Ещё один сон

Слэш
NC-17
Завершён
86
автор
Пэйринг и персонажи:
Размер:
6 страниц, 1 часть
Описание:
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
86 Нравится 1 Отзывы 12 В сборник Скачать

Часть 1

Настройки текста
      На улице стоял тёплый вечер. Из каждой лавки Инадзумы доносились весёлый смех и громкие разговоры. Вся аллея города была увешана бумажными фонарями, яркими плакатами и гирляндами из разноцветной ткани. В воздухе витал целый букет из самых разных ароматов: цветов, изысканных блюд и парфюма элегантных дам. Фестиваль, организованный комиссией Ясиро, прошёл на ура. Задача этого мероприятия была выполнена — граждане Инадзумы возобновили свои старые традиции, которые были утрачены в пелене времени. В этот день все благодарили молодого господина Аято за его огромный вклад в культуру, пожалуй, целой страны, ведь на фестиваль съехались все жители Инадзумы. Однако прямой благодарности юноша не получал, потому как даже не выходил из имения Камисато. Ему приходили конверты и открытки, в которых разные важные и не очень люди писали Аято строки, восхваляющие его как главу комиссии. Конечно, Аято не читал те письма, что не были обозначены особыми печатями, ведь дел было и так по горло, а тратить своё драгоценное время на такого рода чтиво не хотелось.       Лишь через несколько часов, когда город притих, а фонари погасли, у Аято наконец-то появилось свободное время. Но он даже не посмотрел на стопку собравшихся писем на краю стола. Первое, что он сделал — это вызвал своего управляющего к себе.       — Молодой господин, Вы меня вызывали? — раздался звонкий голос парня.       В комнату зашёл Тома, только что закончивший выполнение своих обязанностей. На нём всё ещё был рабочий фартук, а на ремне висела его любимая тряпка. Хоть Тома и пахал несколько дней, помогая с подготовкой фестиваля, в его глазах не было ни капли усталости. Казалось, будто все эти дела заряжали воодушевлённого парня, который был готов на всё, чтобы помочь своему молодому господину.       — Да, заходи, — сказал Аято и встал из-за стола после многочасового сидения за документами, от чего ноги словно потяжелели, — Сегодняшний фестиваль выдался на славу.       — Конечно! Всё благодаря Вашим стараниям.       — Это не только моя заслуга, — юноша достал из шкафа бутылку саке и две чашечки, — Не хочешь выпить со своим господином? — спросил он и мягко посмотрел на управляющего. Он наконец-то мог расслабиться после тяжёлого дня.       — Простите, господин, но завтра утром мне нужно будет выполнить много работы. Из-за подготовки фестиваля у меня накопились дела, с которыми нужно разобраться.       — Да ладно тебе, Тома. Скажи мне, когда мы в последний раз проводили время вместе? Тем более, нам нужно отпраздновать возвращение традиций вместе со всем народом Инадзумы, — Аято видел неуверенность в зелёных глазах, поэтому подошёл к парню и погладил напряжённое плечо, — Ты очень сильно помог мне в организации этого важного мероприятия, и я хочу отблагодарить тебя.       — Уговорили, — сдался он и взял одну чашечку.       До поздней ночи из комнаты молодого господина раздавались тихие разговоры и приглушённые смешки. За несколько часов они выпили чуть больше половины бутылки. На Аято алкоголь почти не подействовал, юноша лишь расслабился и почувствовал, как приятный жар разлился по всему телу. Ну а Тому быстро выбило из трезвого состояния. Парень даже позволял себе рассказывать неприличные шутки, которые, стоит заметить, нравились Аято, он считал их глупыми, но по-своему забавными. Господину вообще нравилось открывать для себя новые, ранее невиданные черты Томы, наблюдать за ним в разных непредвиденных ситуациях, проводить с ним время наедине. Вероятно, сам Тома никогда этого не замечал. Ему было достаточно того, что молодой господин уделяет ему своё внимание.       — Уже довольно поздно, ты ещё не устал? — спросил Аято, отставляя от парня бутылку.       — Немного. Но я бы хотел ещё немного посидеть с господином, — Тома положил голову на стол и начал водить по нему пальцем.       — Я думаю, тебе всё же стоит пойти спать, иначе завтра утром не сможешь встать. Я попрошу, чтобы тебя не будили слишком рано. И… если хочешь, мы можем чаще устраивать такие вечера. Разве что без алкоголя, а то уж слишком быстро ты пьянеешь.       — Я буду очень рад, если смогу проводить больше времени с господином!       Тома пожелал юноше спокойной ночи, поклонился, чуть не упав прямо в ноги Аято, и отправился в свою комнату. Счастью не было предела. Парень схватился за сердце, почувствовав бешеный ритм, и медленно осел на пол. Улыбка сама лезла на лицо, а глаза закрывались то ли от усталости, то ли от теплоты только что пережитых моментов. Тома решил, что ему и правда стоит хорошенько выспаться. Он снял с себя одежду, оставшись только в нижнем белье, и лёг на футон. Закрыв глаза, перед Томой сразу вспыхнула картинка из его сна, что приснился ему прошлой ночью. «Чёрт!» — крикнул парень и тряхнул головой, — «Опять? Почему это снова происходит?» — думал Тома, пытаясь представить что-то, кроме обнажённого господина.       Жизни Томы можно было бы позавидовать. Он занимался тем, что ему искренне нравилось, а люди, окружающие его, были очень приятными и интересными личностями. К нему хорошо относились все без исключения, особенно молодой господин, который каждый день заставлял Тому улыбаться лишь своим видом. Но был в его жизни один минус, который не был бы таким значимым, если бы он не работал в имении Камисато. По ночам его фантазия выходила из-под контроля и творила во снах всё, что ей вздумается. Всё бы ничего, но главным героем этих фантазий всегда был один и тот же человек — молодой господин, чьё сердце было закрыто для Томы. Или же Тома так думал. Как бы Тома не старался переключиться на что-то другое, каждую ночь к нему приходил тот, кто ещё днём мило улыбался ему, давая важное поручение. Парень был уверен — знал бы Аято о его снах, точно бы сделал всё что угодно, лишь бы не контактировать с таким извращенцем. Тома чувствовал себя ужасно из-за этого. С каждым сном его чувства росли, и чем больше радости вызывали у него синие глаза, тем больше становился ком в горле, что порой не давал Томе и слова произнести в сторону господина. Спустя пару месяцев Тома практически смирился со своими чувствами, но ему было просто невыносимо видеть утром нетронутую шею Аято, ведь ещё во сне на ней красовались десятки отметин, будь то укусы, засосы или царапины.       Сквозь пелену сна Тома почувствовал на своей щеке горячую ладонь. Он открыл глаза и увидел нависающего над ним Аято. Ночной шёлковый халат был приспущен с правой стороны, открывая вид на белоснежное плечо. С нежно-голубых волос стекала вода, а от Аято исходил приятный цветочный аромат. Лицо господина выражало беспокойство, но всё равно было столь же прекрасно, как и всегда. В этот раз сон казался чётче, чем обычно, Тома даже смог разглядеть маленькие родинки на ключицах, незаметные с первого взгляда.       — Ты в порядке? — прошептал Аято и положил свою руку на лоб парня, — Весь горишь, может принести тебе мокрое полотенце?       — С каких пор Вы начали заботиться обо мне в моих снах, господин? — Аято недоумевающе глянул на управляющего и тут же был опрокинут на мягкую простынь, — Обычно Вы просто набрасываетесь на меня даже без прелюдий. Неужели я сегодня настолько пьян, что моя больная фантазия решила составить целый сюжет?       Тома устроился между ног своего господина и оголил их, скидывая халат на пол. Он нежно огладил внутреннюю часть бёдер Аято и слегка прикусил бархатную кожу, вырывая из уст юноши сдавленный стон.       — Сегодня Вы решили сдерживаться? Знаете же, как я люблю Ваши стоны, — Тома поставил багровый засос и поднялся выше, скользнув ладонями по груди господина.       Аято запрокинул голову, когда с него сняли бельё. Горячее дыхание опалило его пах, пока юркие пальцы вырисовывали на животе понятные только Томе узоры. Парень не спешил, медленно водил языком вокруг да около, наблюдая за реакцией господина, который судорожно прикрывал рукой рот, а другой держался за пшеничные волосы. Тело юноши дрожало так, как никогда, спина всё больше выгибалась с каждым малейшим прикосновением. Терпение Томы лопнуло, когда трясущиеся ноги обвили его плечи, заставляя придвинуться ближе. Парень усмехнулся и приставил язык к сжатому колечку мышц. Аято чуть не вырвал клок волос с затылка управляющего.       Тома был приятно удивлён своим фантазиям. Он мог поклясться, что сегодняшний господин — лучший из всех тех, что преподносило ему его воображение. Обычно парень представлял Аято достаточно властным и своенравным, вероятно, в силу его статуса, но в этот раз юноша был таким отзывчивым и чувствительным, что одним своим видом сводил Тому с ума. Аято казался таким хрупким, отчего все касания Томы были аккуратными, бережными, словно он работал со стеклом, что могло разбиться в любой момент. Парень нежно водил языком по кругу, ощущая узость горячих стенок, параллельно просовывая внутрь одну фалангу за другой, растягивая господина. Аято сминал пальцами простынь и уже до крови закусывал губу. Он был готов впечататься лицом в подушку, лишь бы как следует застонать, ведь сдерживать голос было невыносимо.       — Тома, — послышался хриплый шёпот, — Прошу, я не могу больше терпеть.       — И чего же Вы хотите? — дразнил парень. На его глазах вид Аято стал таким покорным и молящим, что сердце забилось чаще, а лежащий перед ним юноша желаннее.       — Возьми меня, Тома, — чуть ли не заскулил молодой господин.       — Как прикажете.       Тома ненадолго отошёл, чтобы взять из шкафчика кокосовое масло. Вернувшись, он лицезрел прекрасную картину — молодой господин, раздвинув ноги, лежал на футоне и довольно постанывал. Его взгляд был мутным, устремлённым в никуда, но как только к нему вновь подошёл Тома, глаза тут же сфокусировались на парне, а зрачки расширились. Тома не смог удержаться и поцеловал юношу в щёку, чувствуя в ответ нежную ласку. Аято обнял его за шею и притянул к себе, принуждая продолжать парня целовать, что и сделал Тома. Он расцеловал щёки, нос, даже подбородок. Губы он не тронул — оставил на десерт. Перейдя на шею, парень начал смазывать себя и господина подготовленным маслом. С каждым новым пальцем внутри Аято, Тома ощущал всё больше ласк, которые заставляли парня подготавливать господина быстрее.       Когда внутрь с лёгкостью входило три пальца, Аято начал шире разводить ноги и чаще царапать плечи Томы. «Готов» — подумал парень и приставил к господину уже свой член. Господин затаил дыхание, когда в него аккуратно начала проникать головка. Чувствуя, как внутрь входит сантиметр за сантиметром, Аято сильнее закатывал глаза. Его сдавленное рычание было ответом на все действия Томы. Всё это время парень терзал шею и ключицы молодого господина. Хоть он и знал, что утром всех его отметин не останется, зато этой ночью он мог любоваться ими.       Войдя примерно на две трети, Тома положил колени Аято на свои плечи и начал медленно двигаться. Парень совершал лёгкие толчки, от которых господин приходил в восторг. Тома посмотрел на Аято сверху и подумал о том, что хотел бы почаще видеть такое зрелище у себя в постели. То, насколько юноша был соблазняющим, не описать словами. Внешний вид, звуки, касания — всё распаляло Тому и заставляло двигаться быстрее. Мозг кипел так, как на третьем часу в горячем источнике. Парень довольно проходился пальцами по свежим отметинам, что покрывали практически всё тело. В синих глазах будто взрывались фейерверки. Аято хватал ртом воздух, цеплялся за сильные руки, что придерживали его за талию, и то и дело кусал то собственную губу, то чужое плечо. В один момент господина пробила дрожь, он вцепился ногтями в спину Томы и тихо заскулил ему на ухо. Когда юноша ослабил хватку, Тома слегка отстранился от него и увидел на его животе белёсое семя. Парень улыбнулся, поцеловал Аято в макушку, и через несколько мгновений его тоже накрыл самый ярчайший оргазм, который ему приходилось испытывать. «Только попробуй что-нибудь забыть» — сказал сам себе Тома перед тем, как отключиться.

***

      На следующее утро Тома проснулся от холодного прикосновения. Он открыл глаза и увидел перед собой девушку, которая совсем недавно начала работать горничной в имении Камисато. Она похлопала карими глазками и быстро отскочила от парня. В её руках находилось небольшое полотенце, пропитанное холодной водой.       — Доброе утро, управляющий! — смущённо произнесла девушка и поклонилась, — Господин Аято велел мне проследить за вашим самочувствием. Ещё он попросил Вас зайти к нему, когда Вам станет лучше.       Тома ответил вежливым кивком и встал с постели. В голове внезапно пронёсся весь сегодняшний сон в мельчайших подробностях. «Я так и не успел его поцеловать» — с досадой подумал Тома. Он размял затёкшие плечи и начал собираться на визит к господину. Парень умылся, причесался и надел свою привычную одежду. Голова слегка болела, вероятно, из-за выпитого алкоголя. Хоть Аято и говорил, что Тома мог сегодня хорошенько отдохнуть, парню было сложно сидеть в стороне, пока остальные работают. Понимая, что без него что-то может пойти не так, Тома настроился на рабочий лад. Глубоко вздохнув, он вышел из своей комнаты.       — Здравствуйте, господин! Надеюсь, Вы спокойно спали? — заботливо поинтересовался Тома, зайдя в покои Аято.       — Привет. Я почти не спал этой ночью.       — Как же так? Вам нужно следить за своим здоровьем, иначе это может вылиться в серьёзные последствия. У вас было много работы?       Аято оторвал взгляд от документов и поднял его на парня перед ним. Он облизнул губы и задумчиво улыбнулся. Юноша поднялся со своего места и подошёл к Томе.       — Только не говори, что ты из-за алкоголя ты ничего не запомнил, — произнёс господин, впечатывая парня в стену.       — О чём Вы? — спросил Тома. Ему стало страшно. А вдруг он сделал нечто ужасно перед тем, как уснуть? Ведь единственное, что помнил Тома с прошлой ночи — это его великолепный сон.       — Тогда позволь мне напомнить тебе.       С этими словами Аято скинул с себя рубашку. Томе было очень неловко смотреть на обнажённого господина, но он всё же скользнул взглядом по нагому телу. И тут его глаза расширились, а сердце будто остановилось. Вся бледная кожа была усыпана багровыми отметинами. И каждую из них Тома знал, ведь поставил их сам. Каждый засос, каждый укус, каждая царапина были поставлены парнем в порыве жгучей страсти. Тома шокировано упал на колени и склонился перед юношей.       — Простите меня, господин. Клянусь, я понятия не имел, что это всё происходило на самом деле. Я был уверен, что это сон.       — И как давно тебе начали сниться подобные сны? — поинтересовался Аято. Его голос был абсолютно спокойным, что ещё больше пугало Тому.       — Уже несколько месяцев, — воцарилось неловкое молчание, которое парень решил немедленно прекратить, — Господин, я умоляю вас, не выгоняйте меня. Эта работа, она очень важна для меня. Я могу работать в ночную смену. Или же перевестись в самое дальнее от вашего кабинета крыло. Всё, что захотите.       — Всё, что захочу? — заинтересованно повторил Аято.       — Абсолютно всё.       — Что ж.       Аято наклонился и, взяв Тому за подбородок, поднял его лицо. Парень зажмурился, в ожидании пощёчины, но, к его удивлению, вместо удара он получил… поцелуй? Верно. Господин накрыл его губы своими и замер, обвив шею управляющего. Тома пару секунд не двигался, даже не дышал, но вскоре он не смог больше держаться и ответил на такой желанный поцелуй. Аято сел на колени Томы и стал гладить парня по щекам. Тот в свою очередь ласково тёрся о горячие ладони.       — Раз ты готов сделать для всё что я захочу, то у меня есть к тебе одна просьба. Проводи со мной такие ночи чаще. Даже если это будут просто разговоры, я всё равно хочу быть с тобой. Хоть я сегодня и не выспался, но мне было так хорошо, — Аято уткнулся лицом в тёплое плечо.       — Конечно, господин. Я прослежу, чтобы каждая ваша ночь была была лучше предыдущей.
По желанию автора, комментировать могут только зарегистрированные пользователи.
Права на все произведения, опубликованные на сайте, принадлежат авторам произведений. Администрация не несет ответственности за содержание работ.