Шерлок и платяной шкаф 284

Слэш — в центре истории романтические и/или сексуальные отношения между мужчинами
Шерлок (BBC)

Пэйринг и персонажи:
Шерлок/Джон, Шерлок Холмс, Джон Хэмиш Ватсон
Рейтинг:
R
Жанры:
Юмор
Предупреждения:
Нецензурная лексика
Размер:
Мини, 6 страниц, 1 часть
Статус:
закончен

Эта работа была награждена за грамотность

Награды от читателей:
 
«Супер!» от Bumberbutch
«Восхитительно!!! ❤❤❤» от The_Greatest_Barrister
Описание:
Написано на кинк по заявке "Джон мастурбирует, Шерлок подглядывает"

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
26 октября 2013, 18:25
***

Стоило признать, даже в гениальном мозгу Шерлока Холмса случались сбои. Особенно если дело касалось его соседа Джона Уотсона. Ну, хорошо, он был не просто соседом. То есть он был коллегой и другом, но помимо этого ничего особенного в нём не было, вот в чём загадка.

Одна часть гениального мозга утверждала, что никакой загадки нет, и рано или поздно Джон, будучи обычным человеком, покинет его или женится, что, в общем-то, было равнозначным. А потому другая его часть отчаянно желала найти ответ на вопрос, который Шерлок пока что затруднялся сформулировать.

Именно поэтому он стоял сейчас посреди комнаты Джона, как будто надеялся найти ответ под кроватью или на лейбле его полосатого свитера.

Он очередной раз окинул комнату взглядом и задумчиво перекатил во рту клубничный леденец. Как ни странно, эта напасть помогала думать не хуже никотиновых пластырей. К тому же Джон очень мило раздражался по этому поводу и даже сбежал сегодня к Саре, что оказалось Шерлоку весьма на руку. Иначе чем бы он сейчас себя занял? Неделя без дела на фоне прогрессирующей бессонницы, шутка ли!

Ладно, во всяком случае, он будет знать о Джоне чуточку больше.

Например, то, что он забрал пистолет с собой, должно было о чём-то говорить.

Шерлок вытащил изо рта леденец с тем самым звуком, что так раздражал Джона.

Думай.

Зачем пистолет, если идёшь на свидание?

Или это было не...

В прихожей послышался шум.

Думай, Шерлок!

Шаги на лестнице. Через одну, восемь, шесть, четыре, две…

Или нет, лучше убирайся отсюда, и поскорее, пока...

О, Господи. Джон, почему не на кухню?

Уйти незамеченным уже не получится, значит, придётся Джону что-то сказать, а Шерлок себе-то толком не мог объяснить, что здесь делает, поэтому не придумал ничего лучше, чем сунуть леденец обратно за щёку и спрятаться.

Так он и оказался в абсурднейшей ситуации, а если точнее - в шкафу.

Он с досадой хлопнул себя ладонью по лбу. Идиот! Ведь мог же соврать, что... например, искал пистолет.

Нет, эти леденцы на палочке явно не способствуют рациональному мышлению.

Теперь придётся ждать, когда Джон уснёт или пойдёт в душ. Шерлок надеялся на второе, в шкафу было неудобно и... пахло Джоном. О’кей, второе было не так уж и плохо.
Плохо было то, что шкаф не хотел плотно закрываться, так что шансы быть обнаруженным увеличивались.

Он уже представил, как сначала не даёт Джону открыть дверцу, а затем невозмутимо объясняет, что искал здесь пистолет.

Джон же, как мог видеть Шерлок сквозь щель, не был заинтересован даже включением света, не то, что шкафом. Он вихрем влетел в комнату, положил пистолет в нижний ящик стола и навис над столешницей, опираясь на неё руками. Дыхание у него было тяжёлое.

Казалось, он стоял так целую вечность, и Шерлок уже начал подумывать о том, чтобы тихонько выбраться из своего укрытия, как Джон сделал нечто такое, чего Шерлок от него совсем не ожидал.

Он вдруг зарычал и несколько раз ударил кулаком о стену.

Это было неожиданно и неожиданно восхитительно. Шерлок затаил дыхание. Забытый леденец прилип к нёбу.

Джон принялся ходить туда-сюда, будто зверь, пойманный в клетку.

Шерлок никогда не видел его таким. Жадный взгляд старался ничего не упустить, насколько только позволяла темнота и ограниченный обзор. Воображение щедро дорисовывало, как Джон бегло облизывает губы и сжимает-разжимает кулаки.

- В порядке, - произнёс Джон, останавливаясь и запуская пальцы в волосы. – Всё в порядке.

Он одним движением стянул с себя свитер, бросил его на кровать и повалился следом.

Шерлок перевернул во рту леденец и принялся ждать, когда Джон сонно засопит или, что предпочтительнее, захрапит.

Однако до его слуха донёсся звук определённо другого характера. Нечто, что опять можно было охарактеризовать как «неожиданно и неожиданно восхитительно». Приглушённый стон, от которого по телу Шерлока прокатилась волна тепла. Он прильнул к дверцам и всмотрелся в темноту, вытягивая шею.

Джон, закусив край подушки, лежал на животе и вжимался бёдрами в кровать.

Шерлок едва не подавился леденцом, когда он перевернулся на спину, быстро расстегнул рубашку и принялся себя поглаживать, то касаясь сосков, то ныряя рукой за пояс брюк.

Шерлок сглотнул и нырнул рукой под рубашку, проверяя чувствительность своих сосков. Было приятно. Интересно, было бы приятнее, если бы их касался Джон?

Джон, тем временем, звякнув пряжкой ремня, расстегнул брюки и стянул их разом с бельём, высвобождая возбуждённый член.

Шерлок решительно проглотил остатки леденца, обронив палочку от него, отодвинулся к задней стенке шкафа и невольно напряг слух, ловя каждый доносящийся вздох.

Хорошо, что он не додумался спрятаться под кроватью…

Правда, тогда он мог бы не смотреть.

Ведь через пару минут, когда стоны участились и стали более прерывистыми, стратегия Шерлока «я – ветошь» потерпела полный крах.
Он никогда не видел, как кто-то мастурбирует, да и сам не увлекался, особенно после того, как в 15 лет его застал за этим Майкрофт.
Это была одна из причин, почему Шерлок не стал прерывать Джона, когда понял, к чему идёт дело.

Джон между тем водил пальцами по губам, облизывал их и выгибался, как… ох, какая, к дьяволу, разница, как. Он выгибался так, что у Шерлока от возбуждения поджимались пальцы на ногах.
На то, что Джон делал ещё, он старательно не обращал внимания, итак слишком хорошо было всё видно. Как он помогал себе второй рукой, как иногда замедлялся и вновь наращивал темп, задерживая дыхание, и Шерлок, сам того не замечая, задерживал дыхание вместе с ним.

Ему отчаянно хотелось прикоснуться к Джону, или к себе, или к чему угодно, так что он вцепился рукой в какую-то рубашку, грубо сминая её ткань. В шкафу было душно, а в брюках у Шерлока, как это ни прискорбно, стояло колом. Он дышал коротко и неглубоко, всеми силами стараясь не ёрзать и не издавать никаких звуков. На то, как ласкал себя Джон, он больше не смотрел, потому что зажмурился.

Наверняка он пойдёт потом в душ. Шерлок бы и сам сейчас не отказался.

Скорее, Джон.

- О, Шерлок... – выдохнул тот, растворяясь в оргазме.

Шерлок впился зубами, пальцами в свитера, рубашки и пиджаки, что висели в шкафу, и кончил в унисон грохоту рухнувшей перекладины.

Наступила отвратительная, оглушительная тишина.

Шерлок очень надеялся, что это просто время остановилось.

Шевелиться не хотелось, хотя вешалки с одеждой, кажется, окончательно перекрыли доступ кислорода. Зачем дышать, если остановилось время, дышать вообще скучно. В брюках было влажно и стыдно, а в голове умопомрачительно хорошо. Но «неизбежность» почему-то очень не любила «хорошо» и вечно норовила насолить в самый неподходящий момент. Вот как сейчас.

- Что за… Шерлок, вылезай, - потребовал Джон.

Шерлок разжал зубы, выпуская изо рта рукав какой-то рубашки.

- С чего ты взял, что это я? – подал голос он.

- У тебя пятка, блядь, торчит! – не выдержал Джон.

- Не надо так кричать, - Шерлок неловко выбрался из завалов одежды. - И как ты мог определить меня только по пятке?

Джон нависал над ним, лохматый и злой.

- Какого хрена ты тут делаешь?! Убирайся сейчас же! – воскликнул он срывающимся голосом.

Трусы надел, заметил Шерлок. Значит, не совсем ещё вне себя. Даже рубашку пытался застегнуть, правда, всего на одну пуговицу, да и то криво.

- Я ушибся, между прочим, - Шерлок обиженно потирал затылок. – И зачем было надевать трусы после того, как я уже всё видел?

И не ударил, хотя мог бы, судя по его эмоциональному состоянию.

- Убирайся! – Джона трясло от злости.

Джон-стол-пистолет. Раз, два, три… Три, нет, четыре шага.

Ситуация была крайне опасной.

А значит…

- Я… - начал Шерлок, тщательно подбирая слова.

И какого же чёрта это значит?

- Погоди-ка.

Джон ничего с ним не сделает.

- Я тебя сейчас убью, - прошипел Джон.

Даже если утверждает обратное.

- Ты же произнёс моё имя.

- Заткнись сейчас же, - теперь он уже не шипел, а тихо рычал.

- Я слышал, зачем отрицать очевидное?

- Заткнись, мать твою. И, пожалуйста, убирайся, иначе я прикончу нас обоих.

- Нет.

- Что «нет», ты мне не веришь? – для пущей убедительности Джон направился к столу.

Раз, два, три.

Всё-таки три.

- Ты не станешь, - Шерлок ловко развернул его и прижал собой к столу.

Джон сглотнул.

- Ты придурок, знаешь? – сказал он и посмотрел на его губы.

- Мне говорили, - Шерлок проследил за его взглядом.

- Я тебя ненавижу.

- Знаю, - он провёл ладонью по спине Джона.

- Чего ты улыбаешься?

- Хочешь меня укусить.

- Ну да. Что, прости?

Если он и сейчас не врежет, подумал Шерлок, то… вероятно, он уже не покинет его и не женится.
Шерлок склонился и коснулся губами его шеи, затем скользнул чуть ниже, к плечу. Ему определённо нравился вкус Джона, да и целовать его оказалось на удивление не скучным, а скорее даже приятным и захватывающим занятием.

Если бы не...

Джон вдруг запустил руку в волосы Шерлока и грубовато его отстранил. Но только для того, чтобы впиться в его губы не то поцелуем, не то укусом.

Шерлок задыхался под его головокружительным напором и даже не пытался перехватить инициативу. Ему итак было чертовски хорошо.

- Ты что, всегда так целуешься? – спросил он, когда смог оторваться от Джона (поправка: когда Джон ему позволил), чтобы перевести дыхание.

Шерлок провёл языком по измученным губам.

Джон усмехнулся и на сей раз поцеловал его значительно нежнее и медленнее.

- Клубничный? – спросил он, когда, наконец, насытился поцелуем.

- Больше не буду их сосать.

- Вот и отлично. В душ? – Джон высвободился из объятия и направился к двери.

- В душ, - согласился Шерлок и последовал за ним.