Негласны

Гет
NC-17
В процессе
9
Пэйринг и персонажи:
Размер:
планируется Миди, написано 5 страниц, 1 часть
Описание:
Посвящение:
Примечания:
Публикация на других ресурсах:
Разрешено копирование текста с указанием автора/переводчика и ссылки на исходную публикацию
Награды от читателей:
9 Нравится 1 Отзывы 0 В сборник Скачать

Глава, в которой ничего не происходит.

Настройки текста
Примечания:
      Бескрайнее небо застелено розовыми облаками. Школьные коридоры небесной школы заполнены «учениками». Непризнанные, ангелы и демоны сновали туда-сюда, крутясь по своим делам, обсуждая каждый что-то свое. Кто-то здоровался с ним, а кто-то высокомерно бросал взгляды и уходил, не считая это нужным. Эти дети еще даже не понимают, что их ждет в будущем. Они юны и безрассудны, полны противоречивых чувств и страхов, это дети, у которых были свои проблемы. Когда-то он сам пережил и перерос подобное, отчего сейчас все это казалось просто мелочью на фоне того, через что приходилось проходить каждый день.       Все те, кто попадался на его пути, расступались, обращали на него свой взгляд и проходили мимо, следуя по своим делам. Геральд не вглядывался в их глаза, лишь мельком считывал энергию, просто так, потешить себя после тяжелого дня, в попытке поднять настроение, ведь сейчас где-то в учительском кабинете сидел Фенцио и активно, даже жестикулируя, выказывал свою ненависть в сторону новенькой непризнанной. Уокер, кажется. И дискуссия, а скорее монолог, в одном из кабинетов школы ангелов и демонов, могла длиться ещё долго, не прерви её (стоит заметить, что только на секунду) появление третьего преподавателя со своей точкой зрения, которую он вряд ли выскажет без необходимости. И когда этот ангел успел так состариться…? Не всегда ведь он был таким холериком и занудой.       Поправив свою тунику, Геральд прошел в кабинет, где все происходило, как он и представлял, только с Фенцио сидела персона, которую он был рад видеть. Женщина, чей ласковый взгляд грел почерневшую, гнилую душу, та, кто могла поставить его на место одним лишь ласковым прикосновением ладони к плечу. Мисселина услышала, как он вошел, повернула голову, а ткань, что покрывала светлые локоны, слегка сползла с макушки чуть ниже. Она тепло и искренне улыбнулась вошедшему, символически кивнула в знак приветствия и снова обратила внимание на негодующе восклицающего Фенцио. Демон, с легкой полу-улыбкой, прошел внутрь, закрывая за собой дверь и слыша приветствие от Фенцио, которому тот, в свою очередь, кинул лишь краткий кивок и привычное «здравствуй». Он прошел к женщине, осторожно накинул легкую ткань обратно ей на макушку и положил ладонь на хрупкое плечо, медленно провел к другому, заметив эту мелкую дрожь от осторожного прикосновения. Это заставило его абстрагироваться от оров, которые будто исходили из нутра Фенцио. Тот яростно и громко говорил о том, как Уокер безалаберна и плоха в ангельском деле, что место ей только в небытии. Геральд сел рядом с ней на небольшой диванчик, но соблюдал дистанцию, опершись на подлокотник. Они, как-никак, находились в школе и их могли засечь, чего случиться было не должно, иначе последствия были бы ужасны.       — …Вики — удивительно талантливая девочка, Фенцио. Ты слишком строг к непризнанной из-за предубеждений о её матери. А Ребекка… — ангел прервалась и устало выдохнула. Этот разговор постепенно выматывал ее, и ведь Фенцио даже слушать ничего не желал. Никаких аргументов, ни единого слова. И, к чему споры, его можно было понять с одной стороны, но с другой… Заслужила ли новенькая такую критику? Только эта несправедливость заставляла Мисселину продолжать бесполезный диалог. — А Ребекка Уокер, как бы ты о ней не отзывался, добилась невероятных успехов. И если Вики пойдёт по стопам матери, её ждёт прекрасное будущее. — в отличие от интонации Фенцио, голос женщины не поднялся и на полтона, лицо оставалось неизменно спокойным, а негодование выдавали только немного опустившиеся и сдвинувшиеся к переносице брови.       — Все эти Уокер одинаковы! Лживые стервы, я не позволю ей…!       — Не позволишь ей отвлекать Дино. Мы поняли это еще когда ты говорил об этом в начале ее поступления.       — Да, но она…!       — Мисселина, я бы хотел кое-что с тобой обсудить. Если говорить о Уокер при Фенцио, то он взорвется от злости. — мужчина сказал это, усмехнувшись и показательно проигнорировав негодование и кипящую ярость коллеги под тихий ангельский смешок.       — Геральд! — продолжал свой крик Фенцио, на что демон заметно разозлился. Брови его сомкнулись на переносице и он уже готов был подняться с места, чтобы втолковать старому другу снова о его позиции на этот счет. Но нежно кончиками пальцев она коснулась напряженного кулака, на котором слегка подергивались еще синеватые вены, как раздражение, вызываемое ором, мгновенно угасло. Он взглянул на нее, еще больше понимая, что не хочет больше задерживаться в учительской.       — Ну всё-всё, давайте обойдёмся сегодня без конфликтов, — Мисселина поправила выбившуюся прядь из туго собранных волос, уложила должным образом капюшон и поднялась на ноги. -До встречи, Фенцио.       Мужчина встал следом, слыша, как недовольно цыкнул Фенцио, озлоблено усевшись на стул, наверняка сложив руки на груди и обиженно взглянув на Геральда, но тот даже не обратил на него свое внимание, подошел к женщине, галантно подал ей руку. Для окружающих — лишь проявление вежливости, для них вдвоём — нечто большее. С нескрываемой нежностью накрывая ее широкой ладонью и слегка потирая кожу, игнорируя возмущения друга, который продолжать гнуть свою палку. Ангел же смотрела на Геральда и просто улыбалась. Не хотелось больше думать о нем, а потому брюнет обращал все свое внимание лишь на Мисселину, свою коллегу, своего ангела. Геральд лишь поправил ту же прядь волос, которая все никак не укладывалась, кончиками пальцев едва касаясь кожи ее щеки, от чего собственные крылья дернулись. В какой-то степени эти мелочи в виде ненавязчивых прикосновений оставались роскошью. Тем ценнее были такие приятные моменты, которые своим негодованием продолжал портить Фенцио.       — Вы не понимаете! Это девчонка просто дурит голову моему сыну и…!       — Фенцио. Вики — не Ребекка. Может ей и достался талант матери, но они не похожи. Прекращай сравнивать их. — быстро обрубил Геральд, грубо огрызнувшись и тем самым заканчивая бессмысленный и до ужаса скучный разговор, как и всегда, заведенный постаревшим и морально изничтоженным амбициозным ангелом. Видимо теперь Уокер — та фамилия, которую он не хотел слышать ни при каких условиях.       После демон осторожно взял женщину под руку, направляясь к выходу скорее, пока Фенцио смолк. Но его молчание не продлилось слишком долго и через мгновение была брошена колкость им в след.       — Как же тебе просто об этом говорить!       Геральд застыл на мгновение.       — …Ну, всё, идём. — высказывание коллеги больно кольнуло женщину между рёбер.       С секунду демона одолевали сомнения, но стоило ему только бросить беглый взгляд на слегка уставшую и обеспокоенную конфликтом Мисселину, принял решение проигнорировать и этот вызов из уст друга, выходя за дверь учительской и громко демонстративно захлопнув ее. Но злость не покинула сознание демона. Фенцио не имел ни малейшего понятия о том, что такое — любить, скрывая свои чувства у всех на виду, когда вы всегда рядом. Каждую минуту бояться, что связь между коллегами раскроют и оба поплатятся жизнями за нарушение священного вето. Одна мысль об этом отражалась на лице Геральда нахмуренным, угрюмым взглядом, направленным куда-то вперед и только она одна знала, что за этим скрывалась глубокая печаль. Мужчина мотнул головой, направляясь прочь из школы вместе с ней.       — Фенцио никогда не примет случившегося? Его нытье раздражает.       — Он всё никак не смирится с выбором Ребекки, легче просто… оставить его в покое, — ангел снисходительно улыбнулась и свободной рукой расправила край смявшейся у подола накидки, — Только Дино получает больше остальных. Он не заслуживает такого отношения к себе… Тем более от родного отца. — не смотря на нотки грусти в голосе, выражение лица Мисселины снова смягчилось, стало привычно сдержанным и добрым, просветлел взгляд серовато-голубых глаз.       — Этот эгоистичный карьерист выводит меня из себя в такие моменты. Он знает что говорит и говорит намеренно. — бросил Геральд, отрешенно отведя взгляд в сторону. — Если так продолжится, то доставаться будет не только Дино, но и Уокер. Я не позволю ему загубить будущее девчонки из-за обиды.       — Не спеши так. Если в Вики столько же упорства, сколько в её матери, то она прекрасно справится и без чужой помощи, я уверена. Она уже демонстрирует достойные результаты, пусть иногда и тратит энергию не туда, куда следовало бы. — Мисселина посмотрела на профиль демона.       Выражение лица Геральда сменилось на прежнее спокойствие и насмешливую ухмылку. Никто не должен узнать ни при каких обстоятельствах, что он чувствовал на самом деле. Даже то, что Фенцио знал обо всем — уже опасно. Хотя ангел и никогда не выдавал секретов, но со временем становится все более нервным и болтливым. Только вот сейчас Геральд не желал думать об этом. Учебный день закончился, ученики, как и преподаватели, оказались вновь предоставлены сами себе, и все разбросаны по территории небесной школы и её окрестностям. Все разбредались по своим комната, кто-то гулял во дворике и общался, кто-то провожал двух ярких преподавателей взглядами, после чего весело хихикая за их спинами. Наверняка, они уже давно догадываются. Геральд и Мисселина уже замечали как-то любопытные взгляды Мими и некоторых других студентов, но всё это ограничивалось безобидными слухами или шутками, которыми они делились между собой. Никто из них не давал повода этим смешкам перерасти в шумные сплетни. Да и не в чем их было упрекнуть. Ну, проявляют два учителя друг к другу вежливость, ну общаются иногда на внеклассные темы между занятиями. Где здесь найдешь повод придраться…? Конечно, если постараться, то возможно, но пока что это обходило их стороной. В таком исходе их отношений даже есть какая-то романтика.       Геральд аккуратно держал Мисселину под руку и направлялся вместе с ней из школы подальше. Туда, где они могли спокойно уединиться и открыто проявлять свои эмоции, свою искреннюю, долгую любовь и преданность. Этим местом был дом. Геральда или Мисселины — не важно, но в этот раз пришла его очередь подготовить все к приходу самой желанной гостьи.       Они — ангел и демон, те, кто никогда не должны были даже приближаться друг к другу, но все вышло иначе. Случилось так, что теперь представить себе жизнь друг без друга, без опасности оказаться раскрытыми и лишиться крыльев, было невозможно. Поэтому Геральд каждый раз вел ее к себе домой окольными путями, чтобы никто и не заметил проникновения ангела в дом демона, не расставаясь с амулетом, отданным им когда-то давно еще молодым ангелом Фенцио. Стоило им войти в просторный дом, мужчина первым делом закрыл дверь на замок, а после задернул темные, тяжелые шторы, от чего свет практически не попадал в комнату. Зажглись лампы — все как и планировал брюнет. В доме Геральда ангел чувствовала себя совершенно спокойно и расковано, как у себя. Впрочем, неудивительно — пару раз пройдёшь через ущелье от города ангелов в преисподнею и привыкнешь. Но и в такой рутине им удавалось иногда разнообразить эти свидания.       — Ты слишком романтичен для демона, Геральд. — Мисселина легко улыбнулась, развернулась к нему лицом и поцеловала в щёку, ладонью касаясь тёмных волос.       — Иногда можно и побаловать тебя немного. — в ответ самодовольно хмыкнул Геральд, подставляя щеку под нежные губы.       Он приобнял ее за талию, не желая отпускать, крепко прижал к себе и наслаждался каждой секундой прикосновений, хотя больше и не скрывая этого, а даже показывая — подергиванием крыльев, пылающим взглядом голубых глаз, которыми он будто смотрел прямо в душу, читая, словно открытую книгу. В такие моменты, когда можно было не скрывать своих чувств и не прятать любовь за маской вежливости, Мисселина позволяла демону подольше подержать себя в объятьях, окутать своей энергией, заглянуть в глаза. Очаровательно было видеть его улыбку, этот мерцающий огонёк и слышать, как шелестят перья в черных крыльях. Во всех этих мелочах ангел видела, как Геральд соскучился по ней за весь день. Но вскоре он лишь слегка ослабил хватку, провожая ее к гостиной, где был сервирован стол. На нем в полу-мраке виднелся глифт и два бокала. Геральд галантно отодвинул для нее стул, после чего прошел на кухню и вынес оттуда основное блюдо в виде неряшливо оформленного мяса местной птицы, украшенного зеленью и разного размера нарезанных овощей. Осторожно положив ужин в самый центр, сел напротив, откинув полы своей мантии, разминая крылья.       — Надеюсь тебе понравится. Я сам готовил. — губы мужчины растянулись в спокойной улыбке, а голубые глаза сверкнули в темноте ярким огоньком.       — Ты ведь помнишь, что нам завтра всё ещё на работу? — кинув быстрый взгляд на алкоголь, беззлобно усмехнулась женщина.       — Помню. Но сегодня был чертовски длинный и трудный день. Разве тебе не хочется ненадолго расслабиться? — Геральд протянул руку с бокалом, краем которого аккуратно ударил о бокал в ее руке, — Вот я — очень хочу. — хмыкнул тот, делая небольшой глоток глифта.       В голове быстрыми воспоминаниями всплыли слова Фенцио, который за все это время так и не понял, как им тяжко приходится, не вошел в их положение, правда считая, что все так просто. Геральд снова нахмурился, сделал еще один глоток, но больше, жаднее и недовольнее. Но он не сказал ни слова, отведя глаза в сторону, прикрыв их. Смешанное чувство злобы на Фенцио, предвкушения замечательной ночи и усталости после работы сливались в единый ком некого подобия опустошения. Только осознание того, что важнее всего сейчас было обратить все свое внимание на возлюбленную, привело его в чувства, от чего Геральд тряхнул головой и крыльями, будто опомнившись. Отбросив мысли, он выпрямился и взглянул на Мисселину.       — …Если ты продолжишь думать о брошенных на эмоциях словах Фенцио, тебе даже алкоголь не поможет расслабиться, — она миловидно улыбнулась и поднеся бокал к губам, сделала небольшой глоточек. Ангел не могла заглянуть мужчине в глаза, не видела его мыслей или воспоминаний, но оставалось одно «но». Мисселина просто его знала. Знала привычки и особенности поведения, знала, когда он злился или был чем-то расстроен. — Мне не нужно смотреть тебе в глаза, чтобы понять это. — Ангел отставила бокал с алкоголем, протянула руку через стол и коснулась пальцами ладони Геральда, легко считывая вместе с сильной энергией его противоречивое настроение. -Я понимаю, что тебя это задело, но, Геральд, пожалуйста, не уходи в свои мысли и побудь немного со мной. Сегодня правда был тяжелый день, у тебя ещё появится время подумать. Но потом, хорошо? — она осторожно провела по костяшкам пальцев демона, а после снова выпрямилась за столом и принялась за ужин.       Ее слова заставили его улыбнуться. Будучи столько лет вместе, имея в остатке всю ближайшую вечность, Геральд понимал, что никто не знает его так, как Мисселина. Только эта женщина, буквально небесный ангел, заполонила его разум, делала его лучше и понимала его даже без взглядов. Эта крохотная деталь делала его немного более счастливым.       — Как скажешь, мой ангел, — слегка сиплым голосом проговорил мужчина, улыбаясь ей.       Геральд допил глифт, что оставался в бокале, залпом и поднялся из-за стола, обходя его, подходя прямо к возлюбленной. Он взял ее ладонь в свою, галантно поцеловав тыльную сторону, взглянув на Мисселину все с той же страстью в глазах. Чувствовать энергию друг друга, ощущать её на расстоянии, как будто знакомый вкус или запах — такая обычная вещь у бессмертных. Но она становится удивительно приятной, когда энергия принадлежит кому-то очень тебе близкому и важному, когда ты можешь отличить её вкус от тысячи других, когда эту сладость с горьковатым оттенком ты чувствуешь в запахе собственной одежды. Ангел поднялась с места, потянулась свободной рукой к щеке мужчины, пальцами провела по вискам и осторожно очертила скулы. Она поцеловала демона, легко и ненавязчиво, но несколько нетерпеливо, даже белые перышки в крыльях как будто вздрогнули. Мисселина ведь тоже соскучилась. Соскучилась и страшно хотела растянуть этот вечер. Кто знает, когда наступит следующий? Нарушая закон Неприкосновения, нужно быть готовым ко всему, даже к самому худшему. Когда они соприкасались кожей, когда она просто стояла рядом, эта светлая энергия проникала в Геральда, будто тысячи маленьких иголочек пронизывали и выходили насквозь, заставляя приятно вздрагивать всем телом от непередаваемого чувства близости и сплоченности. Демон ластился к ладони, которой Мисселина коснулась его щеки, словно не видел ее не один день, а целую вечность. Тыльной стороной ладони проведя по тонкой шее, а другой обвивая стройную талию, плотно прижал ангела к себе. Он слишком долго ждал момента, когда они смогут остаться наедине и когда наконец он сможет наброситься на нее без страха быть пойманным.       — Может, день и закончился, но ночь для нас все еще продолжается, — шептал демон, прикусывая мочку ее уха.

Ещё работа этого автора

Ещё по фэндому "Клуб Романтики: Секрет небес"

Отношение автора к критике:
Приветствую критику только в мягкой форме, вы можете указывать на недостатки, но повежливее.
Права на все произведения, опубликованные на сайте, принадлежат авторам произведений. Администрация не несет ответственности за содержание работ.