ногой. - малыш Чуууя не справляется? - идиот, я старше тебя на пол года!!!! Дазай унизительно захохотал, а Чуя продолжил агрессивно мешать! Прошло минут 5, как Дазай всё таки заговорил, всё это время Чуя строил ему однозначно убийственный взгляд. - Ты сам тут живёшь? - наконец-то хоть что-то промолвил Дазай. - Как видишь, да. - И как давно? - с 11 лет частично, с 15 полностью сам, мать уехала в Канаду, чтобы подзаработать, а отец умер, когда мне ещё не было 12. - удивительно, как ты успеваешь и готовить и убираться. - не могу терпеть беспорядок да и много свободного времени, помимо учёбы особо ничем не занимаюсь. - немного настороженно говорил Чуя, параллельно наблюдая за процессом приготовления завтрака. Накахара забыл сбросить будильник и раздражающий звук раздался по комнате наполняя её мерзкий жужжанием. Решив хоть как-то помочь уставшему Чуе, Дазай сам потопал отключать звонкий сигнал. В бинтах его худощавые ноги в розовых шортах выглядели ещё более нелепо. К тому времени как Осаму вернулся, завтрак уже был готов и Чуя подал самостоятельно сделанные вафли с кленовым сиропом и кофе для каждого. - - Спасибо, хозяюшка!- подкалывал Дазай. Почему-то через минуту в него прилетела ложка 😐. Обоим завтрак действительно понравился, Чуя помыл посуду пока Дазай собирался в школу, сам выбрал себе образ на день - свитер, коричневые штаны и кожанный плащ. Дазай же напялил вчерашний лук. Начало уроков близилось. Захватив рюкзаки юноши прошли к выходу. Чуя приблизился Дазаю и взял за запястья, поглаживая по местам ран. - - Береги себя, Дазай, повторяюсь, буду рад выслуша-ать - Чую прервали. Дазай прислонил руку к его лицу слегка наклонившись заглянул ему в глаза, и резко, слегла жадно поцеловал. Чуя поддержал инициативу, слегка смягчая поцелуй, растягивая удовольствие, но Дазай всё же мягко отстранился, действительно уже пора выходить. - Спасибо, Чиби... ... Уроки подходили концу, каждый предмет сопровождался неловкими переглядками. День Чуя решил завершить прогулкой со своим новообретённым особенным другом. Долго выбирая идеи для свидания Чуя решился пригласить Дазая обратно к себе в квартиру. Дазая уже ждал его у выхода. Обсуждая прошедший день парни дошли до нужного этажа. - - Знаешь Дазай, я хотел бы обсудить, что это было... тогда с утра, в смысле я не против, но мне интересно какой смысл ты вкладываешь в свои действия. - поинтересовался Чуя. -Прежде мне не приходилось обговаривать свои действия, но думаю, что мне пойдёт на пользу проговаривания моих действий. На самом деле, я просто подумал, что ты, именно ты, Чуя, особенный. Слишком поспешно. Чуя застыл в тупой улыбке удивляясь не то себе, не то Дазаю. Его? Неуверенного в себе, агрессивного, не умеющего скрывать слёзы действительно выбрали? Его точно не противно целовать? Скорее всего Дазай шутил... тогда что было с утра. Чуя бы понял если бы он сам потянулся к Дазаю, но тот лишь бы засмеялся, разбив надежды Чуи. Чуя привык быть один хоть и ненавидел это чувство, засыпал - один, просыпался - один, ненавидел себя тоже в одиночестве. Каждую ночь он грезил, как бы ему заполнить пустоту в душе и избавиться от недостатка тактильности. Каждый вечер после приятной встречи бил себя ибо снова. Снова. Снова он, один, здесь... Чуя застыл, приподнимая брочи и оглядывал Осаму в поисках подтверждения розыгрыша. Где-то бы точно скрывалась камера, а он должно быть повёлся. Глупый! Глупый обречённый Накахара! Осаму провёл его, так и должно быть, наверняка. - Меня? Меня ведь никогда - Чуя говорил уверенно, но слёзы уже накатывались на глаза, он боялся, что это его очередная фантазия. Он не заслуживает, не может, не способен. Скажи бы ему день назад, что кто-то признается в любви - Накахара бы гордо засмеялся в лицо! Забава да и только. Чуя прикрыл лицо руками, чтобы не выглядеть наивно. - Не шути так больше, не подавай надежд, ты должно быть знаешь... я не хочу всё портить Дазай пожалуйста, ты ошибаешься, ты меня недостаточно знаешь!!! - тараторил Чуя пытаясь оправдать себя же. - Чу, успокойся - Дазай схватил его руки, окутал их своими, подобравшись к лицу и держал зрительный контакт, чтобы Чуя показывал, что по настоящему чувствует, Чуя сорвался с места и очень нежно, боясь отпустить поцеловал кончик губы Дазая, тот слегла здрогнул, так обычно делают от холода. Чуя снял перчатки и завернул свои руки Дазаю в кудри, поглаживая кожу голову, а Осаму опустил руки вниз на талию партнёра заставляя его участить дыхание. Чуя никак не мог его отпустить, они просто целовались боясь разрушить этот момент чем-то чужим, посторонним, иным... Дазай наконец-то отстранился, чтобы обнять, все ещё плачущего Чую и провёл бинтованными руками ему по щекам. Накахара взял руку Дазая, тот съежился, видимо там красовался свежий шрам. -Дазай... пожалуйста, давай поговорим об этом. Если ты и вправду настроен на отношения, то я хотел бы, чтобы не только мне было хорошо, а мне не сможет быть хорошо если я буду видеть как ты изтязаешь себя. Я буду готов принять любую причину и не осужу тебя, но я не смогу просто стоять в стороне, пожалуйста, ты можешь доверять мне. Для этого и нужны партнёры. - Вряд-ли я умею, кому-то доверять, мне приятны твои старания, но пожалуйста, давай не сейчас... Они не могли отпустить друг друга, не сейчас, ни на минуту, казалось оно будут сидеть вечность в обнимку плача один одному в плечо, надеясь выплакать все старадания за прошлые годы, наконец-то обретая счастья со слезами на глазах Чуя просто молил, чтобы всё не закончилось так, как всегда. Чтобы судьба не завела его снова в муки одиночества, а наградила этим слаком подарком - пониманием. Осаму бы уже давно отстранился, он целовал резко, быстро, но жадно, а Накахара вдумчиво, медленно и легко, наслаждаясь мгновеньем. По окончанию вечера, Чуя решил проводить Дазая домой в общагу, в автобусе по дороге обратно, Чу лежал к Осаму на плече, мацая его неопрятные волосы, слегка сопев ибо был слишком уставший. На прощание Чуя обнял возлюбленного и погладил места порезов. - Дазай, вот мой номер, пиши пожалуйста, если тебя что-то беспокоит... Дазай лишь улыбнулся, кивая. - Пока! - пора...- выдал Чуя ... День, два, три.... Дазай не подходил к Чуе в школе не писал сообщения. Чуя лишь пару раз заводил диалог о том, всё ли у него хорошо, Осаму отнекивался говоря, что в норме, но Чуя заподозрил что-то неладное и сделал огромную ошибку. Снова. Единственный способ управиться с собой... По возвращению домой его окутывала паника, что случилось, почему так, где он облажался, что сказал не так, чем отвергнул, чем напугал... Вдохнуть не удавалось, воздух фактически не проходил, Чуя ударил себя в грудь, падая на пол, не справляясь с собой, ударил локтем со всей дури об край тумбы, на дерево появилась трещина, а на руке Чуи кровь и по видимости скоро появится огромный синяк, он закричал. То-ли от страха то-ли от ненависти. К Дазаю? Нет, ненавидеть он мог лишь себя. Видимо по другому он не может... Спустя час потери контроля над собой Чуя собрался и решил хоть как-то позаботиться о себе, заварил чай и стал прослушивать музыку, поглаживая кота. Чуя вздрогнул от звука, звонок в столь поздний час. Всё сложилось, "Осаму Дазай" горело на экране красными буквами. - - Алло, Дазай ты там ка... - - Я не могу остановить кровь, Чуя - едва-ли шёпотом промямлил Дазай. Дазай тут же скинул трубку. От шока Накахара даже не почувствовал как пролил на ноги половину чая, слава богу он был слегка холоднее чем кипяток и сильных ожогов не оставил. Чуя бежал как мог, матерясь на весь мир, водителя, что опаздывал, боясь не успеть... Чуя успел доехать за 12 минут, и судорожно распахнул дверь комнаты общежития, где жил Дазай. Запах крови не спутал бы ни с чем. - Дазай, ДАЗАЙ БЛЯТЬ - ругался Чуя на себя, Дазая и весь мир. В комнате царил бардак и Чуя даже не сразу заметил Дазая, что просто молча сидел на полу, выставляя руку и пялясь на пол, слегка дыша и корчясь от боли. - Ты идиот, боже. - Чуя просто боялся, боялся не успеть, увидеть труп, не успеть поговорить, снова потерять всех... - - к сожалению живой - ослабленно ответил Дазай. Накахара был сконцентрирован на поиске аптечки, швыряя предметы со все стороны, сердце колотилось как бешеное, он старался закусывать губы, чтобы не закричать на всё здание. Он рвал упаковки ваты зубами, дабы сэкономить время. Нашёл банку перекиси и мчал обратно к раненому. - - Может быть немного больно - Чуя пододвинул Дазай к себе, окутывая его руками и выливая половину банки прямиком на рану, порез был не особо сильный хоть и сделан вдоль, но до вены не добрался. Дазай простонал от жгучей боли. Самой болезненной частью для Дазай была обработка раны по краям йодом. Чуя дул ему на руки стараясь смягчить боль, слегка поглаживал его, Осаму лишь мог жалобно скулить сквозь зубы. Собрав владу с раны Накахара убрал остатки старых бинтов с рук Дазая, заменяя их новыми. Когда кровь остановилась, Чуя унял панику, а Дазай набрался сил. Рыжий усадил Осаму на кровать, велел поспать. Дазай действительно всё ещё был слаб потому послушался. Чуя решил остаться здесь до конца дня ведь сейчас Дазай действительно нуждался в Накахаре, а Накахара в подтверждении того, что Дазай всё ещё жив и не попытался снова. Их ещё ждал разговор, очень странный, но необходимый. За те два часа, что Дазай спал Чу изучал его комнату. Как можно было разводить такой срач? Разумеется Чуя выкинул все острые предметы, старые бритвы, точилки, лезвия и т.д. По мелочи убрался, успел сходить в магазин купив лимонный чизкейк, таблеток от боли в голове, розовые пластыри! немного яблок и хлеба для тостов. Чуя был занят готовкой на общей кухне общаги, и даже не заметил, как сзади подкрался бинтованный. Разумеется Чуя закричал от неожиданности. --Ты идиот, Дазай!- ругался Чуя. - где я? Я не узнаю свою общагу, слишком чисто, спасибо за старания... Чуя закончил приготовление ужина. В комнате Осаму они накрыли небольшой столик, Чуя настаивал на том, чтобы тот поел. Дазай не показывал, но всё ещё чувствовал себя плохо. - Ну что же... - подвёл итог Чуя - понимаю, что сегодняшний телефонный звонок был действительно большим шагом. Шагом доверия не так ли? - жуя рассказывал рыжий. - спасибо Богу, что ты хоть позвонил мне, а не остался тут один, обрекая себя на верную смерть, но ты так же обрёк себя на обговорение проблем. Пожалуйста, скажи, что тебя тревожит. Чую настораживало отсутствие ответа. - - я настаиваю Дазай, определённо есть причина твоего плохо состояния, порезов, синяков под глазами, бардака в спальне и сегодняшней попытки суицида. И как бы ты не хотел ты не сможешь отвертеться твердя, что всё нормально, просто плохой период жизни. Раз уж ты обречён находить рядом со мной, ведь я тебя не оставлю. Ты то, ебаная скумбрия, обязан проговаривать свои проблемы иначе я сдам тебя в психушку! -речь действительно было тяжело подбирать, дабы хоть как-то заинтересовать Дазая в логичном решении проблемы и настроить его положительно. - Знаешь Чуя, а мне ведь говорили, что я обречён никогда не заполнить пустоту внутри. И сближение с тобой слегка препятствует этому. И знаешь, помимо моей пустоты есть и твоя, а мне не хочется, чтобы твоё состояние ухудшалось ещё сильнее, у меня может не быть сил банально пойти помыться, а я вижу, что тебе нужно много внимания, доверия, а всё это я вряд-ли бы смог дать тебе.- видимо Дазай подавлял эмоции даже сейчас раз говорил это достаточно спокойно. - Идиот. - Что - - ты ебаный идиот - разочаровано и действительно агрессивно сказал Чуя, голова уже не соображала и слова лились сами собой. Моё счастье не может быть важнее тебя. Я взрослый человек и сам в плане решать, что для меня хорошо, а что нет, понятно? Я поставлю тебе условия с которым наши отношения возможны. Обсуждать проблемы, не резаться по любому поводу и меняться ради друг друга. Оба молчали пару минут осознавая всю серьёзность ситуации. -Спасибо, Чуя. Мы наверное сможем, вместе. Я искал смысл жизни и нашёл, нет, не в тебе, тяжело быть неполноценным человеком ища себя в других, а в возможности стать лучше.
Примечания:
Права на все произведения, опубликованные на сайте, принадлежат авторам произведений. Администрация не несет ответственности за содержание работ.