Жизнь всё расставит по местам...

The Matrixx, Агата Кристи (кроссовер)
Слэш
PG-13
Завершён
14
автор
Пэйринг и персонажи:
Размер:
4 страницы, 1 часть
Описание:
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
14 Нравится 4 Отзывы 2 В сборник Скачать

🥀

Настройки текста
POV: Глеб Самойлов Я устал, Вадик. Устал от боли, которая уже на протяжении нескольких лет терзает мою измученную и без того душу. Устал от своего скандального образа, который создаю для фанатов на сцене. Устал от твоего показного безразличия. Именно показного, ведь я тебя как облупленного знаю и уверен, что у тебя тоже неспокойно на душе. Я часто думаю о нас. О том, как из - за какой - то херни мы забыли друг о друге, разругались в пух и прах, возненавидели... Ведь для меня ты всё равно был и остаёшься самым близким человеком, несмотря на то, что сейчас мы - враги. Когда я слышу твой голос по радио, когда мне попадаются интервью с тобой или твои песни - я просто схожу с ума. Меня трясёт, сердце из груди выскакивает, как будто я выпил залпом банок этак двадцать энергетического напитка. Вольно, можешь разорвать меня на части! Я всё равно не перестану тебя любить, Вадим... Моя любовь к тебе давно переросла все возможные рамки, но превратилась в ненависть...Мы ведь столько вместе прошли! А помнишь, как мы в обнимку стояли на балконе внутри старого, и, казалось бы, абсолютно невозможного для проживания номера дешёвой гостиницы? Но, знаешь, я абсолютно не задумывался тогда о собственном материальном комфорте - моим комфортом был только ты. Отчётливо, до мелких деталей помню, как после концерта на пятнадцатилетие нашей группы я всё же не сдержался - мои неправильные, но сильнейшие к тебе чувства вспыхнули, и я буквально сгреб тебя в охапку, поцеловав с таким отчаянием, с такой страстью и желанием, что ты весь покрылся ярко - алым румянцем и несмело, но ответил мне... Я помню и то, как сгорал от безумной ревности к тебе, но ты всегда успокаивал меня, и я снова таял от твоих нежных прикосновений, от своей взаимной, хоть далеко и не братской, любви. Мы не обсуждали наши чувства вслух, но обоим было понятно, что друг без друга мы не сможем прожить ни дня. И я с этим полностью согласен - я без тебя, блять, не могу. А ты, выходит, можешь? Я думал, что не выдержу и убьюсь сразу же, прямо на твоих глазах там, чтобы ты понял, насколько сильно я, черт возьми, люблю тебя. Возможно, это было бы слишком эгоистично с моей стороны, а для тебя невыносимо. Возможно, ты бы просто плюнул и ушёл, оставив меня умирать...Страшное осознание того, что всё кончено между нами, терзало меня, я каждый день пил, выкуривал не одну пачку сигарет...я тебя ненавижу, но ко мне ты всё ближе... Да, пожалуй это так. Собственные песни сейчас очень иронично и правдиво отображают мою жизнь. Отображают так, что я сам в этом убеждаюсь всё больше и больше с каждым днём. Почему ты звонишь мне только для того, чтобы рассказать о состоянии нашей матери? Неужели тебе абсолютно плевать на то, как я существую в этом бренном мире без тебя? Если состояние мамы - всего лишь предлог, чтобы поговорить со мной - умоляю тебя, скажи мне об этом! Я сразу же брошу всё и сорвусь к тебе! Ведь без тебя я больше не смогу... ***** POV: Вадим Самойлов Глеб. Моё наваждение, проклятие, и, одновременно с этим, любовь всей моей жизни. Я, черт меня дери, безумно скучаю... До сих пор думаю о том, что было бы, если бы мы нашли компромисс, если бы не было всей этой ссоры... Ведь мы, как ни крути - самые близкие друг другу люди. И оба виноваты в сложившимся. Ты, мой милый, украл мою звезду...разве я мог предположить несколько лет назад, что настолько влюблюсь в собственного младшего брата, что все мои мысли будет занимать лишь он и покой мне в этой жизни будет только сниться? Когда ты сдался, не смог больше бороться с самим собой - тебя положили в больницу в ужасном состоянии. Тогда я места себе не находил...Пусть меня считают мразью, эгоистом, предателем, лицемером - мне плевать на чужое мнение, Глеб. Лишь моя дочь помнит, как я приходил к ней в стельку пьяный, кричал от отчаяния, пугая её соседей и домочадцев - потому что идти больше было не к кому, и, падая перед ней на колени, рыдал от боли, извинялся перед ней за то, что я ужасный брат, муж и отец, да и в целом человек... Я сходил с ума от осознания, что могу в любой момент потерять тебя...Я угрожал врачам, что если они не спасут тебя - спокойно жить больше не смогут. Когда ты пришёл в себя, мне стало немного легче. Но ужасное чувство страха за тебя, за то, что могу потерять тебя раз и навсегда, с каждым днём всё больше давило на меня. Я пытался забыться в работе, в домашних делах, проектах, политике - не получалось. И вот я снова позвоню тебе, используя разговор о нашей маме как предлог, только чтобы вновь услышать твой голос, убедиться, что ты жив и более - менее в порядке. Если я нужен тебе - дай мне знать, не молчи...скоро я не выдержу и сам рвану к тебе, забив на всё... Ведь ты - мой смысл жизни, а остальное мне нахрен не сдалось... ***** Погода была довольно таки прохладной. Глеб стоял на балконе в лёгких штанах и футболке, выкуривая очередную сигарету. Взгляд его, до глубины души несчастный и болезненный, оглядывал прохожих. Мысли хаотично приходили в его голову, но лишь одна волновала и, в тоже время, больше всего удручала Глеба - "Как мы, столько прошедшие вместе, клявшиеся в вечной любви, вдруг стали друг другу никем, чужими абсолютно людьми? Будто бы и не было тех душевных разговоров, поцелуев, объятий..." Тягостную тишину и тяжёлые раздумья разрезал телефонный звонок, и от неожиданности Самойлов - младший дёрнулся. Глеб взял телефон в свободную руку. От высветившегося на экране имени он вдруг побледнел, а сердце стало биться чаще. "О, Вадик, неужели! А я как раз тебя тут вспоминаю...пятнадцатый, блять, раз за день! Ну, давай - ка поговорим снова целых три секунды! Давно тебя не слышал! " - думает про себя Самойлов - младший и горько усмехается, нажимая на кнопку, чтобы ответить на вызов. - Здравствуй, Глеб. - по ту сторону трубки слышится спокойный голос старшего брата. - Угу, здравствуй. Как там мама, с ней всё хорошо? - наигранно - безразлично выговаривает Глеб заученную фразу, хотя внутри всё готово разорваться на части. - Да, всё хорошо, вчера был у неë. Послушай, есть у меня к тебе один вопрос... - в голосе Вадима появляются незаметные, казалось бы, нервные нотки, которые Глеб мигом улавливает - он знает старшего брата всю свою жизнь, и отличить тон его голоса, даже по телефону, даже когда это почти невозможно - не составляет для него особого труда. Поэтому Самойлов - младший про себя очень удивляется: "Странно. Обычно наш разговор заканчивался сразу, как только Вадик отвечал мне на вопрос о состоянии нашей мамы...да и голос у него отчего - то дрожит, нервничает видимо...с чего бы это? " - Какой? - спокойно и холодно отвечает Глеб, хотя замечает, что сам потихоньку начинает нервничать - пальцы сдавливают в руке ещё горящую сигарету. - Ты...на какой улице живешь? - голос Вадима звучит настолько убито и тихо, словно он решился от отчаяния на что - то очень серьёзное и неизвестно, на что именно. Глебу мигом становится не по себе, он вздрагивает всем телом, а голова начинает кружиться, и, чтобы не свалиться за перила балкона, он спешно заходит в комнату. - Что ты задумал, Вадим? - дрожащим голосом спрашивает Глеб, хрустя от нервного напряжения пальцами рук. - Я...приехал. К тебе. Прости, мне не стоило...прощай...- скороговоркой выпаливает Вадим, и отключается, не дав Глебу сказать ни слова. Самойлов - младший резко подскакивает - невозможно описать ту огромную гамму эмоций и чувств, какую он сейчас испытывает. Единственная мысль, более - менее отчётливая появляется в его перегруженной голове - "Надо срочно найти его, пока он с собой чего не сделал..." Глеб названивает Вадиму три раза, страшно нервничая, что тот не отвечает. Длинные гудки пугают неизвестностью. Вадим отвечает только на четвёртый звонок, и Самойлов - младший ударяет кулаком по шкафу - он безумно хочет сейчас же затряхнуть Вадима за то, что тот заставил его так нервничать. - Ты, блять, какого чёрта не отвечал на звонки, придурок?! Я уже подумал, что ты на себя руки наложил! Где ты?! Стой на месте, я сейчас же буду! - кричит насмерть перепугавшийся Глеб в трубку, наспех накидывает легкую куртку и, не закрыв дверь на ключ, вылетает из квартиры. - Я на вокзале... Прости, Глеб, я не хотел тебя дёргать... Давай, я подойду? - сильно дрожащим и осипшим голосом отвечает Самойлов - старший. - Стой. На месте. Я еду. - отчеканивает каждое слово Глеб и отключается от звонка. *** Он никогда настолько быстро никуда не спешил, как сейчас... Глеб буквально влетел на вокзал, судорожно и нервно оглядывая каждого человека на нём. Сотрудник полиции заметил это и счёл поведение Самойлова - младшего слишком подозрительным. Он, явно решительно и агрессивно настроенный, подошёл к Глебу и преградил ему путь собой. - Цель вашего визита? Предъявите документы! - довольно строго сказал сотрудник, протянув руку. - Какие, к черту, документы?! Я брата ищу... Мужчина с бородой, волосы в хвост собраны...невысокий, крупный такой... Вадим. Вадим Рудольфович Самойлов. Он не у вас? - задыхаясь от волнения и спешки, произнёс Глеб, с не столько раздражением, сколько с отчаянием оглядев полицейского. - А, видел, видел! У нас он, в зале ожидания сидит, пройдемте. Вы бы сразу так и сказали, Глеб Рудольфович, а то ведёте себя подозрительно, я вас даже не признал сразу! - с этими словами сотрудник отправился вперёд, а Глеб быстрым шагом отправился за ним. Вадим, откинув голову на кресло, мирно спал в зале ожидания. Почувствовав, что к нему кто - то стремительно приближается, он приоткрыл свои уставшие и опухшие красные глаза, и не успел ничего сообразить, как кто - то сгреб его всего в охапку и обнял так крепко, что чуть не опрокинул их обоих вместе с креслом. Сотрудник полиции тепло улыбнулся и, порадовавшись в душе воссоединению братьев Самойловых, удалился на свой пост. - Ва-а-адик! Наконец-то я тебя нашёл...- тихо и облегченно проскулил Глеб и, встав на свои трясущиеся от пережитого стресса ноги, подал руку брату. Самойлов старший встал и сразу же зарылся в тёплые объятия младшего. - Глебсон! А я думал... - счастливо улыбнулся Вадим и погладил всхлипывающего и трясущегося от переизбытка эмоций младшего брата по спине. - Не думай больше, понял? Я так скучал...каждый день с ума сходил...и вот, объявился...хера с два я тебя теперь отпущу, никуда ты не поедешь! - решительно заявил Глеб и посмотрел голубыми глазами в карие глаза самого родного и близкого ему человека. - Я никуда и не собираюсь, милый...я тоже безумно скучал...прости меня, дурака... - ответил тихо Вадик, сжав брата в объятиях ещё крепче, словно боясь, что это - всего лишь иллюзия, которая растворится, стоит лишь ослабить хватку. - И ты меня прости, Вадик... Хватит с нас страданий, жизни этой и так мало осталось... Мы - два дебила! Такой хернёй под старость лет заниматься вместо того, чтобы просто поговорить... - тяжко вздохнул Глеб и, нехотя отстранившись от старшего брата, решительно взял его за руку. Ему было абсолютно плевать, что о них подумают. Разве это имело значение сейчас? Разве весь мир был для них нужнее, чем они друг другу? - Да, два дебила и безумца... Зато снова вместе и оба безумно счастливые...вместе - навсегда? Что бы не случилось? - с безграничной нежностью посмотрел кареглазый на голубоглазого. - Навсегда. Что бы ни случилось. - в ответ тепло улыбнулся Глеб и вместе, за руку, как в старые добрые времена, они вышли из вокзального помещения, отправившись куда глаза глядят. И какая, к чёрту, теперь разница, куда идти? Они снова обрели друг друга, а всё остальное - настолько ерунда, что беспокоиться об этом нет более никакого смысла. Жизнь ведь расставила всё по местам?

Ещё работа этого автора

Ещё по фэндому "The Matrixx"

Ещё по фэндому "Агата Кристи"

Отношение автора к критике:
Приветствую критику в любой форме, укажите все недостатки моих работ.
Права на все произведения, опубликованные на сайте, принадлежат авторам произведений. Администрация не несет ответственности за содержание работ.