Сказка для Л.С.-А. +45

Слэш — в центре истории романтические и/или сексуальные отношения между мужчинами
Камша Вера «Отблески Этерны»

Основные персонажи:
Лионель Савиньяк
Пэйринг:
Лионель Савиньяк/Люсьен Сэц-Алан
Рейтинг:
R
Жанры:
Романтика, Юмор, Флафф
Размер:
Мини, 3 страницы, 1 часть
Статус:
закончен

Награды от читателей:
 
Пока нет
Описание:
Хитрый план по совращению маршалов в действии.

Посвящение:
Анечке.

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Примечания автора:
Во имя главной няшечки фандома. Люсьен, мы тебя любим! *_*
27 октября 2013, 23:24
     - Что это значит? – негромко спросил Лионель и обвёл взглядом солдат. Те стушевались, опустили глазки, а маршал Севера терпеливо ждал ответа.
     - Мы это, - наконец решился кто-то из тех, кто посмелей, - мы не думали, что так получится.
     - Я понимаю, - вежливо улыбнулся Савиньяк. – Но я, кажется, задавал другой вопрос.
     На травке блаженно развалился теньент Сэц-Алан, в полудрёме бормочущий какую-то чушь, Лионель даже вслушиваться не стал. Офицеры сидели полукругом и незаметно, как им казалось, пинали по направлению к ближнему своему подозрительную фляжку. Лионель закатил глаза и молча протянул руку, не отрывая взгляда от, видимо, виновницы произошедших событий. Пахла дрянь премерзко.
     - Что это? – поморщился Савиньяк, небрежно отбрасывая пустую флягу. – И раз уж вы, господа, не удосужились ответить на предыдущий вопрос, я задам его по-другому: как так произошло, что на сегодня я остался без адъютанта?
     - Настойка морисская, - Ли даже не удосужился взглянуть, кто ему ответил, – крепкая дрянь. Паренёк рядом крутился, ну мы в шутку и дали попробовать.
     - Кто ж знал, что его с пары глотков так вынесет…
     - Мы предупреждали…
     - Достаточно, - поднял руку маршал и достал стопку свернутых листов. – Это Хейлу. Хеллингену. Реддингу. Айхенвальду, - Лионель деловито раздавал корреспонденцию по кругу – кому попадёт. Имён и бумаг было больше десятка. – Господа, извольте в назидание побыть сегодня курьерами и разнести. Я надеюсь, что вы запомнили, что я говорил, потому что повторять не собираюсь. Сэц-Алан! – от теньента, как и следовало ожидать, ноль внимания. – Впрочем, ладно. На сегодня я от ваших обязанностей, - Ли хмыкнул, - вас освобождаю.
     - Здесь его оставить, что ли? – удивился один из солдат постарше, с беспокойством глядя на теньента. Лионель вздохнул. Оставлять балбеса на травке и вправду не улыбалось.
     - Оттащите ко мне в палатку, пусть проспится. Чтобы еще кому-нибудь не взбрело в голову подшутить.
     Савиньяк отточенным жестом приказал следовать за собой, Сэц-Алана подхватили под руки и отбуксировали за маршалом. У входа Ли сгреб своего порученца за шкварник и с воистину мученическим выражением лица махнул тотчас испарившимся помощничкам.
     - Мой маршал… - еле слышно пролепетал Сэц-Алан, мёртвой хваткой вцепляясь Лионелю в руку. Савиньяк так и застыл посреди своей «комнаты», не дойдя буквально шага до кресла и двух – до кровати.
     - Готовы служить отечеству, Сэц-Алан?
     - Готов! – тряхнув чёлкой, Люсьен только сильнее вцепился в рукав, не уловив сарказма и безумно глядя маршалу в глаза. – Я ради вас… на всё готов!
     - Хорошо, - цыкнул Ли, ловко вывернулся из рукава и оставил юноше на память свой мундир, за который тот держался как за икону Святой Октавии. – Ради меня дойдёте сами до кровати?
     Сэц-Алан изъявил желание дойти ради маршала хоть пешком до Устричного моря. И тут же маршалу пришлось подхватить радетеля за отечество, потому что он вознамерился ближе познакомиться с покрытием под ногами.
     - Вы делаете это неправильно, Сэц-Алан, - обречённо вздохнул Лионель, созерцая попытки встать ровно. Люсьен цеплялся за его плечи, но в конце концов смирился с разъезжающимися ногами и крепко обнял Савиньяка за шею, уронив при этом форменный мундир. Савиньяку такой расклад не нравился начиная от слова «совсем», но маршал напомнил себе, что с подчиненными, особенно теми, кто обычно себя ведет совершенно адекватно, он должен быть мягким и пушистым. Как один из котов Леворукого.
     Блеснув чернотой глаз, Лионель без труда приподнял адъютанта за талию, в одно движение допрыгнул до кровати и развернулся. Сэц-Алан упал на простыни, всё еще не отпуская шею своего маршала, а Лионель с готовностью придавил его своим весом, свободной рукой вцепляясь в русые волосы. Люсьен приоткрыл глаза, и в них отразилась паника: ухмыляющееся лицо маршала было слишком близко.
     - Люсьен, - Савиньяк шало облизнул кончик носа подчиненного, - вы, признаюсь, крайне профессионально увильнули от исполнения своих обязанностей, но не думайте, что так легко обманете меня.
     Юношу передёрнуло, а глаза суматошно забегали. Руки разжали объятие, но деваться было некуда: теперь Лионель держал его сам.
     - Марш… - Ли шикнул и приложил палец к побледневшим губам.
     - Это называется, - черные глаза горели нехорошим огнем, - за что боролись, на то и напоролись. От двух глотков пусть даже очень злобной дряни крепкие юноши вроде вас не пьянеют. Предвосхитите мой вопрос, или все-таки задать его?
     Сэц-Алан сжал зубы, зажмурился, пару раз сжал и разжал кулаки, а потом совершенно неожиданно приподнялся и накрыл губы маршала своими. Лионель выходке порядком удивился, хотя к тому всё и шло с самого начала, еще когда адъютант начал цепляться за плечи. Ли провёл большим пальцем по щеке Люсьена и не позволил отстраниться, прижимая его макушку к простыням и проникая в рот языком. Сэц-Алан был не против. Он с готовностью снова обнял Савиньяка за шею и расслабил челюсть, позволяя Лионелю творить всё, что ему захочется. Лионелю хотелось пристрелить себя за дурость: с чего он взял, что мальчишка его порыва испугается, а не начнет отвечать, да еще и со всей страстью?! Впрочем, рассудил Савиньяк, путь к отступлению у него был всегда открыт, а посмотреть, насколько далеко мальчишка готов зайти, было крайне интересно. Шейный платок слетел с шеи теньента струящейся змейкой, и тот приглушенно охнул, когда Лионель мягко провел губами по шее и совершенно неожиданно впился в неё зубами.
     - Чудесно, - маршал дотронулся языком до мочки уха дрожащего юноши, - теперь шейные платки вам придётся носить обязательно. Вы довольны?
     - Простите, мой маршал, я… - договорить Савиньяк ему не дал, снова впиваясь в пересохшие губы. Теньент был, похоже, абсолютно счастлив, дорвавшись пальцами до льняных волос и пропуская их через пальцы. Лионель медленно провел рукой по груди, царапнул нежную кожу чуть пониже живота, расстегнул ремень штанов и положил руку на дёрнувшийся пах подчиненного. Люсьен исступленно застонал сквозь поцелуй и потёрся возбужденным членом о ладонь, сильнее разводя ноги. Лионель хмыкнул, сжал основание и надавил пальцами на ствол. Сэц-Алан запрокинул голову, подставляя шею, и Савиньяк ухватил его за волосы. Тяжелое дыхание вперемешку со стонами горячило Лионелю ухо, пришлось снова заткнуть мальчишку поцелуем.
     Ему хватило и нескольких резких движений, чтобы излиться в руку маршалу и стыдливо зардеться, боясь открывать глаза. Ли откинул со лба налипшие русые волосы, вытащил руку из штанов теньента и отстранился, вытирая ладонь так кстати оказавшимися на столе салфетками.
     - Сэц-Алан, - спокойно окликнул маршал лежащего ничком юношу, - от обязанностей я вас на сегодня, конечно, освободил, но это не повод изображать умирающего. Приведите себя в порядок, и чтобы через десять минут… - Ли осёкся, заглянув в помутневшие светло-карие глаза, и махнул рукой. – А хотя кошки с вами. Оставайтесь здесь.
     Через какое-то время Сэц-Алан сидел, подложив подушку за спину, обняв руками согнутые ноги и уткнувшись лбом в колени, будто надеясь стать маленьким и незаметным. Видно, его трясло от собственной выходки.
     - Маршал Савиньяк, - услышал Лионель приглушенный, но твёрдый голос, - переведите меня в другую часть.
     От удивления Ли даже перестал строчить очередные приказы и глянул на подчинённого. Тот поднял взгляд, вжал голову в плечи и напряг брови. Русая чёлка тоскливо падала на глаза.
     - С чего мне это делать?
     - Понимаете, - шмыгнул носом адъютант, - я боюсь, что моё отношение к вам… оно может… ну, помешать долгу.
     - Долгу?
     - Так точно. Я… меня больше волнует ваша… ваша жизнь, чем, - Сэц-Алан сглотнул, - чем что-либо другое.
     - Люсьен, - со вздохом Савиньяк прервал терзания, - возможно, вы еще не поняли, но, будучи моим адъютантом, сохранить мою жизнь – ваша первейшая задача. К тому же, - Ли поднялся с места, подошел, улыбнулся и почти нежно взлохматил мальчишеские вихры, - вы меня абсолютно устраиваете таким, какой вы есть.

Отношение автора к критике:
Приветствую критику в любой форме, укажите все недостатки моих работ.