В объятьях твоих я нашел свое пристанище +248

Слэш — в центре истории романтические и/или сексуальные отношения между мужчинами
Сверхъестественное

Пэйринг или персонажи:
Сэм/Габриэль
Рейтинг:
R
Жанры:
Романтика, Флафф, Повседневность, Hurt/comfort, Занавесочная история
Предупреждения:
OOC
Размер:
Мини, 3 страницы, 1 часть
Статус:
закончен

Награды от читателей:
 
«Нежно и чисто.» от I D I O T
Описание:
Сэм уже не может представить себе жизнь без каких-то мелочей вроде пожелания доброго утра и свежего кофе, без кучи оберток и фантиков от сладкого, без вечных препираний Дина и Гейба. В конце концов, он признался себе, что не может представить, что однажды вернется в очередной мотель и не обнаружит там архангела, которого в какой-то степени уже стал считать своим, как Дин Кастиэля.

Написано на арт https://pp.vk.me/c409927/v409927672/1d0b/Uev2tq_pXyU.jpg

Посвящение:
паблику We love sabriel/padaspeight, ибо именно оттуда я черпаю вдохновение ))

Публикация на других ресурсах:
Уточнять у автора/переводчика

Примечания автора:
Ну, с рейтингом наеб, но кто будет читать ПГ-13? А так читай, раз уже открыл.

Приквел: http://ficbook.net/readfic/760255
7 ноября 2013, 18:00
Все происходит само собой. Настолько естественно, словно ничего не происходит, словно это в порядке вещей. Привычно. Привычно, что когда Сэм возвращается из кафе с пирогом для Дина и салатом для себя, Габриэль сидит на диване, закинув ноги на кофейный столик, и смотрит телевизор. Привычно, что когда Сэм просыпается, его уже ждет горячий кофе иногда вместе с блинчиками в виде бонуса. Привычно, что когда он возвращается уставший с тяжелой охоты, измотанный бессонными ночами, обессиленно падая на кровать, не в силах даже снять верхнюю одежду, Габриэль тут же начинает хлопотать вокруг, помогая избавиться от куртки, расшнуровывая ботинки и обрабатывая раны и порезы.
И Сэм уже не может представить себе жизнь без каких-то мелочей вроде пожелания доброго утра и свежего кофе, без кучи оберток и фантиков от сладкого, без вечных препираний Дина и Гейба. В конце концов, он признался себе, что не может представить, что однажды вернется в очередной мотель и не обнаружит там архангела, которого в какой-то степени уже стал считать своим, как Дин Кастиэля.
А еще… они, ну, сблизились после того случая, когда братья спасли Габриэля от смерти, когда тот спас от смерти их. Сэм не знал, как объяснить это. Они проводят много времени вместе, выискивая новую информацию об охоте, разделяя завтраки, обеды и ужины, смотря вместе кино. Было что-то в этих совместных посиделках что-то только их, личное. То, как они сидят близко друг к другу, хотя места на диване полно, как Габриэль может положить голову Сэму на плечо в середине фильма или и вовсе прислониться к нему боком, как Сэм может взлохматить русые вихры и приобнять его за плечо. Сэм иногда может поцеловать архангела в макушку, а Габриэль Сэма разбудить утром поцелуем в щеку. Они никогда не говорят об этом, предпочитая пустить все на самотек.
В какой-то момент Дин просекает фишку, начиная подкалывать обоих парней, отпускает двусмысленные комментарии и поигрывает бровями. Однажды, когда братья сидят за поздним завтраком, Габриэль, проходя в ванную, мимоходом целует Сэма в скулу, мурлыча ему на ухо «Доброе утро», словно делал так тысячи раз до этого. Сэм тепло улыбается, провожая его взглядом, а Дин давится своим кофе, но быстро откашливается и уже через пару секунд смотрит на младшего брата с широкой ухмылкой.
Когда они вчетвером обсуждают предстоящую охоту, стоя прохладным поздним вечером перед входом в мотельный номер братьев, Сэм неосознанно обнимает архангела за талию, притягивая ближе к себе, и тот охотно поддается, прижимаясь щекой к плечу охотника. Дин бросает быстрый взгляд на Каса, пытаясь понять, замечает ли тот, что происходит между их братьями, но ангел продолжает рассказывать про особенности валькирий, не обращая внимания.
Габриэль не ходит на охоту. Во-первых, его крылья только-только восстановились после той схватки с Люцифером, во-вторых, он вообще-то скрывается от своих небесных братьев, предпочитая делать вид, что и не архангел вовсе, а в-третьих, Сэм был против. Казалось бы, разве это являлось преградой для могущественного существа? Но Габриэль не мог, зная, что Сэм волнуется и искренне переживает за него, подставлять опасности и себя, и его. Поэтому он помогает, чем может – переводит фолианты с древних языков, делится знаниями и штопает обоих братьев при необходимости. И было бы неправдой сказать, что его это не устраивает.
Они не говорят об этом. Они не говорят об этом, но порой взгляды и касания могут рассказать больше, чем слова.

Сэм сидит на диване, дожидаясь, когда Гейб приготовит попкорн к их киномарафону бондианы. Они с Дином совсем недавно вернулись с охоты, оба грязные, раздраженные и уставшие, и Сэм сразу же направился в душ. Вместе с потом и грязью ушло из тела и напряжение, напоминая о себе лишь отдаленной болью в мышцах. И хотя после тяжелого дня (хотя чего уж, вся неделя была не менее выматывающей) больше всего хотелось упасть лицом в подушку и проспать не менее девяти часов, он пялится на заставку фильма «Казино Рояль» с брутальным Дэниелом Крэйгом и уже откровенно клюет носом. Он видел этот фильм уже раза три, но то было с Дином, а не с Габриэлем, а это, знаете ли, существенное отличие.
Архангел возится на кухне больно уж долго, поэтому Сэм поддается соблазну и прикрывает на пару секунд глаза, чуть сползая по дивану вниз.
Сэм резко выныривает из хрупкой дремы, едва услышав приближающиеся шаги, и напрягается, ведомый выработанными за годы охотнической жизни рефлексами. Он распрямляет плечи и поднимает голову, часто моргая, пытаясь согнать сон. Перед ним стоит Габриэль с большой миской полной попкорна в руках, и охотник сразу же расслабляется, растерянно улыбаясь.
– Извини, не хотел тебя будить, – Габриэль возвращает ему улыбку и наклоняется, заправляя Сэму выбившуюся прядку волос за ухо. – Может пойдешь поспишь? А фильмы посмотрим как-нибудь потом.
– Нет-нет, все нормально, Гейб, иди сюда, – Сэм хлопает рядом с собой. Он не в силах прекратить улыбаться, хотя со стороны наверняка выглядит как дурак. Еще ему хочется дотронуться до уха, которого минуту назад ласково коснулись пальцы Габриэля, но он сдерживается, потому что тогда будет выглядеть еще страннее.
– Тогда может немного изменим тактику? – Габриэль ставит плошку с попкорном на пол, а сам устраивается у Винчестера на коленях, правым боком прижимаясь к его телу. – Думаю, так намного лучше, – бормочет он практически Сэму в губы, одной рукой зарываясь в мягкие каштановые волосы, а вторую кладя ему на щеку.
– Да… Так определенно намного лучше, – охотник обнимает его одной рукой за талию.
Они не двигаются, лишь смотрят глаза в глаза, ощущая дыхание друг друга у себя на губах, не решаясь ступить на точку невозврата, после которой уже нельзя будет сделать вид, что ничего не было. Первым отмирает Сэм, судорожно выдыхая, словно перед прыжком в воду, и преодолевает это расстояние в несколько сантиметров, мягко накрывая губы Габриэля своими. Тот отвечает ему с еле слышимым стоном, тянется к нему словно всем телом и, что самое главное, всей душой. Они не заходят дальше, лишь исследуют, изучают друг друга, но даже от простых прикосновений губ к губам у обоих в груди словно шевелится тугой комок, ноет так сладко, и от этого чувства хочется дрожать и стонать в полный голос.
Точка невозврата пройдена. Габриэль прижимает одну руку к груди Сэма, ощущая, как бьется под пальцами сердце.
– Теперь ты точно обязан на мне жениться, – чуть отстранившись, шепчет он в раскрытые губы охотника с легкой ухмылкой.
– Обязательно, – таким же шепотом отвечает Сэм и коротко чмокает его в губы.
Они улыбаются, такие безмятежные и по-дурацки счастливые. Сэма наконец отпускает какое-то внутреннее напряжение, что ютилось в нем все это время. Он чувствует себя слегка пьяным – всему виной пустая голова, из которой выветрились все тяготящие душу мысли, и теперь ему непривычно легко.

Совсем рядом с ними кто-то фыркает, и Сэм поворачивает голову на звук. Дин стоит у дивана, смотрит на них где-то минуту с нечитаемым выражением лица, а после, отмерев, усмехается и невозмутимо проходит мимо парочки, попутно отпивая пива из бутылки, прихватывает свою кожаную куртку и идет обратно.
– Нам нужно начать брать раздельные комнаты, – хмыкает он и наклоняется, чтобы зашнуровать уличные ботинки. – Мы с Касом пойдем прогуляемся часа так на два. Ведите себя хорошо и не запачкайте диван!
– Дин! – тут же возмущенно восклицает Сэм, но не успевает ответить – брат, смеясь, салютирует рукой и вываливается за дверь, захлопывая ее прежде, чем он начинает говорить. Сэм фыркает: – Вот же придурок.
– Кажется, мы только что получили благословение твоего брата, – усмехается Габриэль и снова тянется к губам Сэма.