Несущая смерть: Выбор +1430

Гет — в центре истории романтические и/или сексуальные отношения между мужчиной и женщиной
Naruto

Основные персонажи:
Данзо Шимура, Какаши Хатаке (Копирующий ниндзя, Шестой Хокаге), Наруто Узумаки (Намикадзе, Седьмой Хокаге), Орочимару (Змеиный саннин, гений), Сакура Харуно, Саске Учиха, Хирузен Сарутоби (Третий Хокаге)
Рейтинг:
NC-17
Жанры:
Романтика, Драма, Экшн (action), Психология, Философия, Hurt/comfort, Попаданцы
Предупреждения:
Насилие, ОЖП
Размер:
планируется Макси, написано 322 страницы, 44 части
Статус:
в процессе

Награды от читателей:
 
«Давно хотела это сделать.» от Душка Инокентий
«Где прода, лишенец?)))» от Mrs. Vselenaya
«Огромное Спасибо!» от Асмодэй
«Шикарная работа!Жду новых глав» от Yonoka Amirachi
«Отличная работа!» от Madeline Castro
«Восхитительно! Жду продолжение» от Asdaro
«Потрясающе!» от TocToc
«Делайте Проду чаще!» от Копетан С.В.Злой
«Отличная работа!» от Satomi Hiori
«Отличная работа!» от amsher
... и еще 13 наград
Описание:
Попаданка в бывшую убийцу Корня, а ныне сотрудницу АНБУ. Главная героиня на Земле также являлась убийцей с промытыми мозгами, работающей на правительство. Эта история о той, кто была воспитана как бездушное и смертоносное оружие, не имеющее свободы выбора. Сможет ли девушка изменить себя? Или судьба таких как она предопределена изначально? Несущая смерть, может ли она защищать жизнь?

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Примечания автора:
Фанфик так же выложен на моей страничке на Самиздате. Ссылка http://samlib.ru/w/wechnyj_a_a/.
Там же находятся все иллюстрации к данному тексту.

Глава 7. Отложенное решение. Наруто.

18 октября 2013, 10:04


Светлана вышла из здания госпиталя и неторопливо пошла в сторону своей квартиры. Инцидент с появлением Какаши все же сильно выбил девушку из равновесия. Чужие эмоции и воспоминания, словно неудержимый поток, пытались снести все барьеры воли, вызывали сбои в психике и мыслительном процессе и даже на миг смогли захватить контроль над телом. Опять начались сильные головные боли.... В обычной ситуации, какие-либо нарушения в сознании агента неприемлемы и должны быть устранены в кратчайшие сроки или, в случае неудачи, должен быть устранен уже сам агент. Можно было попробовать стабилизировать свой разум, исправить сбои и постепенно ассимилировать воспоминания Асэми, одновременно подавляя и убирая лишние эмоции, но... Какой теперь в этом смысл?

Петляя по улицам Конохи, девушка внимательно, но при этом незаметно, приглядывалась к окружающей обстановке. Как это ни странно, никакой слежки за собой она так и не обнаружила. Даже способность ощущать чужой взгляд, которая никогда ее не подводила, сейчас молчала. Значит, либо слежки не было, либо использовались какие-то методы, которые девушка не могла засечь.

Город жил своей обычной жизнью и абсолютно не напоминал военную базу. Скорее он был похож на какой-то небольшой туристический городок. Немного хаотичная застройка, здания, в большинстве своем не превышающие трех-четырех этажей и самой разнообразной расцветки и формы, полное отсутствие оборонительных сооружений или блокпостов, большое количество различной растительности. Все было буквально засажено деревьями, густыми газонами и цветами. В северной части Конохи возвышалась высокая скала, на которой были высечены огромные лица хокаге, когда-либо правивших этой Скрытой деревней....

Девушка удивленно моргнула. Весь монумент был изрисован яркой краской. Неизвестный хулиган пририсовал лицам хокаге усы, сопли, ресницы и еще множество всяких узоров. И, нужно сказать, это очень хорошо характеризовало общее настроение в городе. Все люди спокойно ходили по своим делам, торговцы кричали, расхваливая свой товар и зазывая покупателей, на улицах играли дети, везде царила совершенно мирная обстановка. Не было ни патрулей, никто не спрашивал документы.... И это военная база? За все получасовое время прогулки Светлана даже шиноби увидела всего несколько раз, остальные были обычными гражданскими. И как только эта деревня еще умудряется существовать? Судя по воспоминаниям Асэми, из постоянных систем обороны здесь была только высокая стена и несколько сигнальных барьеров накрывающих город. И бывшая убийца Корня знала более двадцати способов, как незаметно проникнуть в Коноху, так и выбраться из нее. Ужасающее разгильдяйство местных военных.

Все же решив для себя, что хвоста нет, Волкова прошла еще пару кварталов, в поисках достаточно безлюдного места. Им оказался небольшой, незаметный переулок между домами.

Устало прислонившись к стене, девушка прикрыла глаза. Конечно, можно было найти и более укромное место, да и вероятность слежки проверить еще более тщательно, но у Светланы уже не осталось сил. Последние дни окончательно ее измотали.

Глубоко вздохнув, девушка сосредоточилась и начала постепенное отключение органов один за другим. В этот раз Волкова решила перестраховаться, и не ограничиваться одним сердцем...

- Сестренка, тебе плохо? Может мне сбегать за врачом?

Светлана вздрогнула, едва удержавшись, чтобы не метнуть кунай на голос. С трудом подняв ставшие будто свинцовыми веки, девушка увидела стоящего рядом с ней и обеспокоенно вглядывающегося ей в лицо светловолосого мальчика лет одиннадцати-двенадцати. На вид явно беспризорник. Чумазое лицо, заплывший от синяка глаз, разбитые губы и сломанный нос, одет в оранжевый комбинезон, испачканный пятнами краски вперемешку с грязью,... тут взгляд девушки зацепился за неестественно вывернутую аж в двух местах левую руку. Определенно вывих, с закрытым переломом.

Волкова мысленно тяжело вздохнула. Очередная задержка. В принципе можно было продолжить процесс и не отвлекаться, но умирать на глазах ребенка... вряд ли это будет правильно. Да и мальчику наверно все же стоит помочь. Вообще было не понятно, почему он все еще расхаживает вдалеке от больницы и так до сих пор не обратился к медику. Судя по запекшейся крови, раны он получил довольно давно. Возможно, у него нет денег на лечение? Но здесь Волкова не была уверена, так как Асэми просто не знала платное здесь лечение для не шиноби или нет. В любом случае, ее друзья не простили бы, что она плюнула на раненого ребенка из-за своего эгоизма, они всегда говорили, что дети наше будущее и о них нужно заботиться и защищать. А умереть... умереть можно и чуточку позже. Резкое волевое усилие и практически отключившиеся органы начали восстанавливать свою работоспособность, разгоняя кровь и прогоняя слабость.

Между тем, стоило только мальчику увидеть, что девушка открыла глаза, как он повел себя довольно странно. Отступил на несколько шагов, и весь сжался, словно ожидая, что его сейчас начнут бить, правда, сбежать даже не попытался. Светлана недоуменно моргнула, не понимая, какие ее действия могли вызвать такую реакцию. Хотя она вообще мало что понимала в детях, обращении с ними и самой детской психологии, поэтому, подумав, решила, что раз что-то делает не так, нужно не изобретать велосипед и просто воспользоваться чужим опытом.

Быстро промотав в голове воспоминания о времени, когда ей удавалось понаблюдать за Вячеславом и Игорем с их семействами, Волкова постаралась скопировать то выражение лица, с которым мать разговаривала со своими детьми. Судя по результатам наблюдения, это хорошо действовало на детей, успокаивая и вызывая у них положительные эмоции. Сложно сказать, насколько Светлане все удалось, но мальчик вроде слегка приободрился и даже подошел ближе.

- Спасибо за беспокойство, но со мной уже все в порядке.

- Точно? - Мальчик скептически оглядел все еще бледную и не очень твердо стоящую на ногах Волкову.

- Точно. А вот тебе, явно не помешает помощь врача...

- Не.. нет! В больницу я не пойду! - В глазах ребенка появился ужас, будто девушка предложила ему прогуляться на минное поле.

Светлана снова мысленно тяжело вздохнула. Кажется, в детях она понимала еще меньше, чем думала.

- Но ты ведь предлагал сбегать за врачом...

- Я думал, ты умираешь, вот и предложил. Это был крайний случай. А мне врач не нужен, пара дней, чашка вкусного, горячего рамена и я буду как новенький!

- Хм... - Теперь уже Светлана скептически оглядела беспризорника. - Очень маловероятно. Почему ты боишься больницы?

- Я ничего не боюсь!

- Извини, я не так выразилась. Почему ты не хочешь идти в больницу?

- Нууу... Как то я туда заходил... Но мне сказали... В общем если я еще раз туда приду, то мне отрежут руку или ногу.

Светлана задумчиво посмотрела на ребенка. Судя по всему, один из врачей над ним просто глупо подшутил, но теперь вряд ли удастся уговорить его пойти в больницу добровольно, а заставлять силой очень не хотелось. Быстро прикинув различные варианты, девушка решила, что пока, наверно, лучше подержать ребенка при себе, а потом просто приказать какому-нибудь генину или чунину привести медика. Конечно, можно было сходить и самой, но не факт, что беспризорник станет ее дожидаться. И, в конце концов, рядовые для того и существуют, чтобы исполнять поручения вышестоящего начальства, а ее звание - джонин вполне позволяло отдавать им такие приказы. Вот только этих рядовых еще нужно найти...

- Однако за врачом для меня ты все же собирался сходить. Очень смелый поступок. Спасибо.

- Я же сказал, что это был крайний случай. - Мальчик отвернулся, пытаясь скрыть смущение, но было видно, что ему приятна похвала. - Одна рука не стоит жизни.

- И ни один смелый поступок не должен остаться без награды. Как ты смотришь на то, что я угощу тебя этим... раменом, кажется?

- Отлично!!! Тогда скорей идем в "Ичираку", там готовят потрясный рамен! - Беспризорник радостно запрыгал, видимо даже забыв про свою руку, но потом остановился и подозрительно посмотрел на Светлану - Если конечно ты не врешь и с тобой действительно все в порядке.

- Я очень редко вру.

Мальчик некоторое время недоверчиво глядел на Волкову, но потом, видимо, все же решил, что она действительно чувствует себя лучше и пошел вниз по улице. - Кстати, меня зовут Наруто. А тебя?

- Асэми. - Коротко ответила девушка, направляясь за Наруто и немного удивленно раздумывая над новой информацией.

"Значит это не беспризорник... Разумеется, если это тот самый Наруто. Но Асэми известно лишь об одном человеке с таким именем во всей Конохе - джинчурики Девятихвостого Демона Лиса. Лицо из-за грязи, краски и запекшейся крови толком разобрать практически невозможно, и все же возраст, светлые волосы, рост и телосложение примерно соответствуют описанию... Но как такое возможно? Джинчурики являются одним из ценнейших сокровищ Скрытых Деревень, однако, мальчик сильно избит, его охрана, или хотя бы слежка за ним, отсутствуют, а сам он даже боится обращаться в больницу. Значит, или я чего-то не понимаю или этот ребенок все-таки не джинчурики, а схожесть имен и внешности не более чем обычное совпадение. Хотя все это не важно, сейчас помочь раненому мальчику в любом случае необходимо."

- Узумаки Наруто? - Уточнила Светлана.

- Да, ты меня знаешь?

- Ну, кто же не знает главного хулигана в Конохе. - Несколько пространно ответила Волкова, вспоминая свое досье на джинчурики Девятихвостого. Теперь, после выяснения фамилии, становилось уже очевидно, что это все-таки он. Асэми предпочитала всегда знать хотя бы минимум информации обо всех важных людях и объектах Скрытого Листа, а так же многих других деревень и стран, что нередко очень помогало ей в работе, как раньше, по профессии убийцы Корня, так и потом, как агента АНБУ. Знала она кое-что и о Наруто, хотя и без больших подробностей.

Сын предыдущего хокаге Намикадзе Минато и предыдущей джинчурики Девятихвостого, Узумаки Кушины. Примерно двенадцать лет назад, во время рождения Наруто, на Кушину было совершено нападение неизвестным в маске, который смог освободить запечатанного в ней Демона, а затем подчинить его и натравить на Коноху. Деревне и ее населению был нанесен большой ущерб, но Минато с Кушиной смогли отбить нападение и победить демона, однако сами при этом получили смертельные ранения. Так как демона невозможно уничтожить полностью, и он является стратегически важным оружием деревни, они, вероятно на тот момент не имея альтернатив, запечатали его в своего новорожденного сына - Наруто. К сожалению, достоверных и точных данных по той битве Асэми не знала и не особенно этим интересовалась.

А вот потом начиналось нечто совсем странное. Сразу после битвы и гибели Намикадзе, новый хокаге Скрытого Листа и совет старейшин издали официальный указ, запрещающий всем жителям и шиноби деревни рассказывать Наруто о том, что он является джинчурики и о том, кто его родители. Поэтому дальше мальчик воспитывался в детском доме, как простой сирота, в пять лет получил небольшую квартиру (о дальнейшей судьбе поместий Намикадзе и клана Узумаки, Асэми ничего не знала) и стандартное ежемесячное сиротское пособие, а в семь поступил в обычную академию шиноби. Если верить информации, полученной АНБУ от учителей, характер Наруто имеет буйный, дерзкий, отличается невнимательностью и небрежением к учебе, часто прогуливает уроки, очень редко отдаёт должное внимание формальностям и социальному статусу. Обладает большими запасами чакры, но ее контроль практически отсутствует. Как итог, оценка аналитиков академии - будущий потенциал в качестве шиноби минимален. Проявлений запечатанного демона не зафиксировано. Отмечены сильные наклонности к хулиганству - замечен несколько раз разрисовывающим краской дома некоторых жителей деревни, один раз пойман за попыткой разрисовать резиденцию хокаге... Светлану вдруг осенило...

- Это ведь ты разрисовал монумент хокаге на горе?

Мальчик снова подозрительно посмотрел на девушку, но, не увидев у нее на лице осуждения или угрозы, гордо надулся - Да я. Но я не всегда буду хулиганом! Я собираюсь стать хокаге и самым сильным ниндзя, чтобы меня все признали!

- Весьма достойная цель, и уверена, у тебя все получится. Если конечно будешь стараться.

- Правда?

- Правда. Вот только не боишься, что когда станешь хокаге, и твое лицо высекут на горе, какой-нибудь малец его тоже разрисует?

- Хм, я как-то об этом не думал, наверно это будет неприятно... Но я все равно прикажу не наказывать его за такую ерунду! - Наруто болезненно поморщился, слегка погладив сломанную руку. - А то вдруг он окажется не таким крутым, как я и не сумеет сбежать...

- Стоп. - Светлана замедлила шаг, внимательно посмотрев на мальчика. - Ты же не хочешь сказать, что это тебя так избили шиноби-смотрители монумента?

- Ага, сумели-таки меня поймать. Но потом я облил краской этих неудачников и сбежал.

- ......... - Волкова мрачно задумалась. Появилось острое желание убить этих людей, что так издевались над ребенком. Девушка слышала, что иногда практикуется физическое наказание детей, но одно дело выпороть ремнем или надрать уши за какой-то проступок, а вот избивать так, чтобы сломать и вывихнуть руку... А что было бы, если бы Наруто не сумел от них сбежать?

И, что самое непонятное... Нужно быть полным идиотом, чтобы напасть на Наруто или на таких, как он. Джинчурики становились люди, в которых, в младенчестве, запечатали могущественную энергетическую сущность, состоящую из огромного количества чакры. Здесь их называли демоны (биджу) и, при угрозе жизни носителя или его очень сильных негативных эмоциях, сила этого демона, а то и он сам вполне могли вырваться и уничтожить все вокруг.

В этом мире джинчурики являлись своего рода аналогом Земной ядерной бомбы и сдерживающим фактором на мировой политической арене, но использовались обычно только в крайнем случае, если проигрыш уже неизбежен, а врага не остановить, или для нанесения масштабных разрушений на территории противника. Так как контролировать вырвавшуюся силу было практически невозможно. Были не редки случаи, когда демон сам вырывался, нанося деревням огромный урон, прежде чем его снова удавалось запечатать. И Коноха самый яркий тому пример.

Но даже если эти смотрители монумента и не узнали мальчика, хотя его основные приметы должны знать все шиноби и большая часть жителей деревни, как они могли поднять руку на невинного ребенка?..

- Сестренка... Ты не против немного подождать? - Наруто виновато посмотрел на девушку. - Я буквально на секунду заскочу домой и смою грязь. А то старика удар хватит, если я снова заявлюсь в Ичираку в таком виде. Моя квартира тут рядом, прямо через дорогу.

- Конечно я подожду, Наруто. Мне сегодня все равно некуда спешить, так что можешь не торопиться.

Пока мальчик забегал домой, Светлана, уже в который раз, хмуро посматривала по сторонам и опять не находила ни единого признака охраны джинчурики или, на худой конец, слежки за ним. Впрочем, Волкова до сих пор даже не встретила и ни одного шиноби, которого можно было хотя бы послать за врачом.

"И это называется военная база? Скорее курорт для вражеских агентов и убийц..."

Прибежал Наруто уже буквально минут через пять-семь, умытый и более менее почистивший одежду. Разводы краски, запекшаяся кровь и раны никуда не делись, но грязи стало поменьше. Стали видны по три темных длинных и тонких полоски на щеках, издалека очень похожих на лисьи усы - основная примета, по которой легко можно было узнать джинчурики Девятихвостого. Сломанную руку мальчик спрятал, намотав на нее свою снятую оранжевую куртку и оставшись только в таких же оранжевых штанах и светлой майке.

- Ну вот, теперь Теучи ни о чем не догадается! - Наруто довольно улыбнулся. - А то наверняка запилил бы меня нотациями и сразу силком потащил в больницу... Идем?

- Наруто... но может тебе все же стоит обратиться к врачу? Вдруг твой перелом неправильно срастется, а это может привести к очень плачевным последствиям. Если не хочешь идти в больницу, я могу сейчас сходить за медиком и привести его сюда...

- Нет. - Мальчик упрямо насупился. - В больницу я ни за что не пойду! И с врачами тоже не буду встречаться. Да и вообще, меня, бывало, били и посильнее и ничего, все быстро и без последствий заживало и без помощи этих...

Девушка тяжело вздохнула, решив дальше не спорить. И, как назло, ее снаряжение все отправили в квартиру, которая очень далеко отсюда, практически на другом конце Конохи, а то можно было бы оказать ребенку помощь и самой. В аптечке имелось и обезболивающее, и прочие лекарства, а также несколько фиксирующих печатей, на случай переломов...

Додумать мысль Светлана уже не успела, внезапно молниеносно вскинув руку и перехватив, практически возле самого лица Наруто, летящий в него камень. Мальчик от неожиданности вздрогнул и отшатнулся, едва не упав, а Волкова с недоумением посмотрела на явно подвыпившего старика, который и кинул этот камень. Увидев, что его бросок не увенчался успехом, старик грязно выругался, сплюнул, отпил из зажатой в руке бутылки и, пошатываясь, пошел дальше по улице, бормоча что-то про "везучего ублюдочного лисеныша".

Девушка задумчиво взвесила камень в руке, пытаясь решить, стоит ли считать данный инцидент прямым нападением и принимать соответствующие ответные меры. Или сделать этому человеку скидку на возможный старческий маразм и сильное алкогольное опьянение. И Волкова все больше склонялась к первому варианту...

Но старика спас Наруто. Скорчив ему в спину рожицу и показав язык, мальчик взял Светлану за руку и потянул ее дальше.

- Спасибо, Асэми... Здорово ты его поймала! Я камень лишь в последний миг заметил...

- Не за что. Мне только непонятны причины агрессии этого человека... ты чем-то перед ним провинился?

- Понятия не имею. Первый раз его вижу... как и многих других людей вокруг.

Наруто грустно усмехнулся, а Светлана окончательно перестала понимать происходящее. Сейчас их путь пролегал через довольно оживленные улицы и больше половины встреченных жителей провожали ребенка взглядами, в которых без труда читалась в лучшем случае неприязнь, а в худшем настоящая ненависть. Фактически вся дорога превратилась для Волковой в одну головную боль. Отслеживаемый ею уровень агрессии некоторых встреченных людей просто зашкаливал, и она постоянно ожидала, что они нападут. Но к счастью, для жителей, пока все обходилось.

Разумеется, прежняя хозяйка тела слышала, что джинчурики ненавидят даже в родных селениях. Часто из-за страха перед их силой или перенося ненависть к демону на самого носителя, хотя он ни в чем и не виноват. Из-за такого отношения многие джинчурики часто становились психически неуравновешенными, депрессивными, а то и вообще кровавыми маньяками, ненавидящими всех людей. И их держали как бешенных цепных псов, растравливая в них злость и дожидаясь момента, когда можно будет выпустить на врага.

Но, если честно, до последнего момента Светлана просто не верила в эту информацию, считая ее лишь обычными непроверенными и сильно преувеличенными слухами. Все-таки Асэми никогда специально не занималась конкретным и тщательным сбором и анализом данных о всех джинчурики и в частности о самом Наруто, ограничившись лишь основными сведениями. И теперь девушка никак не могла понять отношения жителей. Ведь как можно ненавидеть и издеваться над детьми, которые ценой своей жизни сдерживают в себе демона и защищают Родину? Из них сделали оружие, но они им, по сути, не являлись. Всего лишь обычные дети, вся подготовка которых зачастую велась только в рамках стандартного обучения шиноби, которое во многом было мягче, чем даже в Земном кадетском корпусе. Серьезно обучать джинчурики, судя по всему, просто опасались. И они были абсолютно не похожи на "Несущих смерть" КГБ или "Теневых охотников" Корня.

"Нельзя заставлять детей воевать, да еще ненавидеть и мучить их. Это не правильно. Сражаться должны только взрослые и те, кто был рожден и воспитан оружием." - Девушка задумчиво посмотрела на идущего и что-то весело насвистывающего Наруто. - "Нет, он не оружие, всего лишь обычный ребёнок, так почему жители Конохи не хотят этого понять?"

Если судить по тому, что знала Асэми об остальных джинчурики, Конохе еще повезло с Наруто. Несмотря на всеобщую ненависть и одиночество, он не озлобился, а только пытался своими безобидными хулиганскими выходками хоть как-то привлечь внимание жителей. Даже сейчас мальчик не злился на старика, кинувшего в него камень, и тех мучителей, что сломали ему руку, упомянув об этом, как о неприятном, но не особенно важном эпизоде. И эти люди так платят ребенку за его доброту.... Светлана опять почувствовала абсолютно не свойственную себе сильную обжигающую ярость, но почти сразу, с некоторым усилием, восстановила контроль над эмоциями. Очередной раздражающий эмоциональный сбой, вызванный слиянием сознаний...

- Асэми с тобой действительно все в порядке? У тебя на мгновение взгляд стал какой-то... злой. - Ребенок растерянно и испуганно уставился на девушку.

- Прости Наруто, я просто немного задумалась. - Светлана слабо улыбнулась.

- Ничего... - Мальчик слегка успокоился. - Только, пожалуйста, не задумывайся так больше!

- Я... постараюсь. - Волкова проводила взглядом женщину, которая, стоило ей только увидеть идущего Наруто, сразу кинулась бегом к двум малышам, играющим возле дороги, и куда-то их увела.

Конечно двенадцать лет назад, во время нападения на деревню Девятихвостого Демона Лиса, очень многие жители деревни потеряли своих родных и близких в этой бойне. И страх людей и их ненависть к демону были вполне понятны, но причем здесь сам Наруто? Зачем срывать злость на нем? Складывалось такое впечатление, что кто-то из представителей власти, случайно или специально, неправильно расставил акценты во время объяснения жителям Конохи произошедшего. Из-за чего они теперь не видели разницы между Лисом и самим джинчурики, возможно даже считая мальчика чем-то вроде ослабленного воплощения демона. В пользу этой версии говорили часто повторяемые многими встреченными людьми ругательства "лисеныш" и "ублюдочный демон"...

- Мы почти пришли! Ичираку будет уже за следующим поворотом! - Наруто радостно улыбнулся, показывая рукой куда-то вперед, но... почти тут же его улыбка сменилась сильным страхом...

- Вот ты и попался маленький гадёныш!!! Хех, напарник, ты должен мне сотню! Я был прав, когда говорил, что рано или поздно он сюда приползет...