ID работы: 12991453

Сделка с демоном.

Гет
NC-21
Завершён
36
Пэйринг и персонажи:
Размер:
4 страницы, 3 части
Описание:
Примечания:
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Поделиться:
Награды от читателей:
36 Нравится 2 Отзывы 9 В сборник Скачать

Часть 1

Настройки текста
Как забрать чью-то боль? Как облегчить страдания и боль от потери любимых? Мой брат был так мал, когда его лишили всего, а меня не было рядом. Я, Амари Фантомхайв, была тогда во Франции. Родители позаботились о том, чтобы их дочь имела лучшее образование, как и было предписано всем аристократам. Отец говорил, что ум – самое важное. Если я буду достаточно умной, то меня не выдадут замуж, в угоду связей. Я не буду чьей-то игрушкой, а буду сильной девушкой и гордостью семьи. Вот только, мой отец мёртв. Моя мать мертва. Судьба моего брата неизвестна, а я осталась одна. Маленькая Ами была брошена в жестокий мир, на растерзание. Люди жестоки, особенно аристократы, что считают себя почти богами. Не удивительно, что на брачном рынке выросла цена за бедняжку, потерявшую семью. Был ли у меня выбор? Есть ли выбор у женщины, что осталась совсем одна, без покровителя и средств на выживание. Так я стала товаром. Товаром высшего качества, что хотелось опробовать всем. Меня словно выставили на торги. Кто больше заплатит? В возрасте 19 лет, я лишилась невинности от своего, так называемого мужа, Генриха Башелье. Ему было 40. Он владел огромной компанией во Франции, имел огромное влияние. Все считали его порядочным человеком, что был вдовцом и сохранял верность покойной жене, на протяжении долгого времени. Его жена, была из первых леди. Она трагически скончалась в 18, он неизвестной болезни. В народе, его все жалели. Потерять любимую жену в юности, как ему больно и одиноко. Однако, все мы носим маски, а некоторые маски настолько ужасны, что лучше бы и вовсе не знать, что под ними. Мой муж не был бедным и одиноким, он был жестоким. Его фетиши были пугающими. Ему доставляло огромное удовольствие, когда женщина была у его ног. Во время близости, ему так нравилось пускать девушкам кровь. Чисто психологически, шрамы, что оставались на теле – клеймо, что привязывает тебя к хозяину, делает покорной. Боль способна лишить разума, способна довести до состояний, когда ты будешь метаться в агонии, то желая жить, то жалея, что вообще родился на свет. К ужасу моего мужа, мой разум ему было не сломить. Я прожила ровно год в состоянии куклы, как игрушка, что не имела разума. Вы удивитесь, но от боли вполне можно зависеть, как от наркотических веществ. Я бы и была куклой, если не услышала однажды о маленьком графе семейства Фантомхайв, что был единственным выжившим и был одним из самый известных семей в Англии. Я не верила в такое чудо. Мой брат не мог выжить, он был маленьким и слабым. Так часто болел, что не выходил из комнаты. Мой маленький братишка пробирался ко мне по ночам и просил прочитать сказку или спрятать от кошмаров в объятиях. Именно эти воспоминания, заставили мой раз, что балансировал на грани, пробудиться и захотеть жить. Мы отправлялись в Англию. Мой муж хотел расширить предприятия, а договориться с мальчишкой ему казалось лёгкой задачей. Перед самым отъездом, супруг зашёл в мою комнату. - Как интересно, значит твой братишка живой. – он сказал это тихо, проводя лезвием по моей ключице. - Я прекрасно знаю, что клубиться в твоей головке, но забудь об этом. Я не отдам ему свою малышку. Ты ведь не хочешь уходить от папочки, правда? – Пустив мне кровь, он ожидал ответа. - Да, мой господин. – я глядела на него глазами, полными пустоты, стараясь никак не выдать то, что где-то внутри, уже горел огонёк надежды. - Ты умничка. Ты принадлежишь мне, не забывай, я пометил тебя и сделал своей, уже давно. А теперь, сними с себя эти тряпки, мы развлечёмся перед отъездом. – Той ночью, он был особенно жесток, а поместья наполнили мои крики. Утром, мы отправились в путь. Пришлось преодолеть огромное расстояние по суше и воде, но в конце, мы добрались. Поместье, лет, всё всколыхнуло во мне воспоминания из детства. Наш смех, что наполнял этот дома. Мама, что так красиво улыбалась и папа, что кружил меня маленькую на руках. Я вспомнила брата, как впервые, мне дали подержать маленький свёрток в руках. А уж как ему радовался отец. У каждого графа ведь должен быть наследник. У самого поместья, нас встречал мужчина в чёрном костюме, что представился дворецким семьи Фантомхайв. - Вы, верно, устали с дороги граф, как и ваша спутница. Мой господин распорядился приготовить вам покои. Ужин будет подан в 7 часов. Прошу вас. – - Я полагаю, своего будущего партнёра я смогу увидеть именно там. – усмехнулся Генрих. - Что ж, полагаю нам и впрямь нужен отдых. – Мы прошагали вглубь. У меня было странное чувство. В этом доме, всё было как прежде, вот только я была другим человеком. Когда дворецкий откланялся и ушёл, мой супруг снял маску и обратился к нашему слуге, что принёс багаж в комнату. - Послушай меня, Бон, если этот мелкий выродок откажется от условий, приставь ножик к его горлу. Человек всегда более сговорчив, когда на кону его жизнь, это так поднимает тонус. – Герних противно рассмеялся и перевёл взгляд на меня. - Что, милая? Уже молишься о том, чтобы его смерть была лёгкой и быстрой. Фантомхайвы то живучие оказались. Сперва ты, а потом и братец, но это можно легко изменить, ведь жизнь ничего не стоит, если ты не имеешь власти. – Моё сердце билось в беспокойстве. Я не знала, как мне быть. Узнает ли он меня вообще? Хоть прошло всего полтора года, я была другой. От девушки, что была самой завидной невестой Англии, не осталось и следа. Идеальная кожа, теперь была покрыта шрамами, а глаза казались безжизненными. Мне хотелось быть свободной, но больше всего, я хотела просто увидеть брата. Мне нужно было просто убедиться в том, что он был жив. Это словно значило то, что моя душа еще не умерла до конца. Мой муж был угрозой, но что-то мне подсказывало, что не для моего брата. Тот мужчина, что представился дворецким, был совсем не так прост, как казалось. Может, Генрих и клюнул на его вид, но не я. Что-то было в нём такое, что тянуло к себе и одновременно отталкивало. Когда мы спустились на ужин, мои подозрения подтвердились. Он и правда был весьма необычен. Чувства, что возникли во мне ранее, никуда не делись. Когда мой муж занял своё место, я встала рядом с ним. Ближе к двери, остановился наш слуга. - Разве ваша жена не будет ужинать с нами, граф? – учтиво спросил дворецкий, но я уже не услышала ответ. Я смотрела только на брата, что сейчас сидел на другом конце стола. Он украдкой поглядывал в мою сторону, но не задерживал взгляд надолго, а постоянно отводил, видимо, чтобы сохранить хладнокровие. Сиэль, это и впрямь был мой братишка, разве что, уже совсем не тот маленький мальчик, что всего боялся. Он был мужчиной, в теле ребёнка. Идеальная осанка, рассудительный взгляд. Я опустила взгляд вниз, а мои глаза наполнились слезами. Он был жив, я оплакала его ещё полтора года назад, и вот, он был тут. - Граф Башелье, признаться, я так и не услышал решающего аргумента, для нашего сотрудничества. Будет жаль, если вы проделали зря, такой долгий путь. – проговорил Сиэль и сделал глоток чая. - Что ж, тогда я просто вынужден предложить вам то, от чего вы не сможете отказаться. – мой супруг, недобро блеснул глазами и щёлкнул пальцами. - Мой господин! – громкий голос дворецкого, заставил меня вздрогнуть. Бон, в мгновение ока, оказался рядом с Сиэлем и приставил к его горлу нож. - Мой самый главный аргумент, это ваша жизнь, граф Фантомхайв. – Когда дворецкий двинулся к брату, Генрих громко рассмеялся. - Себастьян, почему ты медлишь? – спокойно спросил у слуги Сиэль, но в следующий миг, его лицо обрело беспокойное выражение. Дворецкий стоял на месте, будто удерживаемый чем-то невидимым. - Никогда не верил в магию, но парень за вашей спиной, граф Фантомхайв, никак не может называться обычным. Будьте уверены, ваш дворецкий вам не поможет, а Бон нанесёт удар точно в шею. Полагаю, шах и мат на доске. Мы договорились о сотрудничестве, граф? – мужчина стоял и нагло ухмылялся, глядя на моего брата. - Я не заключаю сделок с таким мусором, как вы, граф Башелье. Сделай я это, то опозорил бы весь род Фантомхайв. – - Ну, как знаете. Жизнь ребёнка так ценна, он ведь почти невинен, ещё не успел познать всех удовольствий жизни. Как жаль, что ваша, прервётся с минуты на минуту. Кончай с ним, Бон. – мой супруг махнул слуге рукой. Бон уже замахнулся, когда я, стоявшая с опущенной головой, заставила своё тело выйти из оцепенения и двинуться вперёд. Себастьян стоял, выпучив глаза от удивления, а на лицо его господина капнуло несколько капель крови. Я стояла перед братом с равнодушным лицом, глядя на морду Бона, что был удивлён не меньше остальных, находившихся в комнате. Из моей руки торчал нож, а кровь, безостановочно, стекала вниз, попадая на Сиэля. Мне не нужно было оборачиваться, чтобы понять, что мой муж был весьма разъярённым. - Ами?! – этот голос, заставил меня оторваться от лица прислуги и взглянуть чуть вниз. - Я тоже рада тебе, братишка. – я вымученно улыбнулась ему, как могла. Глаза снова были на мокром месте, когда я заглянула в растерянные и поражённые глаза брата. - Я так рада, что ты жив. Думала, что и ты сгорел в том пожаре с ними, но ты тут. Мне так жаль, Сиэль. – брат всё ещё был в ступоре, когда с другого конца стола, послышался злой голос. - Чёрт бы вас побрал! Никак не думал, что ты, маленькая дрянь, ещё сможешь активно использовать мозги, после всего, что я сделал! – его зрачки были расширены, а сам он закипал от злости. - Отец мне как-то сказал, что боль - иллюзия, что делает человека сильнее, заставляет его вернуться в реальность и почувствовать себя живым. – - Ами, ты… - в глазах Сиэля, я различила беспокойство, но всё-таки продолжила. - Благодаря тебе, Генрих. Боль стала моим спасением и именно она, вернула меня к жизни. А теперь, Бон, не мог бы ты вытащить нож? – я удивилась, но парень сделал то, о чём я просила и отскочил назад. - Бон, живо за мной! Ты не жилец, Фантомхайв и ты тоже, милая. Уже готовлюсь наслаждаться твоими криками и получать удовольствие. – с этими словами он и его слуга выбежали из комнаты. Выражение лица Сиэля поменялось на серьёзное. - И долго ты ещё собираешься находиться тут, в оцепенении? Разберись с ними, это приказ, Себастьян. – - Да, мой господин. – черноволосый тут же исчез за дверью, оставляя на с Сиэлем одних. Я смотрела в одну точку, когда мой брат решил заговорить. - Как твоя рука, Ами? – серьёзно спрашивал он у меня. - А? Тебя и впрямь моя рука интересует? – чуть улыбнулась я, отвечая. - Сядь, пожалуйста. У тебя кровь идёт, надо хоть обмотать её чем-то. – кажется, я рано делала выводы. Это был он, мой братишка. Да. Сильно изменившийся, но мой. Родной и настоящий. - Прости меня. – - Что? – Сиэль чуть опешил, не ожидая таких слов. - Меня не было рядом с тобой, но я ведь обещала иное. А ты, всё это время был жив. Я не была одна, всё это время. Ты был тут, пускай и за столько километров, но был тут. – слёзы нещадно щипали глаза, а ноги подкосились, заставляя опуститься на пол. - Я не хотела жить без вас. Мамы, папы и тебя, а ты всё это время, был жив. Прости… – договорить мне не дал братишка, что крепко прижал меня к себе. Его маленькие, тёплые объятия, что я помнила, ничуть не изменились. Разве что, теперь, не я утешала его и защищала от кошмара, а брат утешал меня. - Я не знал где ты и что с тобой. – тихонько начал Сиэль. – Слухов было очень много. Прошло так много времени, а ты никак не давала о себе знать, вот я и решил, что что-то неладно. Благодаря её величеству, я смог навести справки, чтобы узнать, где ты. Думал, ты бросила меня, но я рад, что ошибался. – Отпустив меня, братишка заглянул в мои глаза. - Ты свободна, Ами. Ты вернулась домой. –
Права на все произведения, опубликованные на сайте, принадлежат авторам произведений. Администрация не несет ответственности за содержание работ.