Обычный вечер, без интриг +13

Слэш — в центре истории романтические и/или сексуальные отношения между мужчинами
Kuroshitsuji

Пэйринг и персонажи:
Клод/Грелль, Клод Фаустус, Грелль Сатклифф
Рейтинг:
R
Размер:
Мини, 4 страницы, 1 часть
Статус:
закончен

Награды от читателей:
 
Пока нет
Описание:
Это был обычный вечер для Грелля Сатклиффа. После очередного проваленного задания и очередной взбучки от шефа он решил прогуляться по Лондону.... и, кажется, немного не туда свернул....

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Примечания автора:
прочитав где-то на просторах инета .... непонятную голематью, которую даже текстом то с трудом можно было назвать,куда уж фанфиком.... , мне подумалось, что у ж если 12 «цензура» пишут ЭТО и называют себя авторами, писателями и т.д., и получают коменты типа: «как круто», «пищи еще», «вау-вау-вау»…. то чем же я хуже… я что не смогу привести хотя бы ЭТО в более-менее читаемый вид, пппффф, вызов принят дамы и господа…. написано по "сюжету" того "текста" ....так что прошу прошения....
16 октября 2013, 23:43
Это был обычный вечер для Грелля Сатклиффа. После очередного проваленного задания и очередной взбучки от шефа он решил прогуляться по такому же уставшему, как и он, городу. Лондон в середине октября был промозглым и холодным. Именно из-за этого костяшки его пальцев замерзли до жути, и он решил забежать в близлежащее поместье погреться. Его совсем не волновало то, что там горел свет и из трубы шел дым, он же шинигами, обычным людям его не увидеть, а даже если там будет кто-то не обычный, то он хотя бы сможет повеселиться (тут должен быть профессиональный оскал Грелля, но его нет…). Он постарался добрести до двери как можно тише, что на его каблуках не очень то хорошо и выходит. Точно так же он попытался открыть дверь, и это получилось у него намного лучше. После того как он зашел внутрь и подождал хоть какой-то реакции со стороны живущих в доме, которая так и не последовала, он решил найти камин и погреться у него. Бродя по комнатам в своих поисках, он лишь смог отметить достаточно интересный и богатый интерьер оных. И открывая очередную дверь на своем пути, Грелль несказанно обрадовался тому, что увидел за ней. Это было именно то, чего он ждал, чего хотел так долго, и о чем всегда мечтал, а именно это был большой камин из черного мрамора с ручной отделкой, который только что растопили большим количеством бревен. Это первое что увидел Грелль, проходя в комнату. Первое, но отнюдь не последнее. Следующим, что он увидел в этой комнате, был мужчина, сидящий в кресле и пьющий чай. Его ничуть не расстроил этот маленький ньюансик. Грелль подошел ближе к камину, внимательно всматриваясь в силуэт перед ним. Пожалуй, было уже слишком поздно отступать…( или просто не хотелось…), когда силуэт перестал быть загадочным незнакомцем и превратился в дворецкого семьи Транси - Клода Фаустуса.- Что ты тут делаешь? – спрашивает с удивительным спокойствием дворецкий, поправляя свои очки.
Грелль немного растерялся, не зная как именно ответить ему на этот вопрос. Поэтому пауза затянулась. И он решил ничего не отвечать и просто отвел взгляд в сторону, надеясь на лучшее.
И лучшее с ним все-таки случилось.
- Может быть чашечку чая? – спросил Клод, из чистой вежливости и предвкушая хоть какое-то развлечение в своей серой и скучной жизни. Контракт с этим маленьким несносным графом, был явно не самой лучшей идеей, но с этим уже сделать ничего было нельзя. Зато с гостем можно было повеселиться и такой шанс не стоило упускать.
Не смотря на еще более удивительный и уж точно совсем неожиданный вопрос, Грелль быстро собрался с мыслями и, не видя смысла отказываться, тихо произнес:- Да, пожалуй, я бы не отказался от чашечки чая сейчас. - К концу этой фразы Грелль успел полностью измениться в лице и голосе, и как бы перети в то улыбчивое, кокетливое и обаятельное состояние, в котором он всегда и прибывал. Такое быстрое перевоплощение действительно достойно великой актрисы. Даже сам не замечая этого, Грелль начал строить глазки Клоду.
- Присаживайтесь. Вы видимо замерзли. Сейчас я подам чай, подождите не много – пробормотал Клод, уступая место в теплом кресле гостю, про себя отмечая как нелепо, но в тоже время мило выглядит шинигами, когда строит глазки.
Грелль уселся в предоставленное ему кресло и начал устраиваться поудобней. Он снял перчатки, но комфорта это не прибавило. Он скинул на спинку кресла свой… теперь свой плащ, но тоже было что-то не то. Он снял свои любименькие сапожки и залез на кресло с ногами, и стал на нем елозить. После всех этих стратегически важных маневров желаемый комфорт был достигнут, и ему не осталось ничего, кроме как ждать обещанного ему чая и нежданную компанию на этот вечер.
Клод не заставил себя долго ждать и подал чай буквально через 15 минут после того, как ушел за ним. Он принес все на позолоченном подносе и начал выставлять на кофейный столик, стоящий рядом с креслом. Сначала на нем оказался небольшой фарфоровый чайничек, за ним последовали две чашки из того же сервиза, потом высокий стакан с водой в котором была алая роза, и, что действительно сильно удивило Грелля, плитка темного шоколада.Пока Грелль с удивлением смотрел на плитку шоколада (что длилось секунды 3), поднос из рук Клода куда-то исчез, а на противоположной стороне у кофейного столика появилось кресло. В него и сел Клод, после того как разлил чай по чашкам. Сидя в кресле, он внимательно начал смотреть на Грелля, изучая его одежду, интересную позу и тело, которое интригующее либо виднелось из-за одежды, либо было очень сильно обтянуто ей. Стоило отметить, что у жнеца было достаточно симпатичное тело. Плечи выглядели небольшими и хрупкими, из-за природной худобы. Там где должна была быть талия, было что-то близко напоминающее ее. Рубашка на животе чуть-чуть задралась так, что можно было наблюдать оголившуюся часть накаченного пресса. Из-за необычной позы Грелля, брюки очень сильно обтянули его бедра, поэтому можно было считать, что брюк нет вовсе. Пройдясь по всему телу не очень долгим, но предельно внимательным взглядом, Клод обратил свой взор к чашке, делая из нее глоток.
Грелль был бы не Греллем, если бы не заметил того особого взгляда, только что пробежавшемуся по нему, и, после не долгих раздумий, не решил бы сыграть в свою любимую игру. Игра не имела ни какого конкретного названия и правила были описаны достаточно туманно, но цель игры всегда оставалась одной и той же: довести выбранную жертву до инфаркта…. Или психического расстройства, нервного срыва, глубокой психической травмы и т.д. в том же духе. Но, пожалуй, он бы описал эту игру одним простым и безобидным словом – соблазнение. Но придется вставить еще одно но: на самом деле предыдущее описание его игры, было куда ближе к реальности, потому что абсолютное большинство избранных им жертв, заканчивали далеко не горячей чашечкой кофе в постель, а именно нервными срывами, глубокими психическими травмами или же просто инфарктами, инсультами и прочими смертельными болезнями, проявляющимися за несколько секунд. Конечно, были некоторые счастливчики, которые тупо никак не реагировали на любые его выходки и провокации, и именно поэтому смогли уйти в более-менее здоровой форме…. Но об этом в другой раз….Решив таким образом скоротать свой вечер, Грелль сразу же принялся за дело. Он взял плитку шоколада, и только одними глазами спросил: – Можно?-Да, можешь открывать,… и есть сколько тебе захочется. Она – твоя. – ответил Клод с голосом, в котором явно чувствовалась усталость с налетом скуки.
Ответом со стороны Грелля, была его фирменная обворожительная улыбка, после демонстрации которой, он немедленно принялся распаковывать плитку. Он сделал это очень ловко и немного пикантно, просто проведя своим алым ногтем в месте стыка упаковки. Дальше он изящно отломил себе несколько долек шоколада. И только со свойственной Греллю непохотливой похотливостью, откусил одну из них.
На все эти действия Клод смотрел с большим вниманием и после окончания этого маленького представления, просто улыбнулся довольной улыбкой, решив, что аплодисменты тут будут не уместны. Помимо этого, наблюдая за деяниями Сатклиффа, он еще кое-что решил для себя. И чтобы воплотить свою задумку, нужно было что-то делать, ведь после окончания своего представления актриса всегда покидает сцену.
- Я смотрю, ты не многословен…. Сегодня или всегда? – не видя ничего перспективнее, решил завязать беседу Клод.- С чего ты это взял?- парировал Грелль. - Я совсем не против помногословничать с тобой, но ты мне просто не дал ни единого шанса на это. Вот я и молчу. – Поддерживая выбранное амплуа, пролепетал он, при этом ни разу не забыв похлопать ресничками в нужных местах.
Клод снова улыбнулся, и решил глотнуть чаю, чтобы более продумать свой ответ.
- Может угостишь меня шоколадкой? Я думаю, если ты съешь ее один, это не пойдет на пользу твоей изумительной фигуре. – С бескрайним демоническим обаянием произнес он после глотка.
- Ммм, не вижу причин отказать тебе в этой просьбе – ответил Грелль. После чего взял плитку шоколада, точно так же отломил от нее кусочек, и перегнулся через стол со всей изящностью кошки, чтобы исполнить просьбу демона. И не забывая о своих коварных целях, вложил лакомство прямо ему в губы.
После немного диковатого облизывания со стороны демона, и обаятельной улыбки жнеца, расклад противника обоим стал понятен. Беседа быстро завязалась. Точно так же быстро стал исчезать чай….
И вот он был допит.Весело проведя время и вдоволь нафлиртовавшись с демоном, не думая о возможном продолжении вечера, Грелль решил откланяться. Он надел свои сапожки, валяющиеся на полу. Встал. Надел перчатки и накинул плащ. После чего повернулся, чтобы поблагодарить за приятный вечер, но не успел.
Клод стоял вплотную, непонятно когда, успев подойти и схватить Жнеца за руку.
- Уже уходишь? – слегка шипя, спросил он.- Не вижу причин мне тут задерживаться – более томно произнес Грелль.
Демон в ответ лишь улыбнулся и нежно поцеловал его в губы, добавив после поцелуя:
- Ничего, мы их поищем.
Сразу же после окончания фразы, он еще глубже поцеловал жнеца. Тот в свою (опытную и немало повидавшую, точнее попробувшую) очередь, не стал робеть и, сразу сориентировавшись, приобнял дворецкого и стал не слишком пылко отвечать на поцелуй. Демон, почувствовав немного не ту реакцию, какую предполагал, обнял его крепче, немного наклонив вниз, и начал целовать с большей страстью. Но Грелль не был бы великой актрисой, если бы сразу поддался на столь хорошие провокации. Для пущей убедительность, что происходящее ему не очень то и интересно, и сейчас он где угодно, но только не здесь, он закатил глаза вверх, перестал отвечать на поцелуй, и даже объятия теперь больше походили на железную хватку, просто чтобы не упасть.
После легкого охренения, накрывшего Клода из-за такой наглости, к горлу подкатила другая более яркая эмоция. Злость, смешанная с легкой яростью и возбуждения. Через секунду Грелль лежал на полу. Точнее не так, а: через секунду Грелль был прижат к полу ….. хотя и это нет. В течение секунды Грелль был уронен на пол, вследствие чего он прилично ушибся копчиком, но возможности потереть ушибленное место ему не представляется, потому что кто-то очень тяжелый лег на него сверху и придавил к полу без возможности пошевелиться. …Вот так будет точней. Демон не стал терять время зря, и развязал бант на шее жнеца, прокладывая дорожку из поцелуев от верхнего уголка губ, до оголившейся шеи и оставил на ней большой фиолетовый кровоподтек, весомо прикусив нежную кожу. От такого неожиданного хода, Грелль даже дернулся и попробовал оттолкнуть давящее на него тело, но это действие нисколько ему не помогло, а лишь усугубило его и без того давящую ситуацию, и еще больше раззадорило демона. Клод решил продолжить их игру в том же направлении и начал медленно отрывать пуговицы рубашки шинигами своим ногтем так, словно открывал плитку шоколада. Так и не найдя кусочек, который, хочется отломать и съесть внутри этой шоколадки, он решил облизать ее всю и проглотить целиком. Начиная с молочных ключиц и медленно спускаясь ниже к груди, обводя языком сосок, переходя к торсу, спускаясь по нему ниже и ниже к ремню. От таких действий Грелль покраснел и сжал кулаки, потому что демон был очень хорош в подобных ласках и дарил действительно превосходные чувства. Решив, что такая поза немного не удобна, Клод сел на пол и утянул за собой уже почти голого жнеца, усадив себе на колени и продолжая целовать везде где хотелось. Полностью стянув оставшуюся одежду, искуситель впился в губы Грелля, лаская его язык своим, так мастерски и нежно, что жнец даже не заметил как в него медленно вошли и если бы хоть немного дали привыкнуть, прежде чем начать двигаться, может быть и заметил бы он это только в самом конце. Но времени ему не дали, поэтому при первой же попытке «действия», язык кое-кого оказался прокушен в нескольких местах. После чего в течение некоторого времени все тому же «неизвестному лицу» был нанесен ущерб в виде: порванной рубашки, которую не успели снять; расцарапанной спины, естественно до струящихся дорожек; также были оставлены несколько следов от зубов (явно не человеческих) в области шеи и ключиц; и глубокая моральная травма в виде все такого же глубокого и местами не совсем понятного мата.

После полета в невесомости, Грелль первый пришел в себя и спросив где ванная, забыв некоторые детали своей одежды , направился в указанную сторону. После приема душа и одевания во ВСЮ свою одежду, он решил уйти по английский - через окно.
Прогуливаясь по мостовой Темзы, Грелль улыбался, еще не одно его ночное приключение не было настолько необычайным. Засунув руку в карман своего плаща, он нашел шоколадку с запиской: «Можешь греться у этого камина…. Иногда….». Улицу озарили громкий смех и лучи восходящего солнца. Осень обещала быть теплой и веселой, и почему бы не поверить этому обещанию??

P.S. Если что, прошу прощенья…. ><