ID работы: 13169609

Белая сказка

Джен
PG-13
Завершён
24
Горячая работа! 19
автор
Ирвин бета
Пэйринг и персонажи:
Размер:
12 страниц, 1 часть
Описание:
Посвящение:
Примечания:
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Поделиться:
Награды от читателей:
24 Нравится 19 Отзывы 15 В сборник Скачать

Часть 1

Настройки текста
      Весна пришла в сосновый бор шумно и радостно. Всё обновлялось вокруг, рождалось и умывалось ранними дождями. Между сосен и елей неприметно для глаз расположилось волчье логово. Молодая волчица вынашивала долгожданное дитя, и вот настал день, когда ему положено было родиться. Всё прошло легко, без каких-либо трудностей, правда щенок вышел только один, но какой! В глубине логова на подстилке из еловых лап рядом с тёплым боком волчицы-мамы лежал совершенно белый комочек. Он был слепым и мокрым. Единственный звук, что мог издать этот малыш, был писк. Торрина в недоумении смотрела на непонятное существо перед ней, все волки в её стае были серыми или на худой конец с чёрными пятнами. Но то, что родилось у неё, не было похоже ни на кого. У других волчиц рождались милые серые комочки, они быстро росли и становились крепенькими охотниками. Что же с её беременностью пошло не так? Ответа волчица не знала. Она уже хотела съесть неудачный помёт, но малыш так беззащитно пищал, что зуб не поднялся. «Здоровый ведь, а цвет не главное. Вот лапки милые такие на месте все, и хвостик крохотный, и ушки. Ну как его съешь то? Живи, живи мой маленький, авось примут тебя в стаю, не съедят», — подумала молодая мама и сладко зевнув подгребла волчонка к себе.       Апрельское утро выдалось хмурым. Мелкий дождик поливал землю. В логове было сухо, но прохлада мокрого леса проникала и сюда. Покормив малыша, волчица размяла лапы и отправилась на поиски добычи. Она хорошо знала нору старого слепого зайца, он станет её добычей на сегодня и обедом её сыночку. Выследить этого неповоротливого увальня из семейства ушастых ей удалось ещё неделю назад. Теперь дело обстояло за малым — подождать около норы.       Малыш одиноко пищал в логове на лежаке из мха и ельника, он тыкался своим носом в иголки в поиске материнского тепла. Потом он выдохся и заснул. Через пару часов тёплый бок волчицы уже грел его, а запах молока приманил в нужном направлении. Торрина радовалась тому, что не съела малыша, а оставила рядом.       Прошли трудные два месяца превращения беспомощного клочка шерсти в одного из будущих волков. Волчонок рос и креп день ото дня. Он уже пытался смешно порыкивать на мелких лесных птичек и на зелёных ящериц, бегал за кузнечиками и ловил первых бабочек. Волчица в часы отдыха лениво смотрела на это снежное чудо с удивительными голубыми глазами. Торрина удивлялась, что её любимый, Ронтак, вожак стаи вольных волков, был чёрным как ночь, только грудь сверкала белой полосой. Правда он рассказывал ей о своей прабабке, седой волчице Кинтане. Самой сильной волчице за всю историю существования волков в Тёмном лесу.       Шли месяцы, белый волчонок рос и набирался сил. Но как бы хорошо ни было под уютным сводом логова, пришло время показать малыша стае и получить имя от вожака, старого и мудрого Вукки. Он был вожаком много лет, оберегал своих ближних от невзгод и всегда охотился с ними в местах далёких от жилья человека.       В стае белого малыша приняли безрадостно. Для обитателей леса белый волк — дурной знак. Волчонка назвали Пронк, что означало на языке волков «иной». Но не смотря на неприязнь остальных, мудрый вожак рассудил — белый цвет не означает заячью трусость. Вукки слыхал о племени волков с далёкого севера, их шерсть тоже была белой, но белая шерсть этого малыша не имела к ним отношения. Да, Пронк другой, но это не позволяет травить малыша. Вукки верил, что каждый приходит в этот мир для особенных дел, и возможно однажды новый сын стаи проявит себя. В отличие от вожака, остальные смотрели на волчонка косо. Одна волчица, недалёкая и глупая, зарычала на Пронка, когда он хотел поиграть с её детьми. Она решила, что он заразный и это вредно для её детей. Вукки обругал её и сказал не выдумывать глупости. Так прошёл первый день малыша в стае, за который он понял, что его точно не примут здесь.       — Мама, я не хочу здесь оставаться. Мне с ними не нравится.       — Мой милый малыш, я не могу уйти из стаи, это предательство. Волки за такое и убить могут.       — Я уйду и буду жить один! — чуть ли не скуля сказал Пронк.       — Нет, ты не выживешь сам, ты же ещё сосешь мое молоко.       — А откуда оно берётся?       — Сынок, волки охотятся, мы убиваем других животных, чтобы жить.       — И даже зайцев? — Пронку стало страшно. Ему нравился зайка из соседней рощи. Он ещё был маленький и приходил на поляну поиграть с ним.       — В первую очередь зайцев, но также и енотов и бобров. Всех едим. Есть нехорошие стаи, они нападают на стада животных, что принадлежат человеку.       — Мама, а кто такие человеки?       — Не человеки, а человек. Это зверь о двух ногах и у них огромные ружья, они убивают нас, вместо когтей у них ножи. Человек пахнет костром, едой и порохом. Их надо бояться и обходить стороной. Еще человек ставит на нас железные зубы, я покажу тебе его как-то. Ты видел в стае хромого волка, без части задней лапы?       — Да мама. А что с ним сталось?       — Это Марун, очень смелый волк. Он отгрыз кусок лапы себе и вырвался из железных зубов.       Пронк умолк и только сопел, малыш понимал, что его выходка была глупой. Он совсем не знает как жить без своей мамы.       Через месяц, за который волчонок уже научился есть не только молоко, но и мелкую живность, стая собралась на большую охоту на семейство вепрей, что уродовали лес, ломая его и вырывая молодые сосенки огромными клыками. Вукки давно хотел напасть на них.       Так уж вышло, что Пронк сильно сдружился с зайчонком Пари и ежинкой Мусей. Он не хотел охотиться на их семьи и считал это убийством. Утром перед охотой, он решился сказать об этом маме. Волчонок надеялся, что она остынет к тому времени, как вернётся с охоты.       — Мама, мама, а я решил, что не хочу убивать зайцев и ёжиков, они хорошие.       — Ты что, дружить с ними надумал?!       — Да, они хорошие.       — Нет, я не позволю с ними дружить, это неверный путь. Ты волк, воин и обязан есть всех, кто стоит на пути. — волчица Торрина ударила своей тяжёлой лапой по загривку Пронка. — Если о твоей дружбе узнают другие, они могут выгнать тебя из стаи. Это хуже убийства.       — Но, мам!       — Это не обсуждается, я ухожу на большую охоту. Когда вернусь поговорим. - И Торрина ушла.       Никто не знал, что этот их разговор на повышенных тонах был последним. Мама не вернётся с этой жуткой охоты. Вожак кабаньей стаи пропорет бок волчицы клыками и затопчет её насмерть.       Прошло уже два дня, а мама так и не вернулась. Волчонок чувствовал себя очень голодным, но ослушаться маму не смел. К утру третьего дня, Пронк всё же пошёл в лес. Его друг, Пари, уже извелся от ожиданий, но по-заячьи боялся идти в логово волков. Хоть Пронк его бы никогда в жизни не съел, но была ещё его мама, которая съела его дедушку. Мама — зайчиха очень горевала по своему отцу. Когда она узнала о том, что её малыш дружит с волком, пусть и очень маленьким, она сильно встревожилась, ведь волки имеют свойство вырастать.       Завидев Пронка издали, зайка кинулся к нему и радостно запрыгал возле друга.       — Друг, я так волновался, ты пропал, а я боялся идти к тебе.       — Я тоже боялся уйти далеко от нашего логова. Мама пропала, не вернулась, как обещала. Я ждал её несколько дней, и вот теперь ушёл. — Пронк грустно склонил голову. — Возможно что-то случилось на большой охоте, — тут пустой уже несколько дней животик волчонка свело голодным спазмом.       — Пронк, а ты это, не слопаешь меня? — зайка пугливо попятился.       — Нет, что ты, я даже с мамой поссорился из-за этого. Вас и ежат я не трону. Помню когда мы бегали по лесу, там было озеро. Мама учила меня охотиться на лягушек и кузнечиков, а также ящериц и ужей. Так что голодным не останусь. Мы охотимся в основном на крупных животных, но я ещё маленький.       — Тогда побежали на озеро, — радостно сказал Пари и друзья побежали со всех лап.       Как оказалось, Пронк хорошо усвоил урок и поймал целых пять лягушек, троих кузнечиков и одну жирную ящерицу. Набив живот, он пошёл к ивовым кустам в которых прятался друг. Зайка боялся смотреть на то, как ест его зубастый приятель. После сытного обеда, волчонка сморил сон. Зайчонок привалился к его тёплому боку, и они мирно спали в камышовых зарослях.       Семья зайцев боялась волчонка, но мама Пари была умной зайчихой и решила позволить Пронку жить подле них. Иногда он уходил к своему логову в надежде, что мама вернётся, но проходили дни и даже месяцы, а мшистые стены хранили молчание. Волчонок рос и креп, он сильно изменился, превратившись в молодого волка. Но твёрдо берег клятву не есть зайцев и ежей. Он защищал их, как родную семью от посягательств других хищников. Недавно загрыз куницу, пытавшуюся унести брата ежинки и поймал сойку, что разорила гнездо зябликов. Милые птички остались без птенчиков, сойка убила всех малышей. Постепенно впереди идущая слава о защитнике маленьких зверюшек дошла и до волков.        С того момента, как красавица Торрина не вернулась, о белом волчонке никто и не вспоминал. Не до того было. Вся стая вернулась в весьма плачевном состоянии. Досталось даже Вукки. Многие думали, что тот не жилец и просто ждали его конца. Но вопреки ожиданиям тех, кто метил на его место, старик выжил и встал в строй. Он смог опять сплотить стаю и готовил силы ко второму нападению на кабанов.       Несколько раз волки из стаи искали Пронка, но логово было пустым и выглядело совсем нежилым. Сказать по правде, они бы его скорей убили, чем приняли в стаю. Их вывело из себя то, что даже нос у волчонка был белым, а глаза отливали красным. Они находили в нём нечто демоническое, всё незнакомое обычно настораживает. Только старик Вукки не унимался и талдычил о важности каждого в этом мире. Из-за этого он часто ссорился с молодыми и наглыми волками, которым по душе была только охота. Его уже четыре раза пытались сместить, но вожак не сдавал позиций. К слову сказать, Вукки был очень сильным волком и победить его в честном бою не могли. После четвёртого убитого собрата, стая решила подождать пока вожак состарится и уйдёт сам. Старый волк посмеивался над ними, пряча морду в пушистые лапы.       На опушке леса мелкое зверьё жаловалось на то, как хорьки утащили к себе в нору зайчонка, прям на глазах у молодой мамы. Они пришли из дальнего леса и начали безобразничать. Мирные зайцы, сурки и ежи боялись этой братии. Пронк стал им как находка. Им не важен был его цвет, а вот его зубы и когти очень даже важны и нужны. Но увы, не всем нравилось присутствие столь опасного зверя рядом с их норками и домиками. Особенно семейство сусликов было против, собственно из-за них и пошёл скандал. Доводы остальных суслики не хотели слушать.       — Почему ты остался с нами, Белый волк? — строго спросил старый суслик Бено. — У тебя есть стая, но ты живёшь с зайцами.       — Простите, уважаемый, но я свободный волк и могу жить где хочу. Моя стая пренебрегает мной из-за внешности. Они думают, что это плохо для них.       — Ты хищник, что же ты тогда ешь? — не унимался Бенто.       — Мелкую пакость всякую, и рыбу в озере ловить умею. — Пронку не нравилось, что он отвечает на те вопросы, на которые он и сам не знал ответов. В душе белый волк понимал, что его учили есть мясо, но ради друзей он решил, что не будет есть мелких животных. Ежинка тоже ела насекомых и даже ящериц, они часто ловили их вместе, но у волка не возникало желание съесть саму Муси.       На собрании обитателей леса ещё высказался енот Шинни. Он хорошо относился к молодому волку. Поэтому, выступил в его защиту и добавил аргумент того, что Пронк многим помог за это время. Бенто все равно выказывал своё недовольство, но его уже не слушали. Собрание продолжалось, пока не приняли решение, что Пронк нападёт на куниц и никто не будет ему мешать. Так, уже практически взрослому волку, решили позволить жить среди всех мирных обитателей. Даже белки, что обычно нейтрально ко всему относились, решили выступить в его защиту. Белок он катал у себя на спине и однажды нашёл потерявшегося бельчонка, выпавшего из дупла.        Лето пролетело в лесу как один день, в заботах и хлопотах о благополучии друзей и их сородичей. Наступила осень, и вот пришёл тот день, когда Пронк решил вернуться в родную стаю. Всё же ему хотелось туда, ведь это его родня, он скучал по волчьему запаху и окружению. Тем более недавно он узнал очень важную информацию для всей стаи и спешил их предупредить о возможной опасности. Как ни уговаривали зайцы его остаться, ибо он стал для них уже родным за это время, волк смотрел в чащу леса, туда, где жили ему подобные.       С каждым шагом в сторону того места, где он был с мамой в стае, молодой волк пребывал в волнении. Он прекрасно запомнил непринятие когда был малышом. Но все-таки глубоко в душе надеялся, что полноценного волка они примут не зависимо от цвета его шкуры. Говорить о своей дружбе с зайцами и мелкими жителями леса он не станет. Это его детство, его жизнь и уголок, что бережно храним в его волчьем сердце. Он посчитал, что так будет лучше для всех.       По запаху Пронк понял, что уже близко. Метки на деревьях он отчётливо уловил, территория была отмечена собратьями ясно. Торрина учила Пронка различать чужой запах. Она много чему учила, незаметно, как бы играя. Теперь её уроки всплывали в памяти, немного отдавая грустью. Он очень скучал по ней. Ступив на чужую территорию молодой волк не успел пройти и десятка шагов, как его обступили четыре его собрата. Они внимательно смотрели на белого волка, недоверчиво присматриваясь и принюхиваясь к нему.       — Это же бракованный! — рявкнул один из них. Самый крупный волк, с чёрной как ночь шерстью. — Чего тебе надо здесь?       — А мы думали ты сдох уже давно, как и твоя недалекая мамаша. — фыркнул второй, что стоял справа от Пронка. Он был мельче, серый, с облезлым хвостом и неприятным взглядом на тупой морде.       Пронк старался держать себя в лапах, провокаций в мире животных полно, это он уже уяснил.       — Мне нужно к вожаку стаи, пропустите меня к нему.       — Может тебе ещё и баранью ногу отдать от обеда? К нам тут один забрёл в лес, не долго правда ходил тут. — облизнулся ещё один волк, по виду даже моложе самого Пронка, совершенно непримечательный ничем молодняк.       На фоне их всех белый волк выглядел как какое-то лесное божество. Он не был особо огромным или слишком развитым физически, но сама манера держать себя несколько сбивала с толку остальных. Его не просто так назвали Иным и этого никто не отрицал.       — Мне некогда болтать с вами о жизни и вообще. Пропустите или…       — Или что? — грозно прорычал чёрный.       — Или вы не узнаете очень важную информацию.       — Ах ты, белое отродье, — взвизгнул ободранный хвост, — говори её нам.       — Я не намерен говорить её вам, мне нужен вожак. Вы им не являетесь. — Пронк гордо вскинул белую морду с розовым носом. Дело приобретало не самый лучший оборот. Он понимал, что у него нет шанса против четверых. Его просто убьют.       На самом деле он и правда знал о том, что люди вздумали охотиться на волков здесь, в лесу. Эту информацию узнали зяблики, они слушали людей неделю назад, сидя на ветке дерева, под которым охотники устроили привал. Те разведали местность и ждали гостей из большого города, готовили силки и ловушки на разную живность. Это был его козырь сейчас. Он очень хотел быть частью стаи. Среди зайцев и мелких зверюшки ему было хорошо, но сердце не изменить.       Неожиданно из-за раскидистой сосны на шум вышел сам вожак стаи. Он был ещё величественнее, чем в первый раз, и только два шрама идущих через тёмный бок, остались напоминанием о неудачной охоте. Он степенно втянул носом воздух и громко прорычал.       — Сыны свободной стаи, что это вы надумали! Кто дал вам право не пускать юного брата в мои владения?       Молодые волки пригнули головы и опустили морды. Они понимали, что полезли не туда. Но пытались перечить из последних сил.       — Мы думали, он чужак, — наивно пискнул ободранный хвост.       — Давайте договоримся, пока я здесь вожак и я решу с кем мне говорить. Разберусь уж как-то. А вас, молодежь, мамы ждут, уже обыскались. Ступайте! Я с нашим гостем пообщаюсь.       Вукки придирчиво оглядел белого волка, он был совсем юным, и очень забавным. Ещё угловатым немного, но перспективным, наметанный глаз вожака сразу видел породу. Что-то в нем было, в это Ином. Торрина умерла, но её детёныш смог выжить, что под силу не каждому малышу оставшемуся без матери. Для этого он и искал его, но по-видимому, кто-то о нём заботился лучше стаи. Белая, ухожена шерсть Пронка говорила сама за себя.       — Ну здравствуй, сын Торрины, — в голосе вожака больше не было напускной строгости. — Я искренне рад, что ты выжил и хочешь вернуться к нам. Присядем на ковёр из мха, и ты поведаешь мне, что привело тебя к нам.       Пронк покорно сел рядом с Вукки под сенью сосен. Рядом с этим мощным закалённым в боях волком, ему было уютно. От него веяло чем — то совсем родным. Пронк вдруг почувствовал какую-то связь с вожаком. Догадка мелькнула в голове.       — Дедушка Вукки, — вырвалось само по себе, — я знаю что скоро человек придёт в эти места. Они готовят охоту на наше племя.       — Знаю, знаю, не волнуйся за нас. На зиму стая уходит в самую глубь леса, там болота и люди не могут добраться туда. Многие погибли уже в попытках убить нас.       — Но на этот раз они придут раньше, как только выпадет первый снег.       — За это спасибо. Ты хочешь остаться с нами? По глазам вижу, что хочешь. Ты живёшь с маленьким лесным народом, не так ли?       Пронк не хотел говорить Вукки об этом, но ничего не поделаешь. Слава о маленьком защитнике леса, шла впереди него.       — А, а ты и правда мой дедушка? — робко спросил молодой волк.       — Да, дитя, я был отцом твоей мамы. Она умерла, заслонив меня собой. То была самая ужасная охота за всю историю стаи. Мы попали в ловушку. Кабаны распустили слух, что уйдут на охоту, надолго оставив свой молодняк. Мы хотели проредить их ряды, но нас ждали и окружили. В тот день погибли пятеро из нашей стаи, и с ними моя дочь. Не помню уже как и добрались домой. Как только я вернулся, то понял, что мои раны серьёзны. Но я надеюсь отомстить им позднее. Нам нужны свежие силы, сейчас каждый волк важен.       Пронк слушал вожака затаив дыхание, он понял, что его мама героически спасла его, а сама умерла. Событие отложилось в голове, он смог принять правду. Будь волк моложе, он бы завыл и заскулил, но показать свою слабость перед Вукки не смел.       — Если хочешь остаться с нами, тогда тебе придётся выбрать между друзьями и семьёй.       — Но, но…они тоже моя семья, я бы совсем пропал тогда. — Пронк не хотел делать подобный выбор.       — Когда мы голодны, то едим не разбирая, и когда пострадает твой маленький народ, тебе будет очень больно находясь по эту сторону. Поэтому я даю тебе время подумать и пожить с нами до того, как стая отправится в болотистые земли.       — Хорошо, я останусь с вами, если не буду вам лишним.       — Пронк, я представлю тебя нашей стае. Не обращай внимание на молодых волков, они ещё слишком неразумны.       И Пронк остался. С большим трудом стая приняла его. Поначалу они называли его зайцем. Молодой волк приняв наставление деда, решил быть выше этого. На первой же охоте, они поняли, что от белого в нём только цвет шерсти. Конечно же драный хвост, или Ворку, ненавидел белого, как и остальная банда молодняка. Они везде лезли и мешали жить. Иногда Пронк подумывал вернуться к маленькому народу с опушки леса, но решил быть сильным. Он обязан был научится быть волком. А иначе как защитить своих друзей от настоящих врагов? Уйти всегда можно, сложнее остаться и противостоять.       Время шло. Вот уже первые морозы сковали землю, но хвойный лес стоял всё также зелёный, в отличие от голых веток лиственницы. Волки собирались покинуть место летнего обитания и перебраться вглубь леса. На этот раз Вукки торопил стаю, не слушая скулёж недовольных молодых волков. К неудовольствию вожака стаи, те повадились охотится на мелких зверей. По мнению вожака, это были только крайние меры в голодный период.       Однажды Пронк увидел как банда охотится на енотов и зайцев, он вступился, отбил мать — зайчиху, за что получил несколько болезненных укусов от остальных. Венох, тот самый волк, что недружелюбно встретил его, вызвал Пронка на бой, и позорно проиграл. Правильно питаясь и тренируясь драться с Вукки несколько месяцев, белый волк заметно вытянулся и приобрёл уже черты взрослого. Он преображался на глазах и имел все задатки в будущем ни чем не уступать вожаку стаи. Ворку от зависти клацал зубами и хотел чтобы Пронк сгинул на болоте. Утопая в своей ненависти он решил подбить братьев убить белого, когда они пойдут на зимовку.       В решающий день, вожак позвал Пронка на совет стаи и попросил его огласить своё решение. Молодой волк, немного робея среди взрослых, встал в круг. Он понимал, что вынужден держать ответ. Как бы ни был труден его путь, но цель ему стала ясна. Стать вожаком стаи и тогда уже он будет решать кого есть в этом лесу.       — Пронк, сын Торрины, ты славно проявил себя в делах стаи. У меня нет претензий к тебе, но нужно выслушать и остальных собратьев. Мы решаем наши дела общими усилиями.       В ответ на его слова, Волки загудели и даже заклацали зубами. Все-таки многим был поперёк горла белый выскочка, пусть и внук Вукки. Пронк стоял в ожидании своей участи. Он давно уже понял, что хочет быть частью стаи. Вчера в разговоре с вожаком молодой волк озвучил свои мысли. Вукки принял его желание. Вот только семье Ворку он не нравился, в их глазах горело пламя неприятия.       — Мы уважаем тебя, Вукки, ты наш лидер во многом, но белому не место здесь. — сказал, как отрезал Хаву, отец Ворку. — Этот, с позволения сказать волк, накинулся на моего сына, за то что тот поймал зайчиху, это его законное право. Он не полноценный волк, его воспитали зайцы и ежи. В нём ничего нет от нормального волка. Я против его проживания с нами! Поддержите меня, собратья, этот белый, станет нашей погибелью. — он замолчал и ударил лапой о землю, как знак своей позиции.       К несчастью для Пронка, против него стали семь из десяти главных волков стаи. Вукки, не мог им указывать, таков уж закон, он почитается всеми представителями стаи. Решает большинство.       — Прости, вожак, но мы не можем доверять волку с душой зайца.       — И что же вы, братья мои, так ополчились против Пронка? Он смел и даже отважен, он выжил сам в лесу и о нём хорошая молва. Вы хорошо подумали, отвергая его?       — Да, Вукки, такова наша воля. Пронка нельзя оставлять с нами, его мышление портит наш молодняк. Он рассказывал волчатам о дружбе и мире с маленьким народом. Только за это, по нашим законам, ему положено изгнание. Завтра мы покинем это место, а твой приемыш должен уйти туда, откуда пришёл.       — Это наше последнее слово, — добавил ещё один волк, — его тёмно-серая шерсть переливалась на скупом ноябрьском солнце. Лапа уверенно ударила в знак голоса.       Сказать по правде, Вукки не был готов к такому повороту, Пронка любили обитатели стаи, особенно волчата. Но в чём-то его собратья были правы, белый волк так и не стал им родным. Иной есть иной, не волк и не заяц, а нечто высшее, особенное. Может так лучше для него? Он уважал убеждение Пронка, понимал его. Волчонок жил сам, отвергнутый с самого начала. Его благородство восхищало Вукки. Внук был лучше многих из стаи, но не вызвал доверия и не смог найти друзей своего возраста.       Пронк ушёл молча, ничего не доказывая никому. Таков он был, гордый сын леса. Еноты учили его не отвечать на обиды, а зайцы — быть смелым. Считать зайцев трусами глупо. Они очень осторожны и стараются убежать от опасности, ведь не имеют ни огромных когтей, ни зубов. Его друг и названный брат, Пари, часто был проворнее самого волка. Пронк ощутил, как скучал по нему всё это время. С тяжёлым сердцем отпускал его Вукки, он сильно полюбил своего волчонка.       — Не забывай меня, малыш, я всегда рад буду разделить с тобой добычу.       — Деда, прости, что не оправдал надежд. Как оказалось, завалить косулю, и накормить стаю, ещё не означает быть хорошим волком.       — Что бы ни говорили о тебе, ты хороший волк. Ты волк и всегда им был и будешь. Они ещё пожалеют, что отвергли тебя.       — Да храни Вас дух леса. Я надеюсь, что люди не успеют причинить вред стае.       — Проведи эту ночь в моём логове, а утром мы расстанемся.       Лежать на перине из мха и ельника, с родным и близким зверем, что может быть приятнее и как тяжело от этого отказаться. Они говорили и говорили, вожак рассказывал ему о жизни, стараясь передать крупицы своего опыта. Ночью Пронку впервые за долгое время приснилась Торрина. Он просил у неё прощения, но она сказала ему что он идёт своей дорогой и станет вожаком.       Ранним утром стая отправилась в путь. Вукки ушёл так тихо, как только мог. Ему не хотелось тяжёлого расставания. Пронк проснулся от утреннего холода. Он вышел из уютного логова вожака и, вздохнув от непереносимой тоски по Вукки, пошёл обратно к маленькому народу.       Стая двигалась на болота, они не знали, что человек давно нашёл их место зимовки и теперь придёт за ними туда. Сезон зимней охоты на волков вот-вот начнётся. Егеря проложили маршруты и готовили облаву. Осенью поступил заказ на пять волчьих шкур и на волчат, их заведомо продали зоопарку. Снизить популяцию волков — цель поставленная правительством небольшой страны. Волки всё чаще нападали на мирные деревни и даже добирались до городов.       Опушка леса встретила Пронка радостно. Пари и Муся сильно изменились за это время. Зайка сменил шкурку на белую, а ежинка собиралась с роднёй на зимнюю спячку. Они готовили глубокую нору, где будут спать до весны. Еноты и суслики натаскали запасы по своим домикам. Зайка чуть ли не запрыгнул волку на спину от счастья. Как же он скучал по другу. Сказать по правде, и Пронк скучал по маленькому народу. И пусть он был своим среди чужих, но здесь никто не смотрел на него косо. Здесь его присутствие было необходимостью.       — Ты вернулся! — радостно вскрикнул Пари. — Как же я рад. А я теперь совсем как ты. Видишь?       — Вижу, — пробасил молодой волк. Ты так вырос. Совсем взрослый заяц. Я рад тоже. А как там Муся? — Пронк ткнулся зайке в белый бок розовым носом. От него пахло лесом и зайцем, и чем-то родным.       — Ежики спать ложатся, но ты еще успеешь пожелать ей сладких снов.       Белоснежный заяц красиво смотрелся рядом с белым волком. Они шли по лесу неспешно болтали. Пронк рассказал другу обо всём и о своём обучении и о первой настоящей охоте, не на лягушек и куниц. Пари было очень интересно и страшно. Он не боялся своего друга, ведь это Пронк, но боялся его волчьей жизни. В результате, зайка запрыгнул на широкую спину волка, и они вместе дошли до места обитания заячьего семейства. Белые комочки обступили большого зверя со всех сторон. Мама-зайчиха вышла вперёд и подойдя к Пронку нежно потерлась об него.       — Пронк, сынок, как же я рада тебе. — В её больших умных глазах стояли слезы.       — Я тоже скучал. Эрри, вы мне очень близки. — как же она ему нравилась, совсем белая на фоне жухлой травы, только чёрный нос, да коготки на лапках выделялись на фоне белого.       — Пронк, я надеялась, что ты вернёшься. На нас охотилась стая волков из соседнего леса. Но никого не поймали.       — Я рад. Уходить от вас было непросто, но я научился многому. Теперь мне доступно защитить маленький народ. Вы моя семья и всегда ей были. Отныне и навсегда, я стану защитником ваших семей. — Пронк нагнулся к своей названной заячьей маме и нежно лизнул её в пушистую щеку. — Жить я пойду в мой старый дом. По любым вопросам ко мне могут обратится любые представители маленького народа. Все, кому нужна защита. По утрам и вечерам я буду патрулировать лес. Теперь я охочусь на больших копытных животных, и для этого мне нужно уходить на какое-то время.       — Мы понимаем тебя и уважаем твой выбор.       Так Пронк вернулся в родные края. Он жил в своём логове, охотился на кабанов и косулей, не гнушался и лосями. Но никогда не трогал семьи друзей. Прошло много дней, снег окутал землю, белым полотном, ели и сосны стояли в серебряной одежде из инея.       Тем временем стая, уйдя на болота, попала в страшную западню. Егеря разложили большое количество капканов, тщательно продумав каждый. Ямы с частоколом, железные зубы, силки и даже клетка с куском мяса. В неё то и попал один из волчат. Клетка захлопнулась, остальные запаниковали. Как ни пытался Вукки образумить стаю, но они как обезумели перед неизведанной опасностью. Отступая, старый волк, не смотря на богатейший опыт угодил в капкан. Он бессильно выл, не имея возможности спасти кого-либо. Вукки ничего не мог сделать против ружей, его шкура стала главным трофеем охотников. Убить легендарного вожака стаи, что может быть почетней. Волков перебили почти всех, а молодых и незрелых, вместе с беременными самками, схватили и увезли на машинах в неизвестном направлении. В живых остались трое самых молодых и неопытных. Снег на месте побоища окрасился в красный. С убитых волков сняли шкуры, а тела сбросили в зловонное болото. Ворку со своей будущей невестой, Виссой, и Ринго, младшим братом волчицы, пробирались к опушке леса. Юные волки плохо разбирались в ориентирах на местности, слабо охотились, да и Ринго был ранен. Охотники даже не искали их, ибо занялись снятием шкур с убитых. Им добычи хватило.       Долго волки бродили по лесу, не имея возможности охотится, так как боялись быть обнаруженными. Ринго умер и оголодалая пара, сходя с ума от голода, съела его останки. Когда оставшиеся в живых добрались к логову Пронка, они были на грани истощения и только упрямство не давало им убить друг друга. Лапы молодой волчицы подогнулись, и она рухнула где-то недалеко. Голова Ворку была тяжёлой и лишённой всех мыслей, перед падением мордой в снег он увидел нечто необычное и прекрасное. Большой белый волк стоял на заснеженном пригорке в лучах утреннего зимнего солнца, а на его спине сидел упитанный белоснежный заяц. «Голодный бред!» — подумал Ворку и провалился в забытье.       Утром Пронк как обычно обходил окрестности. Он держал обещание, охотился и прятал пойманное в особых местах. Потом он наведывался туда и ел припасы. Волки всеядны, они могут есть всё и не особо разборчивы в зимний период. Только убеждения молодого волка спасало маленький народ. Семью не едят!       Ворку пришёл в себя и понял, что лежит в уютном теплом логове, пол его был устлан ельником и листвой, а лежанка из мха была очень удобной. Его тело оказалась усыпано листвой, как одеялом. Истертые в кровь лапы отдыхали от долгого похода. Рядом с собой он нашёл две большие кости от кого-то крупного и по-видимому рогатого. А на соседней такой же лежанке, спала его Висса. Она слабо, но дышала, больше рядом никого не наблюдалось. От осознания того, что он спасён, Ворку жалобно заскулил. Он готов был на коленях благодарить того, кто даровал ему и его любимой жизнь. Желудок сводило от голодных спазмов, но сил вгрызться в кость не было. Свет падал от входа в логово, что означало день. Тут свет перекрыл кто-то и вошёл под мшистый свод, Ворку испуганно сжался.       Пронк вошёл в свой дом. Он перетащил двоих волков, от которых остались одни кости и шерсть и достал свои припасы. Защитник леса понял, что нужно действовать быстро. Помня наставление Вукки, что после продолжительной голодовки много есть нельзя, он достал несколько костей и кусок замороженной оленины. Его гости несколько часов были в глубокой отключке. Если Ворку, оголодалого и едва живого, Пронк притащил к себе по снегу без труда, то его невесту нашли еноты и помогли ему перетащить её на еловых ветках. Белый волк и сам невыносимо устал. Волчицу он отогрел своим телом, а Ворку обкидал сухой листвой.       — П-Пронк? — едва смог сказать Ворку.       — Тише, не трать силы напрасно. Вы в безопасности.       — Л-лю…       — Люди не приходят сюда, это заповедная часть леса и охота здесь для людей запрещена. И да, я его защитник и не позволю обижать никого из моего народа. А теперь спи. Потом поешь. О ней не беспокойся, я позабочусь.       Сознание Ворку уплывало от него, голова не соображала совсем и он позволил себе отключится.       Убедившись, что его не сложившиеся друзья и семья спят, Пронк пошёл на собрание маленького народа. Он понимал, что один волк им по плечу, а ещё двое — уже могут стать проблемой. Вопрос, что стало со всеми был ясен, и как не тяжело это принять, но их смерть была очевидна. Больше всех он оплакивал Вукки, но изменить ничего не мог. Очень хотелось узнать у Ворку, остался ли хоть кто-то ещё, но пришлось ждать. К молодой волчице он испытывал какие-то новые чувства. Висса хорошо отнеслась к нему, и была крайне недовольна, когда ей пришлось оставить белого волка. Ворку обзывал его и смеялся над белой шерстью. Но сейчас он спас обоих и дал приют.       Мать — зайчиха подошла поближе к логову Пронка. Она встретила своего приёмного сына и внимательно посмотрела в его отливающие розоватым цветом голубые глаза.       — Ты оставил их у себя?       — Да.       — Сынок, ты не боишься проблем? Ты же понимаешь, что это настоящие волки и они не примут твою веру.       — Я не дам им причинить вам вред, тем более оба в очень жалком состоянии. Им обоим нужна помощь и еда. Они — всё, что осталось от моей семьи. Пусть и не приняли меня.       — На собрании будь красноречив, а не как всегда. Молчание твой принцип, но иногда нужно отстаивать своё.       — Хорошо, я постараюсь, мама.       — Как ты назвал меня, сын волчицы? — чуть ли не засмеялась мать-зайчиха.       — Мама. Ты стала для меня ею по законам леса. Ты вырастила меня и дала возможность осознать кто моя семья. И ты справедливо всегда ругала меня.        — Я очень люблю тебя, дитя волчицы, с храбрым и добрым сердцем.       Дальше они шли молча по заснеженному лесу и Пронк понимал, что выбрал свой путь и этот путь самый верный. Он не герой, не спасает всех и вся, а просто защищает и помогает. Обязательно нужно отстоять своих друзей на совете, выходить Ворку и вправить ему мозги. Подлечить обоих и отпустить в дальний лес к волкам. Там их должны принять. Перезимовать тяжкую и возможно опасную зиму, а потом будет весна, и цикл жизни опять сделает круг. Пари встретит свою жену и у него будет семья, ежинка тоже обзаведётся своими малышами, а он будет один, потому что он — Белый волк. Иной. Ему нет и не будет пары. Возможно это в нём говорил юношеской максимализм и всё будет по — другому. Но это уже совсем другая история.
Примечания:
Отношение автора к критике
Приветствую критику только в мягкой форме, вы можете указывать на недостатки, но повежливее.
Укажите сильные и слабые стороны работы
Идея:
Сюжет:
Персонажи:
Язык:
Права на все произведения, опубликованные на сайте, принадлежат авторам произведений. Администрация не несет ответственности за содержание работ.