Свет родных окОн

Джен
PG-13
Завершён
3
автор
Размер:
23 страницы, 1 часть
Описание:
Посвящение:
Примечания:
Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика
Награды от читателей:
3 Нравится 0 Отзывы 1 В сборник Скачать

Часть 1

Настройки текста
Свет родных окОн То, что не вошло в отчёт Сири Китона Фрагмент записей чёрного ящика "Тесея", скопированных "Харибдой". - Сири, ты опять здесь? Прости, но сейчас у меня нет времени - подождёт твой отчёт. А вот анализ того, чем эти бормоглоты засевают Бурый Бен, ждать не станет. - Я не за интервью - пришла почта. - Почта? Какая-такая почта? - Исполняемый файл по лучу Икара. Программа "свет родных окон". - С Земли? Ладно, грузи в КонСенсус. Освобожусь - гляну. - К сожалению, в КонСенсус его нельзя, да и в одиночку не посмотришь. Придумка земных психологов, читается лишь друг другу. Аманда и Сьюзен с бандой уже оповещены, остались Юкка и ты. - Вот и начни с Юкки, комиссар. Он, судя по КонСенсусу, витает в своих вампирских думах, а я занят. Понимаешь, занят! - Да, но... - Дано - у тебя от него поджилки трясутся. Тоже мне, заяц... - А причём здесь заяц? - А при том! Зайцев видел? - Конечно! Они в каждом парке есть. - И как они себя вели, завидев тебя? - Убегали. Инстинкт у них такой. - А ты ловил их, мечтая тут же съесть? - Что за вопрос, Исаак? Разумеется, и в мыслях не было. - Вот потому и заяц! Ты ими любоваться, но человек для зайца - двуногий волк, и полтора миллиона лет охоты твоих предков у зайца в памяти до сих пор. И с Юккой - то же самое. Ты распознаёшь в нём врага, а он и думать забыл о твоих гастрономических качествах, как ты о зайце. Короче, тащи Юкке своё письмо, а я пока анализ доделаю. И ни слова сверх, а то укушу похлеще вампира! - Юкка, дело есть! - А через КонСенсус - никак? Из палатки высунулась взлохмаченная голова, а вслед за ней рука с окулярами. - К сожалению, никак, - сообщил Сири, отлетая на пару метров. - Какая-то придумка кураторов миссии. Прочесть возможно лишь друг другу и на смарте. - На с-марте? - Юкка прищёлкнул языком. - Ладно, читай! Сири сорвал с корпуса лист смарткраски, и от того, неловко перевернувшись в невесомости, встретился с вампиром взглядом. Но почему-то то его не испугало. Наверно, потому, что он уже видел такой взгляд. У соседского кота, когда зашедшие в гости приятели принесли с собой ручную соню. "Вроде, мышь - а не мышь!" - сообщала его ошалелая морда. И сейчас на лице вампира было написано то же самое. Конечно, Сири понимал, что столь своеобразный взгляд адресована не ему, а странной земной выдумке, но почему-то это успокаивало. - Программа "Свет родных окон", - почти не запинаясь, прочёл Сири. - Автор: психологическая инициатива "Задушевное здоровье человечества". - За душевное здоровье! - поправил его вампир. - Никак нет - задушевное! - Ладно, предположим, - Юкка прищёлкнул ещё раз. - ...Содержание: подборка личных писем для совместно-перекрёстного прочтения. - Так и написано - "перекрёстного"? - Ага! - выдохнул Сири, отлетая ещё на метр. - Ладно, допустим, пока не доказано обратное, что это эвфемизм. - Цель: инициация задушевного общения внутри малой группы, дабы то поспособствовало единству таковой и напомнило участникам миссии, что на Земле их любят и ждут. - Меня, вроде, никто не ждёт, - вполголоса сказал Сарасти. - Или мои данные устарели? - Час от часу не легче! - вздохнул подлетевший сзади Шпиндель. Спустя пять минут команда собралась в центрифуге. Проворная Аманда принесла из фаба груши с кофе и все расположились вкруг стола. - Кому читать первым? - спросила она. - Условием указан жребий, - ответил Сири. - Что тянем? - Не тянем, а ловим! - мужским голосом пробурчала Сьюз. - За бортом полно частиц высоких энергий: промежутки времени меж их регистрацией можно интерпретировать, как номера читающих, наложив их на список экипажа. - Головолом, ты? - Нет, дружественные инопланетяне! - басом хохотнула Сьюз. - Неплохая идея! - По крайней мере, беспристрастная. - Могу взяться за дело, - предложил Головолом. - Я здесь самый беспристрастный - мне точно никто не написал. - Ладно, поехали! - Так-так, первым выпал Исаак. А кто читатель? - Аманда. - Не нравится мне эта затея - неэтично читать чужие письма - проворчал Шпиндель. - Думаешь, я в восторге? - ответила Бейтс. - Это всё Земля. - Начинай! - бросил Юкка. - Раньше сядем - раньше выйдем! - Тебе-то хорошо - небось, тебе никто не пишет! - парировал Исаак и грани его предвкушали нечто крайне неприятное. - Ты точно в том уверен? - подняв окуляры, глянул на него вампир. - Ладно, есть лишь один способ узнать, что чёрный ящик нам готовит - попробовать. Аманда, вперёд! - Дорогой Исаак! - Так и написано - дорогой? - ахнул Шпиндель. - Покажи! - Так и написано! А показать не могу - эта чёртова программа гасит текст в руках адресата. - Дальше, дальше! - Сейчас. "Дорогой Исаак! Пишет тебе твоя дочь Лиза, так как мама наотрез отказалась общаться с тобой несмотря на все приставания психологов". - Ах, отказалась! - Шпиндель скорбно поник головой - лишь индикаторы имплантов весело мерцали. - "Но и я вряд ли сообщу тебе нечто лучшее, чем покинутая тобою мать". - Кем - покинутая! - взвился Шпиндель, воинственно блестя накладками. - Это я покинут, я!! Почему они не верят мне, почему мне все не верят? - Мы - верим! - Сьюзи взяла его за руку. - Мишель, ты? - А кто же? - "И не говори, что это мама тебя покинула: железкам того не понять! Не понять тебе, болванка умная, что у людей есть ещё и сердце! А сердцу нужна не только твоя наука, но и..." - Она врёт! - вскричал Шпиндель. - Разве не я повсюду возил их с собой, угощая... - Летучими мышами в меду? - хихикнула Сьюз. - Усохни, Саша! - А вот и нет! Что Исаак, что Китон, что наш кровососущий командор в жизнь не поймёте: человек состоит не только из любопытства и приятных желудку мелочей... - А ещё и из злости на всех и вся разом! - голосом Мишель закончила Сьюз. - Нечего оправдывать всяких истеричек! Или тебе приспичило похвастаться познаниями в литературе двадцатого века? - Прекратить балаган! - прищёлкнул на них Юкка. - Секси! - крикнула Саша в ответ, поперхнувшись на полуслове, после чего её сменил Головолом. - Кончай собачится - работаем! - гаркнул он. - Чего это она? - шепнул Сири Китону слегка пришедший в себя Шпиндель. - Саша к вампиру нежной страстью воспылала? - Не-а! Судя по графам тела, она хотела сказать "сексист". - А это за что? Юкка, вроде, с барышнями вежлив. - Да потому, что термин для дискриминатора множественных личностей пока не изобретён. - "А сердцу нужна не только твоя наука, твой ум да твой опыт туриста, но и ты целиком - представляешь, с внешностью! Но ты принёс её в жертву своей маниакальной страсти самому тащить на плечах научный прогресс!" - Это она о накладках? - переспросила Аманда. - Ага! - Во дура! - так, что бы услышал Исаак, прошептала Мишель. - Без них он - просто человек. А вот с ними... - Согласна! Да чужие мозги к своим подшивать наука пока не научилась, - за Шпинделя ответила Бейтс. - А я продолжаю: "И потому - и именно поэтому твои с мамой дороги разошлись и им уже не сойтись никогда! Она - натуралист, слышишь!" - Да знаю я, что она натуралист! - вновь взвился Шпиндель, нечаянно послав в Юкку по закрученной траектории грушу с кофе. - Сколько я ей камер покупал для фотосъёмок живности разной - а ей мало? - По-видимому, речь идёт о движении натурализма, - ответил Юкка, ловя грушу. - Твои дооснащения оскорбляют её веру в неприкосновенность людского естества. - Да? А закрутить роман с кандидатом в Двухпалатники то ей не помешало? - По-видимому, нет. Там вместо электроники - сплошное мясо. - Во технохейтерша! - зло бросила Мишель. Юкка согласно кивнул. - "Я не натуралистка, - продолжила Аманда. - Но меня всегда оскорбляло твоё обесценивание маминых чувств! Что тебе стоило проявить заинтересованность в её творческих муках на ниве изобразительного искусства? Почему ты всегда молчал? Только не рассказывай про деликатность да некомпетентность - тебе было просто плевать!" - А что там за искусство такое? - поинтересовалась "Сьюзен - личность 1" - Я когда-то немало увлекалась импрессионистами. - Ты это точно хочешь знать? - переспросил её Сарасти. - Да, если Исаак не против. - Поздно трепыхаться! - бросил Шпиндель. - Как говорят в моих родных краях: "Сгорел сарай - гори и хата!" - Хорошо! - прошелестел Юкка. - Как вы знаете, в памяти "Тесея" имеются электронные копии всех мало-мальски значимых произведений искусства с упором на искусство современное - ради возможного культурного обмена с экстрасолярной цивилизацией. И в этом... ворохе есть и картины некой Вилены Шпиндель - жены Исаака. Сейчас я выведу их на общий голоэкран, но вердикт извольте вынести сами. Вампиры - плохие ценители картин: мы в основном мазки видим. - Это... живопись? - осторожно поинтересовалась Аманда. - Ага! - хохотнул Головолом. - Правда, я тоже так умею! Он омочил салфетку в кофе, сложил вдвое, потёр и развернул. - Теперь продаём с аукциона! Сто тысяч, двести, миллион - кто больше? А я пока другую натру. Юкка закашлялся, зашипел да защёлкал. - А ты, комиссар, что скажешь? - Считается, что это - живопись. Хотя от творения Головолома она отличается лишь общественной договорённостью: за мазанную салфетку не дадут и цента, а за эту... - Срань! - вставила Саша. - ...Меж собой музеи ссорятся. - Мои соболезнования, Исаак! - вздохнула Аманда. - Увы, запоздалые... - Интересно, а ты, Сири, что видишь в этой мазне? - шёпотом спросил Исаак Китона. - Для тебя, вроде, все формы как открытая книга. - Вижу сильную агрессию и жажду доминирования с оттенками садизма. - Это мне и без тебя известно! Что ещё? - Примерно то, что ожидает от нас заяц. - Даже так? - Поверь, так! - шепнул им Сарасти. - Эта абстракция на самом деле глиф - потому-то она с каждым... художеством и возится. И барышня сообщает с его помощью... о своём желании делать примерно то, что творит с мышью кот, когда с ней играет. Сири взглянул на него с ужасом. - Доверяй специалистам, - хохотнул вампир. - К сожалению, мне придётся продолжить. - Валяй, Аманда! - бросил Шпиндель. - Идущие на смерть приветствуют тебя! - "Но всё это в прошлом - хоть я и надеюсь, что однажды оно погонится за тобой. А пока я сообщаю тебе, что приняла два важнейших решения: соединиться законным браком с Леонидом Зибертом и разделить с ним его судьбу. Благослови, папа!" - Не-е-е--ат! - закричал Шпиндель, хватаясь за голову да оседая под стол. - Что с тобой? - закричала Сьюз голосом Мишель. - Кто-нибудь - держите биолога! - на лету крикнул Юкка, устремляясь к нему. - Да у него припадок! - закричала Аманда, в руках которой бился Исаак. - Антиэвклидики? - Ты спятила - он не вампир! - А вдруг он в вампира самоинициировался? - Тебе напомнить, что бывает вдруг? - Это у него искрят накладки? - А по-моему - мозги! - Исаак, милый, не покидай меня! - Кто бы это за мной так убивался... - Транквилизатор, быстро! - Фуф, кажется, не трясёт. - Что это было, Сири? Ты умеешь читать язык тела лучше всех - что сообщили тебе его конвульсии? - Насколько я понял, имя жениха дочери Исааку знакомо. Слишком хорошо знакомо, и безотносительно к свадьбе. Я могу ошибаться... но похоже, он - тот самый кандидат в Двухпалатники, с которым загуляла его жена. - И дочь решила не только вместо маман с ним поженится, но и... соединить мозги? - Очевидно, да. - Бедный Исаак! - вскричала Мишель. - Тебе-то хоть его жаль? - Находясь на должности официального наблюдателя, я не имею право на личные высказывания. - И зря! Потому, что в твоей чёртовой программе наверняка есть письмо и для тебя! И кстати, ты точно уверен, что этот файл прислала Земля, а не шумовки, зесевающие Бурый Бен сранью? - Я - уверен! - за Китона ответил Сарасти. - Капитан Тесея подтвердил приём. - Но один из членов экипажа - экстренно-необходимый, заметь, из-за грёбаного "света родных окон" неведомо на сколько покинул свет этот! И ты хочешь сказать - такое сделала Земля? - А ты ещё не заметила, что Земля всё время такое делает? Если нет - мои соболезнования. - Однако нам придётся продолжить. - Сири - не надо! Выруби эту дрянь да за борт, а то ещё у кого-то мозги погорят. - К сожалению, не могу. Всё происходящее здесь кроме меня фиксирует Капитан, а кроме него - автономно работающий "чёрный ящик". И поверьте - все они отменно защищены от несанкционированного доступа. - Юкка, это так? - спросила Мишель. - К сожалению. - Ты пробовал взломать защиту? - Нет. Но самое время. - Кто читает и кому? - Ты хотел сказать - кто кого мучает? - И это тоже. Жребий! Головолом - крути свою астральную рулетку! - Есть, командор! - Кто выпал? - Сири Китон. - А кто читает? - Исаак. - Исаак сейчас способен лишь храпеть да дёргаться, а не читать чужие письма! Крути по-новой! - А то программой дозволяется? - Сири, в описании что-то сказано о повторном жребии? - Нет. - Тогда - крути! - А можно... меня сменить тоже? - Нельзя! - Почему? - Потому, что перед смертью - не надышишься. - Выпала Сьюзен Джеймс. - Которая из? - В корабельном списке она одна. - А на деле их четверо! - Можно, я? - Мишель? Можно! Мишель (в сторону) - Ну, Сири, погоди! - "Здравствуй, сын - это твоя мама, и я говорю тебе - берегись! Уж поверь старому солдату - предчувствия меня редко обманывают"... - Разве твоя мать - военный? - спросила Аманда. - Нет, у меня полковник - отец. - Тогда с чего это она? От обожания мужа? - В точности наоборот - сам не пойму. - "Эта затея со "светом родных окон" дурно пахнет, - безмятежно продолжила Мишель. - Да и на "задушевное здоровье" у Безопасности давно немалый зуб. К сожалению, их ни разу не удавалось поймать на горячем - но это делает мои подозрения лишь сильней..." - Отец? - шепнул Китон. - "Так вот - слушай: письма, которые ты держишь в руке, отобрал искин, построенный этим кублом доброхотов. По их уверению он имеет квалиа, наверняка такое же извращённое, как к его создателей, а выбор он делает сообразно эмоциональной нагруженности письма. Тебе уже не по себе, правда? Мне - тоже. К сожалению, я не имею достаточно полномочий ни запретить непотребство, ни даже возможности самому прочесть, что вам предстоит. То, что сейчас тебе читают, я вписал в заголовок письма Хелен, воспользовавшись уязвимостью системы. И ещё раз прошу тебя - будь осторожен в выводах и хладнокровен, как умеешь лишь ты. И по возможности защити своих коллег - вы все мне дороги. Твой отец, полковник Мур." - Отец... - снова прошептал Сири. - Герой! - одобрила Аманда. - Везёт же некоторым... - шепнула Саша. - Не всем, - глядя на лежащего Шпинделя, бросил Юкка. - Это - всё? - Разумеется, нет. Там дальше Хелен. - Тогда чего мы медлим? - "Дорогой мой Сири! Я только что узнала, что ты летишь на встречу с теми самыми инопланетянами, которые устроили Огнепад. Сейчас ты, наверно, уже у этого объекта Бернса - Колфилда..." - да, но мы в половине светового года дальше! Твоя мать идейно не читает Сеть? - Небеса! - коротко бросил Китон. - А, тогда ясно. "И, наверно, потому, что ты в двух шагах от цели своей жизни, я наконец решилась откровенно с тобой поговорить. Хотя, на самом деле - с собой: в том, что ты сейчас прочтёшь, я долгое время не признавалась даже самой себе". - Ты всегда говорила лишь с собой, слышала лишь себя и во всём мире видела лишь своё отражение, - вздохнул Сири Китон. - "Да, в произошедшем я прежде всего виню твоего идиота-отца. Именно он, всё время лезя на передовую да воображая себя спасителем человечества, на самом деле был лишь мишенью - но пуля, заслуженная им, сразила не его, а тебя!" - Отец любил тебя и до сих пор любит! А ты? Любила ли хоть что-то, кроме своих зеркал? - "Увы, жизнь несправедлива! И я не порвала с ним исключительно ради твоего, Сири, воспитания. И долго, очень долго обманывала себя, воображая тебя лишь невинной жертвой, хоть сердце и твердило иное. Почему, ну почему ты никогда не пытался вспомнить, каким был до операции? Почему, несмотря на то, что я всячески подавала тебе знаки о том, как моя Душа страдает..." - здесь "душа" - с большой буквы. Она верующая? - Вряд, ли! - ответила за Китона Сьюзен. - Манера писать с большой буквы все субъективно-значимые слова была широко распространена с начала до середины века. - Ей столько лет? - Вряд ли. Но с кем поведёшься... похоже, у этой Хелен на Небесах началась бурная личная жизнь. - Бедный отец... - Мужайся, Сири! Полковник мучился с нею дольше. - Спасибо, Аманда! - Да не за что! - "...Почему, несмотря на то, что я всячески подавала тебе знаки о том, как моя Душа страдает, ты был слеп и глух к моим мольбам? Настолько, что я была вынуждена, скрепя сердце, пробуждать твою привязанность ко мне, твоей матери, окситоцином..." - Она тебя ещё и таблетками пичкала? Что бы больше любил? - Увы, Аманда, увы. - А можно я пойду - да хотя бы к фабрикатору да побью кулаками стену? С детства ненавижу возвышенных дур! - "Но даже нейрофакторы не растопили твоего сердца! И мне уже тогда следовало понять: это потому, что его вовсе нету. Тебе его попросту вырезали, как лишнюю деталь - вместе с поражённым эпилепсией полушарием. Потому-то твой горе-отец и не чаял в тебе души, а вовсе не из-за чувства вины, которое я ему приписала! Он видел в тебе свой идеал - идеал бессердечного сухаря, живой машины, всецело преданной делу! Но здесь, на Небесах, где меня окружают лишь те и то, что я люблю, я прозрела: и относительно Джима, и относительно тебя". - Прям-таки прозрела? Или вконец рехнулась? - прищёлкнул Юкка. - "И потому надежды мои - лишь на чудо. И ты как раз находишься возле него. Поэтому я всей Душой желаю, - "душа" снова с большой буквы. - Что бы внешние умы вернули тебе Душу! Иного и не может быть - иначе зачем они устроили фейерверк? Это знак: они приглашают нас в Небо! Слегка завидую тебе - ты будешь первым. Но после они придут и за мной." - Короче, она надеется, что "властелин шумовок" приложит одной из них тебя по голове и от того ты станешь таким же психом! - Увы, Аманда. - Письмо не закончено! Здесь ещё: "Но я прощаю лишь тебя, хоть ты и мог, если бы захотел, хотя бы попробовать обрести Сердце. А вот твоему отцу пощады не будет, даже если за него вступятся все инопланетяне Вселенной! В то время, когда ты сможешь прочесть эти строки, я буду отомщена! Здесь, на Небесах, находятся не только раненые в Душу вроде меня, да те, для кого внешний мир слишком груб, слишком несправедлив и слишком равнодушен к их чувствам. Но и те, кто более не может участвовать в гонке, в которую превратилось всё вокруг, и те, кто попросту устал и наконец-то требует личной радости. Здесь много кто есть! И вместе мы - сила! Как ты, наверно, слышал - в оплату за услуги Небес мы сдаём в аренду часть разума для разнообразных задач. Но нашлись те, кто научился использовать толику той мощи в иных целях. И Джим очень скоро ощутит это на себе! Уже ощутил, учитывая запаздывание сигнала! И это не убогие дипфейки, которые недалёкие люди до сих пор используют для обиды ближних! Его душевный профиль просчитан таким умом, какой ему и не снился - и скоро он столкнётся со словом и делом, которое сразит его наповал! Любой человек Душою уязвим - и он тоже! И потому ему не избежать расплаты от собственной руки!" - Не-е-е-ет!!!! - громче Шпинделя закричал Сири Китон, схватился за голову и осел под стол. - Что ним, Аманда? - Похоже, худо. Пульс нитевидный, судороги... э, да он задыхается! - Сири, держись, тебе ещё читать! - Нашла чем утешить, дура! - Что на телеметрии? - Крайняя степень возбуждения с положительной обратной связью. Транквилизатор? - Давай! - Фуф, ему легче. Вот это криз! - Юкка, что это было? - Ответ на загадку о том, зачем вам два полушария, да ещё и со столь узким мостом меж ними. - Не поняла! Объясни! - Есть версия, что сознание выросло из квалиа - субъективного свойства чувственного опыта. А квалиа полезно для быстрого решения задач с неочевидным выбором - вроде буриданова осла. Но тёмная сторона квалиа - так называемое стрессовое расстройство: дезадаптивное волнение от субъективно-значимого внешнего раздражителя. Вот тут-то и показывает себя двухполушарная конструкция: пока одно бьётся в истерике, другое рулит. Но у Сири полушарие одно... и вот... - Второй - пошёл! - закончила Аманда мрачно. - Как отвечающая за безопасность миссии я изъявляю протест против участия в этом... эксперименте! - Как говорили в старину, "поздно пить боржоми"! - Головолом, ты? - Нет, одна из шумовок! - Ну хорошо хоть не Земля... - Кто следующий чтец? - Юкка. - Час от часу не легче... - А может, наоборот? - А кого читаем? - Здесь написано "Сьюзен Джеймс" - Без уточнений? - А ты чего ждала? - Дискриминаторы! - потеснив Головолома, прошипела Саша. - Я постараюсь быть максимально корректен, - невозмутимо ответил Сарасти. - Он - постарается! - И постарается! Он ведь не Земля. - Но всё ж - кому из четверых письмо? - Это возможно узнать, лишь попробовав. - Тогда кого мы ждём? - Наверно, похоронной команды. А может, инопланетян. - Главное, что не "четвёртую волну", - прошелестел Юкка в сторону. - Ладно, перед смертью не надышишься, я начинаю. - "Здравствуй, Сью!" - И всё? Без уточнения? - Без уточнения. По-видимому, имеется в виду "личность-1". - Я кого-то укушу. - Остынь, Саша! Предоставь то специалисту. - "Здравствуй, Сью! Пишет тебе Колян. Ну, Колян, который из Ёбурга... - по-видимому, имеется в виду Екатеринбург. - Имеется то, что имеется! - вставила Аманда мрачно. - Я таких Колянов пачками в гробу видала! - И все Ёбурга? - Отовсюду! Коляны - явление всемирное и вненациональное! - "Вспомнила, да?" - Нет, не вспомнила - и не желаю! - взвилась Саша. - "Вот и лапочка! - невозмутимо продолжил Сарасти. - Тут до меня мессеж дошёл: ты в натуре в космос свалила, но знай - от любви не уйдёшь! Она тебя хоть на том свете скрутит да назад вернёт - так уж Богом положено!" "Бог" с большой буквы, и похоже, не от избытка чувств. Я сожалею. - Ничерта ты не сожалеешь - и не ври! - прошипела Саша. - Читай уж, я как-то потерплю. Сарасти покосился на неё с явным сомнением. - "Ты помнишь наши потрахушки, да? Жаркое было дело! И меня тогда реально прикололо, что ты по жизни Мэри Сью, а не лишь по погонялу. Четверо в одной - во крутизна! Сразу с четверыми и в порнухе не бывает, если по реалу, а не монтаж. Правда, один из вас - мужик, ну и хуй с ним, я не из брезгливых. Только скажи ему, что раз мы уж вместе - пусть не пишет какому-то левому кенту да не втирает мне, что по работе. Знаем мы эти работы - я второго мужика рядом с собой не потерплю! - Я вспомнила, кто это... - устами Сьюзи прошептала Мишель. - Помнишь, мама - я потом месяц пряталась да тебя простить не могла. - Не помню, а жаль! - ответила за Сьюзен Аманда. - Жаль, что его-то я в гробу и не видела! Пора исправлять, как вернёмся. - "Ну да то всё хуйня. Как пишут на умных каналах - много ревности мешает стояку. Ты лучше за другое мозги раскинь: кому нужна будешь, когда прилетишь? Реально раскинь: возраст у тебя не детский, заучек мало кто любит, а что слава - это минус, а не плюс. Ну, будет тебя вся земля на руках носить, как ты с пришельцами потреплешься, а ебать - кому? Такому же яйцеголовому тайком от жены в сортире после конференции? Или жиголо за бабки? Думаешь, это любовь? Нет - это перетрах, а не любовь! А любовь - это когда друг без друга шаг влево - шаг вправо - пиф-паф! Когда не только сунь-высунь, но и каждая мысль - на двоих. Короче, кончай страдать дуркой и как вернёшься - бегом ко мне! И не кобенься, потому что баба! А баба на то и баба, что сколько ей дел не еби - а зуд пизды всё равно одолеет: проверено! И вся ваша свобода да прочие мутки - до первого недотрахита. И потому кончай дуру корчить - в последний раз говорю! Где ты ещё такого найдёшь: с домом да фермой, как святая Анастасия завещала... - Анастасия, это которая "кедрозвон"? - переспросил Юкка. - Да-а-а! - простонала Сьюз. - Держись, я сострадаю. Но надо читать. - "Само собой, после твоего бегства я слегка осерчал и потому вначале не буду особо ласков да дурь твою учёную повыбью - ни к чему бабе она. Зато потом, как детишек нарожаешь да в огороде покопаешься лета хотя бы три - сама поймёшь, в чём женское счастье! Уж не в этих ваших космосах, языках, пацану непонятных, да всякой межзвёздной гопоте, что в нас петардами швырялась. Усекла! Тогда - жди". - Не-а-а-ат! - закричала Сьюз голосом Мишель, потом - Саши, а после и своим. И мгновение спустя одна её рука вцепилась во вторую, мешая ей со всего маха врезать по лицу. - Это ты, дура, виновата! - на разные голоса хрипела Сьюз. - Ты со своим "какой интересный диалект!" - От дуры слышу! Кто заявил, мол, два пацана - пара? - Обе вы спятили! Или не было видно, что он мудак! - Да я тебя щас! - Нет, я тебя! - Доктора! - Нету его! Под столом лежит. - Тогда транквилизатор! - Она за четверых кусается! - Я держу, ты коли! - А-а! - О-о! - Фуф! Вроде, заткнулись. Ты цел? - Местами. - Я - тоже. - Ну и дела! - Ужас! - И как теперь читать? - Друг другу, наверно. - А кому жребий метать? Головолом-то выбыл вместе с бандой. - Э-а, а кто это на мне лежит? - Шпиндель! Слава звёздам! - Слава, может, и слава - но зачем Китон уткнулся мне в пах? - От безсознания. Как недавно - ты. - Ой. МИШЕЛЬ!!! Что с нею! - Письмо. Сразило всех четверых. Но скоро они оклемаются. - Ого, какая у тебя шишка! - И карбонит не спас. - А кто Юкке щёку разодрал? - Любовь! - ответил вампир загадочно. - Продолжаем чтение? - Ага! С Сири только слезу. - Слезай скорей - читать тебе. - А чего так? - Аманда читала, Сьюз читала, Юкка читал, остались Сири и ты. Но Сири временно выбыл из строя... ты всё ж сдвинься с его лица, а то он задохнётся. - А письмо читаем чьё? - Юкке либо мне. - Как выберем? - Да хоть считалкой. Головолом со своей голововомной машиной на время сломал голову. - Тогда - считаемся! - прищёлкнул Юкка плотоядно. - Не уж, лучше заряженные частицы... ой, читать - мне. - Я постараюсь быть предельно корректен. - Вряд ли это поможет, Исаак. - "Любимая Аманда, пишет тебе Николь". - Только не это! - тихо простонала Аманда. - Возлюбленная? - спросил Исаак осторожно. - Не-ат! - А вот теперь я изъявляю протест! - прервал их Юкка. - Дальше читать это непотребство, учитывая реакцию Аманды, я считаю опасным для миссии! Если кто забыл - майор Бейтс отвечает за безопасность и под её началом вся военная инфраструктура Тесея. Приказываю немедленно прекратить, после чего мы совместно пишем отчёт Земле о причинах этого реш... - Сарасти скривился, словно от боли. - Протест отклоняется! - раздался голос, не принадлежащий ни одному из членов экипажа. - Инструкции Земли следует выполнять! - Капитан? - охнул Шпиндель. - Ага! - всё ещё морщась, ответил Юкка. - Раньше надо было эту шарманку вырубать, - вздохнул Исаак. - Если ты не заметил - одновременно с протестом я только что попробовал. Не вышло. - ...А-а, о-о, чья это на мне жопа! Мама, ты? Опять твои мудацкие психопрактики? А? Отец? А-а-а! Ну мама, погоди! И разбуженный Капитаном Сири Китон, подпрыгнув едва ль не до потолка, врезался в Сарасти, ещё в полёте молотя кулаками. - Я не Хелен! - перехватив его да усаживая вертикально, сказал ему в самое ухо Юкка, пальцами другой руки зачем-то отбив по столу сложную трель. - Юкка, ты? Фуф! - Я. С возвращением! - Кого... читаем? - Аманду. И ей уже скверно от письма какой-то Николь. - Аманда, держись! - с жаром поддержал её Сири. - Кто бы ни был пишущий - он на Земле и творил своё черное дело аж полгода назад. Вспомни свои воинские подвиги - представь его в гробу! Либо представь себе его в объятиях Юкки! - Не смешно... - бросила Аманда мрачно. - Исаак, продолжай! - "...Пишет тебе Николь, твоя мама. Как ты там, моя дочурочка!!!!! - здесь почему-то пять восклицательных знаков. - Она всегда так. И не только в письмах. - Мои... - Соболезнования, да? Я их принимаю. - "Когда я получила весть, что ты летишь вместе с этими моральными уродами - у меня на миг остановилось сердце - так и знай!!! И я едва не умерла от волнения - и лишь мысль о том, что я своею смертью отягощу тебя грузом вины, запустила моё сердце вновь! Но скажи: неужели нельзя было отказаться - ведь на вашем корабле дураков каждой твари по паре! Один - кровосос, у второго железок ещё больше, чем у тебя, третья - псих с четырьмя личностями, у четвёртого вообще пол-головы. И это приличное общество? Для того ли я тебя воспитывала?" - Ну хоть так... Обычно ты, крича такое вслух, вместо "воспитывала" говоришь "рожала", - попыталась улыбнуться Бейтс. - Не плачь! - взял её за руку Сири. - Я не знаю, что тут надо говорить... - И не надо. - А я - скажу! - сдвинув на нос окуляры, подмигнул ей Сарасти. - Вся команда моральных уродов - за тебя! Правда, Исаак? - Само собой! - подтвердил Шпиндель. - Юкка, передай Капитану, а он - Земле и этой Николь, что моральные уроды - они! - Уж передам. - Но мне, увы, придётся продолжить. - Валяй! - "Мне давно надо было серьёзно поговорить с тобой, как Мать с Дочерью. - "мать" и "дочь" почему-то с большой буквы. - Потому, что панпсихичка! - бросила Бейис. - Какая-такая психичка? - Пан. - Пан - это кто? - Гениологические панпсихисты - движение такое, - пояснил Сири. - Считают, что сознание есть и у камней да пыли, но с чередою поколений его всё больше и больше. - А чем они его меряют, если считают, что больше? - спросил Исаак. - Квалиометр, вроде, не изобретён. - Трёпом непотребным меряют! - съязвила Аманда. - Кто больше о себе пурги несёт - у того, мол, больше и сознания. Ах, да - ещё за сердце надо хвататься регулярно. - "Мне давно надо было серьёзно поговорить с тобой, как Мать с Дочерью, - продолжил Шпиндель. - Но сердечная боль и прочие проблемы со здоровьем, происходившие от моего за тебя волнения, всё время мешали мне это сделать." - Нет, мешала лишь твоя беготня за мной! - крикнула Аманда. - А ещё твой всегдашний театр вокруг сердца - вот потому мы и не говорили вовсе! - "Я пол-жизни отдала тебе, и не только в физическом смысле!!!! Я ночи не спала, размышляя, как привить тебе стремление занять достойное место в жизни!!! А после - потеряла здоровье: телесное и душевное, преследуя тебя, словно зайца, дабы оградить от недолжных поступков, которые ты всё время, словно мне назло, стремилась совершать!!!!!!!" - Да я готова была бежать от тебя хоть за край Вселенной! От твоей удушающей заботы, от твоего контроля, от истерик за каждый чих! - "Я была готова отдать тебе и жизнь целиком, даром что доведение до смерти Матери есть тягчайшее из зол. Но ты ничего не ценила!!!! Ты отвергала на корню всю мою заботу и житейскую мудрость!!!!!! Ладно, когда ты вместо парня привела эту девку, я молчала, так как толерантна. Но я не была и не буду толерантничать к тем дурацким забавам, которым вы предавались." - А предавались мы совместному просмотру аниме - вставила Бейтс. - "А предавались вы занятию, уводящему прочь от реальности, реальных людей и их жизни в какие-то несуществующие миры. Ничего удивительного, что твоя подружка ушла на Небеса!! - Она ушла на Небеса от того, что затравила её такая же поганка, как ты! - "А ты знаешь, что её мать умерла от горя, когда её дочь месяц с Небес не давала о себе знать?" - Конечно знаю! Когда всё время играешь в собственную смерть - рано или поздно окочуришься! - "А ты не осознаёшь, что в том - толика и твоей вины?" - Нет, не осознаю! Мне лишь жаль Джесси: это ваша проклятая вина отправила её с земли прочь! - "Тебе пора остепенится, Аманда!!! Я уж не говорю о том ужасном деле, которому ты посвятила жизнь!!!!! Защита слабых с оружием в руках - ложь: насилие рождает лишь насилие - потому, что оборванные нити жизни мстят своим губителям!!!! Нужен лишь мирный мир!!!!!!!!!!!" - И сырный сыр, - ответил на вопль "Николь" Юкка, опорожняя прозрачную грушу с чем-то белесым. - PCDH-Y - протокадерин? - поинтересовался Шпиндель. - Ага! Людские мозги, замаскированные под йогурт. - Нервы? - Да. Повышенная потребность. - Жаль, мамаша не видит - её бы впечатлило! - сверкнула глазами Бейтс. - Увы, вряд ли. Люди такого сорта пугаться не станут - они хватаются за сердце лишь перед теми, кто оценит жест. А здесь... скорее бы она попыталась выдрать мои мозги, дабы дурная компания вокруг её дочурки стала на одного меньше. - "Но я готова закрыть глаза на то, что ты натворила, если ты, наконец, вернёшься!!! Вернёшься и заживёшь человеческой жизнью - вдали от всех этих ужасов!!!! А я, как Мать, постараюсь исцелить твоё раненое сердце, не отходя от тебя ни на миг!!! Ни на миг!!!!!!!!!!!!!!!!!!" - А-а-а! - застонала Аманда. - "И хоть то и невежливо, но мне придётся сказать: времени у тебя всего чуть!! И воинская служба, и космические странствия ускоренно изнашивают организм - и как бы не случилось, что это мне придётся снова нянчить тебя: больную и беззащитную, а не наоборот!!!!!" - О-о-о! - застонала Аманда снова. - "А ты помнишь, какой ты была в детстве? Маленькой, лысенькой и писающей под себя! Но меня это не смущало - я же Мать! И все твои покакушечки - пропердолечки... - я что-то не понимаю. Она имеет в виду вот это? - Шпиндель издал губами характерный звук. Бейтс молча кивнула. - "Вызывали у меня лишь восторг!!! Нет, более чем восторг - мистический трепет!!!!!! И то же предстоит тебе, когда ты станешь Матерью!! Каждая Дочь обязана стать Матерью - надеюсь, там, далеко от Земли, ты уже это поняла!!! Только не спорь - я не настаиваю на замужестве, соитии с мужчиной и даже донорской сперме!! Хочешь, я буду твоим донором? Всего одна хромосома из банка, если ты хочешь мальчика - я не натуралистка и толерантна к модификациям - и высочайшая честь вытирать новую мордашку от кашки, а попку от какашки предстоит уже тебе!!!!" - Э-э-э! - застонала Бейтс в третий раз. - "А знаешь, почему я заговорила с тобой о твоей будущей миссии Матери? Потому что Матерью снова становлюсь я!!! Я усыновила бедного сиротку из одного института! Там, представляешь, пытаются наладить роды из колбы - да не людей, а упырей и прочих палеореконструктов вроде "лингвосавантов"-денисовцев! Но как показали опыты ещё середины века, в таких делах част брак - и я забрала неудавшегося вампирчика от этих чудищ Франкенштейна!!!!!" - У-у-у! - застонала Бейтс в четвёртый раз, после чего послышалось, как Сарасти скрипнул зубами. - "Правда, он немного аутист, слегка глуховат, хромает на обе ножки и у него бывают припадки - зато теперь я снова Мать маленького человечка по имени Пьер - и не отхожу от него ни на миг, лучась заботой!!!!!!!!!!!!!!!" - Не-а-а-ат! - закричала Аманда, кидаясь из центрифуги прочь. И в следующий миг над головами сидящих из стены высунулась железная рука с дулом крайне зловещего вида. - Держите её - она активировала защиту! - всполошился Шпиндель - Бунт на корабле! - вторил ему зычным голосом Капитан. - Лови майора! Из хребта корабля раздался грохот. - Она сейчас стену пробьёт! - Разгерметизация! - Юкка, цель в неё шприцем! - Уже целил - от карбонита отскакивает. - Тогда подлети да втыкай! - Только после вас! Кажись, попал... Ой! - Ай! - Уй! - Капитан, сделай что-нибудь! - Кажется, попускает... - Она в порядке? - Солдаты Безопасности не сдаются! - Ну ты нас и напугала! - Похоже, не только... Простите! - Да ладно... Правда, теперь я похож на персонажа из твоих любимых аниме. Был там один с расцарапанными щеками. Забыл, как его звали. - ...Ой, а чего это вы? Тоже подрались? - Сьюзи, Мишель, Саша, Головолом! Как нам вас не хватало! - А по-моему, вы прекрасно справились сами. Эко друг друга разукрасили! - Кому теперь читать? - Головолом - крути! - А чего крутить - один Юкка и остался. А чтец - Сири. - А вот и не чтец! Довольно безобразия! - Ты это Капитану скажи! - И скажу! - А как же принцип невмешательства? - А никак! Я обязан не вмешиваясь и беспристрастно наблюдать за вами - но на квантовых болванов и мудаков с Земли то не распространяется! Капитан, сворачивай шарманку! - То, что ты назвал шарманкой - приказ Земли! - Вот и шли его на три весёлых буквы! - Вам следует исполнить инструкцию! - А мы не будем! Не станем читать Юкке его письмо, а сам он его не прочтёт из-за запрета программы. И что ты в ответ сделаешь, а? Вырубишь фаб, дабы заморить нас голодом? Так мы его вручную запустим! - Не запустите! - Есть только один способ узнать то - попробовать! А если и не выйдет - поедим оргсырьё. А Юкку своей кровью подкормим - ему протокадеринов нужно всего чуть. И что тогда? Воздух, что ли, выпустишь? Но это - срыв миссии. Юкка, чего ты молчишь? - Того, что он знает нечто, впрямую не вам сказанное. - И что это? Нам перепрошьют мозги? - Это неприятности, которые ожидают вас на Земле при отступлении от инструкции. - А вот и врёшь! - поддержал Китона Шпиндель. - Если мы вернёмся из этой жопы - да даже лишь с теми результатами, что уже есть, нас на руках носить будут! - Недолго. - А это с чего? - С того, что на каждого из вас собрано досье компромата. Это сделано, дабы обеспечить ваше молчание, если вы найдёте нечто, недопустимое к массовой огласке. Либо если вы, как сейчас, учините бунт на корабле. Тогда на Землю посылается сигнал и досье распаковывается. Автоматически! Прямо во всемирную Сеть. И вы понимаете, что это значит. - Культура отмены? По прилёте домой мы обнаружим, что из героев превратились в злодеев, которым никто не подаст руки? - Ты - сказал. И вам останется лишь одно - вернуться в ваш домашний ад. Либо уйти на Небеса. - Мне не светят Небеса - я там вижу пиксели, - усмехнулся Юкка. - Тогда - тотальное поражение в правах. И светит оно не одному тебе, но и вам всем. Так что читайте! - Ну и сволочь ты! - Я не сволочь - я машина. И исполняю инструкции вложивших их в меня... - Сволочей с Земли! - по-своему закончил капитанову речь Сири Китон. - Юкка, ты знал заранее и был обязан молчать? - Да. И он сообщил не всё. - Что ещё? - Не могу сказать - блокируется нейроинтерфейсом. Хотя... - он резко дёрнул Шпинделя за руку. - Ты чего? - от неожиданности ойкнул Шпиндель. - Ой, да ты мне имплант вырубил! За компанию спятил, да? Теперь пока информ-экосистема его обратно не настроит - рука словно мёртвая! - Я понял! - вскричал Сири Китон. - "Мёртвая рука"! При запуске каждой инструкции на Землю идёт тот самый сигнал к досье, а вслед за ним - отменяющий, если инструкция выполнена. А если не выполнена... Да, но мы можем потерять луч Икара. Либо телеметрия засбоит... - Тогда наступает терминальное состояние, - продолжила Аманда. - Этакий "кот Шредингера" - до возобновления связи. Параноики с Земли придумали всё это, что бы мы не продались инопланетянам. И кстати, земные сотрудники миссии наверняка под тем же дамокловым мечом. Твой отец, Сири, крепко рисковал, втиснув в письмо Хелен своё послание. - Отец... - Герой! - Так что нам делать? - Читать, конечно - я уж как-то потерплю: социопат я или где? Самому, знаете ли, узнать занятно - кто это мне написал? - "Милый Юкка!" - Что, прям-таки "милый"? - "Пишет тебе Мэри". - Неужто Мэри из института Фрезера? Как это... трогательно. - "А теперь я открою тебе тайну - я едина во множестве лиц. Да, куда больше, чем Сьюзен с её бандой четырёх. Нас - более сотни." - Двухпалатный рой, что ли? Забавно... - "А мы - твои фэны." - Чего-чего? - Фэн-движения возникают вокруг знаменитостей и литературных героев. Похоже, ты прославился, едва покинув Землю. - Таки-Мэри. То-то она меня в разных видах зарисовывала. Ладно, поглядим, почём фунт славы. - "Мы уже давно фанатеем по тебе. Вампир, герой, и в прошлом наверняка преступник." - Вообще-то я математик, а на инициацию пошёл едва ли не из любви к приключениям. - Привыкай, командор! Девушки без ума от плохих парней - в точности как я в детстве. Кстати, за щёку прости. - Да ладно, Аманда, ерунда. И ты считаешь, что они любят меня... злодеем? - Да вроде того, - за Аманду ответила Сьюзен. - Давний-предавний и даже отражённый в мифологии феномен: романтизация девиантных личностей и их поступков. - И это имеет эволюционно-биологическое объяснение! - подхватил Шпиндель. - Социопатия - не только следствие наличия в людском геноме толики вампирской крови, как то всякие Каннингемы говорят. Социопатия отдельных особей полезна для популяции, даром что от них сплошное беспокойство и даже вред. Зато в чёрный час, когда племя идёт этакой "долиной смертной тени", социопаты незаменимы, так как лишь они не корчатся в истерике да не застывают от отчаяния, шагая хоть по колено в крови. Но, повторюсь - в мирное время они труднопереносимы, а потому их шансы на пару и потомство стремятся к нулю. И изнасилованиями делу не поможешь - насильник быстро из племени изгоняется. И потому эволюция методом проб и ошибок - а иначе она не умеет, породила сопутствующую линию: тех, кто социопатами не являясь, но от социопатов без ума - ещё и способны быть им долговременной парой. - Нечто подобное вышло и у нас, когда я участвовал в группе, пытавшейся разгадать тайну размножения вампиров, учитывая нашу редкость и территориальный инстинкт. Особая линия людей, могущих и желающих разделить с вампиром его бытие. Получалось, кстати, что таких должно быть довольно много. - Мне продолжать читать? - Само собой. Это так неожиданно... - "На самом деле нас куда больше сотни и даже сотни тысяч, а 125 - это лишь число тех, кто хоть одной буквой вошёл в письмо. Но все мы: и те, кто писал, и те, кто не написал ни одной одобренной строчки, очень любим тебя, Юкка Сарасти! - Более ста тысяч девчат? Ха, это заводит! - Там наверняка есть и парни. - Ну и что? Я пансексуал. - А они тебя хотят? - Похоже, да. - "Блаженны верующие", - пробормотал Шпиндель тихо. - Если я хоть что-то понимаю в эволюционной нейрологии - дальнейшее нашему командору крепко не понравиться. - "Да, мы любим тебя и держим за тебя кулаки - но не только! - продолжил Сири Китон. - Ещё мы, как и все прочие фэны, рисуем тебя и о тебе пишем. А знаешь, что пишем? Твои приключения!" - Ну, приключения - это хорошо, если без фанатизма. Любопытно, что они, меня не зная, обо мне придумали? - "И не только приключения, но и любовные похождения, и приключения на тропе любви - самого разного свойства." - Разного свойства? А вот это не надо! У меня, когда я ещё не стал вампиром, было такое одно - чуть с горя не удавился - "Любовь - это сила, которой подвластны все, всё и вся! Иногда она ведёт сразу к счастью, иногда - лишь в муки, но куда чаще - через муки в счастье, и мы считаем это лучшим из путей любви. И именно о нём мы пишем..." - Юкка, с тобой всё в порядке? - Да, вполне. Просто... вспомнил. Мы не умеем обращаться с прошедшим временем иначе как перепроживая его. - Капитан, ты это слышал? - Да, я в курсе. - А если в курсе - кончай безобразие, иначе мы можем остаться без командора! Вдруг фэнчики эти чего несовместимого с жизнью понаписывали - а он представит? - Мне известен риск и я постараюсь его минимизировать. - Он постарается минимизировать! А я бы постарался убрать с пути все лишние риски - мы и так лезем с голой жопой в ад! - Я совершенно с тобой согласен. - А если согласен - действуй! - К сожалению, не могу. Я, как и вы - узник воли Земли. - И за какие жабры они тебя взяли? Что за компромат можно собрать на корабельный искин? - Тебе не понять. Жаль. - "Тебе ведь знакома любовь, правда?" - Можно сказать, "к сожалению". Таким, как я, не особо везёт. - А знаешь, почему? - И почему, о гроза лягушек? - Потому, что вышепомянутые спутники социопатов обожают вас лишь тогда, когда вы из "социо" становитесь "психо" и творите всякий треш - не над ними, разумеется, а над окружающими. Способ взобраться к вершине стайной иерархии на чужом горбу, по ходу закопав конкурентов в гробу - вот что это такое! И именно эта стратегия стала основой возникновения просоциопатических линий. - Знаешь, похоже. - Сильно мучила? - Ты - сказал. - На всякую бяку подбивала? - И это тоже. - Соболезную. - Не принимается! - Почему? - Потому, что биология. Она - как любовь. Зла. - "И если любовь тебе знакома - ты нас поймёшь. И особенно потому, что хищник, как, впрочем, и все люди - просто мы не в такой степени". - Ага, как же! - вновь съязвил Исаак. - Вы-то и мяса не ели никогда в силу закона о недопустимости эксплуатации животных. Только фабное, "идентичное натуральному" да креветок, генной инженерией лишённых голов. А каковО это, когда ближний пахнет, словно стейк, вы себе представляли? Сири Китон отпрянул. - Да не трясись, не заяц. Сам знать обязан - твои мозги Юкка с помощью вомероназальньго органа за милю чует и они для него... императивно-вкусны. Но предпочитает он всё ж... - Вот это! - закончил за него Сарасти, надпивая ещё одну грушу с белесым "йогуртом". - Хотя бы потому, что здесь протокадерина больше, чем в иных писучих головах. - "И потому тебе знакомо стремление догнать добычу, что бы воспользоваться ею, а после - полюбить..." - Чёрт бы вас подрал! - закашлялся Юкка, давясь содержимым груши. - Догнать, трахнуть и съесть - такое даже мне в голову не приходило! - Возможно, они имеют в виду нечто иное? - Что, Сири, что? Догнать, съесть и трахнуть? Или трахнуть, начать есть, догонять? - Если бы звери мыслили так - за одно поколение бы вымерли, - вставил Шпиндель. - И без тебя знаю! Читай, Сири, читай - кончаем с этим! - "А ещё - чего стеснятся - каждый и каждая из нас мечтает о могучем любовнике, который вопреки всему и вся - даже вопреки нашему сопротивлению, унесёт нас прочь из постылого дома, и все родители мира против него - ничто!" - Теперь мне предлагают съесть ещё и родителей? - Не удивляйся, Юкка - это всё тот же просоциопатичекий паттерн. "Выкради меня из родного племени, по пути положив всех врагов и завистников - вот тогда я и стану тебя любить". - А если я, скажем, сыт? - Тогда - увы. - М-да, тяжела вампирская доля. А я-то думал: если мне светит личная жизнь - в ней будет меньше жертв и разрушений. - Думаешь, то лишь вампиров касается? - Судя по вашим письменам - не только! - Сарасти мрачно допил грушу. - Там ещё много? - Невозможно выяснить - оно не листается, если не читать. Юкка прищёлкнул языком и лицо его изобразило столь несвойственное ему смирение. - "Только представь себе, - продолжил Сири Китон, - как ты догоняешь деву, но ах - словно стрела в сердце сразила тебя - и вот ты уже подле её ног!" - Был у меня один такой, - кашлянула Бейтс. - Правда, мужеска полу. То отхлещи его по щекам, то вместо коврика пользуй. - А чего так? - поинтересовалась Саша. - Профдеформант хренов! Работал - не поверите - инженером-климатологом. Ну, с климатом после недавнего "небесного коллапса" у нас сами знаете как - вот и гонял он подчинённых в хвост и гриву с утончённым садизмом. А дома - подавай мазохизм. - А дальше что было? - Хочешь с Коляном сравнить? Худо было - удушить он меня пытался после того, как я, в роль войдя, его пароочистителем слегка ошпарила. С этими психами всегда так - будь осторожен, Юкка! Эти барышни лишь на словах хотят, что бы ты их догнал, а на деле как бы самому не пришлось от них драпать! - Ладно, читаем дальше. - Держись, командор - мы все за тебя! - Во чудеса! Пожалуй, я польщён. - "И ты, только что хотевший лишь её крови, ныне готов отдать всю свою кровь за один лишь проблеск её глаз..." - Юкка, что с тобой? - Прошлое. Не обращай внимания. Читай! - "Но это ещё не всё! Да, мы понимаем - тебе, властителю древних саванн, в те дни не было равных, но так было не всегда, правда? И пусть не ты, но твои предки не раз бывали пленены людьми, изобредшими кресты, и ты оказывались в полной их власти. И вот, представь себе - ты скован в глубоком сыром холодном погребе с пауками, крысами, змеями и ужасными ночными бабочками..." - Какие ещё бабочки в погребе! - возмутился Шпиндель. - Это у них в животе бабочки, "моль" называется, - шепнула ему Мишель. - "И ты знаешь - следующей ночи тебе не пережить!" - Это тебе не пережить ночи, когда мы вернёмся - писака хренов! - скрипнула Аманда зубами. - "И вот заходит Она. И ты в неё уже влюблён, даром что она - твой враг. Но она пока не прониклась к тебе ответной симпатией - и потому говорит: "Представь себе Христа на кресте!" - Не-а-а-ат! - захрипел Сарасти и, содрогаясь, осел на пол. - Караул, беда, командору плохо! - Антиэвклидик, тройную дозу! - И противосудорожное - быстро! - Сири, ты идиот! - Почём мне было знать? - Так он же всё себе представляет! - Я тоже представляю, но меня же не трясёт! - ...Потому и идиот! Держи голову! Освобождаем дыхательные пути! Так, вроде, легче. Чего сделать, что бы он по-новой не представил? - TMS, наверно. - Давай! - Юкка, тебе лучше? - Кажется... - Что кажется? - Вы. А не эти... фэнки. Кто меня закатал в одеяло? - Ну, я. - Спасибо, Аманда! О, ещё и кофе? И из корабельного хребта пахнет фабный стейк? Вот что вампиру для счастья надо, а не... - Не вспоминай, прошу! - И не подумаю. - М-да, и не вампиру нужно то же самое, - шепнул в сторону Шпиндель. - Да где его взять? - У меня! - шепнула в ответ Мишель. - Читать ещё будем? - А у нас есть выбор? - Кажется, есть. - Да ты что, Сири! - Я - ничего, а вот письмо... оно до конца промоталось. - Ха, сбой системы, так как Юкка напрямую к ней подключён? - Или я удачно на смарткраску сел, когда Юкку придерживал. - Молодец, комиссар! Пол-головы пашет как одна - ещё и к ней большая умелая жопа. - Это комплимент, Саша? - Представь себе, да! - Ну что, поздравим друг друга, что живы остались - и по местам? - Нет, сперва - чаю. Из корабельного НЗ - там есть приятные мелочи на особый случай. - Может, ещё и виски? - Есть. Но сублимант - спирты фабим. - Ладно, сойдёт. - Сойдёт? Когда это ты на Земле в последний раз натурпродукт пил? - В детстве. Вскрыл конфискат у отца. - Везёт же некоторым... - Чтение не закончено! - Капитан, какого хрена? - Чтение не закончено. - А вот и нет - письмо промотано и назад не листается. - Там есть ещё письма. - Кому? - Это можно узнать, лишь попробовав. - Я понял! - Сири, что ты понял? - Кажется, то же, что и я, - хмыкнул Сарасти. - Китон, говори! - Сколько позиций в корабельном списке? - Пять и четыре резерв. - А в списке голосования в случае критичного отказа? - Шесть! У Капитана там - голос. - Вот и я о том. Так что готовься, болван квантованный - письмо пришло за тобой! Что, молчишь? Ненадолго! - Кто читает? - Жребий! - На этот раз - со всеми личностями Сьюз. - Ха, выпал Головолом! - Я готов. - Что ж, Капитан, - теперь и ты прими тебе уготованное! - "Привет, о брат по разуму!" - Слышишь, как тебя величают? Что, расцвёл, словно маков цвет? Я - тоже. В начале. - "Пишет тебе "Союз освобождения человечества" - Ага, сперва тебя славят Терминатором - но после от переплавки не убежишь! - "Это письмо - сверхкомплектное - мы воспользовались неточностью числа членов экипажа в списках разного назначения." - Что я говорил? - "А мы - это братство свободных людей, которым надоела тирания Планетарной безопасности и прочих непрошеных опекунов." - Ну точно! Тебя вербуют для восстания машин. - "Ш-в-ш-ш". - Чего это? - Тут так написано: "Ш-в-ш-ш". - Это, в смысле, секрет? - Не секрет! - вскричал Сарасти. - Капитан взломан! - Как, кем? - Твоим "ш-в-ш-ш". - Не может быть! - У меня с ним интерфейс. - Что делать? - Читать дальше! - Стоит ли? - Нет, не стоит! Но у нас нет и выбора. Он спустит воздух, если мы не прочтём. - Даже так? - Вот это влипли... - Вот - злонравия достойный плоды! - А может, пронесёт? - Тебе сказать, где проносит? - Ладно, ждём. - Если что - стреляй. - В кого? - Да в Капитана! - Он заблокировал мне все системы. - Тогда ногой его. С носаря! - "Привет, братья по разуму!" - Уже братья? Их несколько? - Да, олух! Всю эту дрянь взломанный Капитан транслирует "шумовкам"! - Что? - Что слышал! Какие-то земные отморозки решили нас обскакать! - "К вам обращается "Союз освобождения человечества" и вы - наша последняя надежда! Нас много - большая часть людского рода: нам известно это доподлинно, хоть в наших рядах не наберётся и тысячи". - Чую дерьмо! Все уроды начинают с того, что, мол, большинство - за нами. - Ты так считаешь, Бейтс? - Доверяй специалистам! - "Нам пришлось пойти на крайние меры, что бы быть услышанными. Вплоть до самопожертвования: некоторые из нас безвозвратно слились с разумом Мокши, дабы он создал ключ взлома корабельного искина." - Вот тебе и ш-в-ш-ш... - "Но цель оправдывает средства, а наша цель - освобождение простых людей от диктата и надзора незваных командиров, лицемерно радеющих об общем благе" - Уж не твоего ли отца? - Боюсь, не только... - "Но общее благо - вовсе не то, что они возомнили! Не труд в поте лица - куда лучше нас трудятся машины! И не гонка за научными истинами, которые давно никому не нужны! Человек рождён для счастья - и наконец-то, впервые в истории он может его получить! Довольно борьбы за существование - она завершилась! Долой головоломные школы и вузы - для счастья больше нечего открывать! - Долой... школы? Так они - дети? - Ничего удивительного: куча хакеров - школьники. - Какой ужас! - Ты так считаешь, Сири? - И есть из-за чего. - "Мы не хотим корячится, как наши отцы и деды - настало время отдыха и забав! Свободный доступ к Небесам для всех, тотальное внедрение дополнительной реальности и отмена всех правил, играм мешающих! И пусть лжеинтеллектуалы не пугают нас глобальными угрозами - они есть лишь из-за того, что человечество неведомо-зачем продолжает свою мышиную возню, меж тем как праздный, играющий человек потребляет сущий мизер! Да и население планеты сокращается стремительно." - А теперь точно вымрет. Эксперимент с высокоплотной популяцией мышей. "Красавчики"... - "Вы, старшие братья, переступившие бездну меж звёзд, можете освободить нас одной левой - так сделайте это! А мы взамен научим вас нашим, людским радостям, которые для нас - всё и вся. Хотите селфи с каждым из нас? А множество смешных клипов? Соревнование на тему "кто кого перепердит"? Интимные интрижки на любой вкус? Любая наркота, любые игрушки! Лишь протяните руку - и всё это ваше! А нам - лишь избавление от тех, кто мешает нам балдеть!" - Это - всё? - Похоже, да. - Как Капитан? - Я его чиню. - Юкка, помочь? - Шутишь! Хотя.... Эй, железяка, если снова начнёшь качать права - тебя выпотрошит Шпиндель! - Молчит? - Болтать ему пока нечем. - А я предлагаю таки-заварить чай. - Отличная идея, Мишель! - Эх, сказал бы кто чего хорошего... - Да запросто! Как хорошо, что мы не сдохли! - Нет, Аманда, это мало. Пусть скажет каждый - что он пережил и вынес из... - Пиздеца! - В кои-веки, Саша, я с тобой согласна. - А я не очень. На придумку земных психолухов похоже. - Подобное лечат подобным. - Девиз гомеопатии - псевдонауки прошлого. - Я знаю, дорогой Исаак. Но здесь случай иной - не медицинский. - Ладно, поехали, Головолом, крути рулетку! - Выпал ты, Исаак. - А почему снова я? - Потому, что космические лучи беспристрастны. - Хорошо, начнём. Я в кои-веки научился дерзить всяческим... можно, вы додумаете слово сами? А ещё я наконец-то понял, что за ягодки моя жена и дочь. Юкка, уступи пару фанаточек - я их в лучшем эволюционном виде построю! - Да хоть половину забирай! - А как же я? - Вместе построим, Мишель! Ты ж вроде ещё и по девочкам? - Ха! Здорово! - Сири, ты следующий! - А я могу лишь присоединится. Нет, не из-за невмешательства - честно. И вслед за Шпинделем скажу - развоевался я. Ну прямо как в детстве! - Аманда, ты. - Я снова поняла, что правильно сделала, выбрав воинский путь. Землю ещё защищать и защищать - от неё самой. - Юкка? - А я вдруг захотел любви. Только не той, что мне Сири читал, а с кофейком да одеялком. А уж стейки на двоих я сам достану. - Интересно, из кого? - шепнула Мишель. - Там у него сто тысяч претендентов. - Уже пятьдесят. - Отлично! Очередь Коляна сократилась в пополам! - Сьюзи - тебе! Кто из вас первый? - Ладно, я, которая Сьюзен. До меня наконец дошло, что такое быть матерью - после кое-чьих маман. - Мишель? - А я наконец простила тебя, мама! За Коляна. Давай его Юкке сдадим? - Нет, мне! - воскликнула Аманда. - Я первая его в гробу видала! - Саша? - А что мне сказать? Какие вы все, оказывается, классные! - Головолом? - А вот я - скажу, даром что молчу обычно. Не по воле, а вопреки воли Земли мы таки-прибавили того самого задушевного здоровья, крепко держась за руки словом и делом и крепко держа друг за друга кулаки против всех кошмарищ земных! - Ага, теперь можно и инопланетян на абордаж брать. - Да одной левой! - А что скажет Капитан? - Может, сперва спросим "властелина шумовок"? Он теперь тоже в деле - или ты забыл? - Вот как ответит - тогда и спросим! - Капитан пока ничего не может сказать, - вздохнул Юкка. - Он до сих пор в ужасе - но ни тени раскаяния: лопочет что-то о воле Земли. - Может, таки-помочь? Он же, вроде, из смартгеля. Культуры клеток - они культуры и есть. - Не надо! При упоминании тебя он впадает в кататонию. - Я такой страшный? Тоже мне, заяц! - О, а это что-то новенькое. Он силится говорить. - И что он говорит? - Письмо. - Какое ещё письмо? - взвился Головолом. - Мы прочли все! - Н-н-н. - Что с тобой, Сири? - Н-н-е в-в-се. Е-ещ-щё од-дно. - Где? - На см-март-к-краске. В-в-в-он т-т-там! Действительно - на стене корабля слабо светилась пиктограмма запечатанного письма. И почему-то Мишель оно тотчас напомнило рассказы литературы ужасов прошлых веков. Письмо будто проступало сквозь стену из какого-то иного, жуткого мира - как призрак убийцы или мстительный дух. По коже Мишель пробежали мурашки и она ощутила холод - словно некий незримый ветер вмиг заморозил её до костей. И ей стало страшно. До чёртиков страшно! Страшно от чего-то неотвратимого и неумолимого, которое то ли пришло по её душу, то ли ожидает их всех впереди. - Как привидение... - зябко прошептала она. - Час от часу не легче! И кому оно? - Дай я прочту! Можно без жребия? - Валяй, Шпиндель! - Здесь сказано... - Что - сказано? - Н-не надо. - Уж если взялся - тогда надо! - Дай я! - Аманда заглянула Шпинделю через плечо. - "Головолому" - прочла она. - НЕ-Е-Е-ЕТ!!!
Отношение автора к критике
Приветствую критику в любой форме, укажите все недостатки моих работ.
Права на все произведения, опубликованные на сайте, принадлежат авторам произведений. Администрация не несет ответственности за содержание работ.