Несущая смерть: Выбор +1434

Гет — в центре истории романтические и/или сексуальные отношения между мужчиной и женщиной
Naruto

Основные персонажи:
Данзо Шимура, Какаши Хатаке (Копирующий ниндзя, Шестой Хокаге), Наруто Узумаки (Намикадзе, Седьмой Хокаге), Орочимару (Змеиный саннин, гений), Сакура Харуно, Саске Учиха, Хирузен Сарутоби (Третий Хокаге)
Рейтинг:
NC-17
Жанры:
Романтика, Драма, Экшн (action), Психология, Философия, Hurt/comfort, Попаданцы
Предупреждения:
Насилие, ОЖП
Размер:
планируется Макси, написано 322 страницы, 44 части
Статус:
в процессе

Награды от читателей:
 
«Давно хотела это сделать.» от Душка Инокентий
«Где прода, лишенец?)))» от Mrs. Vselenaya
«Огромное Спасибо!» от Асмодэй
«Шикарная работа!Жду новых глав» от Yonoka Amirachi
«Отличная работа!» от Madeline Castro
«Восхитительно! Жду продолжение» от Asdaro
«Потрясающе!» от TocToc
«Делайте Проду чаще!» от Копетан С.В.Злой
«Отличная работа!» от Satomi Hiori
«Отличная работа!» от amsher
... и еще 13 наград
Описание:
Попаданка в бывшую убийцу Корня, а ныне сотрудницу АНБУ. Главная героиня на Земле также являлась убийцей с промытыми мозгами, работающей на правительство. Эта история о той, кто была воспитана как бездушное и смертоносное оружие, не имеющее свободы выбора. Сможет ли девушка изменить себя? Или судьба таких как она предопределена изначально? Несущая смерть, может ли она защищать жизнь?

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Примечания автора:
Фанфик так же выложен на моей страничке на Самиздате. Ссылка http://samlib.ru/w/wechnyj_a_a/.
Там же находятся все иллюстрации к данному тексту.

Глава 10. Стена памяти и единая душа. Люди, для которых окружающие не более чем пешки, а мир всего лишь игра.

7 ноября 2013, 10:51


Новый дом встретил девушку привычным для Асэми нежилым видом и небольшим слоем пыли, образовавшимся за почти два месяца ее отсутствия. Это была маленькая однокомнатная квартира в старом трехэтажном здании, практически на окраине Конохи. Мебель или какая-либо бытовая техника в доме практически отсутствовали, был только пустой шкаф с зеркалом в комнате, и еще стол и стул на кухне. О том, что здесь вообще кто-то живет, говорили только различное оружие и разнообразные безделушки, в большом количестве развешенные на стенах.

Когда-то друзья сказали Асэми, что большинство людей собирают всякие вещи, связанные с каким-либо событием, на память. Причем вещи, даже не всегда необходимые в практическом плане, но это позволяет сохранить воспоминания о радостных, светлых, печальных, трагичных или просто важных моментах в жизни. Девушка тогда так и не поняла, в чем здесь смысл, большую часть своей сознательной жизни, вплоть до мельчайших деталей, она прекрасно помнила и так. Единственным исключением был отрезок жизни до попадания в Корень, который стирался из памяти всем будущим Теневым Охотникам.

Асэми не помнила ни своих родителей, ни где росла, вообще ничего. И знала лишь то, что сказали ей наставники. Что она потеряла всех своих родных в возрасте трех лет, попала в приют, а затем, вскоре, ее забрали оттуда в Корень. И девушка никогда раньше не пыталась вспомнить потерянный кусочек прошлого, да и не волновал он ее, ведь все это бесполезная информация... Но... Слушая рассказы Акайо о семье, что у него когда-то была. О дочери и внуке, которых он любил больше жизни, и о которых заботился, но все равно не сумел уберечь во время нападения Девятихвостого демона на деревню... Наблюдая иногда за обычными детьми на детских площадках, играющими со своими родителями... Асэми стала часто ловить себя думающей о том, что и у нее ведь когда-то были родители. Которые, наверно, тоже любили ее и заботились о ней, не требуя ничего взамен, не заставляя убивать и не считая оружием... А она их совсем не помнит и от этого теперь, почему-то, становилось очень грустно...

И тогда девушка стала собирать вещи на память, чтобы в один "прекрасный" момент не потерять воспоминания и о своих друзьях, которые стали ей как семья...

Светлана медленно окинула взглядом закрепленные на стенах предметы. Память и чувства Асэми ощущались, как свои собственные и каждая вещь находила отклик в ее душе, вызывая различные эмоции и словно повествуя о важных для бывшей двадцать шестой моментах. Были среди них и грустные и наверно счастливые... Некоторые вещи Асэми приносила с заданий, выполнение которых для нее также являлось всегда важным и радостным событием...

Решив какое-то время жить и максимально приготовиться к тяжелым боям, на случай если все же придется устранять местное руководство Конохи, Волкова собиралась сначала стабилизировать свой разум, исправив перекосы и эмоциональные сбои, вызванные слиянием двух сознаний. И первоначальным ее планом была ассимиляция практических знаний Асэми, полное подавление, а затем и удаление ее эмоций и личностной составляющей. Но сейчас... Светлана почему-то не могла так поступить.

Девушка несколько часов, не отрываясь, глядела на эту стену памяти. И, скорее всего, это было глупым и неправильным решением, противоречащим всем директивам и здравому смыслу, однако Светлана решила оставить в себе все как есть. Их сознания и эмоции все равно постепенно сольются в одно, но так, по крайне мере, Асэми будет жить. Жить, как неотъемлемая часть Светланы, а Светлана сама станет частью Асэми. И наверно, так все же будет правильно...

"Может, и недолго нам осталось существовать на этом свете, но, даже когда мы умрем, память и чувства к дорогим нам людям останутся в нас и после смерти. Мы будем помнить их до последнего, пока окончательно не растворимся во тьме и пустоте... И кто знает, может и они до сих пор помнят нас..."

Устало вздохнув, девушка подумала, что стоит заняться более нужными вещами, чем бесполезные грустные размышления. Сняв с себя "кимоно", она подошла к большому зеркалу, висящему в комнате, и стала внимательно осматривать свое тело. Как и говорили врачи, регенерация действительно прекрасно работала. Большое количество старых шрамов, полученных в свое время Асэми, полностью исчезли, даже изуродованная огнем кожа на левой руке приняла свой первоначальный вид. Оставались пока только несколько глубоких ран, после боя в Кисаре, сейчас тщательно замотанных бинтами. Расчетное время их полного заживления составляло еще, примерно, около одной недели. В бою такая медленная регенерация конечно вряд ли сильно поможет, но вот в дальнейшем восстановлении, это весьма неплохое подспорье. К тому же, по утверждению медиков, она должна хорошо справляться с заражением, а также с болезнями и ядами. По крайне мере в теории.

Однако не это было самым интересным. Светлана с некоторым удивлением поняла, что она не только биографией, но и даже внешне очень схожа с Асэми. Единственными отличиями был возраст, а также цвет глаз и волос. На Земле у Волковой глаза были карие, теперь же стали светло-голубые, а волосы поменяли свой цвет со светлых на темный. Даже ее нынешний рост, в сто семьдесят пять сантиметров, в точности соответствовал тому, что был у Волковой в шестнадцать-семнадцать лет. Потом, если ориентироваться на данные ее прошлого тела, он должен увеличиться еще примерно на три сантиметра. Черты лица и остальные пропорции тела также полностью совпадали.

Решив не забивать голову очередными странностями, анализ которых все равно невозможен, Светлана пошла на кухню, где на столе лежало ее снаряжение. Нужно было его проверить на предмет повреждений и пропаж. Судя по всему, команда Какаши нашла все же все ее вещи, так как даже маска, которую она потеряла в бою, была на месте. И в этот момент эмоции Асэми снова проявили себя.... Девушка удрученно взяла в руки оплавленный обломок катаны, более менее целой у которой осталась только рукоять и небольшой огрызок лезвия. Не смотря на то, что оружие было из особого чакропроводящего металла, способного проводить и концентрировать энергию шиноби, оно просто не выдержало потока той совмещенной стихии, что использовала Волкова в последнем бою. Еще одна потеря... Эту катану когда-то подарили Асэми ее товарищи, и она очень дорожила этим оружием и вот... теперь его тоже нет...

Немного подумав, Светлана прикрепила обломок к остальным вещам на стене воспоминаний. Вечная память павшим друзьям...

Взяв себя в руки и прогнав лишние эмоции, девушка снова подошла к свертку со снаряжением, и, подняв свое новое оружие, выдвинула его из ножен. Оружие, что она забрала с трупа какого-то убитого ею вражеского шиноби в Кисаре. Это тоже была катана, но, в отличие от старой, она была какой-то... странной.

Длина, примерно девяносто сантиметров, необычное, чуть изогнутое, кроваво-красное лезвие, заточенное с одной стороны, черная рукоять из непонятного шершавого материала, идеальный баланс. Не было ни каких-либо украшений, ни даже клейма мастера, выковавшего клинок.

Неизвестно из какого металла была сделана катана, но она, так же как и старая, отлично проводила чакру, и, как теперь выяснилось, была вполне способна выдержать и мощь совмещенной стихии. Еще интересной особенностью оказалось то, что, не смотря на тяжелый бой в Скрытом Сиянии, на лезвии не осталось ни выщербин, ни царапин, оно даже не затупилось.

Убрав оружие обратно в ножны, Светлана начала разбор остального уцелевшего снаряжения.

К счастью, ее форма, оставшаяся еще со времен Корня, хоть и оказалась сильно потрепана, но все же не получила непоправимых повреждений. Фактически, из одежды у Асэми была только она, обычные прочные сандалии с открытыми носами, ну и теперь еще "кимоно", выданное в больнице. И это казалось бы странным и неправильным, если бы не удивительные особенности этой самой формы.

Асэми не знала, по какой технологии она сконструирована и принцип ее действия, но в материал формы был встроен ряд печатей, которые питались небольшим количеством чакры владельца, а взамен ткань приобретала множество различных свойств. Во-первых, это заращивание прорех. Если не были уничтожены более семидесяти процентов ткани, форма полностью восстанавливалась. Во-вторых, это изменение размера, а также отсутствие швов. Один комплект выдавался Теневому Охотнику сразу после окончания "академии", раз и навсегда, и менялся только в случае уничтожения. Одевался он простым мысленным приказом. И в третьих, форму не нужно было стирать. Так как большая часть грязи, пыли и прочего не приставали к ткани или легко очищались, вода отталкивалась, а пот, кровь и даже запах полностью бесследно поглощались материалом.

Взяв форму и приложив к себе, Волкова отдала мысленный приказ. Через секунду ткань словно перетекла на ее тело, а еще через мгновение, многочисленные прорехи стали медленно зарастать. Одежда отлично сидела, сама идеально подгоняя себя под фигуру и туго ее обтягивая. Материал был довольно плотный и на ощупь напоминал что-то вроде замши, но при этом абсолютно не сковывал движения и нигде не жал.

Следующей вещью, что стала внимательно изучать Светлана на предмет повреждений, был пояс. Фактически основное снаряжение и припасы Асэми хранились не в привычной для Волковой разгрузке или рюкзаке, а именно в нем.

Всю его поверхность занимали секции с вплавленными в ткань печатями (всего одиннадцать штук), представляющими собой сложные геометрические узоры из вязи иероглифов. Каждая такая печать создавала внутри себя что-то вроде пространственного кармана и могла вмещать предметы, практически неограниченные по числу и объему, но всего до пятисот килограмм суммарного веса. Запечатывались или распечатывались предметы просто. Достаточно было только прикоснуться к печати рукой и, пустив немного чакры, представить нужную вещь, как она тут же появлялась в обычном пространстве.

Чтобы запечатать предмет, нужно было только касаться его одной рукой, приложив другую к печати и так же мысленно отдать приказ. Поперемещав туда-сюда маленькую щепку, Светлана в очередной раз невольно задумалась, КАК при таком уровне технологии (или скорее магии), намного превосходящей возможности ее старого мира, можно жить фактически в отсталом средневековье?

Отбросив бесполезные размышления, Волкова достала из пояса большой кусок материи и стала распечатывать и раскладывать на нем всякие, необходимые в повседневной жизни убийцы Корня, мелочи.

Набор ядов - 15 флаконов. Некоторые из них только парализовали, усыпляли, ослабляли контроль над мышцами или чакрой, остальные убивали, медленно или практически мгновенно. Полезный набор, в прошлой жизни у Светланы имелся практический такой же. И, разумеется, к нему прилагался набор антидотов.

Следующими были несколько мешочков с небольшими шариками. Одни шарики взрывались, выпуская облако усыпляющего газа, в других находился ядовитый газ, ну а шарики из последнего мешочка ставили обычную дымовую завесу.

Связка тонких длинных игл, примерно сантиметров двадцать пять в длину. Они назывались сенбоны и, хотя сами по себе являлись не слишком опасным метательным оружием, но, будучи смазаны ядом, могли представлять для врага большую опасность. Так же эти иглы, при попадании в определенную точку на теле, могли вызвать сильную боль, парализовать и даже ввести противника в кому. Но в бою подобные приемы были практически не применимы и в основном использовались уже на пленных врагах.

Сотня сюрикенов. Как и в случае с сенбонами, вероятность причинить этими метательными звездочками смертельный урон шиноби была минимальна и они, в основном, применялись, чтобы ослабить врага, нанеся ему множество небольших ранений. И конечно, здесь тоже можно было воспользоваться усилением оружия ядом.

Тридцать семь кунаев. Они имели плоскую, постепенно расширяющуюся клиновидную форму, чем-то напоминающую лист, и были лишь очень отдалённо похожи на обычные кинжалы. На конце длинной тонкой рукояти находилось большое кольцо. Насколько знала Светлана, данное оружие применялось в Земной японской истории скорее как многофункциональный подcобно-хозяйственный инструмент, чем как оружие. Хотя есть данные, что и на Земле он иногда использовался в боевых действиях. В этом же мире кунай, практически ничем не отличаясь от Земного, кроме разве что лучшего качества железа, использовался исключительно как оружие шиноби. В рукопашном бою он применялся в качестве короткого клинка, а в дальнем, как метательный нож. Еще к нему за кольцо иногда прикрепляли взрывную печать, делая из него не слишком мощный аналог гранаты.

Проверив баланс, остроту и метнув несколько кунаев в дверной косяк, Волкова пришла к выводу, что данное оружие малоэффективно и нужно срочно купить набор нормальных метательных ножей. А данные кунаи если и использовать, то только в качестве этих самых "гранат".

Связка взрывных печатей. Они представляли собой простые листы бумаги десять на двадцать сантиметров, на которых нарисована особая печать. Стоило подать в такой листок немного чакры, как он начинал гореть и взрывался через определенный промежуток времени. Таймер устанавливался во время активации. Чем больше чакры пустишь в листок, тем больше будет время до взрыва. Хоть этим печатям было и далеко до хотя бы стандартных Земных гранат, но это можно было, по крайне мере, компенсировать их количеством.

Далее шла катушка с тонкой проволокой из чакропроводящего материала. Применений она имела огромное количество. Начиная от обычного связывания пленных (благодаря возможности пропускать через себя чакру, проволока обретала огромную прочность, и даже шиноби порвать ее было очень непросто) и заканчивая использованием в создании различных ловушек.

Несколько запечатывающих свитков, работающих по тому же принципу, что и секции на поясе.

Набор для пыток со всевозможными иглами, щипцами, скальпелями, кислотами, наркотиками.

Ну и наконец, последней шла полевая аптечка. Многоразовые бинты, фиксирующие печати, на случай переломов, антисептик, обезболивающее, несколько универсальных антидотов. Различные стимуляторы, способные на время увеличить силу, скорость, выносливость и обеспечить ясность мышления или отбить сон. Таблетки, усиливающие заживление ран и, в случае большой потери крови, способствующие ее более быстрому восстановлению. Пилюли с питательными веществами, помогающие в случае отсутствия воды и пищи, таблетки, ускоряющие регенерацию чакры. И последнее - скальпель, щипцы и флакон с ядом, убивающим быстро и безболезненно, а затем разлагающим тело (на случай захвата врагом).

Закончив разбираться со снаряжением и убрав его обратно в пояс, девушка одела его на себя. Больше делать пока было нечего, и Светлана сначала занялась уборкой в доме, а когда закончила, просто застыла в дальнем углу комнаты, откуда можно контролировать и дверь в квартиру, и единственное окно.

Асэми не нуждалась в кровати, и могла чутко спать практически в любом положении, в том числе и стоя, и даже, если понадобится, вниз головой. И ее тело, настолько же превосходящее прежнее тело Светланы, насколько современный истребитель превосходит машины времен второй мировой войны, могло переносить подобное без каких-либо проблем. Кровь не застаивалась, не приливала к голове, мышцы сохраняли свою прежнюю работоспособность и прочих проблем также не наблюдалось. Что позволяло девушке легко переносить даже многодневные засады в самых суровых условиях. Организм местных шиноби просто поражал своими удивительными возможностями, лежащими далеко за гранью возможностей обычных, даже очень тренированных людей, делая из них настоящие, совершенные машины войны...

Утром девушка проснулась от чьих-то тихих шагов за дверью, а через несколько секунд в квартиру аккуратно постучали. Сначала Волкова подумала, что это обещанный вызов в полицию, но шиноби-курьер передал ей приказ немедленно явиться к хокаге. Снаряжение и оружие Светлана так и не сняла вчера перед сном, поэтому оставалось только одеть маску, которую постоянно носила на службе Асэми, и можно было идти навестить местное начальство. Правда, нужен был еще балахон АНБУ, но на его получение требовалось время, да и не считался он обязательным, поэтому девушка пошла без него.

Возможно, именно сейчас выяснится отношение правительства Конохи к инциденту с Наруто и желанию девушки и дальше его защищать. А значит, можно будет уже точно определиться со своими дальнейшими действиями. И если ей запретят помогать мальчику, то не останется ничего другого, как попытаться устранить руководство деревни и погибнуть в бою, постаравшись утянуть за собой побольше этих гадов. Может с приходом новых правителей, жизнь ребенка станет хоть немного лучше.... Правда не исключено, что и хуже...

Но Светлана больше не видела способов, как она еще может помочь ребенку. Был вариант - вообще ничего не делать, вот только такое ее друзья уж точно бы никогда не одобрили. Лучше попытаться хоть что-то предпринять, чем сдаться, боясь совершить ошибку. Девушка лишь никак не могла решить, стоит ли напоследок прощаться с Наруто... или правильней будет все же сразу напасть на хокаге, пока еще есть такая хорошая возможность...


**********


- Рад, что ты, наконец, поправилась Асэми. Сними маску, в ней пока нет необходимости. - Девушка послушно сняла маску и повесила себе на пояс. Хокаге тепло ей улыбнулся и теперь с видом доброго дедушки, только что увидевшего свою любимую внучку, рассматривал стоящую перед ним двадцать шестую. У Хирузена имелось множество психологических приемов, но это был одним из самых располагающих и действенных для работы с подчиненными. К сожалению, сейчас от него оказалось мало толка. Эмоциональный фон стоящей перед ним шиноби был равен... Да собственно он вообще отсутствовал.

Сарутоби уже давно научился считывать любые чувства и даже мысли людей по различным физиологическим признакам - движениям глаз, уголков губ, положению тела и так далее. Этот метод даже превосходил эмпатию менталистов, от которой легко можно закрыться, свое же тело далеко не каждый сумеет полностью контролировать.

"Мда, не ожидал, что Данзо НАСТОЛЬКО хорошо научится промывать мозги своим пешкам. Абсолютное отсутствие проявления хотя бы минимальных эмоций или естественных рефлексов, как будто передо мной не человек, а скорее кукла. Наверно он все-таки прав и ее срыв в Кисаре произошел не по эмоциональным причинам, а из-за банальной невозможности выполнить задание. Вот только уж больно много там довольно странных моментов... Например, зачем она вступила в прямой бой, после того как убили ее товарищей? Хм... Может она к ним все же что-то испытывала? Но, по словам Какаши, на него - виновника их гибели она вообще никак не отреагировала. Что подтверждается тем, что он до сих пор еще жив. Хм... А то, что по данным разведки Асэми поддерживала хорошие отношения со своими товарищами? И это бездушная Теневая Охотница то! Притворялась? Вполне возможно. Ведь был приказ адаптироваться к новой работе в команде и АНБУ, вот она наверно и старалась подстроиться под новый образ. И все равно слишком многое не ясно..."

Хирузен отбросил всякие психологические маски и приемы, и начал уже откровенно разглядывать девушку. Хотя, в общем-то, это тоже был особый психологический прием, на который пока еще мало какая девушка сумела хоть как-то не отреагировать.

Длинные, до пояса, прямые и темные, как смоль волосы, сейчас собранные в хвост, очень красивые, правильные черты лица, немного бледная кожа. Причем лицо просто поражало своим совершенством, холодной красотой и одновременно полным отсутствием жизни. И под стать ему у девушки были светло-голубые глаза, в которых, казалось, навечно застыл лед.

Фигура Асэми тоже заслуживала отдельного разговора. Девушка была высокая, стройная и изящная, немного хрупкая на вид, имела отличную, подтянутую грудь и двигалась с плавной грацией смертоносного хищника. Все это только подчеркивала абсолютно черная облегающая форма Корня, которую, при переходе в АНБУ, разрешили не менять из ее высокой стоимости и привязке только к своей хозяйке. За левым плечом у девушки, виднелась черная рукоять катаны, а на поясе висела такая же черная безликая маска. Лишь блестевший полированной сталью протектор Конохи, на левом предплечье, немного выбивался из общей картины. Но это было и не важно, так как на задания такие шиноби как Асэми его просто не брали. Бывшая элитная убийца Корня, Теневая Охотница, а ныне Тень, джонин-анбу ...

"И все-таки, как хороша оказалась чертовка! А то раньше, из-за маски и закрытого балахона АНБУ, даже и не разглядишь ничего толком."

Сарутоби даже начал было подумывать приказать ей скрасить его сегодняшнюю ночь, но потом, с неохотой, передумал. Слишком опасно тащить эту двадцать шестую в постель, все-таки нельзя еще сказать абсолютно точно, что ее психика полностью стабилизировалось после Кисары. Мало ли, что она может выкинуть. Да и портить девчонку с адаптивным геномом может быть чревато крайне неприятными политическими последствиями. Если когда-нибудь о ней станет известно, великие кланы могут ему этого и не простить и доставят кучу проблем. Так что придется и дальше довольствоваться чересчур профессиональными и уже изрядно поднадоевшими "постельными убийцами".

Горестно вздохнув, хокаге снова цепко поглядел на все так же равнодушно стоящую девушку. И это учитывая, что он уже полчаса молчит и похотливо на нее пялится.

"Хоть бы слово сказала, что ли, или поморщилась. Мда... Вот уж у кого моим анбу нужно поучиться, а то совсем распустились... Один Какаши чего стоит, уже настолько обнаглел, что и угрозы на него не действуют. Даже вовремя приходить на службу перестал. Считает, что ему нечего терять, ну-ну и на него скоро найдется управа... Эх, если бы не кланы и совет джонинов, уже давно применил бы методику подготовки Корня для своих сотрудников".

В очередной раз горестно вздохнув, Хирузен, наконец, проговорил:

- Как ты уже знаешь, из-за событий в Кисаре твой статус значительно изменился, Асэми, теперь ты джонин S ранга. И это все конечно очень хорошо и я полностью доволен твоими действиями в Скрытом Сиянии, но... есть и неприятные последствия.

Ты очень испугала наших уважаемых соседей, и они сейчас используют все доступные ресурсы, чтобы выяснить о тебе всё и возможно устранить. Также, теперь любое твое появление за пределами страны Огня будет иметь очень... большой политический резонанс. Конечно, во многом такое положение дел Конохе выгодно, но, к сожалению,... и задействовать теперь тебя на обычных миссиях пока не представляется возможным.

Хокаге, внимательно посмотрел на девушку. Должна же у нее быть хоть какая-то реакция на его слова. Полное равнодушие. Подумав, Хирузен решил, что можно перед ней и не распинаться, все разжевывая, а просто отдать нужный приказ.

- Как бы то ни было, сейчас я даю тебе полугодовой оплачиваемый отпуск. Твоя задача, как можно лучше освоить свои новые способности. Допуск к полигонам и архивам АНБУ у тебя есть. Если что-то понадобится или будет непонятно, обращайся, я помогу подыскать учителя. Разумеется, покидать деревню ты не должна. По истечении полугода будет принято новое решение о твоей дальнейшей судьбе. Все понятно?

- Да, хокаге-сама.

- Каждый месяц жду подробный рапорт о прошедших тренировках. Возможно, скоро мы с Данзо проведем проверку твоих новых возможностей.

- Да, хокаге-сама.

- Ну чтож... А теперь я хотел бы поговорить о вчерашнем коварном нападении на джинчурики и раскрытом впоследствии большом заговоре. - Хокаге снова включил образ доброго дедушки. - Подробные рапорты и показания свидетелей мне уже доставили, и опять же я очень доволен твоими оперативными действиями. Лишь благодаря тебе, удалось не допустить освобождение Девятихвостого посреди Конохи и последующую за этим ужасающую бойню. Выяснилось, что смотрители монумента и ирьенин четвертого ранга находились под очень мощным гендзюцу и совершенно не контролировали свои действия. Сейчас они уже пришли в себя и теперь могут вернуться к своим обязанностям. Обвинения с них сняты, а вот поисками настоящего предателя уже начала заниматься специальная группа контрразведки...

Хирузен немного помолчал, перебирая документы у себя на столе, а затем опять поднял глаза на девушку.

- И да, мне сообщили о твоем мнении относительно охраны джинчурики. К большому сожалению, мои руки сейчас связаны. Кланы и старейшины совершенно не хотят слушать доводы разума, и заняты какими-то своими интригами, запрещая приставлять к Наруто телохранителей. Я уже больше двенадцати лет пытаюсь их переубедить, но все бесполезно! - Хокаге скорбно и устало вздохнул. - Даже вчерашнее нападение, ясно показывающее всю степень ошибочности подобной политики, никак не повиляло на их решение! Но я больше не могу с этим мириться! Поэтому хотел бы дать тебе неофициальное задание присматривать за Наруто, примерно два-три часа в день, когда он не на учебе. В академии с присмотром вполне справятся и учителя... Разумеется это не приказ, а всего лишь небольшая личная просьба. Согласна?

- Да, хокаге-сама.

Сарутоби задумчиво покрутил в руках уже успевшую погаснуть трубку. Когда он дал Асэми задание присматривать за джинчурики, ему вдруг показалось, будто у нее на лице, буквально на мгновение, впервые промелькнула еле заметная тень какого-то подобия эмоций. Хотя... Хирузен не был уверен, что ему это не привиделось...Вряд ли кто-то вроде двадцать шестой мог привязаться и что-то испытывать к только что встреченному ребенку. Притворяться да, но испытывать вряд ли. Судя по прошедшему разговору и данным о Теневых Охотниках, сомнительно, что девушка вообще хотя бы понимает, что такое какие-либо эмоции... И опять же слишком много неясного... Нужно будет незаметно провести еще проверки и психологические тесты Асэми...

- Хорошо, тогда можешь идти. И помни, если вдруг потребуется какой совет или помощь, можешь всегда обращаться ко мне, причем даже без записи у секретаря. - Хокаге добро улыбнулся девушке.


**********


Через несколько минут, после ухода Асэми, Хирузен вызвал Данзо.

- Ты пропустил сегодня рано утром экстренное собрание большого совета.

- Прошу меня извинить, хокаге-сама. Я получил важные сведения о начале подозрительной активности людей вашего старого ученика - Орочимару, и мне нужно было с ними ознакомиться и срочно отдать ряд новых распоряжений своим шпионам. Чуть позже я представлю вам полный отчет.

- Чтож, причина более чем уважительная. В таком случае придется мне вводить тебя в курс дела. Прежде всего, обсуждались варианты, как можно теперь с пользой использовать Асэми, учитывая возникшую вокруг нее шумиху.

- И как же? На задания ее сейчас лучше не посылать, чтобы не провоцировать наших соседей на различные... неадекватные действия. Нужно выждать хотя бы год, пока все не успокоится, а за это время можно будет хорошенько ослабить или перенаправить бдительность "союзников" различной дезинформацией. Асэми же сейчас необходимо помочь быстрее раскрыть свой новый потенциал, прежде чем ее где-то максимально эффективно использовать.

- На некоторое ослабление политической напряженности у нас есть полгода. Столько же времени есть и у Асэми на освоение ее новых возможностей.

- Это слишком мало! Тем более, что до экзамена на чунина и нападение на нем Суны еще больше года. Зачем рисковать, предпринимая что-то раньше?

- Ты слишком перестраховываешься, Данзо... Ну да не важно... Асэми я сегодня "попросил" по два-три часа в день приглядывать за джинчурики. Как думаешь, зачем?

- Полагаю, не хотите потерять биджу в преддверии большой игры и, наконец-то, решили дать ему охрану.

- Это не совсем так. Смерть носителя биджу на наши планы особенно сильно не повлияет, хотя и была бы не желательна. Скрытые в песке в любом случае будут действовать согласно договору, что в их же интересах. Причина далеко не в этом...

- А кланы и старейшины уже знают о появлении охраны у Наруто? И почему именно Асэми? Она отличный боевик, диверсант и специалист скрытых убийств, но не шпион и даже не "постельная убийца", в нюансах психологии, человеческих отношений и эмоций Тень совершенно не разбирается. Вряд ли ей удастся наладить контакт с ребенком и должным образом его контролировать. Здесь нужен шиноби совершенно иной специализации.

- Ты сам ответил на свой вопрос. Сегодня на собрании присутствовали и старейшины с главами великих кланов, и они полностью поддержали мой план в отношении Суны. Следовательно, джинчурики так или иначе будет необходим джонин-наставник, когда наш лисенок закончит академию, и Асэми подходит на эту роль идеально.

Помнится, ты все ворчал насчет большой вероятности захвата нашего биджу, если мы выпустим его из деревни? Шиноби уровня и специализации двадцать шестой отлично справится с его защитой и, в случае чего, с подавлением первой и второй ступеней высвобождения демона. А благодаря отсутствию у Асэми шпионских навыков и видимо даже эмоций, она не сможет обрести влияние на джинчурики и паритет в этом отношении между мной, кланами, старейшинами и тобой сохранится. Шикаку с Иноичи даже прогнозируют, что мальчик в скором времени возненавидит своего сенсея и начнет ее сильно бояться, что нам также выгодно.

- А если джинчурики сломается и сойдет с ума или наоборот привяжется к Асэми?

- Как раз для того, чтобы потом не было сюрпризов, и было решено сейчас предварительно приставить к нему Тень в качестве охраны и понаблюдать, что из этого выйдет. А сломаться Наруто никто не даст, якорь, который устроит все стороны, ему уже начали подыскивать. Думаю остановиться на кандидатуре Умино Ируки - нынешнего преподавателя лисенка в академии. Тоже сирота, беден, не особенно умен, нет ни покровителей, ни какой-либо поддержки и он легко согласится на все наши условия. Устроим небольшой спектакль по стандартным схемам... что-нибудь вроде того, где Ирука спасет джинчурики от смерти, закрыв собой. Серьезно раненный учитель, пафосно-слезливая сцена с речью про понимание, волю огня ну и подобный бред. Вполне хватит, чтобы Наруто стал считать Ируку лучшим другом, это и обеспечит его контроль и привязку к Конохе.

- Ну а если Узумаки привяжется к двадцать шестой?

- Да не имеет особого значения, этот вариант похуже, но тоже сойдет. Асэми все равно не хватит умения промыть джинчурики мозги и перенаправить привязку... например на тебя и Корень. Впрочем, вариант с Ирукой, скорее всего, все равно задействуем, лишним это не будет. Кстати, тебе Данзо и организовывать спектакль, когда придет время.

- Хм... думаю, в идее сделать Асэми джонином-наставником Узумаки действительно что-то есть. - Данзо задумчиво потер подбородок. - Благодаря этому мы, кроме всего прочего, находим отличный официальный повод использовать двадцать шестую на миссиях, объясняя это исключительно защитой джинчурики и ее обязанностями наставника. Наши соседи не смогут ничего возразить и обвинять нас в угрозе своим границам, военной экспансии и прочем, хотя, конечно, козни строить не перестанут. Шиноби S ранга, это действительно серьезная угроза и перевес наших сил в том регионе, где он находится, но джонинам-наставникам, согласно договору, запрещено участвовать в прямой агрессии в отношении великих деревень. Если конечно это не самозащита. Однако этот договор легко обойти в различных мелочах... Помнится, Намикадзе поступил похожим образом, просто объявив себя наставником, а затем, на вполне законных основаниях, обеспечив доминирование Конохи в некоторых мелких странах...

- Именно, Данзо. Именно. - Хирузен довольно усмехнулся.