His brother's friend

Слэш
NC-17
Завершён
145
автор
Размер:
20 страниц, 1 часть
Описание:
Посвящение:
Примечания:
Работа написана по заявке:
Публикация на других ресурсах:
Запрещено в любом виде
Награды от читателей:
145 Нравится 22 Отзывы 36 В сборник Скачать

Друг его брата

Настройки текста
Примечания:
      — А… Вы — друг моего брата..? Правда, я ждал вас немного позже. Ох, но проходите же! Скорее, да вы весь промокли! Небось и замёрзли! — высокий шатен просто силком затащил меня к себе в квартиру. — Сейчас наведу вам чаю, согреетесь. Зелёный, будете? Я зелёный люблю! Раздевайтесь, — парень показался мне суетливым, но искренне обрадованным моим спонтанным появлением. Сразу рванул в другую комнату, наверно, включить чайник.       Дерганые, резкие движения кареглазого красавчика, вкупе с его несмолкающей болтовнёй попросту ввели меня в ступор. Даже не так, я просто охренел! Совсем не этого ожидал, спонтанно решив прийти со своей бедой по домашнему адресу в чужом городе.       Честно говоря, я попросту не знал, как реагировать на его поведение? Так и стоял в ступоре. Дрожал, стуча зубами, чувствуя, что продрог до костей. Самое обидное, что ливень, который вымочил меня до нитки, кончился аккурат, когда я добежал до нужной парадной, будто не мог подождать десять минут, а там лил бы себе хоть до утра. Но нет, случилось, как случилось.       Интересно, отчего меня так встречают? Ведь я совершенно точно никакой не друг его брата! Но с другой стороны, как отказаться от гостеприимства этого высоченного стройного красавца, когда на дворе ночь, я изрядно промок, да и идти все равно некуда… Возможно, это мой единственный шанс переночевать в тепле и уюте.       Нда, походу стоит рассказать вам эту нелепую историю с самого начала.       Я — Алексей Фролов, этим летом мне исполнилось девятнадцать лет и родители сочли меня достаточно самостоятельным, чтобы отправить учиться в другой город. Казалось бы, вот она — свобода! Многие о том мечтали, вот только я не из их числа. В родном городе у меня были и друзья, и сформировавшийся круг общения по интересам, и планы на дальнейшую судьбу, и университет, в который мечтал поступить, и компания, где планировал работать после.       Собственно, мои увлечения и круг общения и стали самым весомым доводом в принятии родителями такого решения.       Однажды. Случайно. Мои предки узнали, что я гей. Ох, и смех и грех, меня тогда знатно высекли отцовым армейским ремнём, невзирая на протесты матери. Позже, конечно, ей удалось убедить взбешенного родителя, что не стоит отправлять меня на перевоспитание в кадетское училище, которым тот рулил, а дал шанс новым технологиям, просто услав подальше от людей, что так дурно на меня влияют. Дескать, без их физического присутствия в моей жизни, я тотчас осознаю свою истинную гетеросексуальность. Ну бред же?! Но, слава богу, отцу это показалось разумным! Даже не представляю, как бы выжил в том застенке, куда он хотел меня забрить! Что внешность, что душевная организация у меня довольно хрупкие. Рост, да, не подкачал, телосложение среднее, но на этом всё. Пары кругов по школьному стадиону мне хватало за глаза, чтобы окончательно выдохнуться и почувствовать дыхание смерти.       Наверное, стоит немного отойти от повествования и рассказать вам в двух словах, как же они узнали о моей ориентации…       А все просто, я — лох по жизни. Имея на семью один компьютер, стоило бы получше охранять свои секреты. Да кто ж знал? Родители отродясь не пользовались этим окном в окружающий мир! Пока отцу не приспичило сделать какую-то презентацию для работы. Тут-то я и погорел, хотя вина полностью моя. Расслабился, страх потерял, уверился в своей безнаказанности… Плюс обычная лень-матушка. Мне б историю браузера чистить каждый день и ссылки компроматные удалять почаще, а я… А, что говорить! Короче, делал я это через раз, да и то почитал это за паранойю. А зря. Пароль, опять же, был бы не лишним, но я ленив и всякие лишние телодвижения не по мне. Придурок, да? Теперь-то и я об этом знаю. Короче, хвала магистрам, что в минуту откровения, меня не было дома, а то, как бы оправдывался — не знаю! Мол, сорри батя, я тут дрочу на гей-порно! Ремнем бы не отделался, зашибли бы на месте! В общем, спалился я самым банальным образом.       На том закончим лирическое отступление. Уже ничего не поделать. Одна радость — к строевой я не годен. Моя эпилепсия надежно обеспечила меня медотводом от армии. Да… я кладезь дерьмеца! Благо уже лет пять, как приступы не беспокоят, и могу жить нормальной жизнью. Если, конечно, жизнь рассекреченного и сосланного гея можно назвать нормальной.       Окончив школу, мне пришлось тут же подать документы в разные вузы тех городов, где были хоть какие-то дальние родственники, у которых можно было перекантоваться какое-то время. Летом, естественно, меня изолировали от общества, увезли на дачу, где я и жил с мамой, готовясь к вступлению в новую жизнь. Как бы у меня оставался телефон, и связь с внешним миром я не терял. Благо отец старых понятий и сам ходит с привычным ему тапком, считая мой яблочный кирпич бессмысленной тратой денег, но я заработал на него сам. Да, созданием, дизайном, курированием сайтов много не заработаешь, но я копил. Так что не ебёт — мой кирпич. Да и вообще, я сам по себе терпеливый и спокойный. Ещё перемен не люблю. Но тут уж, как говорится, выбор за мной: или полувоенная учебка под его началом, или ссылка в места не столь отдаленные с перспективой поступить куда-нибудь на IT-факультет.       Вот так и попал я из Люберец в Нижний Новгород. Дальние родственники мамы согласились приютить меня на первое время, думаю ещё и пообещали ей проследить за моим новым кругом общения… Не сомневаюсь даже.       У меня было достаточно времени, чтобы смириться с переездом, благо я никого не любил и ни с кем не встречался, храня свое сердце для кого-то ещё… Оттого и покидать родные края было легче. Не знаю, как бы я всё пережил, держи меня кто там… Влюблённостью я, конечно, страдал лет в шестнадцать, но уже давно все забыто и начато с нуля.       Собрав необходимые вещи в небольшой чемодан, записав всю информацию о дальней родне в телефон, я выдвинулся в путь. Отец был на работе, да, думаю, будь он дома все равно не пошёл бы провожать. С того дня мы не особо общаемся. А вот матушка плакала, но я обнял ее и прошептал:       — Спасибо, мам, — что и говорить она многое для меня сделала. Да одно то, что родила меня, охламона, уже немалого стоит.       Почти восемь часов на нижней, страшно неудобной полке, я не то что уснуть не мог, а даже просто расслабиться. Я весьма дотошен до таких вещей как удобство и комфорт и где попало спать не могу. Хотя со скуки и того, что любимый гаджет попросту не ловил сеть, я бы, наверно, уснул и при такой жесткости матраса. Если б не соседи по купе. Мне «повезло» и тут.       Мамочка с двумя неугомонными детьми — соседи, что надо! Я слышал их крики даже сквозь музыку, играющую в наушниках на максималках. Бесово отродье, не иначе! Весь вагон на уши подняли. Народ возмущался, а поганцам хоть бы хны — дети ж, что с них взять! Особенно, если родной матери на все насрать. Прям, рифма вон вышла.       Короче, я слонялся по коридору и ловил сочувственные взгляды, но понимал, что никто из пассажиров меняться со мной не захочет. Ещё бы, добровольно прыгнуть в жерло кипящего вулкана! На это только я горазд. Господи, мелкие сволочи даже есть молча не умели! Кидались хлебом, гречкой мне в глаз залепили… Но всем насрать, в конце концов я мог вообще не возвращаться на свое место, не читать книжку, чтоб хоть как-то отвлечься и развлечься. Не сойти с ума, одним словом. В общем, сам дурак — мог переждать адскую дорогу в туалете, например, или в тамбуре.       Ладно, этот ужас я пережил. Но, кажется, утром, встав не с той ноги, я испортил себе карму на весь день. Сойдя с вагона чуть позже основной массы, я достал телефон, собираясь посмотреть, куда мне ехать и как туда добраться. Но, бля! Ну, вот, правда не смешно, какой-то баран толкнул меня и кровно заработанный гаджет хряпнулся сперва о перрон, а оттуда рыбкой нырнул под колёса вагона. Перед этим я, кажется, слышал, как треснуло стекло или же это было мое сердце? Черт, ну почему? Я ведь мог его спасти, если б другой козел не пнул его так удачно!       — Ебаный рот! — матюгнулся я в сердцах во весь голос, но на меня, как никто не смотрел, так и дальше всем было насрать.       У всех свои дела-заботы. Я настолько офигел столь «удачному» стечению обстоятельств, что замер на месте. Да и что я с тем мог поделать? Этих двух косоруких сволочей уже и не видать — смыло потоком вечно спешащих куда-то сограждан. А телефон уже точно не вернуть. Ладно, сам виноват, что поделать, если родился неудачником, да ещё и встал не с той ноги?       Естественно все контакты с дальней роднёй и их адрес, все пропало, и я рисковал остаться ночевать на вокзале с бомжами, время было позднее, девять вечера. Так себе перспектива.       Первой идеей было позвонить маме, я лишь ее номер помнил и свой, но подходя к людям, понимал, что те меня даже не слышат и не видят. Ну я и решил покинуть платформу, надеясь найти хоть одного адекватного индивида на автовокзале. Но мне не повезло и тут. В тусклом свете уличных фонарей я заметил, что за мной целенаправленно прется пятёрка местных гопников. Видел, что костяшки разминают, и это было обоссатушки как страшно! Я туда-сюда, но все спешили домой и до моих проблем никому дела не было. Меж тем ситуация принимала скверный оборот: прохожим на меня похер, а местные беспредельщики явно настроились на махач. К тому же вот зуб даю, даже если меня тут резать начнут и тогда помощи не дождусь! Короче, если че срочно не придумаю, мне кранты.       — Эй! Чудила! Это наша территория! — свистнул один из преследователей.       Тут-то до меня дошло, что даже с чемоданом меня приняли за попрошайку-индивидуала! Конкурирующую фирму, так сказать… покушающуюся на их кусок хлеба. Я б их даже пожалел, если б не открытая агрессия в мою сторону, грозившая вылиться в серьезный вред моему здоровью. Увы, редким припозднившимся и вечно спешащим людям было не до меня. Так что я тупо прыгнул в первый отходивший автобус. Плевать на маршрут, лишь бы не остаться без вещей и денег, тогда вообще жопа полная и даже более-менее целая шкура от проблем не спасет.       Уставшие работяги возмущались, толкались и даже матерились, но как же хорошо, что в этом переполненном автобусе нашлось местечко и для меня. Глядя на эти недовольные лица, я лишь тяжело вздохнул, чувствуя подкрадывающуюся безнадёгу. Спустя пару остановок меня разморило и я задремал. «Проспект Гагарина» — безмятежно-доброжелательно озвучил голос из динамика, вырывая меня из сна. Не вдупляя, что происходит я по привычке и вышел. Дома-то моя остановка называлась так же, а в этой суете и духоте, да ещё и спросонья… Короче, снова лоханулся, но вы уже вроде в курсе моих особенностей, да?       Как так вышло, что и тут есть «Проспект Гагарина»? Все просто — была одна страна, одни герои, одни подвиги. Страна огромная, городов куча и каждый хочет иметь улицу или проспект имени знаменитых людей или событий. Чего же удивляться, что городская магистраль имени первого космонавта есть почти везде! Повезло мне…       Меж тем разыгралась гроза. Так-то дождь моросил ещё на вокзале, но сейчас ливанул, так ливанул! Точно хотел утопить меня в булькающих пузырях и завихрениях водяных водоворотов. Крепко держа ручку чемодана, я рванул вперёд. «А что если этот день — бинго моей и без того полной на неудачи жизни? Что если на этом проспекте есть и восемнадцатый дом?» — совершенно спонтанно пронеслось в голове.       Двадцать пятый, двадцать третий… я перебежал дорогу и тут уже увидел двадцатый. «Тот точно восемнадцатый! И если там будет тридцать третья квартира, то эти люди просто обязаны мне помочь! Ещё и посмеются. «Иронию судьбы»-то все смотрели и любят. Ну, пожалуйста!» — молил я, трясясь от холода.       Высшие силы вняли моим стенаниям и такая квартира нашлась. Правда в другом подъезде и не на том этаже, но это мелочи. Главное, что дверь парадной оказалась нараспашку — домофон был сломан. «Похоже на удачу…» — неуверенно подумал я, пытаясь отдышаться, забежав в подъезд. Одежда неприятно липла к телу и меня начал пробирать озноб. Нда, с моим-то слабым здоровьем стоило бы забежать в первый попавшийся дом или подъезд, чтобы переждать ливень, но кто ищет лёгких путей? Правильно — не я.       Вот так я и оказался в квартире этого странного парня, что едва не за шкирман затащил меня к себе и развел суету, приняв за друга своего брата.       После того как был поставлен чайник, он пулей рванул в комнату и зарылся в бельевой шкаф. Я разделся, но дальше крохотной прихожей пройти не решался, думая как бы рассказать о своей беде гостеприимному хозяину. Думал, думал, пока тот сам ко мне не вышел.       — Держи-ка! — мне вручили большое банное полотенце и стопку одежды. — Пулей в душ! Тебе надо как следует согреться, а потом горячим чайком это дело шлифануть.       Вот так мы перешли на «ты». Однако поняв, что толку с остолбеневшего гостя ноль, он, обхватив меня за поясницу, шустро повлек вперед. Втолкнув меня в ванную, хозяин ретировался, оставив в гордом одиночестве. И на том спасибо. Боже, ну и чудик! Как можно что-то тараторить и даже не узнать о правдивости своих догадок? Хоть бы имя, что ли, спросил? Странно всё это, но мне это только на руку.       — Тук-тук, я — Виталик, или Вит, если забыл. Полагаю, брат обо мне упоминал, в общем, в случае чего стучи или крикни.       Бля, он за дверью уши греет! Ну, хоть имя его узнал и то хлеб! А то мелет, мелет языком, а пользы чуть…       Я выкрутил душ на полную и наконец услышал его удаляющиеся шаги. Решено, поговорю с ним, как только чутка согреюсь. Избавившись от липкой одежды, я залез в ванну и кайфанул с того, как горячие струи полились на плечи, прогревая озябшее тело. Закрыл глаза и подумал, что мой спонтанный поступок может стать лучиком света в этом беспросветно дрянном дне, а может и целой жизни? Ведь как мужчина он был в моем вкусе… Увы, геев в нашем мире мало, а мой гей-радар пока не совершенен. Плюс с моей удачей так и вообще можно даже не мечтать об этом.       — Чай готов, и это… — я аж вздрогнул от его голоса. Слышал, что он мнется под дверью — неужто я уже раскрыт? — У меня особо еды нет. Дошик или омлет, что скажешь? — неуверенно закончил он.       Ох, пронесло! Ему просто неловко, что гостя нечем кормить! Блин, живот заурчал, предатель.       — Давай дошик, — крикнул я, капая слюной при одной лишь мысли о горячей еде.       Утруждать Виталика не хотелось, но с каждой минутой мне становилось всё муторнее, точно я подло его наебал… Черт, но если так рассудить, то мне и слова сказать не дали, так что формально я чист, но всё равно стоит как можно быстрее всё прояснить. Вроде он добряк, думаю, не откажет и поможет. Да, решено, так и сделаю!       Покидать этот влажный тёплый рай ужасно не хотелось, но нарастающее чувство неловкости и общая недосказанность, вкупе с голодом… Короче, с водными процедурами пришлось закончить.       Махровое полотенце оказалось на диво мягким и пушистым. Новое, что ли? Я даже малость на нем подзавис, впрочем, я был готов залипнуть на чем угодно, только б не выходить в суровый непредсказуемый реал. Ну не может день, начавшийся так паршиво, закончиться легко и просто. Не верю я в дружбомагию, тем более, если расскажу кто такой на самом деле. Эх, не погнали бы!       Я взял в руки штанцы и футболку. Ммм, чистое, глаженое и так приятно пахнет. Сразу чувствуется тепло и уют этого дома. В каждой квартире пахнет по-своему, не замечали? И тут я отчетливо понял, что запах именно этой квартиры мне терять не хотелось.       Переодевшись и тщательно просушив волосы полотенцем, я повесил его сушиться на зигзагообразную тёплую трубу. Всегда думал, что именно для этого она и нужна, а не для сушки промокшей обуви, как было у нас дома.       Приоткрыв дверь, сразу же увидел тапочки, заботливо предоставленные хозяином. Такой милый… Отчего-то эта пустяковина отдалось внутри теплом, согревая не хуже душа.       — С лёгким паром! — тут же выглянул Виталик, словно ждал, пока я отщёлкну замок.       — Спасибо, полотенце я расправил и повесил сушиться, — мотнул я головой в сторону ванной, и тотчас почувствовал, как накатила слабость.       — Молодец, двигай сюда!       Мне по-прежнему дружелюбно улыбались. На столе ждала парующая порция раздобревшего ароматного «Доширака». О, бульончик с куриным вкусом, самое то! Люблю, когда эта жижа под конец цапает острой приправой за язык.       — Спасибо за гостеприимство, — начал я, берясь за вилку, но парень лишь отмахнулся.       — Не переживай, все хорошо, ты ешь. Я помолчу, — он демонстративно закрыл рукой рот, но болтать не перестал. — Что, достал своей трепотнёй, да? Ты не думай, я так не со всеми. Только с теми, кто нравится.       Говоря мне такие горячащие душу слова, он все ещё безуспешно прикрывал рот. Забавно смотрится. Интересно, насколько он меня старше?       На кухне воцарилась тишина. Я набросился на лапшу, да так, что лишь моё чавканье нарушало мирное молчание. Зелёный чай оказался в тему и, кстати, не сильно заварен, всё как я люблю. Подозрения начали подкрадываться по мере насыщения. Виталик пялился на меня не отрываясь, прямо ел глазами, а стоило поймать его на этом, сразу отводил взгляд или отворачивался. Да ладно, он что, смущается? Не, такого не бывает! Высокий, красивый, радушный, заботливый… Ещё и шатен с карими глазами. Ох, как бы сердце не разбить, он ведь идеальный претендент на роль того самого единственного, для кого я столько лет себя берёг!       Доев и выпив весь бульон, я довольно откинулся на спинку стула и прикрыл глаза, наслаждаясь покоем. Тепло согревало стенки желудка. Я окончательно размяк, глаза не хотели открываться, меня с убойной силой клонило в сон, но прежде стоило решить некоторые вопросы.       — Было вкусно, Вит, спасибо.       — Не за что.       Мне снова искренне улыбнулись. А ещё недавно не затыкающийся собеседник удивил тем, что действительно умел держать рот на замке. Черт, как же он улыбается, это ж оружие массового поражения! Эти тонкие чувственные губы сводят меня с ума — фух, кажется, я спекся. Потрогав на всякий случай лоб, убедился, что горю.       — Эй, друг, ты часом не заболел? — Виталик тоже потянулся к моему лобешнику.       Его ладонь такая прохладная и приятная…. Эй, потуши мой жар, приятель! Вот я уже и брежу… Хорошо хоть не вслух, вот бы он удивился, услышав эту ересь. Меж тем мой гостеприимный хозяин нахмурился и поднялся с места. О, градусник принес…       — Очень кстати, спасибо, а то я правда сильно промок.       Благодарно кивнув, я вставил… Ой-ё, ну что за идиот, любитель каламбуров! Ну да вставил. Градусник. Себе под мышку. Блин, заткните меня хоть кто-нибудь! От нестерпимого жара я горю, плыву и плавлюсь как воск… Ой-е, 38.6! Оказывается, это не Дошик меня грел и не зарождающаяся в сердце любовь, а жаль.       — Кажется, ты прав, — кривовато ухмыляясь, возвращаю ему градусник.       — Погоди, счас дам тебе жаропонижающее. Выпьешь и ложись, хорошо?       — Но..? — я было хотел возмутиться, рассказать правду о своей «дружбе» с его братом, но меня снова не захотели слушать.       Ладно, похер! Потом! Виталик активно рылся в аптечке в поисках моего спасения. А ведь оно было ближе, чем он мог себе представить! Просто возьми меня, приятель! И простуду как рукой снимет. Ох, походу, мне стоит реально пойти спать, пока не выгнали взашей за непотребство!       Жар сбивал с ног, кумарил, я думал, что усну прямо тут, но Виталик бдил, впихнул в рот таблетку, дал запить. Какой заботливый… Сглотнув, я поднялся, пошатнулся и осел обратно. Черт, хорошо, что в душе не скосило.       — Ох ты ж, подымайся, я помогу тебе.       Меня уже ни о чем не спрашивали. Я, кажется, уже не раз говорил это, да? Вот и теперь, меня просто подхватили под коленки и понесли куда-то. Прикрыв глаза на миг, соприкоснувшись с мягкостью матраса и подушки, я тут же отключился.       Проснувшись, я обнаружил, что уже ночь. Таблетка сработала и мне знатно полегчало, но я так и не признался парню! А что, если завтра с утра заявится друг его брата? И как я тогда буду выглядеть! Не, не хочу, чтоб Виталик думал обо мне черт-те что.       Отодвинув теплое одеяло, я сел, спустив ноги на пол. Что-то меня толкало подняться и отправиться на поиски хозяина. Вот такое же подстрекательское чувство азарта было и тогда, когда я решил заявиться к новгородцам, с которыми мы, так сказать, тезки по прописке! Немного проморгавшись и убедившись, что жар спал, я вышел из спальни. Благо было не так много вариантов, где искать Виталика. Парень разложил себе диван и мирно спал, посапывая.       Какой же он милаха!       Чувствуя неведомую тягу, я на цыпочках подошел к дивану, желая посмотреть на спящего поближе, чтобы запомнить. Верите, нет, но ничем таким я не увлекаюсь! И никакой я не фетишист! Просто манит его силуэт.       Но, как только я наклонился, чтобы лучше его разглядеть, тут же попал в капкан его тела. Меня сгребли в объятия, облапив большими теплыми ручищами, перевалив через него на бок. Я выглядел игрушкой в его руках. Но как так-то! Сердце забилось чаще, нарушая тишину, я понял, что попал. Голова медленно отключалась. Я смотрел на его губы и чувствовал, как пересыхают мои. Вдруг ресницы дрогнули, и он резко распахнул глаза, как в ужастиках. Фигурально выражаясь, я просто закаменел в кольце его рук, хотя по факту каменной твердостью мог похвастать лишь один участок моего тела… В паху.       — Ах… — вырвалось из меня, когда его ладонь коснулась моего члена. Я смотрел на него как школьник, застуканный за порнухой, а ведь всего-то и хотел — взглянуть на него поближе.       Кажется, время остановилось и он охренел не меньше моего. Думал, ждал, что сейчас-то меня точно выпнут на улицу. Ждал, а сам умирал от желания его поцеловать. Видел такое в какой-то манхве — ну и не удержался, чмокнул его. Без шуток! Зачем? Сердце велело… Да, блин, наши губы были так близко, что устоять было просто невозможно! Я ещё на лестнице с первого взгляда на него, всё про себя понял. Ну типа попал конкретно, а тут такое искушение. Вот и поборол, поддавшись, как мудрые люди советуют.        — Я — твой сон… — прошептал одними губами, понимая, что выгляжу глупее не придумать. Уповал лишь на чудо и молил, чтоб он мне поверил!        Ну, ведь действительно кто в здравом уме полезет целоваться к парню, которого знает от силы полчаса-час? Но он так чертовски притягателен! Видимо у меня снова жар и бред…       Виталик же на мои слова лишь слегка усмехнулся. Но явно не поверил… жопа! Но, погодьте, это ведь он меня в охапку схватил, так что я как бы чист. Чист ведь, да?        — Тогда, сладкий, продолжим с момента, где остановились… — хриплым со сна голосом прошептали мне на ухо, посылая по спине легионы мурашек.        Не понял, че он сказал?! Йо, умереть — не встать! Я ему, че, снился?!        Все тело задрожало как осиновый лист, когда он навис надо мной и всосал мои пересохшие губы в безумно мокрый стыдный поцелуй. Теплая ладонь искушающе огладила колено и заскользила вверх, всё выше и выше. Наконец любопытные пальцы пробрались под край коротких хлопковых шорт и коснулись моего стояка, после чего замерли. Боже, только б не сдохнуть от стыда! Меня прошило дрожью, в паху зажглось и отчаянно запульсировало новое солнце, разгоняя по венам желание. Ммм, только б он поверил в мои бредни про сон, только б поверил! Меж тем, моя собственная рука сама собой накрыла чужой пах и я невольно ахнул сквозь поцелуй.       Йо, стоит и как!.. Что? Тут скорее я сам поверю в то, что сплю! Ну, не бывает такого!        Виталик с трудом оторвался от моих губ, его глаза были прикрыты, но неплотно. Прикидывается, что спит, что ли? Серьезно? Враль из него никудышный…       Ох, боже, это не смешно! От трепетных прикосновений его пальцев к моему животу, стало страшно! А вдруг сейчас все кончится? Кажется, я сейчас бы жизнь отдал за свой первый раз именно с ним! Но ведь, если у него на меня стоит, значит и он не без греха..?        Пока он осторожно оглаживал мое тело ладонями, спускаясь ниже, я стянул с себя майку, давая разрешение на продолжение. Ну, типа, вдруг он в сомнениях — хочу я его или нет, и чего ему со мной вообще делать? Я-то, увы, пока не особо в теме, как оно там делается, но внутри всё словно чешется, чтобы он меня трахнул, иначе ж помру с расстройства! После я, естественно, потянулся к штанцам, но меня опередили, перехватив инициативу. Нежно улыбаясь, Виталий кивнул, точно понял, стянул с меня шорты, а после, приподнявшись, одним махом избавился и от своих.       Этот обалденно сложенный мачо спал без майки, так что я мог без помех разглядывать обнаженный торс. Луна, что проглядывала сквозь щель меж плотных штор, удачно высветила все положенные идеальные кубики пресса. Шесть! Нда, не то, что мой один… Ну, не мог я не сравнить! Ммм, он такой классный!        Видимо, боясь потерять этот «сон», он вновь прильнул к моим губам, поглаживая по плечу. Я чувствовал его сомнения, но ведь тогда он кивнул, вроде договорились… нет? Ох, поверь мне, красавчик, этот сон и я терять не хочу! Даже если наутро ты меня вышвырнешь, я чувствую, что ты тот самый!       Мне хотелось об этом орать во всю глотку, чтобы его решимость не спала, но ведь и моя висела на волоске. Страшновато, странновато, еще и больновато, наверняка, будет.        Поцелуй стал более страстным, а прикосновения ласковых рук, неживших мои бока, спускались всё ниже, вызывали необычные, волнующие душу, ощущения. Это так заводит… и определенно заставляет желать большего! С губ сорвался громкий пошлый стон и, выгнувшись, я попытался притянуть парня к себе поближе.        Обжигающий и берущий за душу поцелуй вдруг оборвался, как и мое сердце! Я что, его спугнул?        Но нет... Губы начали спускаться ниже, целуя шею и обжигая прерывистым дыханием! Этот Вит сведёт меня с ума! Вдруг это какая-то жесткая игра, я ж такого не переживу… Черт, я и, правда, готов ему отдаться.       Я решил расслабиться, пустив все на самотек. Слишком уж далеко всё зашло. Вон и хозяйством уже померились. Его, кстати, много больше. В общем, будь, что будет… И что-то определенно наклевывалось!       Его рука плавно накрыла мой писюн, вызывая молниеносный отклик. Низ живота точно молния прошибла. Опьяняющие поцелуи и покусывания свели с ума — парень явно знает в этом толк! Прикусив губу, чтобы не заорать в голос о своих желаниях, я реально удивился, как хорошо он меня понимает и чувствует. Как уверенно и нежно нажимает на пиковые точки, на раз-два отыскивая эрогенные зоны, будто точно знает, где мне будет хорошо, а где нет…       Закончив ласкать языком чувствительную зону пупка, Вит приподнялся и заглянул мне в глаза. Полные невысказанного желания и страха. Ох, ёшкин кот, я готов расплавиться и утонуть в жарком шоколаде его глаз!        — Боишься? — ухо обжигает соблазняющим шёпотом.        — Ммм, не настолько, чтобы проснуться… — дерзко пасую в ответ, отлично понимая, каким будет следующий вопрос.        Улыбка, тронувшая его губы, обласкала сердце, смывая тревоги. Спустя пару мгновений меня аккуратно передислоцировали, утвердив в коленно-локтевой. Опять лишив права голоса. Черт, как же это будоражит! И, пожалуй, он единственный человек на Земле, которому я позволю ни о чем не спрашивать и впредь…        Горячая головка его члена, распаляя желание запретных удовольствие и чего уж, любопытство, мазнула по коже ягодиц, сводя с ума. Я сжал простынь, ожидая, что прежде чем словить кайф, мне сделают очень и очень больно. Безумно. Пусть и ненамеренно.        — Не зажимайся, сладкий. Я все сделаю сам… Обещаю, если расслабишься, то боли почти не будет, — и снова в ухо этот иезуитский манкий шёпот, от которого до пяток прошибает огнем, а кожа вспухает мурашками. — Если только чуть-чуть, в самом начале, но, если вдруг, не молчи, понял?        Его слова легкой щекоткой пробежались по подкорке, пальцы на ногах поджались, а сердце пустилось вскачь. Неужели, правда? И всего-то стоит чуток перетерпеть? Я застыл, пытаясь расслабиться, прислушиваясь к своим ощущениям. Тут мягко клацнули направляющие, точно выдвинули ящик и Вит чем-то зашуршал — как пить дать, презик достал. Осознавав, что и в этом плане обо мне позаботятся, на душе потеплело, а дыхание выровнялось.        Ожидание не затянулось, видно сноровка у моего любовника немалая. По лопаткам снова заскользили теплые ладони, огладили бёдра, развели в стороны ягодицы, на мгновенье, опалив их дыханием… Черт, что он там делает?!        Все сомнения сразу отпали, как только его язык закружил вокруг ануса, успокаивая и расслабляя невольно сжавшиеся мышцы. Я хотел было возмутиться, но Виталик меня опередил. Горячий язык проник внутрь, заставив меня выгнуться и податься ему навстречу. Вскрикивая от приятного трепета накатывающего наслаждения, я сильнее сжал кулаки.        От захлестывающей тело сладкой дрожи, я, кажется, слегка выпал из реальности, сосредоточившись на том, как кончик языка приникает внутрь. Вновь и вновь. Как творит внутри что-то невообразимо приятное, то ли целует, то ли посасывает. Полностью утратив самоконтроль, я пошло стонал, подставляясь под его ласки. И, похоже, кайфовал я далеко не один, раз мне перепали этакие нежности.        Его дыхание плавило нежную кожу, ритмичные, глубокие движения языка взрывали внутри чувственные фейерверки, щедро раскрывая секреты любовных баталий и доказывая сколь многого я не знал о своём теле. Язык проталкивался глубже, пальцы растянули плоть вокруг ануса, доставляя неописуемый восторг! Это приятное чувство начало перерастать в нечто большее, особенно, когда к игре присоединился и средний палец. Я снова вскрикнул, прогибаясь и переходя на новый уровень блаженства, ещё не представляя, что ждёт меня впереди. Мне уже было плевать и на то, как я выгляжу, и на сомнения, и на пустые страхи. Эти откровенные ласки точно готовили меня к большему, и теперь я определенно был к нему готов! Желание почувствовать его внутри себя целиком становилось все нестерпимее. Почему, ну почему нельзя просто войти и начать трахаться? Не, так-то я знал, что без подготовки это адски больно… Но терпежу уже не было. Ах! Меня прошило волной сладострастной дрожи, а член как намагниченный прилип к животу. Черт, не могу, не могу больше — счас кончу! Не тут-то было, горячая ладонь охватила налитой ствол и мне стали мягко надрачивать, вторя движениям языка. Пара мгновений и я впервые в жизни кончил не от своей руки.        Ох, ты ж, это было так кайфово… Мягкое и прошибающее восторгом чувство облило с ног до головы. Из уголков глаз вышибло слезы, а сердце зашлось от невыносимой нежности. Вот же, рассопливился! Чтобы, не дай боги, не оттолкнуть любовника своей плаксивой сентиментальностью, я прикусил губу, стараясь прийти в себя.        Но, оказалось, что меня никто ни в чем не винил и останавливаться на этом не собирался! Его палец умело нащупал нужную точку, от прикосновения к которой все тело прошило наслаждением, словно перезаряжаясь и готовясь к новым ласкам, зрачки расширились до предела, от понимания каким упоительно сладким может быть умелое прикосновение к простате. Туман окутал сознание, мозг отключился, а тело взмолилось о большем. Черт, похоже, я снова разнюнился… Каждое новое прикосновение, неведомое мне ранее, отголоском нарастающей страсти охватило тело.        Вит снова нашел чувствительную точку внутри и осторожно нажал, одновременно погладив мошонку, заставляя меня содрогнуться. Вскрикнув, я зажмурился, сосредоточившись на остром, сводящем с ума удовольствии от его пальцев, и даже не заметил, как сильная ладонь, до того удерживающая меня за бедро, переместилась на спину, надавливая и давая команду наклониться. Я послушался. И меня тут же наградили, проникновением второго пальца, а губы проложили влажную жаркую поцелуйную дорожку от бедра и выше. Черт, я снова был в полной боевой готовности! Член стоял по стойке смирно, а тело таяло от блаженства!        Протяжно застонав, я невероятно остро ощутил настойчивые движения умелых пальцев внутри, а поцелуи и игра языком уже достигли моей шеи. Кажется, это мое слабое место… Приятно узнавать такое рядом с ним, как и то, что происходит там… внизу.        — Покажи мне новую грань удовольствия, — прошептал я, не в силах больше томиться под его сладостным напором. Я был уже достаточно расслабленным и подготовленным, происходящее все больше походило на изощренную любовную пытку.        По своей неопытности я наивно ожидал третьего пальца, а уж после и сам член, но вдруг почувствовал, что и те два пропали, оставляя во мне пустоту. Обернувшись, я заметил, как Вит раскатывает латекс презерватива по своему, просто гигантскому для моего зада, стволу.        Мгновенье спустя я почувствовал, как ануса коснулась влажная набухшая головка. Перед глазами пронеслись волнующие картинки из гей-порно. Но, кажется, Виталик понимал, что это мой первый раз и старался быть осторожным, не торопиться, но я чуть подался назад, демонстрируя нетерпение и жажду. Бля, ладно, пусть я утром сдохну со стыда, но сейчас мне так хорошо, что плевать! Лишь бы он не передумал! Опьяненный желанием, я вновь подался назад, пытаясь ускорить процесс соприкосновения с его пахом.        — Понял, сладкий… Потерпи, сейчас всё будет… — его слова звучали райской музыкой, в которую хотелось верить.        Большая ладонь снова ласкала мой член, а горячие губы — шею и плечи, то покусывая, то зализывая места засосов. Дрожа от желания, я старался прислушаться к ощущениям внутри себя… Боги, это так классно! Чего он медлит? В нетерпении я пихнул его ногой, как бы намекая — уже в третий раз, — что пора действовать! Вит точно того и ждал, тут же подавшись вперед, заключая мои дрожащие от желания губы в страстный поцелуй.        — Если хоть что-то не понравится или будет больно, сразу скажи, — прошептал Виталик, вклиниваясь коленом меж бёдер.        — Угу… — на большее меня не хватило, все силы уходили, чтобы не сорваться, так как к Большому Приключению на свою пятую точку я был более, чем готов.        Горячие ладони возбуждающе облапили, огладили бедра и ягодицы, чуть раздвигая их, и я вновь сам толкнулся навстречу. Черт, если у нас будет следующий раз, то активом точно буду я и покажу как надо!        — Какой нетерпеливый сон мне достался, — Вит ненадолго отстранился и щелкнул крышечкой. Я оглянулся и увидел, как он щедро размазывает по члену смазку.        — А как я… — верно оценив выражение моего лица, Вит снисходительно усмехнулся и добродушно подмигнул, нимало не смущаясь, тем, что его монстр скоро окажется в моей дырочке.        — Детка, ты еще не раз удивишься тому, на что способно твое тело в умелых руках, — прошептал он, улыбаясь в ответ, явно сочтя мои вытаращенные глаза за комплимент.        Э, нет, кто-то точно не считает все происходящее сном! Подыгрывает мне, развратник!        Накрыв мой рот губами, Вит мазнул по анусу скользкой и прохладной от смазки головкой, надавил и мягко толкнулся внутрь. Старательно растянутые мышцы поддались, и я почувствовал, как в меня медленно проникает нечто огромное и бесконечное. Сжав пальцами простынь, я вытаращил глаза и чуть не закричал от боли, пока разбухшая головка ввинчивалась внутрь. Ох, ты ж, и это я думал, что готов! Резкая распирающая боль была просто невыносимой! Благо меня хоть все время успокаивающе нацеловывали, собирая губами испарину и не давая упасть на разъезжающихся дрожащих коленках. И хорошо, что держали, а то бы я дал дёру! Даже с подготовкой это было весьма ощутимо… Слава богу, неприятные ощущения продлились от силы минуту и как только головка оказалась внутри, всё пошло как по маслу. Болезненное жжение быстро сменилось неземным блаженством, как только Вит начал двигаться, поначалу медленно и осторожно проникая всё глубже и глубже. И, слава богу, что он меня поберег, мне хватило и этого, чтобы сердце сорвалось на бешеный ритм.        От размеренных движений, обжигающее тепло охватило всё мое нутро. Парень смотрел на меня, чутко отслеживая реакцию. Но я снова сглупил, выгнулся в его руках и резко подался навстречу, рассчитывая на крышесносные ощущения. И едва не выкатил глаза на лоб от пронзившей меня боли, когда его член въехал в меня на всю длину. Внутри точно огненный шквал пронесся, сжигая всё на своём пути. Мой вопль резанул по ушам, заглушив его животный взрык.        Но боль быстро схлынула, окутав маревом безумного удовольствия. Черт, несмотря на боль как же это ярко. Как глубоко, как классно!        — Тебе хорошо, сладкий? — Вит замер, боясь причинить вред и успокаивающе начал гладить по ягодицам, давая время привыкнуть.        — Ох, так здорово, просто невероятно! — не дожидаясь, пока он начнет двигаться, я качнул бедрами, и тут же новая вспышка острого удовольствия пронзила мое нетерпеливое тело.        Этой откровенной реакции Виту хватило, чтобы поверить и отбросить последние сомнения. Он вцепился мне в поясницу и снова дернул на себя. Вены на его висках и руках взбухли, глаза закатились, пересохшие губы искусаны. И всё же он пока держал свои инстинкты в узде.        — Ты такой узкий, не передать. Чистый драйв! — хрипло выстонал Вит, едва сдерживаясь, чтобы не начать таранить мой зад по-настоящему жестко.        Кажется, это последнее, что я слышал. Прогнувшись в пояснице, я дал отмашку:        — Давай, возьми меня…        Глухой рык ударил по ушам, одновременно с каменно-твердым стволом, ворвавшимся в мое тело. Но это меня уже не пугало. Я понял чего хочу и подавался навстречу. От мощного удара бедрами о бедра меня качнуло. И если б не простынь, которую я судорожно сжимал, то реал помахал бы мне ручкой. Из горла вырвался животный стон, в котором не было ничего разумного, лишь глубинная извечная реакция плоти на запредельно-острое наслаждение. Виталик снова обхватил ладонью мой член, целиком забрав себе контроль над удовольствием, пока так же плавно и уверенно двигался во мне.        Спустя пару таких толчков, темп стал нарастать. Коленки окончательно разъехались и я уткнулся носом в кровать, зубами вгрызшись в чертову простынь, заглушая стоны, рвущиеся наружу. В паху нарастало напряжение. Мне казалось, что я вот-вот лопну или меня сметет безумное цунами.       Когда Вит резко схватил меня за шею, то я даже не испугался, а наоборот испытал восторг, чувствуя, что мы уже на грани. Что наши слившиеся, спаянные воедино тела вот-вот накроет сокрушительный, мощный оргазм. В голове было пусто. Я двигался в унисон с Витом будто теперь не было ничего важнее этого.        Не удержав спасительную ткань во рту, я закричал в голос, не чувствуя, как саднит сорванное горло. Все мое тело, казалось, распадается на атомы в предвкушении волшебного мгновения.        — Прошу! — взмолился я и низко застонал, непроизвольно намертво стиснув его внутренними мышцами.        Стиснув зубы, Вит сорвался в бешеный ритм, намеренно стимулируя простату, заставляя меня дрожать на кромке подступающего оргазма.        Кажется мои крики от неподдельного удовольствия ласкали его слух… Как и звуки раскованно совокупляющихся тел, отданных во власть животных инстинктов.        Рукой, что охватывала мою шею, он резко насадил меня мощнее, выбивая искры из глаз от блаженства, одновременно с этим чуть крепче надавливая на член, надрачивая его в такт своим движениям.        Разрывающая грани миров, волна экстаза, захлестнула меня с головой и вырвалась из болезненно пульсирующего члена. Я тонко загнанно вскрикнул, потеряв сознание на пару мгновений. Открыв глаза, почувствовал, как тело всё еще сотрясает дрожь. Вит кончил вслед за мной. Я чувствовал, как внутри подрагивает его плоть, извергая семя. Мой любовник замер, откинув голову назад. Постепенно давление на стенки ануса спадало, по мере того как опадал его член. Это было странное, но удивительно приятное ощущение. Немного отдышавшись, Виталик аккуратно выскользнул. Надрывно дыша, в полном изнеможении, он повалился на кровать рядом со мной.        Я вытянулся рядом, ощущая заполняющую тело эйфорию. Меня тут же обняли и притянули ближе. Сил возмущаться и протестовать не осталось. Почти моментально я отключился, опаленный жаром обнаженного, разгоряченного тела.        В следующий раз я открыл глаза только утром. Вернее, меня разбудили солнечные лучи, пробравшиеся сквозь щелку плотных штор. Стряхнув с себя сонную дрему, я понял, что по-прежнему нахожусь в его крепких объятьях, и все произошедшее ночью было вовсе не сном. Впрочем, сомневаться в том не приходилось — жжение в заднице было весьма красноречивым. Стоило мне пошевелиться, как чутко спящий Виталик проснулся и, как и ночью, уставился на меня, а я залип на нем. Донельзя смущенным взглядом. Мы, наверное, выглядели смешно, казалось, он удивлён не меньше моего, а когда краской залился и он, точно желая, но не имея возможности провалиться сквозь землю, я просто уткнулся носом ему в грудь. Бля, что же это было и что будет сейчас?!        — Прости, — он поцеловал меня в макушку, поглаживая теплой ладонью по спине.        Мы спали без одеяла, и, кажется, лишь его теплом я был согрет всю оставшуюся после потрахушек ночь. Сказать, что я охренел, ничего не сказать! Сердечко, кажется, уже начинало зарабатывать себе хроническую тахикардию, бешено стучась о внутренние стенки рёбер, раздаваясь в мозгу словно колокольный звон, сообщающий о моей влюбленности мозгу.        — Я никакой не друг твоего брата, — не пойми с чего я решил, что лучшего момента для покаяния мне не найти. Не выгонит же он меня голым? Ну и потом, признаться стоило как можно скорее!        Если и выгонит, то без каких-либо разборок о том, почему я подошел к нему ночью и как развел на секс, притворяясь фантомом. Хотя, разведешь его, ага… Так, выходит я ему снился в эротичных мотивах? Он ведь сказал, мол, тогда продолжим на чем остановились. Ну и взял меня в оборот, так? Вроде, да…        — Знаю, — не переставая приятно меня поглаживать, он заулыбался. — Ты такой сладкий! И, слава богу, не тот, за кого я тебя принял поначалу. Сейчас было бы жуть как неловко.        — Эй, поосторожнее со словами, могу принять за комплимент, — я улыбнулся как дурачок, немного отстраняясь и заглядывая ему в глаза.        — А это он и есть, — уверенно заявили мне, подарив надежду на нечто светлое в ближайшем будущем.        В один миг губы Виталика накрыли мои, заставив вновь застонать от наслаждения. Я просто не мог поверить в то, что сейчас не сплю. Что на меня нашло? А эта его «знаю»? С ним так легко и уютно… Даже в такой неловкой ситуации, блин!        — Проголодался? — плавно обрывая поцелуй, Виталик сел, потягиваясь.        Что? Как? Ему что совсем похер кого трахать?! И как это называется?        Я был возмущён! Казалось, вот-вот взорвусь от обиды, но предательский гул, доносящийся из живота, заставил почувствовать себя весьма неловко.        — Закажу нам суши, не против? Какие любишь? Я вот люблю, где много рыбы.        Кажется он вновь поймал свою болтливую волну. Но его заботливость так подкупала. Ммм, как приятно…        — А я люблю горячие роллы.        — Да, наш сон на двоих был весьма горяч, детка… — сладострастно протянул он, кажется, впадая в воспоминания.        Я вновь раскраснелся и попытался по-быстрому сбежать в ванную. Не тут-то было! Где встал там и упал, моментально вскрикнув от боли.        — Блин, прости! — Виталик отмер и рванул на себя ящик. — Вот, держи.        — Вазелин? Не поздновато ли? — иронично поинтересовался я.        — В самый раз, ложись-ка.        Что мне терять-то, я послушался. Надо сказать, я всё ещё прибывал в шоке от того, как легко приняли мой незапланированный визит. Пару мгновений спустя, я шикнул и прикусил губу, ощутив, как щедрая порция мази проникает в анус, туша, полыхающий там пожар. Мне всё аккуратно промазали, уняв саднящую боль, и даже под конец утешительно чмокнули в обе ягодицы, мать его! Потом помогли аккуратно сесть. Вот честно, я даже не мечтал, что когда-нибудь со мной будут так возиться. Непередаваемые переживания!        — Так, всё, заказ отослан, — сообщили мне, спустя минуту рысканий в смартфоне. — Теперь по плану душ.        — Но…        О, да! Меня снова не спросили и даже не дали возмутиться, просто подхватив на руки. Такой лёгкости во взаимоотношениях между людьми я ещё не испытывал!        Все происходящее сейчас, казалось таким обыденным, таким само собой разумеющимся, что я растрогался до глубины души. Совсем не хотелось покидать это место и возвращаться в свой мир, где нет места этим запретным чувствами. Я рад, что именно он стал моим первым. Такой светлый и улыбчивый парень! Ох, кажется, я влюбился.        Бережно омывая меня, Виталик вызывал бурю разнообразных эмоций и без того опаляющих меня. Я легко улыбнулся, понимая, что этой сказке не суждено продлиться долго.        — Может… Наконец скажешь, как тебя зовут? — поинтересовался он.        Действительно, бля! Когда, как не сейчас знакомиться!?        Обернувшись, я увидел как он вновь мило улыбается, уже начав омывать себя, не требуя ответной услуги. Что-то потустороннее вновь меня толкнуло, и я забрал из его рук мочалку, чтобы помочь ему.        — Алексей Фролов. Приехал поступать в универ и первым делом кокнул телефон с контактами родни, что ждала и готовилась приютить студента на первое время.        Раз уж на то пошло, я решил, что сейчас самое лучшее время, чтобы высказаться. К моему удивлению Виталик взял меня за подбородок и поцеловал.        — Прошу, не грусти. Улыбка идёт тебе больше! — ответил он мне, заставляя невольно подчиниться. — Так-то лучше. Я помогу тебе, — он обнял меня, целуя в висок, — прошу лишь об одном — будь со мной.        — В каком смысле?! — оторопел я.        Даже отстранился в непонятках. В голове не укладывалось то, что происходит. Странно, но сердце, твердит то же самое! Серьёзно? Разве так бывает? Это та самая любовь с первого взгляда? Правда?        Вит снял смеситель и начал смывать с нас пену, забрав из враз ослабевших пальцев мочалку. Выглядел Виталик как провинившийся школьник, что заставило меня отнестись к его словам всерьёз.        Мы вышли из душа, он все ещё молчал, видимо ждал ответа. Обтерлись одним полотенцем и тут он, наконец, выдал то, о чем я и мечтать не мог даже после пережитого ночью!        — Увидев тебя в дверях, я просто утонул в твоих глазах, а сердце едва не остановилось. Я так разволновался, что начал тараторить. Это у меня такая реакция на стресс. Когда ты ужинал, я уже знал, что ты — самозванец. Прости, но, отправив тебя в душ, я отправил сообщение, и мне ответили, что проблема решена и ждать гостей не стоит. Тогда я и выдохнул с облегчением. Зла в тебе я не видел, да и краснеть ни перед кем не придется… Сладкий, я наслаждался каждым звуком, что ты издавал. Когда тебе стало плохо, я чуть не умер от беспокойства. Хотел забрать твой жар себе, только бы у тебя всё было хорошо. Никогда и ни к кому я такого не испытывал. Потом ты уснул, а я смотрел и любовался, боясь что, проснувшись, ты уйдёшь. Видимо счастливый случай тебя привёл ко мне, и я этому безумно рад. Прошу, останься! То, что случилось меж нами ночью это настоящее волшебство, которое могут дарить друг другу лишь любящие люди. Если мои чувства взаимны, я сделаю всё, чтобы сделать тебя счастливым, — тут Вит вдруг рухнул на одно колено, как в маминых романах. — Знаю, детка, звучит бредово, но я похоже, втюрился в тебя по уши и даже не знаю, как теперь буду жить, если это не взаимно.        Вот так судьбинушка-судьба! Ничего не скажешь! Вит тоже почувствовал искру, что пронеслась между нами! Совсем не злится на случайность, а даже рад ей… Я подсел ближе, скривившись от остаточной боли.        — Я хочу остаться в твоей жизни. Правда. Даже если бы ты не сказал мне этого, я бы всё равно был рад, что мой первый раз был с тобой.        — Серьёзно?        Его взгляд, полный радостной надежды, пронзил мне душу. Кивнув, я тут же почувствовал его объятия, увалившие меня на холодный пол. Ох, если бы не его ладонь… Я б, верняк, расшиб голову, но он и тут все продумал. Навис надо мной, светясь от счастья, и светло улыбнулся. А я чувствовал себя так, точно здесь и сейчас нахожусь в самом правильном месте на свете. Нашу идиллию прервал дверной звонок. Дымка голубого счастья развеялась без следа. Вит помог мне подняться, обернул бедра полотенцем и пошел открывать.        Я же выходить в коридор не спешил, было страшновато, вдруг кто застукает? Но это оказалась доставка и когда курьер удалился, я высунул нос из укрытия. Закрытые картонки источали такой аппетитный запах, что я чуть не пустил слюну.        — Лёш, оденься, а то снова застудишься, а я пока все разложу. И вот, на… — в руку мне всунули телефон. — Позвони, успокой народ.        — Спасибище!        Нетерпение связаться со своими было таким сильным, что меня так и подмывало набрать номер, прям, как был — голяком. Но приличий ради, взял себя в руки и оделся.        — Привет, мам! Угу, всё в порядке, я просто вчера телефон потерял и не смог добраться до тёти Марины. Вы, наверно, переволновались все!        Женщины! Минут пятнадцать пришлось выслушивать её причитания сквозь слёзы о бессонной ночи. Я утешал как мог, но, разумеется, не стал делиться тем, что тоже почти не спал. Так, наплел, что повезло у сердобольных людей снять койку до утра — деньги-то на это у меня были, а то, что люди тут говно ещё то… Впрочем, то о чем мама не знает, о том и не тревожится. Мама мне поверила и сказала, что скинет на определившийся номер всю нужную инфу. Напоследок мне напомнили, что симку можно восстановить, плюс отвесили люлей за то, что не позвонил сразу. Ну наругали и наругали — она мать ей можно и не такое.        — Здорово, когда есть, кому за тебя волноваться, — Виталик ждал меня в дверях, прокручиваясь меж пальцев палочки для суши.        — Да мама у меня такая… Нам ещё многое предстоит узнать друг о друге, если ты, конечно, не откажешься от своих слов.        — Не откажусь.        Его улыбка грела душу и сердце… Или я снова температурю? Черт, так и есть.        — Вит, мне б таблеточку вчерашнюю, жар сбить… — видок у меня видно был жальче некуда, раз он рванул на кухню, сверкая пятками. Как был, даже одеться забыл.        Такое свободное поведение, на мой взгляд, выглядело так, будто к нему каждый день заваливаются нежданные гости, вот он и привык бегать по квартире голышом. Надеюсь, это не так… Взяв его вещи, я поплёлся следом. Кстати, очень странно, что в такой небольшой квартире совсем нет никаких фоток. Ни детских, ни взрослых…        — На, накинь. Мы слишком мало знакомы, чтоб ты разгуливал в таком виде.        — Серьезно? — засмеялся он. — Сорян, сладкий.        Как же красиво звучит его смех. Сразу видно, что искра, воспламенившая мое сердце, обожгла и его. Кто б мог подумать, что дурацкое решение выстрелит и станет столь судьбоносным? С другой стороны это ведь неспроста: и улица, и дом, и квартира! Прям, «Ирония судьбы» ЛГБТ-версии, не иначе.        Я выпил лекарство, и мы принялись за еду. Тёплые суши таяли во рту, ролл за роллом, ублажая рецепторы нежностью и сочностью. А ещё я безумно радовался, что меня так удачно толкнули и я обронил телефон. За завтраком я все же поделился с Виталиком смешной историей худшего дня моей жизни, не считая того, когда отец узнал, что я гей.        Наевшись, я откинулся на спинку стула и погладил себя по животу, одновременно с этим завершая свой рассказ. Честно, думал, мне не поверят! Но Вит слушал внимательно, тщательно работая челюстями, а под конец не выдержал и засмеялся.        — Знаешь, сладкий, я рад, что некая неведомая сила свела нас вместе! Это действительно невероятно! Кстати, не помешает вернуться на вокзал и узнать про твой телефон. Хоть что-то. Может, его вытащили с путей, как поезд отошёл? Если нет, тогда и будешь заморачиваться с восстановлением сим-карты. И ещё родне не помешает показаться. Их адрес у меня есть, пришла смс. Думаю, они за тебя очень переживают, даже после звонка…        — Дельное предложение, согласен. А твои? — выпалил я, не подумав.        — Что мои? — кажется, меня не поняли.        — Ну, родственники. У тебя совсем нет фоток. Никаких, — я неловко пожал плечами, пытаясь сгладить своё неуместное любопытство.        — О, в этом смысле. Так у меня никого нет, — явно с неохотой ответил Виталик. Возможно, спроси его о том кто другой — послал бы, а мне ответил. — Погибли они. Слушай, давай, я потом тебе все расскажу, лады? — По тому, с какой силой он сжал кулаки, я понял, что это какая-то весьма болезненная история. И уж тем более не для первого дня знакомства.        — Понял, не вопрос, расскажешь, как будешь готов. И это… давай проведём день на позитиве, а?        Виталик сразу заулыбался, кажется, ему было безумно приятно, что я его понимаю и принимаю таким, какой он есть, не пытаясь залезть в душу. Хотя признаюсь, хотелось. Я был не прочь всё разузнать, уж так точно бы узнал, что у него за чувства-то ко мне? Вот, да, гложут меня некие сомнения. Ну, не верю я, что вытащил джекпот и все гейские трудности оставил в прошлом!        Спустя некоторое время мы поехали на вокзал. У Виталика была своя машина — заработал или, скорее всего, взял в кредит. Он снова много говорил о том, как приятно, что кто-то о тебе беспокоится… В свете новых вводных, эта фраза была более понятна. Вит жутко одинок, вот и захотелось ему взять под крыло незнакомого парня, почти как брошенного на улице, промокшего котенка. Увы, котенком в нашей лав-стори был как раз я.        Стукнувшись в вокзальную администрацию, оказалось, что Вит прав и мой телефон ещё жив! Представляете?! Стекло и в самом деле треснуло, но защита справилась на отлично. Чехлу тоже пришлось несладко, зато сам корпус отделался мелкими царапинами, не зря столько стоит! Оправдал свои три косаря! Так что мой лучший дружок ещё поживёт, стоит лишь немного подлатать. Как нам рассказали, смартфон действительно упал на рельсы, и как только состав убрали, гаджет подобрали обходчики и сдали в бюро находок. Честно, я о таком даже и не подумал бы! Конечно, пришлось доказывать, что имущество моё, но это ерунда — зарядили, я приложил палец и вуаля! Короче, отдали.        На душе расцветала радость, что путешествие в Нижний все же принесло мне то, отчего меня так хотели оградить и черная полоса в моей жизни закончилась. К чему стремилось мое сердце, было обретено именно тут! Я безумно этому рад. И шумные дети, и шпана, и даже дождь! Все это не зря! Все это привело меня к его дверям. Странная эта штука — судьба.        Потом мы долго колесили по городу, рассматривая местные достопримечательности. Казалось, мы знакомы лет десять! Так легко и непринуждённо было с ним общаться. И даже молчать.        Как ни настаивал Виталик, но я у него не остался. Взял чемодан и в конце дня меня доставили к тетушке в целости и сохранности. Естественно, тете Марине я его показывать не стал. Да Вит и сам понимал, что такие знакомства, и тем более отношения, мало кто одобрит. А ну, отправят меня обратно к родителям, узнав про этот случай? Не дай бог, так что лучше перебдеть.       Не знаю, как долго мы будем вместе и что уготовано нам судьбой, но сейчас моя душа рвется лишь к нему и, чувствуя ответное рвение, мне хочется жить для него, ради него и вместе с ним. А ещё мне уже не шестнадцать и, несмотря на все сказанные им слова, звучавшие слаще мёда, я понимаю, что взрослые люди постоянно лгут.        Престарелая родственница оказалась мне откровенно рада. Меня радушно приняли, напоили-накормили, заболтали рассказами о студенчестве давно взрослой дочери. Пережитый ад вчерашнего дня мало-помалу бледнел, стираясь из памяти, и я окончательно расслабился.       В какой-то момент времени я осознал, что особых надежд на продолжение отношений с Виталиком не питаю. Я лежал на выделенной мне кровати и никак не мог уснуть. Всё вспоминал его. Своего нежданно-негаданного кареглазого красавчика. Высокого улыбчивого шатена, что старше меня аж на целых семь лет. Да, по сравнению с ним я зеленый пацан! И вполне мог быть его игрушкой на ночь, раз уж меня случайно приняли за друга его покойного брата. А жаль… Мне бы очень хотелось быть с ним рядом, вдыхать запахи его квартиры и потягивать Дошик под теплым пристальным взглядом шоколадных глаз. И тут все глупые сомнения вмиг отпали, стоило экрану мигнуть сообщением:       «Сладкий, давай завтра встретимся? Я так соскучился, не передать… Ворочаюсь, ворочаюсь, пытаясь уснуть, но без тебя тут так пусто. Боюсь, бессонные ночи мне обеспечены… Прошу, подари мне хотя бы завтрашний день, м..?»       Я едва не подпрыгнул от радости! Здорово, что всё не так, как я себе напридумывал! Думаю, стоит довериться ему… Поддаться зову сердца и раздуть пламя до небес из тех искр, что летают меж нами, достаточно лишь взглянуть друг на друга. А ещё я рад, что ирония моей судьбы всё-таки будет иметь счастливый финал!
Примечания:
Отношение автора к критике:
Приветствую критику в любой форме, укажите все недостатки моих работ.
Права на все произведения, опубликованные на сайте, принадлежат авторам произведений. Администрация не несет ответственности за содержание работ. | Защита от спама reCAPTCHA Конфиденциальность - Условия использования