ID работы: 12619436

she will choose him

Гет
G
Завершён
79
автор
Пэйринг и персонажи:
Размер:
4 страницы, 1 часть
Описание:
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора / переводчика
Поделиться:
Награды от читателей:
79 Нравится 5 Отзывы 9 В сборник Скачать

Настройки текста
Наверное, худшим временем для Хисына был промежуток с двенадцати до часу дня, когда в университете была большая перемена на обед. Он сидел за круглым столом вместе со своим лучшим другом Сонхуном и его девушкой. С Паком они были знакомы ещё с самого детства, и оба получили стипендию в Сеульский университет как лучшие игроки в хоккей за историю старшей школы. Прям не разлей вода. С ней же они познакомились на первом курсе, просто случайно столкнулись в коридоре, когда она спешила в аудиторию на пару по журналистике. И с тех самых пор они были всегда вместе. До тошноты противно было каждый день наблюдать как они перешёптываются между собой, будто его здесь нет. Было омерзительно смотреть на то как его друг шутит устаревшие шутки, а она смеётся действительно искренне и смотрит на него так, будто он гребанный ангел в человеческом обличии. Для Хисына было неудивительным, что его друг положил на неё глаз. Она была в его вкусе. Но в глубине своей души он надеялся, что на этот раз девушка выберет именно его. Он думал, что Сонхун как всегда будет мяться, ведь в черты его характера не входит знакомиться первому, а уж тем более приглашать на свидание девушку. Какого же было его удивление, когда всегда тихий и зажатый хоккеист позвонил ему в восемь часов вечера и с особым возбуждением начал рассказывать о том, что он пригласил её после матча сходить с ним в кафе. Такое клишированное место, неужели для первого свидания нельзя было придумать что-то получше? Хисын не стал упоминать, что он хотел сделать тоже самое. Должно быть, именно это послужило толчком к его падению. Спустя пару месяцев он узнал, что они официально в отношениях. Ему они рассказали самому первому, лучший друг как никак. Смотрели на него с мерзким торжествующим восторгом, таким, что кости хотелось раздробить в пыль. Он даже помнит как она была одета в тот день. Широкие бежевые брюки и чёрная обтягивающая кофта, которую было видно из под расстегнутого серого пальто. Её светлые волосы развивались от осеннего ветра, а щеки слегка покраснели, то ли от холода, то ли от смущения. Сонхун выглядел не менее счастливым, крепко сжимал её руку и смотрел на Хисына прям как в тот день, когда они выиграли чемпионат между школами. «Гордись мной, друг» — читалось в его глазах. До чего же Хисын ненавидел видеть его таким. Каждый день превратился для парня в наблюдение за ванильной мелодрамой, где он был лишь задним планом. Так, для красоты. Он слушал разговоры о том как они вместе ходят по музеям и читают вместе детективные романы, которые потом непременно обсуждают вдвоём за чашкой зелёного чая, сидя у неё дома. Не сказать, что ему было неинтересно их слушать, даже наоборот, но его внимание было направлено лишь на одного человека. Она умела красиво говорить, её глаза горели, а руки едва ли не задевали приходящих мимо людей из-за активной жестикуляции. Из спокойной девушки она превращалась в ту самую ведущую детских передач, которую так любил Хисын, когда был маленьким. Её светлая, а под лучами света будто прозрачная, кожа казалась для Хисына чем-то особенно эстетически-прекрасным. Ему хотелось каждый раз докоснуться до неё, вдавить пальцы в впалые ключицы, а после сжать до хруста. Он был словно одержим ею. Она была неприкосновенной, а Сонхун возвышался между ними как гигантская бетонная стена, которую, даже если захочешь, ни за что не проломишь. В коридорах она мелькала ярким пятном, которое было способно ослепить, даже если не смотреть вплотную. В какие-то моменты он даже хотел увидеть её тело около своих ног, с вытекающей кровью из её светлой умной головы. Только тогда бы она потеряла свой блеск, только тогда бы она перестала быть для Хисына словно горящее солнце, при долгом смотрении на которое у тебя начинает жечь глаза. Кто-нибудь бы ему обязательно сказал на его фантазию, что у него проблемы с головой, но он видел в этом лишь произведение искусства. Она и есть произведение искусства. Хисын бы все отдал, чтобы дотронуться до её заострённого подбородка и пройтись пятерней меж её коротких волос. Все отдал бы за то, чтобы пересчитать каждый её позвонок и выпирающие рёбра. Он ненавидел её. Чертовски сильно ненавидел. Но больше он ненавидела Пак-мать его-Сонхуна, который прилип к ней словно муха к специальной ловушке, которую вешают на кухне в летний сезон. Нет, ну серьезно, он не отходил от неё ни на шаг. Но стоит признать, что Сонхун был парнем, которого принято считать в обществе идеальным. Он чуткий, понимающий, у них никогда не было недомолвок и ссор. Он знает все об её интересах, а что более важно — они даже похожи. Если честно, они в целом были похожи. Словно родственные души, которые должны были встретиться и остаться вместе навсегда. Хисын таким никогда не был. Привычная рутина начинает трескаться к концу четвёртого курса. Ли не сразу это подмечает, но кусочки картины вскоре начинают отчетливо бросаться ему в глаза. Мелкие стычки, свободные пятницы Сонхуна, которые раньше всегда были заняты, её то и дело хмурое выражение лица. Она все чаще стала проводить время с подругами, а Пак на льду вместе с командой, говоря, что было бы славно увеличить время тренировок. Наверное, это было личным раем Ли Хисына. Окончательно все рушится, когда одним вечером она приходит к нему домой, впервые одна. Её губы плотно сжаты, а из глаз уже готов вырваться целый фонтан горючих слез, который она так старательно пытается сдерживать. —Он уезжает учиться дальше в другую страну. Мы расстались. Действительно, рай. Дальше все происходит по канону клишированных романов. Будущий всемирно-известный хоккеист улетает, а она даже не приходит его провожать. Следующим пунктом стали частые прогулки оставшихся в Корее, а дальше и цветы, и праздники под одной крышей. Хисын впервые целует её в канун Рождества и отмечает, что её губы в точности такие же мягкие как он представлял себе все эти годы. Её волосы значительно отрасли за это время, аж лопатки закрывали. Хисыну нравилось пускать их меж своих пальцев, когда она сидела между его ног за просмотром очередного боевика, которые он так любил. Белоснежные локоны лились струйками словно вода. Затуманенный собственным счастьем и чувством победы, он не заметил, что её глаза больше не такие как раньше. Хисын все также продолжал видеть ярко голубой цвет, который напоминает ему, до ужаса банально, но, океан. Только на самом деле океан прозрачный, спокойный, в котором можно лишь разглядеть собственное отражение. Он пустой. Свободное время они в основном проводили дома. На предложения парня выйти прогуляться, девушка отвечала, что устала на новой работе. Её взяли помощником редактора в какой-то популярный журнал. Если честно, Хисын не вдавался в подробности. Его устраивало все то, что происходит сейчас. Он наконец почувствовал гармонию и думал, что судьба расставила все по своим местам. Он всегда должен был быть с ней. *** Когда прошло три года, Хисын точно был уверен, что он и она — это навсегда. Они жили в своём собственном маленьком уютном мире, который никто никогда не мог потревожить. Она была ведущим спортивным журналистом, а он по итогу стал тренером по хоккею в начальной школе. Все это можно было назвать волшебным. Такой жизни завидует каждый. Он бы тоже завидовал. —Хисын, Сонхун вернулся. Это был понедельник. Чертов понедельник. Понедельник, когда он решил приготовить ужин, потому что она поздно возвращалась с работы. Когда он увидел её, сначала даже впал в небольшой ступор. До этого всегда со непроницаемым выражением лица, она смотрела на него с тревогой и небольшим возбуждением. Как раньше в университете, когда она рассказывала очередную историю из своей жизни, которая для неё много значила. Понедельник был всегда чем-то мрачным и ужасающим. Первый рабочий день после выходных, когда ты через силу поднимешься со своей мягкой постели и с болью в голове идёшь к умывальнику, проклиная всех и вся вокруг. —Его взяли в сборную Кореи, а я должна буду взять у него интервью, представляешь? Не хочет представлять. Интересно, что испытывает человек, когда его придавливает лавиной? Не в прямом смысле этого выражения, конечно, но Хисын испытал именно это. Лишь на мгновение, потому что потом голос в его голове начал настойчиво ему говорить о том, что она теперь с ним, она выбрала его, они вместе уже долгое время и счастливы. Ничто не разрушит это. Ничто не разрушит его мир. Даже если имя этой самой лавине будет Пак Сонхун. Вскоре Хисын начал замечать небольшие, но явные изменения. Она стала чаще смеяться, все реже стала обнимать его перед сном, стала задерживаться на работе. Она снова начала читать книги и снова начала подкрашивать губы любимой помадой. Она все больше становилась похожа на прежнюю себя. Ту девушку из университета, в которую он когда-то влюбился. На интервью с Сонхуном, которое крутили в прямом эфире по главному спортивному каналу, она выглядела как никогда идеально. Ну ещё бы, она собиралась на него битые три часа и не позволяла Хисыну даже притронуться к ней. В тот вечер Ли так и не узнал причину возращения спортсмена обратно в родную страну. Наутро он видит её сидящую в ноутбуке и пересматривающую трансляцию. На губах мелькала улыбка, а в глазах, которые устремились на Хисына, он снова увидел тот самый огонёк, который он помнил ещё с кафетерия. —Правда, я здесь хорошо вышла? Лично Хисын видит Сонхуна, когда тот приезжает к ним домой с тортом и бутылкой дорого вина. Аля встреча старых друзей. Ли испытывает дежавю, когда они сидят втроём за обеденным столом, но скорее пытается откинуть от себя тяжёлые и гнетущие мысли. Хотя желание разломать голову Пака молотком, который мирно покоится в ящике рядом, с каждым словом хоккеиста становится все сильнее. Паранойя уже наступает Хисыну на пятки, но он все также лишь кивает на её слова о том, что сегодня они снова должны встретиться с Сонхуном по работе. Мама учила, что доверия — залог счастливых отношений. Поэтому он, до боли сжимая кулаки, да так, что на ладонях остаются отметины от ногтей, отпускает её и говорит передать привет. Последним шагом к персональному аду Ли Хисына становится вечер пятницы, когда он в окно видит подъезжающую машину к их дому. Она выплывает из неё, заливисто смеясь, а следом за ней выходит Сонхун в идеально выглаженном пальто. Они ещё долго стояли на крыльце и о чем-то разговаривали. Хисын, вероятно, уже знал о чем. Когда она бросает его, а во всех заголовках появляется информация о том, что Пак Сонхун сделал предложение, он осознаёт, что между ними никогда не было ничего особенного. В привычку людей входит создание идеального образа, красивой, уже готовой, картины. Никто не знает процесс её создания, ошибки художника и множество испорченных кистей. Мы восторгаемся и восхищаемся тем, что хотим видеть, но истинную красоту своего шедевра может познать лишь создатель, потому что он связан с этим целиком и полностью. Сидя в одиночестве в своей комнате с её фотографией в руках, Хисын понял, что он и она — это лишь его мир, картина, на которую он лишь мог смотреть и любоваться её чудом, а сияет живая она только с ним. Ли Хисын понял, что знал этого с самого начала. Ещё с того момента, когда она в первую их встречу посмотрела именно на Сонхуна. Она выберет его. Она всегда будет выбирать именно его.
Права на все произведения, опубликованные на сайте, принадлежат авторам произведений. Администрация не несет ответственности за содержание работ.