Кукольный домик +269

Гет — в центре истории романтические и/или сексуальные отношения между мужчиной и женщиной
Naruto

Основные персонажи:
Гаара (Песчаный Гаара, Самовлюблённый демон), Канкуро, Темари, Шикамару Нара
Пэйринг:
Канкуро|Темари, остальные
Рейтинг:
R
Жанры:
Ангст, Психология, Даркфик
Предупреждения:
Насилие, Некрофилия
Размер:
Мини, 4 страницы, 1 часть
Статус:
закончен

Эта работа была награждена за грамотность

Награды от читателей:
 
«За странные желания и мечты!» от Задумчивый Дракон
«Отличная работа!» от Окаа-сан
Описание:
Одна из темных историй деревни Песка: в Суне стали пропадать молодые девушки...

Посвящение:
любителям "канонных" фиков

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Примечания автора:
Все Миры и Вселенные пронизывает свет Луны... Что она может рассказать...

**Сборник авторских работ по миру шиноби:**
https://ficbook.net/collections/2005320

25 ноября 2013, 06:28
      


Темари стучала в дверь уже четыре минуты. Из кукольной мастерской были слышны грохот и срежет, что-то хлопнуло, звякнуло, на несколько секунд стало очень тихо, затем в проеме появилось размалеванное лицо её брата.

— Э… Привет, сестрёнка. Что хотела? — спросил Канкуро, спиной загораживая вход.

— Ты чего копаешься? — Темари была раздражена. — Баки назначил встречу на восемь, а сейчас уже четверть девятого.

— Прости.

— Опять заигрался в свои куклы?

— Прости, — повторил Канкуро, избегая встретиться взглядом.

— Хоть бы раз дал посмотреть на свою новую работу, — ворчала Темари, направляясь к залу заседаний.

***



Канкуро плелся за Темари, незаметно любуясь прямой спиной, завитками волос на открытой шее, колыхающимся светлым хвостикам. Бёдра Темари неспешно качались, она шла спокойно, размеренно и очень женственно.

Канкуро вздохнул: как глупо мечтать о своей родной сестре, но он искренне считал её идеалом женщины и куноичи. Сильная, смелая, рассудительная, умная, красивая, сексуальная и… недоступная. Особенно для него, её родного брата. Темари была тайной страстью и любовью Канкуро вот уже два года.

Как это произошло? Четвертая война всё расставила по местам. В пылу сражений, на грани жизни и смерти он вдруг понял это. Что всех девушек всегда сравнивал с ней. Что ради её улыбки готов был разбиться в лепешку, что ему хотелось убить того, кто заставляет её нахмуриться. Что когда она смотрит на него, его сердце бьется сильнее. Всё ради неё и для неё…

Это была его тайна, его страсть, его тьма, в которую он погружался глубже и глубже. Но Канкуро ничего не мог с собой поделать, да и не хотел.

Гаара, Баки и старейшины уже были в зале. Канкуро занял своё место рядом с Темари.

— Снова убийство в Суне? — посмотрев на напряжённые лица старейшин, задал вопрос он.

— Да, — Гаара прикрыл глаза.

Канкуро, хорошо знавший своего младшего брата, понял, что тот крайне зол. Мурашки побежали по спине: реакция ещё с детства. Когда младший брат зол, всем становится страшно.

— Неужели АНБУ не смогли найти виновных? — подала голос Темари.

Канкуро покосился на сестру: все убитые были молодыми девушками, и Темари сильно переживала по этому поводу.

— Это уже пятая, — вздохнул Баки. — Но совершенно нет никаких зацепок, тела так и не найдены, о том, что это вообще убийство, можно судить только по пятнам крови, найденными на месте. Никаких следов, никаких улик.

Старейшины смотрели на фотографии последней «предположительно убитой» девушки. Зеленоглазая блондинка, молодая, цветущая, симпатичная. Если кто-то и подумал, что жертва похожа на Темари, то оставил свои мысли при себе.

— Если это серийный маньяк, странно, что все девушки разного типа. Это сбивает с толку экспертов. Единственное что их объединяет, большая лужа крови, оставленная на месте похищений, — снова вздохнул Баки. — А теперь давайте разберем вопрос по безопасности торгового пути с Конохой…

***



Собрание закончилось далеко за полночь. Стрекотали цикады. Луна освещала скрытую деревню Песка. Канкуро замер перед дверью в комнату сестры и нерешительно постучал.

— Входи, Канкуро, — сказала Темари, как всегда прекрасно чувствуя его чакру.

— Я хотел пожелать тебе спокойной ночи, анэ-сан, — он нерешительно замер на пороге.

Темари сидела на подоконнике и вдыхала ночную прохладу. Её стройное сильное тело контрастировало в свете полной луны, придавая нереальности.

— Да, хорошо, — кивнула она.

— Сегодня красивый вечер... — Канкуро хотелось поговорить, пусть и такие разговоры только сильнее опутывали его тонкой паутиной сомнений и ещё большей привязанностью.

— Ты прав, — прекрасное спокойное лицо сестры было обращено в небо и ловило на себя свет Луны.

— Ты грустишь?

— Немного…

— Из-за тех девушек? — подавив чувства, спросил Канкуро. Так не хотелось быть причиной её печали...

— Не знаю, Канкуро. Может быть. А может, полная луна так на меня действует, это навевает воспоминания.

— Ты думаешь о том парне из Листа? Шикамару Нара, верно? — как можно с большим безразличием спросил он.

Темари коротко улыбнулась.

— Почему ты не встречаешься с девушками, Канкуро?

— Что? Почему ты спрашиваешь?!

— Тебе уже двадцать один исполнилось, а ты ни с кем не встречаешься.

— Ты на год старше и тоже ни с кем не встречаешься.

— Ну, моё сердце занято.

— Шикамару Нара?

Темари снова грустно и даже как-то виновато улыбнулась.

— А ты, Канкуро, какая причина у тебя? Кем занято твоё сердце?

— Никем, я просто слишком занят для отношений. Я помогаю Гааре. Мы восстанавливаем деревню, обучаем новых шиноби, защищаем границы. Мне просто некогда, понимаешь?

— Да, — прошептала Темари. В её глазах плескалась луна, они зачаровывали и манили Канкуро. Больше всего на свете ему хотелось сделать шаг, обнять и поцеловать сестру в губы, утопая в магнетическом взгляде этих прекрасных зеленых глаз. Обладать ею целиком, зацеловать с головы до пят, сдувать с неё пылинки. Но он сдержался. Закрыл глаза, избавляясь от волшебного видения, где Темари обнимает его, и они падают на её кровать, страстно прижимаясь друг к другу. Он развернулся, вышел, на пороге сказав.

— Спокойной ночи, сестрёнка.

Темари по-прежнему грустно смотрела на его спину.

— Спокойной ночи, Канкуро.

***



— Почти готово, Теми-чан, — ласково погладил светлые волосы Канкуро. — Ты будешь почти совершенством.

Он всегда разговаривал со своими куклами. Карасу, Кроари, Сенсёу. После похищения Гаары и извлечения из него Шукаку появился Сасори, а на четвертой войне воскресшая бабуля Чиё открыла ему все секреты подразделения кукольников. И сам Канкуро постоянно тренировался и работал над техникой Красного скорпиона «живые марионетки».
Сейчас подходила к финальному аккорду его полугодовая работа над Теми-чан — будущей любимой куклой. Только его. Только для него.

«Почти совершенством», потому что истинным «совершенством» была его сестра.

Девушек было жалко, но он не колебался. В итоге получилось очень похоже на Темари: её руки, её ноги, её грудь, её красивая попка, её голова. Потренировавшись на остальных «не похожих» частях тела в сохранении «живости», Канкуро запечатал их в свитки и сжег, прочитав заупокойную сутру. Никаких улик.

Он отошел и полюбовался Теми-чан. Из его пальцев скользнули невидимые нити чакры, и кукла дернула головой.

— Подойди, Теми… Иди ко мне, моя милая.

Кукла мягко встала и, покачивая бедрами, подошла к Канкуро. В полумраке комнаты сходство с сестрой было поразительным. На миг ему показалось, что на её бесстрастном лице промелькнула улыбка. Она нежно провела тыльной стороной ладони по его щеке, склонила голову и, приоткрыв рот, потянулась к нему. Канкуро обнял марионетку и поцеловал. Рот был мягкий, немного влажный. Её одежда, которую он стащил из прачечной, пахла Темари.

На какую-то секунду он потерял контроль, и кукла мягко обвисла в его руках. Мертвые глаза уставились в потолок. В голове кукольника словно что-то щелкнуло. Шквал осознания яростно смёл всё со своего пути.
Канкуро задрожал и, отпустив марионетку, закричал, словно раненый зверь.

— Черт! Черт! Черт! Черт! Ты не она! Ты всего лишь жалкая подделка! Ненавижу!!! Ненавижу! Ненавижу тебя! Ты мертва! Ты не она… Ты не она… Ты не она… Ты не она…

Душа Канкуро погружалась в сосущую черную пустоту разочарования.

Лучший кукольник Суны начал громко истерично хохотать, глядя на «живую куклу», оказавшуюся мертвой, в остекленевшем взгляде которой отражалась Луна.

В ней не было ничего от Темари. Его Темари.

Его кукольный домик, в котором он бы жил «долго и счастливо», обрушился.

— Нет... Нет. Нет! Нет! Не-е-е-е-ет!

***



Темари сидела на крыше лаборатории своего брата. В её влажных глазах отражалась Луна.

— Ты так ничего и не понял...


© Copyright: Кицунэ Миято, ноябрь, 2013
Последняя редакция 17.06.2014

По желанию автора, комментировать могут только зарегистрированные пользователи.