Исцеление +33

Слэш — в центре истории романтические и/или сексуальные отношения между мужчинами
Тор, Мстители (кроссовер)

Основные персонажи:
Локи Лафейсон, Тор Одинсон
Пэйринг:
Тор/Локи
Рейтинг:
R
Жанры:
Ангст, Драма, Фэнтези, Экшн (action), Психология, Философия, POV, Hurt/comfort, AU
Предупреждения:
BDSM, OOC, Насилие
Размер:
планируется Мини, написано 3 страницы, 1 часть
Статус:
в процессе

Награды от читателей:
 
Пока нет
Описание:
События происходят в параллельном мире, в эпоху Средневековья.
Асгард - мощная воинствующая держава, под контролем и влиянием которой находятся едва не все остальные государства.
Магия, колдовство, алхимия строго под запретом, отчего всякий, кто обладает сверхъестественными способностями,заведомо приговорен к смерти или изгнанию в земли отшельников.

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Примечания автора:
Woodkid - Run, Boy, Run

Часть Первая. Лишний

31 октября 2013, 14:55
— Взять его!

Сердце рвется в бешеном темпе так, что, кажется, еще мгновение — и оно оставит свое хрупкое заключение из ребер и плоти. Я почти ничего не вижу, не слышу ничего кроме собственных мыслей, что ограничились единственным — «бежать».

Бежатьбежатьбежать.

Ветви сотнями хищных кнутов рассекают виски, губы, лоб, но я почти не чувствую боли. Ноги несут меня прочь от клубов едкой пыли и грохота медных копыт.

Прочь. Прочь.

Сколько вас? Трое?

Ухмылка непроизвольно касается кончиков губ. Три безжалостных воина с оружием наперевес не могут схватить босого колдуна, лишенного возможности атаковать или защищаться. Надо же, должно быть, вас хорошенько запугали.

Но слишком близко. Не справлюсь, и я более чем трезво осознаю это. Лихорадочно ищу взглядом место, где возможно хотя бы ненадолго укрыться от этой до комизма обреченной погони. И что ж, обнаруживаю довольно глубокую яму, поросшую кустарником и мхом.
Проглатываю последнюю надежду и ныряю на самое дно.

Вспышка.

Металлический грохот копыт. Все ближе, ощутимее, совсем тревожно, и я стараюсь не дышать. Словно это поможет.

Вспышка.

Остановились. Черт, неужели все-таки успели заметить? Зачем-то пытаюсь нащупать дрожащими пальцами камень. Какие глупости. Все равно бесполезно.

— Я видел, что он укрылся здесь.

Неужели? Только безнадежный слепец не смог бы похвалиться подобным.

Как же я ненавижу вас, асы. Плоскоумые, жестокие гордецы, уничтожающие все, что едва не схоже с вашей голубокровой породой. Надо же, так самозабвенно подчиняете себе мир, хотя не способны унять разлады даже внутри самих себя.

Насквозь понятные, хищные.

— Кис-кис-кис, ведьмочка, — слышу глухой, издевательский шепот совсем над ухом. Не успеваю опомниться, как чьи-то сильные руки хватают за волосы, грубо толкая ослабшее тело из моего горе-убежища.
Не издаю ни звука, только морщусь от боли, едва удерживаясь на ногах.

— Эй, Сигвальд! Забирай себе нашего колдуна, чтобы не скучать по своей продажной девке, — насмешливо говорит темноволосый воин, не отпуская из хватки волос. Он резким движением сжимает мой подбородок, наслаждаясь своим весьма и весьма сомнительным триумфом. — Ты посмотри, он же сам совсем как баба.

Поднимаю взгляд на своего жалкого мучителя. Во мне совершенно отсутствует страх или сверженность — только бесконечно изумрудная гордость.
Растягиваю губы в язвительной, пусть и слабой усмешке.

Я вижу каждого из вас насквозь.

— А почему не оставишь себе взамен жены, которую так любовно прикончил? — сплевываю хриплым смешком, смотря прямо в глаза воину, который вдруг совершенно потерял вид прежнего полусмешного бахвальства. Он напуган, и я с наслаждением пью его сладкую дрожь.

— Сученыш!

Он рассекает кулаком висок, заставляя глухо застонать от боли. За волосы, рывком опускает на колени и безжалостно, исступленно бьет ногами под дых, по ногам, лицу. Выкрикивает самые отчаянные и сумасшедшие проклятия.

Я могу прочитать каждую ничтожную мыслишку.

Согнувшись, встречаю удары. Откашливаюсь кровью. От боли темнеет в глазах, и я жадно глотаю воздух.

Слабые. Скользкие.

Знаю, что не убьет. Ему просто не позволят.

— Какого черта, Гарди?

Светловолосый ас бьет моего несчастного в челюсть, после хватая за плечи. Льдисто-лазуревый взгляд упирается, кажется, в самую суть неживых, потускневших болезненно глаз напротив.

— Черт возьми, Тор, я уничтожу этого выродка! — голос Гарди сейчас больше похож на рык. Он пытается оттолкнуть от себя воина, но тот в разы сильнее его.

Тщетно, Гарди, тщетно.

— Нам приказано довезти его живым, идиот, — холодно говорит ас. — Если очень хочешь на костер по соседству, можешь просто попросить.

Отпускает рассыпающегося негромкими проклятиями Гарди, ухмыляясь.

Подходит ко мне, смотрит с презрением и... О, неужели за этим бесконечно холодным зрачком плещется такое убедительное подобие интереса? Совершенно точно. Интерес. Неутолимый, жадный, отчаянный.

Думаешь, ты чем-то отличаешься от своих жалких дружков? Думаешь, что сильнее меня?

Я сплевываю мутно-алый сгусток. Смеюсь совсем глухо, хрипло от боли.

Тор наклоняется к моему лицу, обхватывая пальцами испачканный кровью подбородок. Вглядывается в насмешливую зелень, словно в попытке прочесть какое-то важное для самого себя выражение.

О, как остро ты чувствуешь собственную неприкаянность. Ты ведь совсем лишний, Тор!

Едкий смешок.

Тор отпускает меня, поднимаясь на ноги. Ухмыляется неоднозначно, будто разочарованно, и отходит в сторону.

— Сигвальд, свяжи ему руки покрепче. Мы отправляемся.