Останься. Часть 2

Слэш
NC-17
В процессе
125
Размер:
планируется Макси, написано 265 страниц, 26 частей
Описание:
Посвящение:
Примечания:
Публикация на других ресурсах:
Запрещено в любом виде
Награды от читателей:
125 Нравится 80 Отзывы 80 В сборник Скачать

Глава 10

Настройки текста
Чимин резко открыл глаза и сначала не понял, где находится из-за кромешной темноты вокруг. Осознание пришло через мгновение. С правой стороны, на плече ощущалось что-то тяжёлое. Он попробовал немного выпрямиться и услышал жалобный стон. — Хён, как ты? Джин зашевелился, тоже попытавшись сесть ровно. — Рука. Кровь удалось остановить. В воздухе чётко ощущался её запах, из-за жары вдыхать было тяжело. Это вызывало головную боль и тошноту. — Позволишь мне взглянуть? Ким инстинктивно прижал руку к себе. Место ранения неприятно пульсировало. Повязка, сделанная из рубашки Тэхёна, насквозь пропиталась кровью и её необходимо заменить. — Я сделаю новую. — Подал голос бывший друг из противоположного угла комнаты. Тэ постарался оторвать кусок ткани. Он хотел быть полезным. Чимин проигнорировал его слова, вместо этого осторожно прикоснувшись к пострадавшей руке. — Пожалуйста, я не причиню вреда. Воспоминания о том, как вчера вытаскивали нож, больно кольнули в груди. Наверное, эти крики ещё долго будут его преследовать. Когда они уже почти уснули, голодные и обессиленные, двери их тюрьмы распахнулись, и снова зажёгся свет. Внутрь вошёл грозный охранник с автоматом на перевес, он поставил в углу металлическое ведро и три небольших бутылочки с водой. Потом, также молча, удалился, погасив висевший на потолке прожектор, выключатель от которого, по всей видимости, находился снаружи помещения. Тэхён первым воспользовался любезно предоставленным «туалетом», сгорая от стыда и стараясь не издавать лишних звуков. Чимин поднял с пола воду и, открыв крышку, напоил сначала Джина. Тот жадно осушил всю бутылку. Надо было разделить. Неизвестно, сколько они здесь пробудут и когда в следующий раз можно ожидать «поставки» воды и какой-нибудь пищи. Джин осознавал, что ему не навредят, по крайней мере не сидящий перед ним человек, поэтому глубоко вдохнул и приготовился к новой порции боли. Блондин очень медленно стал разматывать ткань. С каждым движением, Ким трясся всё сильнее, глотая слёзы. Света не было, приходилось ориентироваться практически на ощупь. — Давай сюда новую повязку, — не глядя на Тэхёна, сказал Пак. Тот подполз ближе и вложил в протянутую руку кусок ткани. Сам он остался в тонкой майке, но с учётом температуры, которая здесь держалась, было вообще не холодно. Нож, отброшенный куда-то в сторону, после того, как его извлекли из руки, сегодня пригодился, чтобы лучше нарезать рубашку, на более ровные части. Вчера они не догадались этого сделать, слишком напуганные произошедшим и тем, что кровь никак не останавливалась. Тэ пришлось держать Сокджина. Но так хотелось забиться в угол и заткнуть уши руками, чтобы не оглохнуть от этих душераздирающих звуков. Закончив с наложением относительно чистой ткани на ещё свежую рану, Чимин потянулся к своей бутылке с водой. Там осталось меньше половины. Сделав несколько глотков, он протянул её Джину. — Нет. Это твоя порция, пей сам. — Хён, ты получил серьёзное ранение и потерял много крови. Так что выпей, пожалуйста. — Хорошо. Он сделал не больше двух глотков, упрямо отодвинув от себя бутылку. Затем бросил взгляд туда, где молча сидел Тэхён. — Чимин, позволь ему осмотреть твою шею. Не хватало ещё заражения крови получить. Пак усмехнулся. И в этом был весь Сокджин, он снова ставил в приоритет другого человека. Заражение крови скорее грозило ему, с учётом второй серьёзной травмы, полученной в этих стенах. А несколько царапин от ошейника, ничто, по сравнению с отрезанным пальцем и проткнутой насквозь ладонью. — Я в порядке, не стоит беспокоиться. — Отмахнулся Пак. — Мне не сложно. Пожалуйста, Чимин. Тэ умолял и от этого становилось особенно неприятно. Чимин казался себе просто чудовищем. Но почему тоже самое не испытывает сидящий рядом с ним предатель? — Хорошо, — он согласился только для того, чтобы успокоить Джина, а не совесть Тэхёна. Ким приблизился, придерживаясь за стену, и сел максимально близко. Инстинктивно захотелось отодвинуться от него или хотя бы не дать к себе прикоснуться. Чтобы не сделать ничего из этого, пришлось сильно постараться. Длинные и, несмотря на жару, прохладные пальцы легко коснулись поврежденных участков, не вызывая боли. Но от неприятных ощущений блондин всё равно тихо зашипел сквозь стиснутые зубы. — Прости. Давай, я промою рану? Одна из них достаточно глубокая. — Не стоит тратить воду. Её и так слишком мало. Мы не знаем, когда принесут ещё. Тэхён опустил голову, а потом вернулся на своё место. Они просидели в тишине какое-то время. Тело начало затекать, очень хотелось размяться, хотя бы немного пройтись, но площадь этой комнаты позволяла сделать буквально пять шагов от одной стены до другой и шесть шагов от стены до двери. В какой-то момент Чимин остановился примерно посередине и обернулся в ту сторону, где сидел Тэхён. — Что случилось с Чонгуком?

***

Несколько часов назад

После того, как Чимин, понурив голову, отправился в сторону здания, в котором работал, Чонгук с Тэхёном сели в машину, чтобы отправиться в квартиру Кима, где сейчас оба проживали. Гук не выдержал и спросил: — И что это сейчас было? — О чём ты? — Тэхён посмотрел на него, но как будто действительно не понял вопроса. — Ни о чём. Поехали домой. Их машина выехала с парковки и влилась в общий поток. На небе сверкали молнии и отчётливо пахло дождём. Через несколько километров из-за автомобильной аварии, они встряли в огромную пробку. Тишина в салоне казалась почти осязаемой. — Ты ничего не хочешь мне сказать? Водитель перевёл взгляд на своего притихшего пассажира. Тот словно и не здесь находился, уперев лоб в стекло, он смотрел, как с неба льёт дождь. — Тэ, всё в порядке? Чон протянул руку и прикоснулся к его плечу. Парень тут же дёрнулся, как от удара, и испуганно посмотрел в глаза. — Боже, да что с тобой? Ты уже серьёзно начинаешь меня пугать. — Прости. Ким весь сжался, опустив голову, а по щекам потекли слёзы. Гук вообще перестал что-либо понимать. — Ким Тэхён, объясни сейчас же, что происходит, пока у меня сердце не остановилось от страха. — Я тебе изменил. Чуть слышный шёпот сорвался с губ. Водитель резко ударил по тормозам, едущая позади них машина засигналила, только минимальная скорость, обусловленная дорожной ситуацией, не дала случиться ещё одной аварии. Чонгук всем корпусом повернулся в сторону пассажирского сидения. — Что ты сделал? — Я изменил тебе, но практически не помню, как это произошло. Ким заливался горькими слезами. Он боялся поднять голову и даже готовился к тому, что его сейчас могут ударить. Позади снова начали сигналить, на этот раз призывая начать движение или убраться с дороги. Чонгук выбрал второе. Он заехал на парковку какого-то торгового центра и заглушил мотор. — Рассказывай. Гук произнёс это спокойно, совсем без эмоций, но от этого стало только страшнее. Кое-как взяв себя в руки, Ким вытер слёзы и бросил робкий взгляд на Чонгука. Тот смотрел строго перед собой, сжимая руль до побелевших костяшек. — Это случилось через несколько месяцев после того, как мы вернулись с тобой из отпуска. После окончания мирового тура Чимина. Чон прикрыл глаза, пытаясь осознать тот факт, что его столько времени водили за нос. — Мы познакомились в баре, проговорили до самого утра, он проводил до дома. Я не планировал с ним больше видеться. Клянусь! Ким потянулся, чтобы дотронуться до руки, но Гук не дал этого сделать, отпрянув чуть в сторону. Он не хотел, чтобы его сейчас касались. Рука повисла в воздухе, а затем вернулась обратно на колени. — Что было дальше? — По-прежнему не смотря на собеседника, спросил он. — Я не помню. Всё, как в тумане. Вот он позвонил, потому что захотел снова увидеться. Я решил, что ничего страшного не будет, если мы пропустим по стаканчику. А потом пустота. Возможно, в мой напиток что-то добавили, пока отлучался в уборную. Не знаю. Я пришёл в себя в какой-то комнате, а он уже был сзади. Я не хотел этого, но не мог сопротивляться. Тело не слушалось. И ещё какие-то вспышки. Как оказалось, он сделал фотографии. — Видимо, ты был настолько хорош, что он решил сделать несколько кадров на память. — Гуки, прости. Мне очень жаль. Чон отпустил руль и откинулся на спинку сидения, прикрыв глаза. На его щеке тоже блеснула слеза. Такого предательства он никак не ожидал. Сделав глубокий вздох, Чонгук повернул голову в сторону и посмотрел на Тэхёна, который не переставал плакать, закрыв лицо руками. Он злился и на себя в том числе. Как жаль, что невозможно всё отмотать назад, поступить иначе, не тратить время на ссоры, а просто находиться рядом с любимым человеком. Тогда всего этого, однозначно, можно было бы избежать. Он слишком хорошо знал Тэ. Они смогли проникнуть под кожу, в сердца и мысли друг друга. Несмотря на уязвлённое самолюбие, Гук верил, что секс не был добровольным. С трудом взяв себя в руки, он сказал: — Вы хотя бы предохранялись? Надеюсь, что этот парень не наградил тебя каким-нибудь венерическим заболеванием. Ким убрал руки, выглядя при этом ещё более виновато. Красноречивое молчание. — Ты ведь мог заразиться чем-нибудь и передать это мне. — Нет. Я проверялся, всё в порядке. Я бы не стал молчать об этом, и не допустил, чтобы ты пострадал. Гук снова уставился вперёд. На лице появилась усмешка и тут же исчезла. — Как благородно. — Я хотел всё рассказать, но не осмелился, потому что самый настоящий трус. — Затем он снова замолчал, нервно кусая губы. — Это ещё не всё. Чонгук перевёл на него ошарашенный взгляд. — Ты что-то ещё от меня скрывал? — Да. Фотографии, которые сделал Марк, тот парень. Они попали в руки Ли Тэмина. Он шантажировал с помощью них и заставил кое-что сделать. — Что именно? — Чон нахмурился. — Это я сообщил адрес клуба и подсыпал наркотики. А позже выяснилось, что Чимин принял какое-то болеутоляющее, поэтому организм так отреагировал. Мне было очень страшно, когда он потерял сознание. — Чимин об этом знает? — Нет. Я не смог ему признаться. — Ким затих. Чистосердечное признание отняло все силы. От слёз разболелась голова, а от осознания того, что они сейчас расстанутся, хотелось просто умереть. — Поэтому ты не хотел вместе жить, придумывая глупые отмазки? Решил таким образом наказать себя? — Стал допытываться Чон. Ему не ответили, но это стало и так понятно. Такое поведение, наконец-то, обрело смысл. — А молчал столько времени, потому что боялся, что я тебя брошу? Тишина. Затянувшееся молчание давило на обоих. — Что мне делать, Тэхён? Голос дрожал от переполняющих чувств. Его силы тоже иссякли. Наверное, стоит разозлиться, возненавидеть, ударить за такое предательство. Но ничего из этого не хотелось сделать. Эмоций, даже негативных, больше не осталось. — Я люблю тебя и всё ещё хочу быть вместе. Но понимаю, что не заслуживаю прощения, поэтому не стану просить о нём. Я пойму, если ты решишь со мной расстаться. Это будет правильное решение. Прости, что так долго скрывал. Мне жаль. Я правда этого не хотел. Чонгук молчал, о чём-то размышляя. На его бедро легла рука и робко погладила. Он положил сверху свою руку с намерением отбросить, но не смог. Вместо этого он переплёл их пальцы и крепко сжал. — Мне потребуется очень много времени, чтобы простить тебя, но расставаться я не хочу. После услышанного новая порция слёз, не заставила себя долго ждать. Чонгук потянулся на соседнее кресло, чтобы прижать к себе и утешить, но внезапно дверь с водительской стороны распахнулась и его грубо вытащили наружу. Даже не успев оказать сопротивление, он получил удар по затылку и потерял сознание. Когда Чонгук пришёл в себя, голова раскалывалась от боли. Непроизвольный стон сорвался с губ. — Очнулся, мой сладкий? Голос был незнаком, а такое обращение заставило волоски на теле встать дыбом. Он хотел прикоснуться к затылку, где пульсировала огромная шишка от полученного удара, но не смог этого сделать, так как руки оказались привязаны к постели, на которой он лежал. Подёргав несколько раз, Чонгук понял, что не сможет освободиться. Он посмотрел в сторону, откуда услышал чужой голос и обомлел. Чон сразу же узнал этого человека. Именно он вел судебный процесс над Ли Тэмином. — Что я здесь делаю? Гук постарался звучать, как можно более уверенно, игнорируя тот факт, что под одеялом, которым его накрыли, он абсолютно голый. Кибом стоял в дверях, слегка улыбаясь, он вплыл в комнату и подошёл к постели. На нём был тонкий шелковый халат кроваво-красного цвета, а в руке бокал опять-таки красного вина. Мужчина довольным взглядом обвёл свою новую игрушку, ещё раз отмечая сильные руки и спортивное телосложение. Он успел немного насладиться этим телом, пока раздевал. Судья смочил пересохшие от возбуждения губы, сделав глоток вина. Член, не стеснённый нижним бельём, дернулся от предвкушения. — Раз первым делом задан вопрос о местонахождении, могу сделать вывод, что ты узнал меня. Не так ли? — Да. Я знаю, кто вы. А теперь ответьте на мой вопрос. — Конечно. Тебя доставили в мой загородный дом. Здесь рядом находится лес и совсем нет соседей, говорю это на тот случай, если надумаешь сбежать от меня. Некоторые мальчики иногда позволяли себе кричать слишком громко, пытаясь тем самым привлечь внимание. Я приобрёл этот коттедж, чтобы никто не мог помешать. Внешний вид мужчины и Гук, лежащий голым в его постели, говорили только об одном выводе, не оставляя сомнений в том, что судья планировал сделать. Чон нервно сглотнул. — Не стоит так сильно пугаться. Я не причиню тебе вреда, если ты конечно будешь покорным, тогда и сам получишь удовольствие от процесса. Кибом присел на кровать и потянулся к лицу, желая ощутить своими пальцами лёгкую щетину, что уже прибивалась на этом прекрасном мужественном лице. Чонгук дёрнулся, избегая прикосновения. Ласковый и нежный голос, звучавший минуту назад, исчез. — Если вздумаешь сопротивляться, твой истерзанный труп найдут где-нибудь в этом лесу. Уверен, что ты этого не хочешь. Монкут вновь протянул руку, проверяя реакцию на полученную угрозу. Как бы это не было мерзко, Гук подчинился. По щеке осторожно провели кончиками пальцев, затем спустились ниже. Вот уже указательный палец скользнул по груди, обводя ореолы сосков, заставляя их напрячься, затем прохладная ладонь замедлилась на мышцах пресса. Чон напряг живот, но сделал это скорее рефлекторно. — Расслабься. Больно только первые несколько раз. И то, если плохо подготовить. Я так понимаю, что ранее опыта с принимающей стороны у тебя не было. Всё верно? Чонгук упрямо молчал. На теле выступил пот. До последнего не хотелось верить, что он оказался в такой передряге. Его собираются не просто убить, а изнасиловать и даже не один раз. Мысли путались, связанные руки уже начали неметь, потому что были подняты над головой. — А знаешь, это совершенно неважно. Если ты будешь послушным мальчиком, я быстро всему тебя научу. В этом нам помогут, конечно же, практические занятия. Не откладывая вопрос в долгий ящик, предлагаю начать прямо сейчас. Неподдельный энтузиазм, которым загорелся Кибом, заставлял напрячься ещё сильнее. Ситуация принимала всё более опасный поворот. — Я сейчас вернусь, только приму душ. Не хочу, чтобы тебе было неприятно из-за того, как от меня пахнет. Судья, не переставая улыбаться, встал с постели и скрылся в соседнем помещении. Послышался шум воды, а затем ванная наполнилась звуками пения. — Надо отсюда выбираться. Ещё раз без толку подёргав верёвки, которыми связали руки, он повторно убедился в надёжности узлов. Поразмыслить над тем, как можно спастись, он не успел. Вода смолкла, и через мгновение в спальню вошёл Кибом. С волос на его халат стекали капли, оставляя мокрые разводы. — Надеюсь, я не слишком долго? Обойдя постель, он встал в ногах, а затем жадно взглянул на промежность, которую от него скрывало лишь тонкое покрывало. Мужчина начал медленно стягивать его вниз, с каждым сантиметром оголяя всё больше тела. Чон сцепил губы. Это было так унизительно. Оказавшись полностью обнажённым под этим хищным взглядом, Чонгук попытался свести ноги, но это оказалось невозможным, из-за того, что они тоже были связаны. — Ты очень красивый и отныне принадлежишь только мне. — С восхищением произнёс судья. Он опустился на кровать и провёл по ноге вверх, едва касаясь смуглой кожи. В руках появился тюбик с прозрачным гелем. — Не надо. — Я буду очень осторожен. Попытка отодвинуться ничего не дала. Связанные конечности по-прежнему надёжно удерживали на одном месте. — Всё в порядке. Я начну с одного пальца, и мы будем неспешно продвигаться дальше. — Он выдавил на пальцы достаточное количество смазки. И пока жидкость разогревалась, продолжил. — Как только я смогу найти простату, ты совсем по-другому заговоришь. Тебе понравится, будь уверен. Когда большой палец прикоснулся к сжатому колечку мышц, Чонгук задержал дыхание. Он не смотрел на своего насильника, стараясь максимально абстрагироваться от всей этой ситуации. Вторжение принесло слабый дискомфорт, больно не было, скорее непривычно. Со вторым пальцем стало заметно тяжелее, но вдруг его тело непроизвольно дёрнулось, как будто слегка ударило током. — Кажется, я только что обнаружил твою заветную точку. Судья широко улыбался, его прямо-таки распирало от гордости. Он методично прикасался к железе, а второй рукой накрыл член и стал доводить до полной готовности, тоже нанеся смазку. Мужчина не переставал двигать обеими руками, пока не услышал приглушённый стон. Чонгук уткнулся в собственное плечо, зажмурив глава. На животе образовалось мокрое пятно. Он только что кончил, запачкав себя и руку судьи спермой. — Такой чувствительный мальчик. Не терпится увидеть столь же мощный оргазм от моего члена, когда я буду тебя трахать. И говорю сразу, что кончаю только внутрь, без использования резинок. Чонгук приходил в себя после произошедшего. Унижение накрыло его с головой.
По желанию автора, комментировать могут только зарегистрированные пользователи.
Права на все произведения, опубликованные на сайте, принадлежат авторам произведений. Администрация не несет ответственности за содержание работ.