ID работы: 12819039

blood vibes only

Гет
NC-17
Завершён
75
автор
Пэйринг и персонажи:
Размер:
4 страницы, 1 часть
Описание:
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора / переводчика
Поделиться:
Награды от читателей:
75 Нравится 4 Отзывы 16 В сборник Скачать

Настройки текста
Это так до жути клишированно, что аж смеяться хочется. В небольшом городке, где количество жителей не превышает даже двух тысяч, оказался серийный маньяк. Согласно статистике, на каждую сотню приходится один психопат с подобными наклонностями. И, зачастую как и во всех подобных сырых фильмах с такими же обстоятельствами, главным злодеем оказывается самый популярный мальчик в старшей школе. Обычно, зритель в начале думает на тихого задрота, которого всегда выводят в подозрительных моментах, а потом происходит эффект неожиданности, когда в кадре появляется всеми любимый красавец с кровью на руках и читает огромный монолог почему он стал таким. Глупцы даже и не подозревали этого до финала, хотя как можно не догадаться, что это было бы слишком типично. Хотя под понятие «типично» подходит именно тот самый эффект неожиданности. Хисын считал подобные фильмы осквернением людей, которые борются ради благой цели. Как он, например. Убирать из мира людей, которые не несут за собой никакой пользы, было лишь хорошим делом. Если изничтожить всех тех, кто ни к чему не стремится, издевается над слабыми, ворует — это принесет планете исключительно пользу. Старшая школа таким дерьмом полна, поэтому выбирать человека, который «падет от его руки», было не особо трудно. Если быть честным, Ли нравилось убивать. Нравилось когда горячая кровь течет по его рукам и забрызгивает одежду. Нравилось слушать последние никчемные вздохи дрожащего тела, которое пыталась ухватиться за что угодно, в надежде, что станет тем самым исключением из правил и выживет, не согласно всем канонам вселенной. Ему нравилось смотреть на тухнущие глаза и ощущать холод, который начинает спустя время исходить от трупа. Ему нравилось ощущать превосходство, а после благодарность Богу за данный ему дар освобождения мира от грязи. Но больше всего ему нравилось, что он до сих пор не понес никакого наказания. Хотя почему должно быть наказание за благородство? Почему-то закон не разбирает каким был мертвый человек, разбирается только факт убийства. Это абсурдно. Множество уродов обижают людей, которые хоть чем-то не похожи на них: за расу, статус, стиль, вкус. Разве такие люди должны состоять в правильном обществе? Еще более абсурдно было, когда на одном из уроков открылась дверь и зашли неизвестные ни для кого мужчина средних лет и девушка, по возрасту идеально совпадающая с выпускным классом. Это точно какой-то непопулярный детективный сериал для старушек. —Дети, это детектив Эндрю Ларсон из ФБР. Он будет расследовать трагичные события, которые происходят с учениками нашей школы, и хочет поговорить с каждым из вас после занятий. А это его дочь, Грейс, она будет учиться с нами. Интересно, какого будет убить дочку детектива? *** Наличие агента ФБР в одном здании слегка усложняло работу, но чистая репутация, идеальные оценки гарантировали защиту не только со стороны самого парня, но и преподавателей. Эндрю Ларсон на аля опросе держал Хисына меньше всех, даже пожал руку. Это еще раз доказывало то, что федеральные органы слишком глупы и не видят того, что происходит у них под носом. Спустя несколько дней просочилась информация, что был задержан ученик из параллели, который торговал наркотиками в отдаленных районах города. Действительно, ведь если ты наркоман, то это делает тебя идеальным кандидатом в маньяки. Ли не давало расслабиться лишь то, что новенькая блондинка постоянно следила за ним. А недавно он узнал от своего приятеля, что она расспрашивала о нем его знакомых. —Чувак, да она просто втрескалась. Как-будто в первый раз. Это могло бы быть и так, но взгляд, которым она смотрела на него, был полон исключительно насмешки, и в нем будто сквозила фраза «я все знаю про тебя, Ли Хисын». Его сжирала паранойя, поэтому он посчитал своим долгом начать общаться с Грейс, чтобы отвести от себя подозрения, которых может быть даже и не было, но это бы успокоило его душу. Или, в крайнем случае, воткнуть ей нож прямо в сердце. Раз так пять. Как оказалось, она была даже интересной. С особым вниманием слушала про историю школы и расспрашивала о городе. Она говорила о человеческих ценностях и намерениях людей. И что интересно, она ни разу не затронула тему о каких-либо происшествиях и работе своего отца. Будто этого даже и не было. Наверное, она стала своего рода успокоением для Ли, потому что изо дня в день он только и слышал о ужасном маньяке, которого нужно посадить на электрический стул. В один день они сидели на берегу маленького озеро в закатном солнце и смотрели на водную глядь. В этот день было не ветрено, поэтому нельзя было заметить даже маленькой ряби. Водоем был словно мертвый. —А ты всегда защищаешь слабых, Хисын? —А кто, если не я? —Учителя, директор? Об этом нужно докладывать. —Да что они могут сделать? Им всем плевать. —А тебе? —А мне нет. Он повернулся на неё и отметил, что её легкая улыбка до безумия чарующая. Настолько, что под грудью колоть начинает. Постоянное времяпровождение с Грейс заставляло его отойти от привычных планов, что очень раздражало. Вместо того, чтобы подготовить все для предстоящей судной ночи над еще одним бедолагой, он сидел рядом с ней и думал о том, что хочет почувствовать её губы на своей шее. Ему хочется убить её прямо сейчас. *** Однажды Грейс приходит к нему домой и приносит яблочный пирог. Причиной стал небольшой праздник в честь её приезда. Кроме Хисына она друзей не нашла, а отец занят на работе, поэтому она пришла именно к нему. Ли рассказывал ей о своей мечте стать известным музыкантом и даже сыграл пару песен на старой гитаре, которая досталась ему от дедушки. Сейчас они были похожи на типичную ванильную парочку. На секунду Ли даже забыл, что именно он совершает все эти преступления, снова и снова сбегая от полиции, которая даже никогда и не рассматривала его кандидатуру. —Я знаю, что это ты, Хисын. Она смотрит на него до одури невинно, откусывая очередной кусочек от пирога. —Ты о чем? —Это было слишком просто. Психологический портрет убийцы было составить не сложно. А еще проще было найти в школе мальчика с комплексом старшего брата и героя. Хисын подумал, что комната перевернулась и что её засосало в центрифугу. Грейс казалась сейчас сущим дьяволом, который объявил об апокалипсисе, который она обрушит на жалкое человечество. Ярость пробирала до трясучки. Девушка успела лишь ойкнуть перед тем как её со всей дури пришибли к стене со стуком. Хисын прижимает нож к её горлу, уже готовясь к тому, что кровь хлынет фонтаном и забрызгает его белую футболку, но почему-то тормозит. В её глазах читается страх, а также какая-то непонятная искра азарта. Раньше он такого не встречал. Обычно все плакали и просили отпустить, говорили, что никому не скажут. А она молчала и ждала, что парень предпримет дальше. На самом деле Грейс было до одури страшно, но отец еще с детства учил её — не показывай хищнику свой страх, он чувствует это. А еще ей казалось, что Хисын больше хочет её убить не столько из-за того, что она открыла его страшный секрет, а столько потому что желает её, но не может этого осознать. Убирать людей, которые не сделали ничего плохого — не его почерк. Она поняла еще это тогда, когда он защитил парня из музыкального класса от тупых амбалов с футбола. —Ты совсем не осознаешь, что сейчас сдохнешь? Девушка хмыкает и закатывает глаза. —Я думала, ты интереснее. Пытки там или что-то еще. А ты просто берешь и перерезаешь человеку горло. Это так скучно. У Хисына желваки на скулах играют и такое ощущение, что сосуды в глазах скоро лопнут от напряжения. Он вдавливает нож глубже, оставляя небольшой надрез, заставляя девушку издать судорожный вздох. Это было неприятно. Нужно быть совсем озабоченной и ненормальной, чтобы находить маньяка сексуальным. Но Грейс не могла ничего поделать со своей нездоровой тягой к больным ублюдкам, которые словно на зло все выглядят как эталоны красоты. У Ли красиво спадала челка на глаза, вены выступали на шее, а сильные руки держали даже слишком крепко. Его ухмылка, и то как он облизывает губы заставляло каждый день девушку елозить на стуле и стараться отвести взгляд куда-нибудь подальше. А сейчас он выглядел особенно горячо. На самом деле, еще с детства Грейс нравилась жестокость. Свою роль также сыграла работа отца, а точнее то, что по ночам она любила рассматривать в одиночку его дела, где были прикреплены самые ужасающие фотографии трупов. Естественно, отец не знал об этом и не знает до сих пор, но маленькой девочке это нанесло определенную травму. И вроде как с ней живется не так уж и плохо, до того момента, пока ты не сталкиваешься со своими тайными интимными фантазиями лицом к лицу. А Хисын, как не кстати, был еще и чертовски обворожительным. —Ты совсем идиотка, да? Ли девушка нравилась. Он сразу понял, что они чем-то похожи. Впервые когда пообщался с ней в библиотеке. Она читала Стивена Кинга и рассуждала о жестокости общества, что в мире есть черное и белое, и что для создания идеала нужно чем-то жертвовать. А также ему нравилось, когда она надевала юбку на занятия и как-будто специально садилась поближе к нему. Хисын, к сожалению, ослепленный новенькой, не смог уловить тот момент, когда она догадалась, что это был он. А это было проблемой. Но было интересно узнать, почему она не сдала его. —Почему не побежала все рассказывать папочке, когда догадалась? Грейс тихо засмеялась и облизнула пересохшие губы. —Я не виновата, что меня возбуждают опасные для жизни ситуации и парни-психопаты. Хисын на секунду потерял дар речи. Черт, да она же чокнутая. Почему-то это заставило Ли впервые почувствовать шаткость в своих ногах. Эти слова будто затягивали в какую-то пучину. В пучину, названную в честь блондинки. Казалось, что это к его горлу прижимают нож. Но глупо было бы отрицать, что она не возбуждает его. Он хочет её. Еще как хочет. Он представлял это практически каждый день как только видел её. Ему хотелось изрезать её тело, оставить множество шрамов и самое главное — вырезать свое имя под грудью, чтобы это было вечным напоминанием о нем. Хотелось попробовать на вкус её кровь и ощутить соленые дорожки слез. Хотелось увидеть её совершенно беззащитной и умоляющей отпустить. Хотелось её изничтожить. —Ты больная. —Поцелуй меня. И он целует, убирая нож с её шеи и откидывая его в сторону. Рукой, которая оказывается на том же месте, он чувствует небольшой надрез, специально вдавливая в него пальцы, чтобы услышать болезненный стон. Хисын целует до привкуса железа на губах и сжимает тело до синяков. Ему плевать, что она ударилась головой. Хотя, ей, должно быть, тоже, потому что она лишь крепче прижимает его к себе, обхватывая одной ногой. —Когда-нибудь я убью тебя. —Не сможешь. Это даже забавно. Даже здесь уместно высказывание про родственные души, которые встречаются в определенный момент. Даже если это души, наполненные психическими отклонениями, которые считаются не нормой для цивилизованного общества. Хотя кто сказал, что это не норма? У каждого свои грани.
Права на все произведения, опубликованные на сайте, принадлежат авторам произведений. Администрация не несет ответственности за содержание работ.