Всецело и навсегда

Слэш
R
Завершён
53
автор
Размер:
12 страниц, 1 часть
Описание:
Примечания:
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
53 Нравится 7 Отзывы 14 В сборник Скачать

По уши и безвозвратно

Настройки текста
Примечания:
“Humanize” – Michael Soul Минхао устал до одури. Устал работать по ночам, крутясь возле пилона и собирая с пола грязные деньги. Устал после бессонных ночей идти в универ, где над ним вновь будут издеваться за его внешний вид и ориентацию. Устал от чувств, которые сжирают его. Он устал существовать. Минхао просто хочется лечь на сырую землю где-то посреди огромной поляны, что окружена многовековыми деревьями темного леса и усыпана яркими цветами, мирно спящими под светом одинокой Луны, и уснуть навечно, подобно растениям вокруг, чтобы больше не терпеть такую жизнь. Но сегодня он вновь танцует в элитном клубе где-то в центре города и надеется, что сегодняшней выручки хватит на оплату аренды. Он оказался на должности танцора совершенно случайно, придя сюда спустя месяц занятий в университете устраиваться хостес. Его попросили выйти вместо какого-то парня, что случайно подвернул ногу незадолго до выступления. В силу своей скромности Хао не смог отказать и вот уже через десять минут стоял на сцене в его любимых предметах гардероба – юбке и чулках – и маске, что закрывала лишь верхнюю половину лица. Обладая природным шармом и отличной пластичностью, Су сразу собрал вокруг себя большую часть посетителей клуба, поначалу действительно наслаждаясь чужим вниманием. А потом нервные срывы, истерики и недосып, что очень сказались на состоянии парня, не давая никак выбраться из этой пучины, что поглотила его уже полностью. Благодаря удивительной красоте, что была сравнима с нежными лепестками белого жасмина и привлекала большинство клиентов, каждая смена Хао проходила так, что помещение элитного заведения было забито под завязку в ожидании выступления звёзды вечера. Он был главным украшением и козырем, ради которого богатенькие бизнесмены, гребущие деньги лопатами, приходили и тратили состояния, чтобы насладиться шоу с участием их любимого мальчика. Мальчика, что очень любит носить юбки и кружевное белье с чулками не только на работе, но и в обычной жизни. Су всегда обладал плохой репутацией только лишь из-за внешнего вида, который обычные хулиганы не считали мужским. Будучи ещё ребёнком, Хао любил стаскивать платья старшей сестры, что никогда его не ругала за это.

***

Родителей и сестры не стало из-за автомобильной аварии, когда Су было всего семь лет, из-за чего он попал в детский дом, где и начались первые издевательства со стороны ребят постарше. Минхао никак не мог понять, почему его избивают ногами до бордовых отметин по всему телу и до потери сознания из-за ударов по голове каждый раз. Сначала он плакал и умолял его не трогать, пытаясь закрыть лицо и макушку руками, а потом свыкся и даже не пытался как-то защищаться, из-за чего детям было скучно долго измываться над ним. Он мог долгое время лежать на асфальте, пока крупные капли внезапно начавшегося ливня омывали его от уже успевшей запечься крови, затем вставал и шёл в душ, а позже обязательно задыхался от кашля, возникающего из-за того, что он вовремя не обращался в медпункт после ледяного дождя, и боли в районе рёбер, что были усыпаны кровавыми гематомами и болели неистово. Спустя несколько лет Су всё продолжал носить платья и юбки, а местным хулиганам наскучило бить парня в женской одежде, что вообще никак не реагировал, даже если кто-то задевал старые раны, что не успевали затягиваться на бледном теле. Мраморная кожа всё также была изуродована синяками, но не имела на себе не единого шрама, что Минхао слегка смешило и удивляло одновременно. Су выпустился из детского дома с триумфом, как один из лучших выпускников за все годы существования учреждения. Он всегда отлично учился, несмотря на частые пропуски из-за увечий, что могли не сходить неделями. Хоть ему и легко давались точные и гуманитарные науки, он старался посвящать всё свое свободное время искусству. Пока родители были ещё живы, отец обучал его игре на фортепиано и вокалу, а мама и сестра – рисованию, что впоследствии вылилось ещё и в любовь к съемке. Он хотел поскорее и как можно дальше сбежать из маленького городка в Китае, в котором провёл всю свою недолгую жизнь, что была наполнена страданиями, которые будут непонятны и незнакомы даже многим взрослым. Минхао был безмерно благодарен своей семье, ведь именно их усилия и занятия с маленьким Хао в детстве помогли ему сейчас поступить по Гранту в один из самых престижных университетов в Корее на факультет дизайна.

***

“High heels.” – Jojo Сбор вещей, перелёт и обустройство в общежитии заняло у Хао всего несколько дней. Он с нетерпением ждал начала занятий, надеясь найти тут друзей и зажить спокойной жизнью. Первое желание у него сбылось даже в большей мере, чем он ожидал, а вот второе – точно в худшую сторону. Ещё в первую неделю учебы он сумел завести несколько знакомств. Джонхан и Джошуа как истинная пара, что встречалась ещё со времён средней школы, везде ходили вместе и почти никогда друг от друга не отлипали, привлекая своей открытостью Минхао, для которого видеть подобное вот так просто в обществе было чём-то удивительным. Су сам подошёл к ним за обедом, а ребята тепло и с улыбкой приняли его в свою скромную компанию. По ходу разговора они выяснили, что учатся на одном факультете, но в разных группах, что сильно огорчило младшего, но парни поспешили его успокоить тем, что многие пары у них будут совпадать и они смогут часто видеться. — Кстати, Минхао, через пару дней будет вечеринка по поводу начала нового учебного года, там будут студенты с разных факультетов. Ты ведь с нами? — спрашивает его Джонхан, что в это время сидит на коленях Джису, кормя его небольшими кусочками дыни. — Эээ, вечеринка? Я что-то не уверен, ребят, — Хао ковыряется вилкой в обеде, совсем не ощущая чувство голода. — Ну чего ты сразу отказываешь? Ты ведь даже подумать не успел, — канючит Джонхан, явно недовольный ответом своего нового друга. — Давай же, ты просто обязан пойти и показать себя, сражая наповал там всех своей невероятной красотой и обаянием. — Ты явно преувеличиваешь, хён, — громко засмеявшись, Су прикрывает улыбку рукой. — Ах, если бы я преувеличивал. Ты ведь согласен с моими словами, Шуа? — Хан поворачивается к своему парню, что очень увлечён поеданием дыни, и, получая в ответ кивок, вновь переводит взор на младшего. — Вот видишь, даже Джису согласен. Так что не верти носом, ты идёшь с нами. Минхао остаётся лишь неуверенно кивнуть, возвращая взгляд в тарелку с нетронутым обедом.

***

Наступает долгожданная пятница, в предвкушении которой Су успел сильно изнервничаться. Вернувшись с пар, он быстро разобрался с домашней работой и, посмотрев на часы, увидел, что у него было ещё два часа до прихода друзей. Минхао побежал в душ, а выйдя из него застал своего соседа, Квон Сунена, валяющимся на кровати. — Боже, эта учёба меня скоро точно убьёт, — Квон, завидев Хао в проеме ванной комнаты, начал тому изливать душу, жалобно подпрыгивая на кровати. Эта картина вызвала у младшего лишь широкую улыбку, которой он и наградил Сунёна. — Представляешь, мы сегодня проходили диф-фе-ран-ци-а-наль-ны-е уравнения. Всё ещё не понимаю, зачем будущим хореографам такое. — Дифференциальные, хён, — уже откровенно смеясь, поправляет его Минхао. — Да черт их разберёт эти уравнения, — Квон лишь отмахивается от младшего, чем заставляет того ещё громче засмеяться. — А ты куда-то собираешься? На вечеринку что ли? — Ты тоже идёшь, хён? — Минхао вмиг затихает и с надеждой в глазах обращается к тому. Они жили вместе всего неделю, но этот крикливый и вечно улыбающийся хен очень успел ему полюбиться. Получая в ответ утвердительный кивок, младший начинает светиться ярче солнца. — Тогда я обязательно познакомлю тебя со своими друзьями, вы точно должны друг другу понравиться. Спустя полтора часа сборов Минхао стоял перед зеркалом, окидывая себя требовательным взглядом, и не мог понять, что же его не устраивает. На нем было милое розовое платьице, что гармонировало с его русыми волосами, под низ которого он надел белый топ. Стройные ноги были облачены в полупрозрачные чулки чуть выше колена, а под подолом короткого платья на правом бедре скрывалась кружевная повязка. На ногах были белые босоножки, что так любит Минхао, на шее – чокер в тон, украшенный бантиком посередине. Парень категорично рассматривал свой образ, закусывая губу и глубоко вздыхая после ощущения неприятного терпкого вкуса железа во рту. Хоши выходит из душа и громко присвистывает, опираясь на косяк. Минхао готовится услышать шквал критики, как было обычно, но сказанные старшим слова его ошарашивают: — Отлично выглядишь, Су, но я бы посоветовал тебе платье другого цвета. Например… мне кажется, тебе бы подошло что-то голубое. Последовав совету хёна, Минхао отыскивает в своём гардеробе платье, о котором уже успел забыть. Добавив пару украшений, он вновь смотрит в зеркало, но уже с удовольствием. Отворачиваясь от своего отражения, русоволосый благодарит Хоши, на что тот одаривает его широкой улыбкой. Су пишет Хану и Джису, что они могут за ним не заходить, потому что того проводит его сосед, и они сразу встретятся на вечеринке. Получая незамедлительный ответ от Юна, Минхао убирает телефон в небольшой клач и ждёт, пока Сунён соберёт все нужные вещи в сумку. Прогулка до места назначения занимает всего десять минут, в которые старший постоянно смешит Хао своими выходками и возгласами на всю улицу. Они слышат громкую музыку ещё издалека и направляются в нужную сторону, продолжая заливисто смеяться. Хао наконец-то чувствует себя хорошо. “Make me feel” – Elvis Drew Хоши уже успел куда-то ускакать, крикнув Минхао лишь что-то вроде: “Выпивка и симпатичные девочки и мальчики меня ждут”. Су на это лишь усмехнулся, даже не думая обижаться на нового друга. Джошуа и Джонхана он нашёл где-то в углу коридора вновь обнимающимися. Младший что-то говорил на ухо Юну, придерживая его за талию и аккуратно пробегаясь по выступающим рёбрам, что были лишь наполовину скрыты коротким чёрным топом, изящными пальцами. Минхао немного поболтал с ребятами и, захотев пить, вновь оставил их вдвоём, направляясь найти что-то выпить. Проталкиваясь сквозь огромное количество людей, что уже успели изрядно напиться, хотя вечеринка началась всего час назад, Хао оказывается в зале, отгороженном от бассейна лишь панорамными окнами. Помещение было просторным, а сам дом, принадлежащий родителям какого-то парня с потока Хао, больше был похож на дворец-музей, а не на место, где кто-то жил, но людей было настолько много, что даже вздохнуть удавалось с трудом и через раз. Пройдя с горем пополам на кухню, Минхао отыскивает пустой пластиковой стаканчик и что-то вроде пунша – он очень надеется, что это хотя бы что-то слабоалкогольное, ибо напиваться он сегодня не планировал. Делая глоток, Су кривится, понимая, что напиток точно алкогольный, но найти что-то лучше явно не получится. Решая выйти на улицу и наконец спокойно вдохнуть хоть каплю кислорода, Минхао проталкивается сквозь толпу пьяных тел, танцующих по всему периметру зала. Покидая душное помещение, русоволосый чуть ли не давится свежим воздухом. Вдруг музыка становится тише, а возле бассейна появляется парень, одетый в чёрные порванные джинсы и полностью расстегнутую яркую рубашку. Минхао невольно засматривается на загорелый торс и выступающие вены, что паутиной уходят под пояс штанов. Сглотнув вязкую слюну, Су еле находит в себе силы поднять затуманенный взгляд на лицо парня, понимая, что он точно влип. Благодаря тому, что Хао любил фотографировать, он хорошо знал многих фотографов и моделей мира. Вэн Джунхуэй – восходящая модель Южной Кореи – в жизни выглядел даже лучше, чем на снимках и был похож на греческого Бога, не меньше. На статую, что была сделана лучшим скульптором, а сейчас ожила и стояла прямо перед Хао. Он явно был наваждением Минхао, что было способно его погубить. — Приветствую вас всех в своём скоромном обители на вечеринке в честь начала учебного года. Пейте, развлекайтесь, танцуйте – в общем, наслаждайтесь вечером. Более не смею вас отвлекать, веселитесь, — проговорил, как оказалось, хозяин дома низким и чарующим голосом, из-за которого у Су подкосились коленки. Минхао успел лишь моргнуть, а след парня уже успел простыть. Русоволосый одиноко сидел на шезлонге, медленно потягивая яркий напиток из пластикового стакана, когда к нему начала приставать пьяная компания. — Эй, а пойдём с нами, мы точно сможем доставить тебе удовольствие, — один из, что, видимо, был главарем всей этой шайки, нахально улыбался Су, который вжался от уже забытого чувства страха в шезлонг, желая раствориться в нем. — Стоп, так ты не девка. Ребят, это же педик в юбке. Тебе что давно не давали в рожу, раз ты ходишь в таком виде? Тебя точно надо проучить. Четверо парней сразу за руки и ноги подхватывают легкое тело парня, который даже не сопротивляется, и кидают того в бассейн. Хоть на улице и было тепло, вода оказалась холодной. У Минхао, что даже не умел плавать, свело все конечности. Он вмиг начал задыхаться, думая, что ледяная толща и станет его погибелью. Находясь ещё в сознании, Су чувствует на своей талии горячие сильные руки, что со всей силы тянут его на поверхность. Джун, поприветствовав всех, отошёл к своим друзьям, что стояли неподалёку, ожидая возвращения парня. — Ты видел, как на тебя пялится та девушка, Вэн? — отпивая из стакана виски, смешанный с колой, спрашивает старшего Джихун. — Она не сводила взгляд с твоих штанов всё время, что ты толкал речь, — поддерживает того Мингю. — Я что-то не совсем уверен, что это девушка, парни, — Вону поправляет очки, получше приглядываясь. Джун весь вечер не может оторвать взгляд от Минхао. Он порывается подойти, но его вечно что-то отвлекает: то бывший повесится к нему на шею, прося вновь с ним встречаться, то друзья просят сделать с ними селфи, то кто-то спросит, где уборная, сбивая у Вэна весь настрой. В очередной раз его отвлекает компания девушек, спрашивая, не состоит ли тот в отношениях, как вдруг он слышит звук всплеска. Резко поворачивается и, не найдя взглядом Минхао, что до этого лежал на шезлонге, бежит к бассейну, ныряя и выдергивая младшего, что уже близок к потери сознания, из воды. Выбравшись на бортик, Джун аккуратно кладёт парня на свое бедро животом, вынуждая того освободить легкие от проникшей в них воды, и, когда Минхао откашливается окончательно, подхватывает его на руки. — Чтобы когда я вернулся, духу вашего тут не было. Только попадитесь мне на глаза ещё раз и я всю дурь из вас выбью, — Джун буквально рычит на компанию, что всего пару минут назад домогалась Хао. Те, лишь увидев разъяренный взгляд Вэна, спешат убраться с вечеринки. Перед Джуном с каким-то парнем на руках расступаются даже люди, что находятся в невменяемом состоянии – настолько яростным выглядел старший. Принеся Су в свою комнату, он сразу же тащит того в душ, кладя его под горячую воду. — Ты сможешь сам раздеться? — получив неуверенный кивок в ответ от всё ещё приходящего в себя Минхао, Вэн ретируется из ванной комнаты, прежде показав, где лежат чистые полотенца и обещая принести тому сухую одежду. Спустя пару минут Джун стучится в дверь и, услышав тихое «войдите», проходит обратно в ванную, видя мокрые вещи на полу и обеспокоено выдыхая. Положив футболку и свои самые маленькие по размеру пижамные штаны на мраморную раковину и закинув сырое платье в сушилку, вновь проходит в спальню, закрывая за собой дверь. Спустя пятнадцать минут звук воды утихает, а спустя еще пять из-за двери высовывается русая макушка. Хао медленно обводит взглядом помещение, освещаемое лишь с помощью настенного светильника. — Эй, ты в порядке? — спрашивает тихий голос из глубины комнаты. — Может тебе что-то нужно? — Да, другие штаны бы не помешали, — Вэн начинает задыхаться, когда Хао всё же отходит от двери в одной лишь футболке Джуна, что плохо скрывает длинные стройные ноги. — Эти оказались на меня слишком большие, — Су лишь пожимает плечами, устремляя взгляд в пол и надеясь, что его красные щеки не видно под теплым светом одинокого светильника. — Это самые маленькие в моем гардеробе, — Джун еле сдерживает порыв подойти к этому хрупкому парню и сгрести того в горячие объятия. Он продолжает сидеть на кровати, сжимая руками покрывало. — Ох, это всё же мелочи. Наверное, я должен отблагодарить тебя, так что спасибо. За всё. Если бы не ты, я не знаю, что со мной было бы. — Не стоит благодарности. Как тебя зовут? — Су Минхао. — А я Вэн Джунхуэй, но ты можешь звать меня Джун, рад знакомству, — он одаривает Минхао мягкой улыбкой, что для младшего светит сейчас ярче солнца. — Ты можешь лечь здесь спать. Это моя комната и я обещаю, что тебя здесь никто не посмеет потревожить, — Джун встаёт с кровати, направляясь к выходу из комнаты. — Если что-то понадобится, можешь вызвать прислугу. Чувствуй себя как дома, — и не дав младшему даже слова вставить, закрывает за собой дверь. Минхао и правда занимает чужую до безумия мягкую кровать, почти сразу проваливаясь в царство Морфея. Утром Су чувствует, что не может не то что двигаться – он не может даже дышать. Крепкие руки, что забрались под футболку и сейчас сжимали его талию, было до одури приятно на себе ощущать. Повернувшись на другой бок в попытке выбраться из пут, Минхао теряет дар речи. Перед ним лежит никто иной, как Вэн Джунхуэй. Если бы не руки на талии, Су точно бы упал с кровати от шока. Он начинает рассматривать парня напротив, что во сне совсем не похож на того демона-искусителя, каким был вчера вечером. Сейчас Джун больше напоминает ангела, что соизволил снизойти до простого смертного в лице Хао. Русоволосому всё-таки удаётся выбраться из жарких объятий, не разбудив старшего, и, найдя свои вещи, бесшумно покинуть комнату, а впоследствии и дом. Минхао твёрдо решил избегать Джунхуэя после произошедшего, чтобы нечаянно не влюбиться, не понимая, что он уже – по уши и безвозвратно.

***

“Chills(Dark version)” – Mickey Valen, Joey Myron — Хао, тебе ещё не надоело бегать от Джуна? — устало выдыхает Хоши, пока они оба валяются на кровати и смотрят какое-то шоу. — С вашего знакомства прошло уже три месяца, а он всё ещё жужжит о тебе на ухо Джихуну, которой потом жалуется мне, — на вечеринке Сунён в «поиске симпатичных мальчиков» сумел наткнуться на Джихуна – друга Джуна – и через пару мгновений уже сидеть на диване с ним в обнимку. Спустя месяц свиданий они начали встречаться и теперь Хао действительно был окружен одними парочками. — Джун-хен говорит обо мне с кем-то? — не веря собственным ушам, переспрашивает Минхао. — Нет, лучше не отвечай. Мне плевать на него, я слишком занят учебой и работой, — Су устал врать всем вокруг – а особенно себе – говоря, что ему плевать на Джуна. Он понял, что не справился со своей целью, уже спустя неделю занятий, во время которой постоянно натыкался на Вэна, что каждый раз порывался с ним поговорить, но Хао, завидев его издалека, постоянно убегал. — Минхао, он неплохой человек. И ты не будешь его обременять. И ты не станешь ему омерзительным, если он узнаёт о твоей работе, — Су впервые видит Квона настолько серьёзным в чём-то, кроме танцев. — Просто подумай над моими словами, — разочарованно вздыхая, Сунён вновь отворачивается к экрану. На следующий день Минхао, придя в общежитие после пар и сделав все домашние задания, начинает готовиться к работе, понимая, что уже опаздывает. Он закидывает нужные вещи в сумку и решает накраситься уже в клубе. Выбегает из комнаты, закрывает дверь и мчится на нужный автобус. Кое-как успев, Минхао направляется в гримерку, переодеваясь там в короткую белую юбку, из-под низа которой выглядывает кружевное белье, и чулки и наносит лёгкий макияж, после надевая маску. До его первого выхода остаётся ещё пять минут и он спокойно выдыхает, радуясь, что никого не подвёл своим опозданием. Куратор оповещает русоволосого о выходе и он, напоследок посмотрев в телефон, идёт в зал. Сцена, где располагались пилоны, была защищена чем-то вроде железной клетки. Между прутьев нельзя была просунуть даже руку, поэтому клиенты могли себе позволить лишь кидать пачки денег понравившемся танцорам. Только самые богатые могли позволить себе приватный танец, что длился не дольше двадцати минут и при котором танцора можно было касаться лишь с его позволения. Если правила были нарушены, работник мог нажать тревожную кнопку и охрана мигом выкидывала клиента из клуба без возможности туда вернуться когда-либо. Несмотря на такую строгость, зрителей в заведении была всегда много. Минхао достаточно быстро учился работе с пилоном и потому танцевал уже полтора месяца, за которые он ни разу не решился взять приватный танец, хотя от желающих заплатить огромную сумму за двадцать минут наедине с парнем не было отбоя. Су хватало чаевых, что кидали на сцену, на жизнь и он не хотел брать что-то большее. Его моральное состояние за это время очень сильно ухудшилось, и он не горел желанием всё усугублять. Он видел, насколько невменяемыми бывают клиенты у его коллег, поэтому даже деньги не могли на него повлиять. Хао, полностью поглощённый музыкой, выводил на своём стройном теле изящными пальцами лишь ему одному понятные узоры. Зная, что за ним пристально наблюдает куча глаз, он проводил руками по шеи и ключицам, потом по груди, задевая темные бусины сосков и судорожно выдыхая из-за этого, спускаясь по впалому животу к подолу юбки, чуть приподнимая ее и выставляя на всеобщее обозрение кружевное белье, что почти полностью просвечивало. Зрители внимательно следили за каждым его движением, ощущая давящую тесноту в штанах. На сцене с каждой минутой было всё больше денег и, когда закончилась крайняя на этот выход песня, Минхао, повернувшись спиной к залу, нарочито медленно наклонился, из-за чего короткая юбка вообще не прикрывала более ничего, и поднял несколько пачек денег, обворожительно улыбнулся через плечо и скрылся за кулисами, устало направляясь в гримерную. Джунхуэй, заходя в клуб в компании Мингю и Вону, всё ещё был не в восторге от идеи друзей. — Джун, тебе точно нужно развеяться. Давай выпьем, а потом вызовешь себе какого-нибудь смазливого паренька на приват, — Мингю приобнимает старшего за плечо, толкая его к барной стойке. — Это один из лучших клубов Сеула и тут ты точно сможешь найти кого-то, чтобы забыть этого Минхао. — Я не хочу забывать, как ты выразился, “этого Минхао”, — с холодом в голосе и глазах отвечает Джун, прося бармена налить ему чего-то покрепче. — Я всё ещё хочу его добиться, о чём говорю вам уже три месяца. — Но он ведь игнорирует все твои попытки, избегая тебя, — вмешивается Вону, что сильно переживает за друга. — Мне без разницы. Даже если он не ответит взаимностью, я не хочу сейчас пытаться заглушить свои чувства какими-то случайными связями. Зал позади парней взрывается аплодисменты и они одновременно поворачивают головы в сторону сцены, на которую вышел стройный парень в маске. Джун без интереса разглядывает его, пока не замечает в тусклом свете заведения родимое пятно на внутренней стороне бедра. Вэн, хотя подтвердить свою догадку, выпаливает, не подумав: — Я хочу от него приват. — Стоп, что? Ты же только говорил, что тебе не нужны все эти мальчики. Да и он толком не успел показать себя, чтобы его выбирать, — ребята недоуменно переглядываются между собой, после возвращая взор на Джуна, что смотрит на сцену, не мигая. — Я пойду закажу его, парни, — Джун подскакивает со стула и несётся искать куратора. — Это ему глоток виски так в голову ударил? — парни пожимают плечами и отворачиваются обратно к барной стойке, прося повторить коктейли. Джун, найдя администратора, озвучивает своё желание. — К сожалению, он обычно не берет приваты. Давайте я предложу вам друг…, — работник клуба не успевает закончить предложение, как Джун его перебивает. — Нет, мне нужен именно он. Я готов заплатить любые деньги. Назовите ему мое имя, он должен согласиться, — куратор с недоверием смотрит на Вэна и, узнав его имя, обещает поговорить с танцором после его выступления и, если что, пригласит Джуна в приватную комнату. “Who do you want” – Ex Habit Спустя пятнадцать мучительных минут, что Вэн ждал ответа, он сидел на большой кровать в просторной комнате, что тонула в красном свете. Администратор сообщает, что танцор подойдёт через пять минут, в это время объясняя ему все правила. Джун его внимательно слушает и иногда кивает, боясь что-то пропустить и впоследствии сделать не так. Он отвалил за эти двадцать минут действительно огромную сумму и сейчас точно не мог оплошать. После ухода куратора, в комнату заходит он. На нем уже чёрная юбка, колготки в сетку и неизменная маска, закрывающая верхнюю часть лица. Также возле двери Джун замечает туфли на высоком каблуке, которые только что скинул танцор. Он ступает по мягкому ковру бесшумно, словно кошка, в сторону старшего, что не сводит с него затуманенного взгляда. Вэн с каждой секундой всё больше убеждается в том, что перед ним Минхао. Джун начинает задыхаться, когда подошедший вплотную Су едва касается его колен своими. Вэн чувствует запах кокоса и малины, что въедается в дыхательные пути, оседая плотной пеленой на лёгких. Парень готов всю жизнь вдыхать лишь это сладкое сочетание – настолько невероятным оно ему кажется. Су кладёт руки на широкие плечи старшего, слегка впиваясь ногтями в кожу, что была скрыта под тканью черной футболки. Вэн сильно закусывает губу, чувствуя мерзкий привкус железа на языке, чтобы не застонать в голос с настолько мелочного действия. Он еле держится, чтобы не сжать осиную талию в своих руках, что сейчас покоятся на его бёдрах. Минхао давит коленом, намекая, чтобы старший раздвинул ноги. Джун повинуется, ощущая, как возбужденная плоть трется о штаны, пропитывая вещь естественной смазкой, и всё же тихо стонет, чем заставляет русоволосого ухмыльнуться. Следующее действие танцора вводит Джуна в шок – Минхао седлает его, специально случайно проезжаясь промежностью по паху старшего. В этот раз Вэн стонет громко, совсем не сдерживаясь, побуждая Су повторить своё действие. Руки Джуна, что он убрал на кровать, были перемещены самим Су под подол короткой юбки. Парень, почувствовав под пальцами кружево, сильнее сжал нежную кожу, заставляя Минхао судорожно выдохнуть. Вэн знал, что с ним не будут разговаривать с помощью слов – младший общался с ним с помощью тела – и совсем не был против, продолжая исследовать бёдра парня. Хао, что до этого прижимался всем телом к старшему, немного отодвинулся, заглядывая уже не в глаза, а в самую душу, и переместил руки с сильных плеч на свою грудь, ведя ими до самой шеи и обратно, по пути задевая набухшие горошинки сосков и издавая стон, от которого Вэн готов был кончить в тот же момент. Джун продолжал задыхаться, но не хотел, чтобы этот момент когда-либо заканчивался, всё сильнее вжимая бёдра Хао в свои. Кружево на Су уже насквозь пропиталось предэякулятом, пачкая штаны Джуна, которому в тот момент было совершено плевать на такие мелочи. На нем сидел ангел, что на сегодняшний вечер принял обличие демона-искусителя, явно собираясь довести Вэна до искупления и стать его наваждением, а Джун и не был против. Он готов был на коленях молить об этом всех богов. Минхао призывно поднимает подбородок, смотря на Вэна сверху. Джун понимает его без слов, мажет по желанной шеи поцелуем, после впиваясь зубами и, словно прося прощения, зализывая. Джун для Минхао – оазис. Минхао для Джуна – панацея. Они тонут в крепких объятиях друг друга, ища спасение в нежных прикосновениях. В дурманящих голову запахах, что засели в лёгких навсегда. В смазанных поцелуях и укусах по всему телу, что из-за необузданной страсти разрастутся узорами по мраморной коже. Слыша стук в дверь и крик куратора об окончании времени, Минхао мигом слезает с желанных чужих бедер, приводит себя в порядок и, не одарив Вэна даже взглядом, уходит из комнаты. Вэн понимает, что он уже – всецело и навсегда.

***

Джун выходит из помещения лишь спустя двадцать минут, еле сумев справиться с возбуждением, что не хотело его отпускать. Мозг вновь и вновь воспроизводил словно пластинку моменты, что Вэн не сможет забыть, кажется, никогда. Он был уверен, что это Минхао, но совсем не ожидал, что младший может вести себя так. Джунхуэй пишет Мингю о том, что поедет домой, попутно направляясь к выходу из клуба и вызывая такси. Русоволосый врывается в гримерку, всё ещё пытаясь отдышаться. Все стены, что он выстраивал три месяца, рухнули в момент, когда куратор сказал о том, что Вэн Джунхуэй хочет заказать его на приватный танец. Хао сам не понимал как и почему, но согласился сразу же, даже не думая о том, какие у этого могут быть последствия. В мыслях крутилось множество вопросов: “Что джун делал в гей-клубе? Он узнал меня? Но как? Зачем он решил меня заказать?”. Голова раскалывалась, но желанных ответов не следовало. Смотря на время, он видит, что его смена уже закончилась и, еле найдя в себе силы, начинает собираться домой, пытаясь не обращать внимания на жуткую головную боль.

***

“Sinsation” – Adrian Daniel На следующее утро Хао просыпается совсем разбитым. Он успел поспать всего пару часов из-за мыслей и воспоминаний, что никак не хотели выходить из головы. Еле как подняв себя с кровати, Минхао тащится в душ, вставая под ледяную воду, надеясь, что это поможет проснуться и взбодриться. Выйдя с душа, Минхао возвращается в комнату, суша волосы полотенцем, и замечает, что кровать Квона заправлена, а значит старший ночевал у Джихуна. Су улыбается, искренне радуясь за друга, и начинает готовить завтрак, попутно подпевая и подтанцовывая в такт песням, что лились из динамиков колонки. Заходя спустя несколько часов, что Минхао провел на парах, в столовую, он видит Джонхана и Джису, машет им, показывая, что сейчас возьмёт еду и придёт к ним, на что получает кивки от обоих. А Джун, увидев Минхао, направляется к Джонхану и Джису, желая закрыть своё расследование окончательно. Парни неплохо друг друга знали и часто общались во время занятий, ведь учились в одной группе. Поэтому Вэн к ним подходит без всяких колебаний. — Парни, вы не знаете, почему Минхао вечно такой уставший? Тут есть повод для переживаний? — старшие знали о том, что Джуну нравится Су и всеми силами пытались ему помочь вместе с Квоном, с которым познакомились ещё на вечеринке. — Я точно не должен говорить тебе об этом, но у Хао нет родителей, — рот Вэна открывается, но вымолвить что-либо он не в состоянии. — Хоть он и учится на Гранте, жить всё-таки на что-то надо, поэтому он работает в клубе по ночам, — Джун окончательно убеждается в своих догадках, всеми силами стараясь скрыть свою осведомленность. — А ещё он иногда публикует свои снимки в журналах, а на это тоже нужны деньги, — Джонхан искренне надеется, что Вэн правильно использует полученную только что информацию. — Свои снимки? Получается он любит фотографировать… — Джунхуэй лишь на миг замирает, думая, а потом с хитрым видом поворачивается в сторону Хао, закричав на всю столовую. — Су Минхао! Я хочу, чтобы ты организовал мне съемку и был моим фотографом! Су, всё это время стоящий спиной к столику друзей, поворачивается как раз в тот момент, когда Джун направляет взор в его сторону. Услышав, что Вэн орет его имя, Минхао боится, что он сейчас расскажет всем о вчерашней ночи, поэтому начинает сильно жмурится, крепко сжимая поднос пальцами. Но когда Джун заканчивает фразу, Су распахивает глаза и от испуга роняет поднос на пол и всё содержимое разлетается по полу. Вэн, совсем не ожидая такой реакции, но, быстро сориентировавшись, подбегает к Минхао и берет того за руки. — Хао-хао, ты не поранился? Я тебя напугал? С тобой всё хорошо? — шквал вопросов, а в голове у Су лишь сдавленное “Хао-хао”, произнесённое виновато и обеспокоено. — А… да, со мной всё нормально, спасибо за беспокойство, — Минхао резко вырывает пальцы из чужих пут и устремляется к выходу из столовой, едва сдерживая слезы. Джунхуэй догоняет его лишь тогда, когда они оказываются в безлюдном месте за зданием университета, и прижимает к себе, зарываясь в русые волосы носом и вдыхая запах кокоса и малины и заметно расслабляясь. Минхао уже не сдерживает рыдания, льнет к чужой груди, пропитывая футболку солёными слезами. — Что ты вообще творишь? Зачем? — голос Хао срывается, из-за чего Вэн его лишь сильнее прижимает к своей груди. — Чего ты пытаешься добиться? — Су не выдерживает и бьет старшего кулаком. Прямо в сердце, что сейчас стучит в груди, пропуская удар за ударом. — Тебя, Хао, — Джун отвечает тихо, но Минхао в его руках резко замирает, на мгновение переставая плакать. — Ч-что ты только что сказал? — Су уверен, что ему послышалось. — Я хочу добиться тебя, Хао, — уже увереннее произносит Вэн, легко подхватывая подбородок младшего и заглядывая ему в глаза, в которых утонул ещё в самую первую их встречу. — Я хочу обнимать тебя. Хочу водить тебя на свидания, не выпуская твою руку из своей. Хочу встречать рассветы и провожать закаты. Хочу готовить вместе с тобой, обнимая тебя сзади и утыкаясь носом в шею. Хочу дарить тебе подарки и видеть твои горящие глаза. Хочу, чтобы ты носил мои вещи, в которых выглядишь просто изумительно и сексуально. Хочу целовать тебя. Хочу покрывать всё твоё тело поцелуями и выбивать из тебя бессонными ночами сладкие стоны, пытаясь поймать каждый. Хочу просыпаться с тобой под боком и наблюдать за тем, как лучи играют с твоими мягкими волосами. Я просто хочу быть с тобой и любить тебя. Ты позволишь мне это сделать? — последнее предложение он произносит лишь одними губами, боясь получить отказ. — Ты такой дурак, Вэн Джунхуэй, — Хао вновь утыкается носом в мокрую от его слез футболку и сжимает ткань в районе сердца, не понимая, что сжимает вместе с ней и сердце Джуна, которое сейчас почти перестало биться в ожидании ответа. — Я очень боялся, что буду тебе омерзителен, когда ты узнаешь обо мне, моем прошлом, о моей работе сейчас. Я просто убегал от тебя, боясь тебе обременять. С самой первой встречи ты не выходил из моей головы. Я постоянно пытался глушить моральную боль в физической, изводя себя учебой и работой, — Минхао на секунду замолкает, а потом, заглядывая в глаза, произносит одними лишь губами. — Можно тебя поцеловать? Джун в тот же миг притягивает Хао к себе за щеки, поглаживая их большими пальцами, и легко касается чужих губ своими, целуя нежно. Су зарывается пальчиками в волосы на затылке Вэна, пуская по телу старшего табун мурашек. Он углубляет поцелуй, аккуратно проталкивая язык между губ Хао, что охотно отвечает на все его ласки, сильнее прижимаясь к крепкому телу. Спустя еще несколько мгновений Су разрывает поцелуй, утыкаясь в лоб старшего и пытаясь восстановить дыхание. — Джун-хен, ты только что забрал мой первый поцелуй. Теперь ты просто обязан взять меня замуж, — Вэн заливисто смеётся и, подхватывая младшего за талию, начинает кружит под его оглушительные просьбы поставить обратно на землю. Джун останавливается на месте, но всё ещё обнимает Минхао за талию, придерживая над собой. Оба смотрят в глаза напротив, наслаждаясь тишиной и обществом друг друга. Первым молчание нарушает Джун, говоря Минхао, что им обязательно нужно будет купить парные кольца, чем заставляет Хао стать буквально алым. — На самом деле, я правда боялся влюбиться в тебя, не понимая, что уже – всецело и навсегда, — Минхао тихо откровенничает и, продолжая обнимать старшего за шею, смотрит на губы Джуна, желая вновь поцеловать его. — Малыш, я даже не представляю, что тебе пришлось испытывать, пока я за тобой гонялся. Но теперь у тебя есть я, что с самого начала уже – по уши и безвозвратно. Су утягивает Вэна в новый поцелуй, показывая, что они есть друг у друга, и это ничто и никогда не сможет изменить.
Права на все произведения, опубликованные на сайте, принадлежат авторам произведений. Администрация не несет ответственности за содержание работ.